Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"NEWSWEEK": Быть христианином в Северной Корее. Выжить верующим удается, лишь покинув страну


Первая половина жизни Сон Ен Нама была вполне благополучной. Сын высокопоставленного офицера всемогущей армии, он ни в чем не знал нужды. После того, как он сам поступил на армейскую службу, его социальное происхождение позволило занять хорошую должность в части, охраняющей высших руководителей страны.

Благополучие кончилось в середине 90-х. Природные катастрофы, а также прекращение спонсорской помощи из Москвы ввергли экономику страны в коллапс. Однажды беременная жена Сона позволила себе неосторожно высказаться по поводу руководства страной. Ее вызвали "куда следует", а во время допроса один из следователей ударил ее в живот, что повлекло за собой выкидыш. Это событие окончательно разрушило иллюзии Сон Ен Нама по поводу коммунистического режима, и в 1998 году он решил бежать в Южную Корею вместе с женой и старшей дочерью. Вскоре после пересечения границы с Китаем жена беженца умерла. Сон встретил южнокорейского миссионера, занимающегося духовной опекой над беженцами, и обратился через него в христианство. А затем бывший офицер принял решение  вернуться в 2004 году в КНДР с тем, чтобы проповедовать Евангелие в стране.

В настоящий момент Сон Ен Нам ожидает казни в Пхеньянской тюрьме. Его преступление заключается исключительно в проповеди Евангелия.

Теоретически северокорейский режим дозволяет религиозную свободу. В стране имеются "потемкинские" церкви, где формально можно молиться и где каждое воскресенье проходят эрзац-церемонии, проводимые священниками из специально подобранных партийных кадров. В реальности, однако, режим Ким Чен Ира имеет богатую историю жестоких религиозных преследований, в том числе и публичные казни верующих. Религия, утверждают правозащитники, рассматривается Кимом как потенциальная угроза ему лично. Ибо он, подобно своему отцу Ким Ир Сену, находится в центре гипертрофированного культа личности, которому присущи и некоторые парарелигиозные черты. 

"Быть христианином в Северной Корее - значит не просто исповедовать другую религию, - утверждает Тодд Неттдтон из американской христианской организации "Голос мучеников". - Это еще и вызов всей политической системе, строящейся на обожествлении ее лидера". Неттлтон и его единомышленники в настоящее время пытаются спасти жизнь Сонна, путем прессинга в отношении пхеньянских властей. В этой связи они обращают внимание еще на один феномен, мало заметный в мире, а именно то, что в Северной Корее активно растут катакомбные церкви и все большее число корейцев пытаются освятить свою власть именем Бога.

Учитывая закрытость режима Кима, трудно определить, сколько точно христиан проживает в настоящее время в стране. По разным оценкам, их от 10 до 100 тысяч. Большинство из них - протестанты (в стране, по правительственным источникам, насчитывается также около 10 000 буддистов). Многие христиане нашли религию так же, как Сон Ен Нам: пересекая границу, они попадают в Китае под опеку южнокорейских евангелистов, пытающихся не допустить их депортации обратно в КНДР.

Как утверждает Ли Сон Мин, профессор религиоведения одного из южнокорейских университетов, северокорейские власти преуспели в подавлении организованной церковной жизни, однако по мере того, как жизненные тяготы северокорейцев растут, они все больше обращаются к религии.

Многие иностранцы до конца не понимают той значительной роли, которую играет религия для корейцев. Христианство было принесено в эту страну в 19 столетии, преимущественно  американскими миссионерами. Это совпало по времени с японской оккупацией страны и, таким образом, новая вера стала символом национального освобождения. В частности, Пхеньян, вскоре стал прозываться "Иерусалимом Востока", став средоточием христианского образования и евангелизации (Рут Грэм, покойная жена ведущего американского евангелиста, будучи подростком, училась в евангелической школе в Пхеньяне). В 1950 году, после начала корейской войны, более 3 млн христиан бежали на юг страны, и сегодня 40% населения Южной Кореи исповедует христианство, преимущественно в форме пресвитерианства или методизма. Эта страна стала второй по количеству христиан в Азии после католических Филиппин. Корейские мегацеркви породили существующую сегодня всемирную армию корейских миссионеров. За рубежами страны их работает сегодня около 16 000, уступая таким образом по количеству только миссионерам - американцам.

В Северной Корее делается все, чтобы религию изничтожить: даже в соседнем Китае больше религиозной свободы. Однако следует заметить, что пхеньянские лидеры многое почерпнули для себя из христианства. Покойный президент Ким Ир Сен происходил из набожной семьи пресвитериан и ребенком даже играл в церкви на органе. Северокорейцы, обратившиеся в христианство, отмечали,  как многое из церковной практики использовал Ким Ир Сен для создания своего варианта коммунизма. Так, для членов партии сформулировано "Десять заповедей правильного политического поведения", которые изучаются в обязательном порядке. По утрам в субботу созываются так назыаемые "собрания самокритики", на которых партийные товарищи публично каются в собственных прегрешениях.

Но очевидно, что нынешний вождь Ким Чен Ир не потерпит поклонения иному богу, кроме себя самого. В результате большинство верующих находятся в подполье. "Как и римские катакомбники, северокорейские церкви ушли в подполье, чтобы выжить, -говорит южнокорейских пастор, дающий евангельские уроки северокорейцам, бежавшим в Китай. - Христианство передавалось от отцов к детям, от детей - к внукам, таким образом создавались семейные церкви. Тех, кто исповедует религию в стране, называют "грутеоги" (пеньки, тупицы)".

69-летняя Чо Джу Ян прожила полвека в КНДР, прежде чем решилась в 1998 году отправиться на юг. Ни она, ни члены ее семьи никогда не исповедовали религию публично, но каждый вечер, ложась спать, все тихо пели псалмы под одеялом в постели. Иногда они тайно слушали церковные службы по радиоприемнику, ловившему передачи из Южной Кореи. "Мы были очень тронуты этой проповедью, с помощью которых южнокорейские пасторы доносили нам Слово Божие", - умилительно рассказывает женщина, сидя в скромной квартирке в Сеуле.

Итак, выжить верующим Северной Корее удается, лишь покинув страну. Те, кто остаются, а также новообращенные затевают опасную игру в кошки-мышки с режимом. Так, верующие хранят Библии обычно завернутыми в виниловый пакет и закопанными в землю в огороде. Многие пасторы из-за рубежа проводят короткие богослужения и чтение проповедей по мобильной связи, что также опасно. Северокорейские власти с помощью специальных устройств активно выявляют тайные мобильные телефоны на руках у граждан. Те, кто пойман с Библией, или просто молящиеся, могут быть направлены в концлагерь, а то и просто расстреляны на центральной площади города. Именно так произошло с одним северокорейским генералом, который обратился в христианство сам и стал проповедовать Евангелие своим подчиненным.

В то же время приезжим иностранцам в Пхеньяне показывают четыре храма с молящимися в них верующими, являющимися на самом деле специально подобранными членами партии.

При таком уровне репрессий, несмотря на всю параноидальность режима Кимов, очень трудно представить, чтобы организованная религия в обозримом будущем стала угрозой режиму. Но история учит, что неформальная церковь представляет серьезную угрозу авторитаризму. Визиты Папы Римского в Польшу в 70-х и 80-х гг. способствовали развитию антикоммунистического сопротивления. Филиппинский католический кардинал возглавил в 1986 году восстание против диктаторского режима президента Маркоса. Наконец, антитоталитарный опыт есть и у корейского христианства, если учитывать антияпонское сопротивление. Все более активный христианский призыв свидетельствует о том, что северокорейцы ищут духовную альтернативу коммунистическому культу личности. И примером тому может служить судьба Сон Ен Нама, проделавшего путь от коммунистического функционера к исповеднику веры. И этим он опасен для Кима. По последним данным, Сан остается в тюрьме. По крайней мере, в марте нынешнего года он был жив. Его сторонники за рубежом продолжают служения ради того, чтобы с ним не произошла окончательная метаморфоза и он не стал бы очередным христианским мучеником.

Кристиан Кэрил и Б.Дж .Ли

"NEWSWEEK", 1 октября 2007 г.

(с) Перевод и публикация "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования