Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"INOPRESSA": "Условий для переворота нет". Турецкие военные собираются смириться с тем, что впервые с момента провозглашения светской Турции, президент страны исповедует ислам, а его жена насит хиджаб


С этим трудно мириться, но, в конце концов, эту ситуацию можно принять. Армия демонстрирует холодное отношение к Абдулле Гюлю, однако с уважением отнесется к воле народа, проявленной в ходе выборов, на которых одержала победу исламская партия и он был назначен на пост главы государства. И потом, мы ничего не можем предпринять. Нет условий для совершения переворота. До тех пор, пока вооруженные силы будут следовать по демократическому пути, не стоит опасаться государственного переворота".

Это тяжелый день для военных. Возможно, самый тяжелый за 80 лет. Впервые с момента провозглашения светской Турции, которую основал генерал Мустафа Кемаль Ататюрк ("отец турок"), на холм Канкайя, этот Квиринал Анкары, поднимается президент, исповедующий ислам, а с ним и жена в хиджабе. Совершенно невероятная картина до последнего времени.

Запертые в казармах, военные глотают обиду и размышляют о том, что делать. Три дня назад они выступили с предупреждением на своем веб-сайте. Потом они отказались участвовать в церемонии приведения к присяге Гюля, а вчера холодно его поприветствовали. Сегодня они могут совершить очередную грубость: отказаться от участия в торжественных мероприятиях по поводу победы в войне за независимость, на которых будет присутствовать глава государства, вероятно, с супругой Хайрунишей. "Иными словами, нам требуется время, чтобы переварить обстановку", – поясняет в интервью газете Repubblica один из немногочисленных высших офицеров, готовых говорить публично. Это генерал ВВС Шады Эргювенч, бывший член Национального совета безопасности, главного государственного органа страны, в который помимо представителей вооруженных сил Турции входят пять самых важных министров правительства.

- Господин генерал, почему армия продолжает проявлять нервозность после избрания Гюля?

- Потому что в прошлом господин Гюль был руководителем фундаменталистской партии, он способен делать заявления, противоречащие устоям светской республики. Все это тревожит армию, которая в Турции согласно закону является защитницей демократии.

- Однако же Гюль, будучи премьером, а затем и министром иностранных дел, делал очень важные шаги навстречу Западу.

- Я согласен, он продемонстрировал готовность к диалогу с Европой и с Соединенными Штатами. Но настораживают другие моменты, например, то, что его жена носит хиджаб.

- Вот в чем дело, все взоры теперь направлены на первую леди Хайрунишу: она войдет в президентский дворец с платком на голове, это невероятный жест, он противоречит конституции?

- Подождем и посмотрим. Я думаю, госпожа примет решение жить в президентском дворце. Но думаю, что она будет принимать участие лишь в некоторых официальных церемониях. Она будет сохранять низкую публичную активность.

- А что будете делать вы, военные?

- Ничего. Надо переварить эту ситуацию, хотя она очень сложная. Даже по вопросу о "тюрбане", который считается религиозным, но в то же время и политическим символом. У меня много друзей, которым эта история вовсе не нравится, она не нравится и моей дочери, которая платок вообще не носит.

- Но армия может вмешаться?

- Я не знаю. Я не пророк. Теперь мы мало что можем сделать.

- Никто не думает о перевороте?

- Не думаю. Атмосфера не та, нет необходимых условий, мы уже не в конце прошлого века. Позавчера народ вышел на улицы, чтобы приветствовать Гюля. Восстание против такого положения вещей немыслимо.

- Вы в этом уверены?

- Необходимо понять одно: пока военные следуют по пути демократии, о государственном перевороте не может быть и речи. Надеюсь, что так и будет.

- Однако Эрдоган разрабатывает конституцию, отменяющую ту, что написали военные в 1982 году. А вы?

- Нам нужна новая Хартия. Старая уже не подходит для сегодняшней Турции.

- Даже если это будет означать сведение к нулю влияния вооруженных сил?

- Да, потому что это будет европейская конституция, разработанная для вступления в Европейский союз. А это для Турции очень важный шаг.

С этим трудно мириться, но, в конце концов, эту ситуацию можно принять. Армия демонстрирует холодное отношение к Абдулле Гюлю, однако с уважением отнесется к воле народа, проявленной в ходе выборов, на которых одержала победу исламская партия и он был назначен на пост главы государства. И потом, мы ничего не можем предпринять. Нет условий для совершения переворота. До тех пор, пока вооруженные силы будут следовать по демократическому пути, не стоит опасаться государственного переворота".

Это тяжелый день для военных. Возможно, самый тяжелый за 80 лет. Впервые с момента провозглашения светской Турции, которую основал генерал Мустафа Кемаль Ататюрк ("отец турок"), на холм Канкайя, этот Квиринал Анкары, поднимается президент, исповедующий ислам, а с ним и жена в хиджабе. Совершенно невероятная картина до последнего времени.

Запертые в казармах, военные глотают обиду и размышляют о том, что делать. Три дня назад они выступили с предупреждением на своем веб-сайте. Потом они отказались участвовать в церемонии приведения к присяге Гюля, а вчера холодно его поприветствовали. Сегодня они могут совершить очередную грубость: отказаться от участия в торжественных мероприятиях по поводу победы в войне за независимость, на которых будет присутствовать глава государства, вероятно, с супругой Хайрунишей. "Иными словами, нам требуется время, чтобы переварить обстановку", – поясняет в интервью газете Repubblica один из немногочисленных высших офицеров, готовых говорить публично. Это генерал ВВС Шады Эргювенч, бывший член Национального совета безопасности, главного государственного органа страны, в который помимо представителей вооруженных сил Турции входят пять самых важных министров правительства.

- Господин генерал, почему армия продолжает проявлять нервозность после избрания Гюля?

- Потому что в прошлом господин Гюль был руководителем фундаменталистской партии, он способен делать заявления, противоречащие устоям светской республики. Все это тревожит армию, которая в Турции согласно закону является защитницей демократии.

- Однако же Гюль, будучи премьером, а затем и министром иностранных дел, делал очень важные шаги навстречу Западу.

- Я согласен, он продемонстрировал готовность к диалогу с Европой и с Соединенными Штатами. Но настораживают другие моменты, например, то, что его жена носит хиджаб.

- Вот в чем дело, все взоры теперь направлены на первую леди Хайрунишу: она войдет в президентский дворец с платком на голове, это невероятный жест, он противоречит конституции?

- Подождем и посмотрим. Я думаю, госпожа примет решение жить в президентском дворце. Но думаю, что она будет принимать участие лишь в некоторых официальных церемониях. Она будет сохранять низкую публичную активность.

- А что будете делать вы, военные?

- Ничего. Надо переварить эту ситуацию, хотя она очень сложная. Даже по вопросу о "тюрбане", который считается религиозным, но в то же время и политическим символом. У меня много друзей, которым эта история вовсе не нравится, она не нравится и моей дочери, которая платок вообще не носит.

- Но армия может вмешаться?

- Я не знаю. Я не пророк. Теперь мы мало что можем сделать.

- Никто не думает о перевороте?

- Не думаю. Атмосфера не та, нет необходимых условий, мы уже не в конце прошлого века. Позавчера народ вышел на улицы, чтобы приветствовать Гюля. Восстание против такого положения вещей немыслимо.

- Вы в этом уверены?

- Необходимо понять одно: пока военные следуют по пути демократии, о государственном перевороте не может быть и речи. Надеюсь, что так и будет.

- Однако Эрдоган разрабатывает конституцию, отменяющую ту, что написали военные в 1982 году. А вы?

- Нам нужна новая Хартия. Старая уже не подходит для сегодняшней Турции.

- Даже если это будет означать сведение к нулю влияния вооруженных сил?

- Да, потому что это будет европейская конституция, разработанная для вступления в Европейский союз. А это для Турции очень важный шаг.

Марко Ансальдо, 31 августа 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования