Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИНТЕРФАКС-РЕЛИГИЯ": Образованная мусульманская интеллигенция поможет преодолеть исламофобию


Ректор Российского исламского университета, доктор политических наук, профессор Рафик Мухаметшин в интервью порталу "Интерфакс-Религия" рассказал о перспективах развития в России исламского образования и заочно возразил авторам "письма десяти академиков" в их нежелании видеть теологию в перечне научных дисциплин.

- Какие основные задачи ставит перед собой сегодня Российский исламский университет, и какие шаги Вы намерены предпринять для их реализации?

- Главная задача новой управленческой команды нашего вуза - необходимость сделать РИУ полноценным университетом. Ни для кого не секрет, что исламские учебные заведения в России переживают только период становления, и для этого необходимо время. Ведь в учебном заведении университетского типа самое главное - не получение глубоких религиозных знаний. Выпускники РИУ должны найти свое место в российском обществе, а для этого, безусловно, необходим диплом государственного образца. Выпускать даже самых глубоко подготовленных мусульманских богословов без госдиплома с нашей стороны было бы даже не совсем нравственно. Для светского поликонфессионального общества они окажутся людьми со средним образованием, вне зависимости от глубины знаний.

Эта задача находится у нас в стадии практического решения. Мы прошли аккредитацию по теологии и на коллегии в октябре надеемся получить у государства разрешение на выдачу дипломов государственного образца. Таким образом, РИУ фактически стал первым мусульманским вузом России, который подошел к аккредитации. Для нас это очень важно. Раньше считалось, что в мусульманских учебных заведениях необходимо готовить священнослужителей для удовлетворения нужды в духовенстве в многочисленных мечетях. Но в рамках университета мы ставим проблему мусульманского образования шире. Сегодня очень важно формировать общественную прослойку мусульманской интеллигенции - даже не только для того, чтобы она могла адекватно рассказывать об исламе. Для поликонфессионального общества также очень важно, чтобы были люди, которые могли бы снять недопонимание вокруг ислама и в какой-то степени смягчить исламофобские настроения. Когда подготовленные люди своим поведением и знаниями способствуют укреплению восприятия мусульман как нормальных членов общества, радикальное, экстремистское отношение к исламу снижается. То есть исламская интеллигенция выполняет еще и более широкую задачу социальной стабилизации.

- Какие общие проблемы существуют сегодня у РИУ и православных высших учебных заведений?

- Основная общая задача для нас и православных вузов - чтобы мы действительно могли бы в рамках стандарта по теологии подготовить полноценных специалистов. Государство сейчас тоже подошло к пониманию этой проблемы, приняв образовательный стандарт "теология". Российский исламский университет принимал участие в разработке стандарта по исламской теологии, представил его в Учебно-методическое объединение по теологии, там этот стандарт обсуждался и сейчас уже принят. Для нас же очень важно довести этот процесс до логического конца - создания аспирантуры и, безусловно, Совета по защите диссертаций по теологии.

Кроме того, сейчас в Государственную Думу поступил законопроект, дающий возможность религиозным учебным заведениям аккредитовывать конкретные образовательные программы. Нас всех также очень устроил бы такой вариант: не создавать какие-то светские учебные заведения в рамках религиозных, но готовить специалистов с дипломом гособразца в рамках религиозных же учебных заведений.

- В этой связи как Вы могли бы прокомментировать знаменитое "письмо десяти академиков" с критикой идеи введения теологии в перечень научных дисциплин?

- Защита авторами письма своей атеистической позиции кажется мне вполне естественной. Как-никак, мы живем в демократическом обществе, и атеистическая позиция также имеет право быть в нем представленной. Их мнение относительно "Основ православной культуры" я даже поддерживаю - на мой взгляд, сегодня мы еще не созрели до этого курса, и вообще в поликонфессиональном обществе едва ли когда-нибудь возникнет ситуация, что основы вероучения каждой конфессии можно будет преподавать отдельно. Однако мнение академиков по поводу теологии видится мне немного упрощенным. Теология преподается во всем мире. Конечно, есть какие-то спорные моменты. Ведь теология - это определенный компромисс между светским государством и религией, эта дисциплина, может быть, не совсем вписывается в рамки светских наук. Но, с другой стороны, и государство само должно обсуждать, анализировать богословские проблемы той или иной религии. Это потребность не только какой-то конфессии, но и общества в целом. На Западе уже пришли к определенному консенсусу в этом смысле, и там во многих учебных заведениях есть теологические факультеты. Так что в России, когда появился образовательный стандарт по теологии, Америку никто не открывал. И этот компромисс необходим в условиях поликонфессионального общества и светского государства.

- На какой стадии находится процесс организации при РИУ университетского центра в рамках программы создания таких центров при пяти исламских вузах России? Удается ли обеспечить центр квалифицированными кадрами?

- Речь идет о поддержке со стороны РИУ этого уже созданного центра. Существует программа углубленного изучения истории и культуры ислама, и, на мой взгляд, государство совершенно справедливо участвует в ее разработке. В России есть понимание того, что кадры необходимо готовить у себя, а для этого, соответственно, необходимо выстраивать свою образовательную систему. Государство, естественно, каким-то образом должно содействовать решению этой проблемы, с целью чего оно и готовит кадры совместно с вузами-партнерами. Мы подписали данную программу лишь недавно и начинаем реализовывать ее уже в этом году.

Конечно, светское государство не может напрямую поддерживать религиозные учебные заведения - скажем, выплачивать им зарплату или выделять средства на ремонт. Речь идет о научно-методическом обеспечении религиозных вузов через государственные учебные заведения. И в выигрыше тут в итоге окажутся все: и министерство образования, и государственные, и религиозные вузы. К примеру, всем оказался бы полезен до сих пор не написанный учебник по арабо-мусульманской философии, и никому не помешает включение в учебники по социологии и политологии углубленного рассмотрения социальных моделей мусульманских стран.

- Сегодня распространено мнение, что многие российские мусульмане, уезжая учиться исламскому богословию за рубеж, возвращаются в итоге носителями нетрадиционных для нашей страны и культуры ценностей. Как Вы оцениваете степень угрозы и реальность этой проблемы?

- Действительно, в начале 1990-х годов многие выезжали учиться за границу, и это было вполне естественным, ведь в России не было своих учебных заведений, а те, что были, не превышали уровень примитивных медресе. Многие, действительно, возвращались сюда подготовленными, но в то же время - носителями несколько иных традиций. Но здесь необходимо совершенно четко ставить акценты: этих мусульман никто не готовил в радикалы и экстремисты. Мы даже не можем назвать их неправильными мусульманами. Они нормальные мусульмане. Но специфика ислама заключается в том, что в нем есть четыре богословско-правовых школы, что дает исламскому вероучению возможность выработать достаточно гибкую систему восприятия основных ценностей, адаптировать их к тем или иным реалиям. Например, естественно, что студента, обучающегося в Саудовской Аравии, учат по традициям ханбалитского мазхаба (религиозно-юридической школы суннитского права - "ИФ"). Ханбалитский мазхаб ориентирован на выполнение основных исламских обрядов исключительно в среде мусульман, ведь общество Саудовской Аравии неполиконфессионально. Поэтому люди, обучающиеся в Саудовской Аравии, оказываются не обучены тому, каким образом проецировать свои мусульманские проблемы в рамках поликонфессионального сообщества, их никто этому не обучал. Возвращаясь сюда, они оказываются в совершенно иной среде. Выходит, что полученные ими знания не совсем адекватно отражают реалии, в которых живут местные мусульмане.

Между тем в России распространен ханафитский мазхаб, возникший в поликонфессиональной среде. И в рамках права ханафитского мазхаба уже заложено разрешение многих проблем, того, каким образом мусульманин должен себя вести в границах поликонфессионального сообщества. Поэтому, конечно, Россия заинтересована в подготовке мусульманских богословов, которые адекватно воспринимают поликонфессиональное сообщество и воспитаны в традиции местных мазхабов.

- Приглашает ли РИУ профессоров из зарубежных университетов с курсами лекций?

- У нас была реализована программа культурно-академического сотрудничества с одним из ведущих университетов Иордании, оттуда приезжали профессора и читали лекции. Мы довольно плотно работаем с Турцией, турецкое министерство религии присылает преподавателей уже в течение пяти лет. Профессора богословских факультетов обычно в течение года читают курсы лекций - по Корану и другим специальностям. К сожалению, в вопросе приглашения зарубежных специалистов все упирается в средства. Но в принципе сейчас уже мы обходимся своими силами, поскольку из других стран возвращается обученная молодежь. То есть появляются кадры. Я не могу сказать, что они дотягивают до уровня университета. Но у нас уже есть магистры из Иордании, Египта, Малайзии, Ливии.

- Каков конкурс по итогам набора в этом году?

- На теологию мы набрали две группы, хотя изначально хотели только одну. В итоге из-за того, что увеличили прием, большого конкурса не было. Но исламские учебные заведения в принципе не отличаются большими конкурсами. Молодежь подходит к исламскому образованию с вопросом: а что я буду делать потом? То есть духовенство, к сожалению, не пользуется большим авторитетом у населения по многим причинам, прежде всего потому, что потом сложно найти приходы, где можно получить хорошую зарплату.

- Студенты к вам поступают преимущественно из Казани или также из других городов и регионов?

- В этом году мы пока не подвели итогов, а в прошлом у нас были студенты, в основном татары, из 22 регионов России и СНГ. Также у нас учатся ребята из Белоруссии, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Казахстана.

3 октября 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования