Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

RBN: Священная безграмотность. Вопрос образования священников по-прежнему стоит ребром


 К сожалению, в прошлом веке была прервана традиция Киевской духовной академии, дававшей право гордиться отечественной богословской школой. Несмотря на вывески, так пока и не возродилась на достойном уровне богословская подготовка ни в одной из украинских духовных академий — ни в православной ее части, ни в католической. Проблема, впрочем, не нова. Образ "поп толоконный лоб" вышел еще из-под пера А.С. Пушкина и говорит, скорее, не столько о муссируемом советской критикой "антиклерикализме" поэта, столько о каком-то личном опыте. Имея прекрасную богословскую школу, Российская империя, возможно, уже в те времена не могла похвастаться достойным средним уровнем подготовки священнослужителей. Да, среди них были действительно высокообразованные люди, но, увы, далеко не все.Современную проблему малообразованного священника все меньше можно списать исключительно на то, что "во времена СССР не пущали". Да, тогда было мало учебных заведений. На всю Украину — одна Одесская православная семинария. Католические кадры готовила Прибалтика. Но и потребность в священниках в то время была не так уж велика. А уж в ученых-богословах — и подавно. Теперь совсем другое дело. Во всех регионах Украины есть православные семинарии, в некоторых даже не одна — в связи с конфессиональной разделенностью. В духовных академиях развивают богословскую мысль и куют преподавательские кадры. Но вопрос образования священников по-прежнему стоит ребром. Современному священнослужителю приходится сталкиваться в основном с образованным человеком, к тому же зачастую настроенным довольно скептически. И перед ним стоит задача именно из этого человека сделать оцерковленного христианина — именно такие люди могут составить здоровую осознанную часть церкви. Это выдвигает к образованию священника определенные требования — он должен суметь в нужный момент сказать нужное слово. А это требует от него немалых и очень разнообразных знаний. Те, кто привык искать панацею в государственных постановлениях, предлагают решить вопрос качества богословского образования путем аккредитации и лицензирования церковных учебных заведений Министерством образования и науки. Таким образом, достойные лицензию получат, а недостойные — нет.

Но для того чтобы это сделать, надо иметь как минимум специалистов в комиссии, способных оценить уровень подготовки по специальным дисциплинам. Сомнительно, что в Министерстве образования найдутся кадры, способные оценить подготовку студентов, скажем, по литургике или гомилетике, да еще и непредвзято настроенные в конфессиональном плане. Но это лишь полпроблемы. Если вы получили диплом, в котором записано, что вы окончили среднее специальное заведение по специальности "приходской священник", это означает, что такая профессия должна быть в наличии в классификаторе. А там недолго дойти и до выяснения профессионального статуса священнослужителя со всеми вытекающими вопросами, никак не отображенными в действующем законе о свободе совести. Поэтому проще обрубить все в корне: церковь отделена от государства, готовит там себе кого-то в своих учебных заведениях по своему усмотрению.

Первым и последним шагом к прорыву блокады стал приказ № 280, который министр образования и науки Украины подписал 29 апреля 2002 года. Согласно этому документу богословие (теология) внесено в государственный перечень направлений и специальностей, которым в нашей стране обучают студентов в вузах. Это решение дало право выпускникам богословских факультетов называться людьми с высшим образованием. Но по сути ничего никому не дало. Так как по формальным правилам "работать по специальности" они могли по-прежнему только в церковных учреждениях, которые и раньше признавали дипломы богословов. Смысл выпускать богословов "для страны" есть лишь в том случае, если страна в них нуждается, то есть имеет рабочие места. Но юридически у нас по-прежнему нет профессии "богослов", равно как "священник". Поэтому статус-кво сохраняется.

Хотя на самом деле потребность в людях духовных специальностей растет. И церковь сама пополняет ряды своих профессионалов без помощи, но и без контроля государства. Фактически церковные учебные заведения, так же как и светские, имеют две ступени — среднее образование дает духовная семинария, высшее — духовная академия или университет. Сама проблема государственного признания диплома (и специальности) создает определенный фильтр для широких масс абитуриентов. Фактически, когда человек принимает решение о поступлении в семинарию или духовную академию, он подписывается под решением именно духовному поприщу посвятить свою жизнь. Особенно жестко ставится вопрос в тех случаях, когда это первое и единственное его образование, и, убедившись в том, что это была ошибка, он не может вынуть из кармана другой диплом и пойти по пути своего настоящего призвания. Впрочем, от своих абитуриентов серьезные семинарии требуют как минимум оконченного среднего образования.

Жесткость вопроса связана не только с непризнанием государством диплома. Ведь при наличии определенных знаний и умений можно работать по "смежной" специальности и тем кормиться. Проблема в том, что уровень знаний, особенно по "секулярным" специальностям, даваемый в духовных учебных заведениях, не слишком высок. Конечно, все зависит от человека: кто-то читает книги, все свободное время посвящает самообразованию, а кто-то занимается менее обременительными для ума делами — так же, как в любом светском учебном заведении, где даже диплом самого престижного вуза не гарантирует высоких профессиональных качеств. Но изолированность духовных учебных заведений заводит их в глухой угол гораздо быстрее. Просто потому, что конкуренция, с которой придется столкнуться на рынке труда выпускнику светского вуза, значительно выше конкуренции, которую познает выпускник духовной академии.

С семинариями все еще проще — приходов пока хватает всем, поэтому высвятят всех желающих. Конечно, есть приходы, за которые соперничают, но в общем рынок труда очень лояльный. Рано или поздно он, конечно, насытится, и тогда вопрос конкуренции, а стало быть и подготовки кадров, станет острее. Хочется верить, что насытится он за счет увеличения количества специалистов, а не сокращения паствы. Что в условиях низкого образовательного уровня священства совершенно не исключено. Фактором, который мог бы стимулировать уровень духовного образования, могла бы стать конфессиональная конкуренция. Но проблема в том, что все без исключения украинские православные конфессии страдают одними и теми же пороками образования. Может, чуть лучше ситуация у католиков, но их присутствие на большей части украинской территории ограничено. Сложность духовного образования состоит не только в уровне знаний. Но и в том, что священник должен практиковать высокие духовные стандарты собственной жизни. Что можно было бы, в конце концов, свести к понятию "призвание". Для того чтобы ужесточить отбор по этому принципу, введено требование к абитуриенту семинарии в числе прочих документов подавать рекомендации от приходского священника (иногда — заверенные епархиальным начальством), а также справку о семейном положении. Имеется в виду, что в семинарию не возьмут разведенного и/или женатого второй раз. Рекомендация священника предполагает осознанную воцерковленность абитуриента — он не просто зазубрил молитвы, но регулярно посещает церковь, причащается Святых Тайн, в идеале — имеет опыт церковного послушания. Причем это требование в семинариях, скажем УПЦ, действительно не только для будущих священников, но и для тех, кто готовится стать регентом, псаломщиком, катехитом, иконописцем, золотошвейкой и т.п.

В духовные учебные заведения доступ ограничивают по разнообразным принципам (что, кстати, также делает их государственную аккредитацию проблематичной) — главным образом, по половому и конфессиональному. В православную семинарию и академию могут поступать только православные. На отделения семинарий, готовящие священников, могут поступать только мужчины. На прочие специальности могут приниматься женщины. В академиях бывает свободнее — в некоторых на богословские факультеты принимают женщин. Единственный духовный вуз, декларирующий полную терпимость в плане вероисповедания и половой принадлежности, — Украинский католический университет. Впрочем, похожие тенденции наметились и в Киевской духовной академии УПЦ КП. Возрождение школы — дело не одного года и даже не одного десятилетия. Хорошо уже то, что богословское образование развивается, преодолевая на своем пути как внешние преграды, выставленные государственными службами, так и внутренние, связанные с консерватизмом, замкнутостью и болезнями роста самого института церкви.

19 апреля 2007 г.

Текст: "comments.com.ua / Лукерья ЖАБКИНА"

Фото: "hramvsr.by"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования