Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"РУССКАЯ СОБОРНОСТЬ" - АЛЬТЕРНАТИВА ЭКУМЕНИЗМУ?

"Русь православная": еп. Вениамин (Пушкарь) и редакционные аналитики о
необходимости Поместного собора РПЦ МП


Максим Галашин

"Русская соборность" -- альтернатива экуменизму?

Консервативно-патриотическое издание Константина Душенова "Русь Православная" публикует в своем 5-м номере за 2002 год выступления участников редакционного круглого стола, посвященного необходимости проведения Поместного собора РПЦ МП и, одновременно, в качестве реакции на состоявшееся обсуждение, – статью епископа Вениамина (Пушкаря) под названием "Главная цель – благо Церкви" с его оценкой этой проблемы. 

Справка: В истории Православной Церкви под именем "Поместных соборов" всегда подразумевались соборы епископов данной автокефальной поместной Церкви – в отличие от Вселенских соборов или соборов епископов некой конкретной местности вообще (например – в пределах одного митрополичьего округа). При этом наличие или отсутствие на соборах не-епископов (клириков, монашествующих, мирян) никогда никакого принципиального значения не имело. Однако, при проведении после почти 250-летнего перерыва Собора Российской Поместной Церкви 1917-18 гг., в России появилось новое для Церкви понятие о подразделении соборов на "просто" Архиерейские соборы поместной Церкви и на "настоящие" Поместные соборы. Во втором случае предполагается обязательное представительство всех категорий церковного народа, а не только тех, кому свыше дано "вязать и решить". 

На гребне "демократической волны" начала века этот подход не только был реализован на Соборе 1917-18 гг., но и нашел отражение в его нормативных решениях, наряду с другими "народолюбивыми" демократическими новациями – относительно статуса прихода, расширенно-гуманистического перечня допустимых причин для расторжения брака и пр. Большинство идеологов и инициаторов этих церковных новаций в последующие годы оказались вне "тихоновской Церкви", в рядах "обновленцев", и уже там продолжили свою демократическую новаторскую деятельность…  Однако и современная Русская Православная Церковь унаследовала, как выясняется, эти прогрессивные идеи.

Епископ Вениамин, Владивостокский и Приморский, – единственный радикальный антиэкуменист в составе современного епископата РПЦ МП, единственный, кто на Юбилейном соборе 2000 года проголосовал против принятия документа под наименованием "Основные принципы отношения РПЦ к инославию", в котором, в частности, прокламировалась вера в сохранение апостольского преемства у католиков…  Поэтому нашим читателям будет небезынтересно подробнее узнать о вероисповедных основаниях этой особой позиции еп. Вениамина.

В данной статье еп. Вениамин не только заявляет себя сторонником проведения именно таких, "расширенных" Поместных соборов, но и исповедует свою веру в априорную святость такого рода церковных собраний:  "Лишая Церковь Поместных соборов, мы просто лишаем себя головы, лишаем церковный организм важнейшей точки приложения Божественной благодати, просвещающей участников законно созванного собора…".

Более того, в отличие от "обычных" Архиерейских соборов МП, которые лишь "загоняют болезни вглубь", такой Поместный собор "при безусловном соблюдении святых канонов и сохранении строгой иерархичности церковного управления" прямо может выступать "под девизом [!] "изволися Духу Святому". Это, по-видимому, означает, что в отличие от простого собора епископов такой собор, по убеждению еп. Вениамина, заранее гарантирован от превращения в лже-собор и априорно является Святым… При этом делается оговорка, "что такое выдающееся значение Поместного собора никоим образом не умаляет значения Архиерейских соборов…". Однако "полностью заменить собой Поместный собор они все же не могут". И именно потому, что они якобы лишены особой "соборной благодати", которая проявляет себя лишь на "расширенных" Поместных соборах и одна только и может "мобилизовать все наши силы" и обеспечить православным "духовное выживание в нынешнем обезумевшем, богоборческом мiре"

Такая вера еп. Вениамина в "непогрешимость" Поместного собора объясняется его убежденностью в том, что сил его собратьев-архиереев недостаточно, чтобы принять "авторитетные и всесторонне продуманные, взвешенные, просвещенные божественной благодатью" решения по вопросам "о противодействии католической экспансии", "о признании инославных еретиками", "о невозможности церковного общения с монофизитами". И поэтому он возлагает свою последнюю надежду на видящийся ему "более категоричным, более радикальным и консервативным" Поместный собор… При этом остается неясным, почему "простые верующие" Московской патриархии должны оказаться более "консервативными и радикальными", чем их родные архиереи? Разве что, действительно, будет "предусмотрен какой-то механизм, который позволил бы отсеивать крикунов и горлопанов, подменяющих искреннюю заботу о церковном благе громкой фразой и беспардонным напором" и что при этом определять "церковное благо" будет именно еп. Вениамин, а не кто-либо иной из его менее "радикальных и консервативных" собратьев-архиереев…

Но ведь вопросы "о признании инославных еретиками" и т.п. уже давно, полторы тысячи лет назад, решены церковными канонами! Какие же новые, еще не решенные православным преданием вопросы предлагает еп. Вениамин вниманию будущего Поместного собора? В этом перечне – "…глобализация, экуменизм, отношения с инославными, католическая экспансия…"  – первым пунктом идет именно "антихристова глобализация", которая, по собственному признанию ее супротивника, "напирает на Церковь совне", т.е. не является собственно внутрицерковной проблемой, подлежащей соборному решению, а есть явление политической и национальной жизни… Самое большее, что об этом феномене можно было бы сказать на церковном языке – так это отнести его к "знамениям времени". Но для консервативного владыки эта тема оказывается важнее всех чисто церковных и вероисповедных вопросов – более того, рискнем предположить, что и против экуменических "отношений с инославными" он выступает в первую очередь именно как против одного из проявлений современной "глобализации", а не как против практики, давно уже осужденной Церковью. Иначе зачем бы было ему апеллировать к неким будущим соборам, вместо того, чтобы попросту ссылаться на решения уже бывших соборов, которые не априори, а апостериори были признаны Церковью святыми? 

Однако еп. Вениамин, как человек осторожный и вынужденный существовать в среде несколько отличных от него "менее консервативных" архиереев, лишь обозначает свой нетрадиционный подход. Поэтому для анализа идейной позиции его лагеря мы должны обратиться к материалам упомянутого круглого стола. И в первую очередь понять, в чем, с точки зрения обозреваемой нами идеологии, коренится главное зло глаголемой "глобализации".

***

Главным экспертом по данному вопросу оказывается  Алексей Швечиков, директор межвузовского центра по проблемам науки и религии, кандидат философских наук, председатель Собора [!] православной интеллигенции Санкт-Петербурга:  "…Сегодня опасность удушения России в братских объятиях "нового мирового порядка" на мой взгляд выше, чем вероятность внутрироссийской междоусобицы. Мировая закулиса осуществляет сценарий, ориентированный в основном на втягивание России в процессы антихристианской глобализации. И наша государственная власть всячески подыгрывает ей в этом… Речь сегодня идет о ликвидации православия как единственной религии, сохранившей истины Божественного Откровения в чистоте и непорочности. Речь идет о том, быть или не быть России вообще, быть или не быть русскому народу".

Итак, "глобализация" направлена в первую очередь против России. Но "русский народ" и Православие оказываются для "председателя Собора православной интеллигенции" вещами рядоположенными и взаимообусловленными, поэтому, разрушая русский народ, сия глобализация "ликвидирует", согласно его мировоззрению, и Православие… При этом, поскольку "государственная власть России, захваченная русофобами, действует как верная служанка т.н. Мирового правительства", мы не должны включать в состав "уничтожаемого русского народа" не только нынешних "правителей-русофобов", но и всех тех граждан, которые идут у них на поводу… И, в частности, именно ради поддержания утрачиваемого "авторитета"  в среде таким образом конструируемого "народа", РПЦ МП и должна преодолеть "разлагающее влияние экуменизма" и возглавить на "расширенном" Поместном соборе "всенародное движение сопротивления глобализму". "Разве вопрос о том, как Церковь может противостоять этой духовной агрессии, как спасти нашу веру и нашу страну, не стоит того, чтобы обсудить его на Поместном соборе?". На этом этапе рассуждения у данного автора, как и у его коллег, понятия "русского народа" и "народа церковного" сливаются, синонимически подменяя друг друга, и превращаются в просто "народ", участие которого в чаемом Поместном соборе РПЦ и должно отличать такой собор от "обыкновенного" архиерейского.

Окончательно "точки над i" в вопросе о направленности этой ожидаемой участниками круглого стола якобы церковной борьбы расставляет профессор Валентин Семёнов, директор научно-исследовательского Института комплексных социальных исследований при Санкт-Петербургском государственном университете, доктор психологических наук: "…Проблема отношения к политическому исламу, к тем силам в исламском мире, которые активно борются против насаждения "нового мирового порядка" по-американски. Многие православные интуитивно чувствуют, что среди исламистов, хотя бы политически, больше близких нам, чем среди католиков и протестантов. Так вот: возможен ли наш союз против богоборческой глобализации? И если да, то в каких формах, для достижения каких целей?…"

***

Итак, основания антиэкуменических устремлений представителей "более радикальной и консервативной" части русского народа и Русской Церкви носят не столько церковно-канонический, сколько национально-патриотический характер. Мы не можем здесь рассуждать о том, насколько адекватны с точки зрения культурологии или политической теории и практики их представления о так называемой "глобализации". Но можем констатировать, что интересовавшие нас вероисповедные предпосылки "особой" антиэкуменической позиции еп. Вениамина скорее всего также коренятся в его личной "вере в русский народ" и в необходимость сохранения его "национальной самоидентичности" перед лицом наступающего "нового мирового порядка"…

При этом вполне логичное объяснение получает и мистическая вера в некую априорную благодатность и авторитет церковных соборов вообще и "расширенных" Поместных соборов в особенности.  Ибо задачи таковых соборов – вовсе не церковные, а национальные и государственные, и соответствующую параллель надо здесь искать в истории не столько церковных, сколько земских  соборов. И при такой вере в "православную русскость" действительно оказывается необходимым конструировать и соответствующее ей "таинство" – Поместный собор "всея земли", на котором автоматически прозвучит истинный "глас народа Божия" (после предварительного отсеивания внутрицерковных "русофобов")…

Если говорить об исторических внутрицерковных источниках происхождения сего вероучения, то нам будет достаточно указать здесь на Хомякова и его "славянофильскую" теорию Церкви, доведенную современными "русофилами" до практического "народоверия".

А с точки зрения догматической суть дела четко выразил сам главный редактор "Руси православной" Константин Душенов (как ни странно, наиболее сдержанный и рациональный участник данного круглого стола). Он дал вполне четкую и вполне обновленчески-демократическую (!) формулировку "благодатного принципа соборности", который, по словам г-на Душенова,  "гласит, что в жизни Православной Церкви соборные решения всегда имеют преимущество перед решениями единоличными". В то время как Церковь Православная во все века исповедовала, что "преимущества" всегда имеют решения православные и истинные – вне зависимости от того, "единоличные" они или же нет… А "принцип соборности" (кафоличности) всегда означал вселенское и вневременное единение в Церкви святых, у Бога просиявших – и единение с ними всех "верных". Для уяснения этого "принципа" нет необходимости обращаться к соответствующим многочисленным святоотеческим или катехизическим  разъяснениям Символа Веры – достаточно вспомнить литургическое предание и то, что оно говорит нам о различных Соборах – Соборе ростовских святых, Соборе  святых новомучеников…

***

Похоже, сегодня православные люди в России действительно делятся на два основных, "непримиримых", но тем не менее живущих "под одной крышей" лагеря: на тех, кто верует в "русский народ", и на тех, кто исповедует "отношения с инославием"… Остальные безнадежно записаны в маргиналы.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования