Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Миссия оказалась невыполнимой. В Ватикане начали понимать, что Россия – не «духовная пустыня»


Протокольная по своему содержанию встреча президента России Владимира Путина и Папы Римского Бенедикта XVI, состоявшаяся 13 марта в Ватикане, вызвала резонанс в российских массмедиа. Отмечалось, что визит Путина в Ватикан – своего рода знак "потепления климата" в православно-католическом диалоге. Нет-нет да и всплывал ставший в последние годы сакраментальным вопрос: "А когда же состоится встреча Патриарха Московского и всея Руси и Папы Римского?" О потеплении во взаимоотношениях двух Церквей все чаще говорят как православные, так и католики. В то же время еще в декабре прошлого года Патриарх Алексий II, выступая на епархиальном собрании московского духовенства, с тревогой говорил о случаях "миссионерской деятельности" католиков в России. Пусть и не так часто, как пять или шесть лет назад, но Московский Патриархат время от времени "вспоминает" о католическом "прозелитизме". Получается, что потепления вовсе нет. Как же на самом деле развивается диалог Русской Православной и Католической Церквей? Что препятствует ему, какие проблемы беспокоят обе стороны? Стоит ли рассматривать встречу Владимира Путина и Бенедикта XVI в контексте межцерковного диалога? Не преувеличивается ли значение возможной встречи Патриарха и Папы? На эти вопросы "НГР" попросили ответить генерального секретаря Конференции католических епископов России священника Игоря Ковалевского и главу секретариата по межхристианским отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата священника Игоря Выжанова.

Накануне и после визита Владимира Путина в Ватикан 13 марта в СМИ много говорилось о том, что встреча российского президента и Папы Римского Бенедикта XVI каким-то образом может способствовать развитию православно-католического диалога. В принципе позитивный диалог между Русской Православной и Римско-Католической Церквами затрагивает области взаимоотношений религии и государства, политических идей и систем. И участие в таком диалоге государственных деятелей как выразителей определенной позиции может только приветствоваться. Но намерения вмешиваться в собственно межцерковные взаимоотношения, разрешать межцерковные конфликты, входить в их проблематику у государства нет. Каждый занимается своим делом, и все с этим согласны.

Что касается постоянно возникающих спекуляций относительно возможной встречи Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Бенедикта XVI, то все они – плод дилетантского подхода представителей СМИ к самой теме межцерковных отношений. Визит президента России к Папе – это информационный повод. Однако большинство журналистов, сталкивающихся с ним, не столь сведущи в проблематике православно-католического диалога. "Когда Папа приедет в Россию?" – практически единственный вопрос, который постоянно задают журналисты такого рода. На Западе эта проблема интересует разве что итальянскую и польскую прессу. Это можно объяснить инерцией после понтификата Иоанна Павла II, чьим "дипломатическим почерком" стали поездки и путешествия.

Было бы упрощением говорить о том, что при поляке Иоанне Павле II отношения между Церквами были прохладными, а при "рационалисте-немце" Бенедикте XVI произошло потепление. 1980-е годы – это как раз время понтификата Иоанна Павла II и вместе с тем период интенсивного православно-католического диалога. Другое дело, что в начале 1990-х ситуация изменилась: открылись границы, в Россию потянулись иностранные миссионеры, среди которых мы с удивлением обнаружили католиков, осложнилась ситуация с греко-католиками на Украине.

Сегодня сказать, насколько Рим мог реально контролировать все эти процессы, довольно сложно. Что касается Украины, то в 1999 году, когда я начал работать в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата, представители Папского совета по содействию христианскому единству говорили нам: "Мы ничего не можем поделать с греко-католиками! Они не слушают, что говорит Рим!" Если можно допустить, что ситуация

с украинскими униатами в начале 90-х была неподконтрольна Ватикану, то деятельность католических миссионеров в России, думаю, можно и нужно было контролировать.

Со временем миссионерский натиск католиков в России несколько приостановился. Он объективно не имел успеха. Были открыты католические храмы более чем в 200 городах России, но священники, которых туда направляли (преимущественно из Восточной Европы), полагали, что на местах их ждет масса католиков. А реальность оказывалась иной: на богослужения приходили максимум несколько десятков человек.

Тогда, в 1990-е, зарубежные католики думали, что постсоветская Россия – страна атеистов, "духовная пустыня", а потому открытое поле для миссионерской деятельности. Мы спорили с ними, говорили, что значительная часть россиян так или иначе идентифицирует себя с православной традицией, пусть нерегулярно, но посещает церковь. И по отношению к ним речь не может идти о "миссии", ведь эти люди не впервые слышат о Христе от католических проповедников. Это прозелитизм.

Мне кажется, сегодня в Ватикане многие это понимают. Теперь главное – достичь понимания с российскими католиками. В октябре прошлого года архиепископ Милана кардинал Диониджи Теттаманци, находясь в Москве, сказал, что Россия – страна с собственной духовной традицией, а некоторые миссионеры, "к сожалению, этого не поняли". Это вызвало протест со стороны российских католиков. "Как он мог такое сказать?!" – возмущались они. И именно с ними нам важно прийти к некому консенсусу.

Конечно, миссионерский задор угас не полностью. Для нас неприемлемой остается деятельность католических миссионеров в детских приютах. В СМИ Русскую Православную Церковь нередко упрекают: дескать, неужели детям лучше оставаться на улице? Но ведь католики берут детей не с улицы, а в государственных учреждениях! Это происходит преимущественно в регионах и должно вызывать беспокойство центральной власти. Ведь в приюты за детьми приходят иностранные граждане, представители религиозной организации с центром за рубежом. Почему им доверяют российских детей?

Разумеется, остается и "украинская проблема". Как мне кажется, сегодня для украинских греко-католиков характерно некое мессианское сознание. Почему это происходит, в целом понятно. Многие иерархи Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ) – бывшие эмигранты, родившиеся на Западе. Наверное, они где-то недопонимают наши постсоветские реалии. Отсюда фантастические проекты вроде "единой Церкви Владимирова крещения", Греко-Католического Патриархата, отсюда строительство "патриаршего собора" в Киеве. Думаю, что в лучшем случае униаты вовремя опомнятся, увидят, что их проекты не работают, в худшем – непоправимо разделят страну по религиозному признаку.

Конечно, на мессианское сознание униатов Рим едва ли может воздействовать. Но ведь греко-католики поддерживают связи с самопровозглашенным Киевским Патриархатом и так называемой Украинской Автокефальной Православной Церковью! При этом они заявляют, что с православными у них "прекрасные отношения"! Разве Папа Римский не может в этой ситуации одернуть главу УГКЦ кардинала Любомира Гузара, призвать воздерживаться от общения с раскольниками? Конечно, может! Понятно, что Рим не хочет ссориться с униатами. Но есть вещи, на которые им просто необходимо указывать.

Может быть, Восточная Европа – это по-прежнему terra incognita для Святого Престола. Известно, что исторически на Западной Украине всегда существовал еще и острый конфликт между католиками латинского и восточного обрядов, поляками и украинцами. Поэтому, наверное, даже для восточноевропейских католиков земли за Бугом – враждебное дикое поле. Их менталитет понять можно. Но сидеть сложа руки вовсе не следует, нужно разгребать эти многолетние завалы.

В этой ситуации встреча Патриарха Московского и всея Руси с Папой Римским, о которой постоянно говорит пресса, вовсе не должна быть первым шагом, толчком к интенсивному диалогу. Такая встреча – это как раз венец диалога, его результат, подведение его положительных итогов. А для этого еще предстоит немало работы.

священник Игорь Выжанов, глава секретариата по межхристианским отношениям ОВЦС МП,
"НГ-РЕЛИГИИ"

04 апреля 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования