Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ОГОНЕК": Все дороги ведут к недвижимости. Может ли Московская патриархия стать богаче "Газпрома" и РАО "ЕЭС России"?


Власть своими руками создает нового суперсобственника: в апреле будет готов, а в июне принят закон о всеобщей "церковной реституции". Может ли Московская патриархия стать богаче "Газпрома" и РАО "ЕЭС России"?

Разговоры о "церковной реституции" в России не новость. Где-то в середине 90-х Московская патриар­хия стала жестко настаивать на возвращениией храмов и монастырей, которые государство передавало церкви лишь в без­возмездное и бессрочное поль­зование, в бесплатную аренду. В 2002-м прогремел со своей инициативой "отдать церкви землю" сенатор Иван Стариков. Но все эти требования и иници­ативы власть как-то заминала, ссылаясь на их несвоевремен­ность и нереалистичность.

И вдруг появляется инициа­тива, которая могла только гре­зиться церковным иерархам. На заседании правительственной комиссии по вопросам религи­озных объединений в начале марта Дмитрий Медведев пору­чил Министерству экономиче­ского развития и торговли (МЭРТ) подготовить в месяч­ный срок проект закона "О пе­редаче религиозным организа­циям имущества религиозного назначения". Согласно концеп­ции закона религиозным орга­низациям безвозмездно переда­дут в собственность все движи­мое и недвижимое имущество религиозного назначения, кото­рое сейчас находится в федеральной собственности. Его точный объем пока не берется подсчитать ни один эксперт. Но все сходятся во мнении - это будет крупнейший акт приватизации в истории России.

КОМУ ДОСТАНЕТСЯ  "КОНТРОЛЬНЫЙ ПАКЕТ"?

Деловой интернет-портал DР.Ru попытался оценить собствен­ность Русской православной церкви Московского патриарха­та (РПЦ МП) только лишь на территории Москвы. Здесь под "церковную реституцию" подпадает около 600 объектов площа­дью от 5 до 50 тысяч квадратных метров с земельными участками площадью от 0,3 до 10 га. Учи­тывая стоимость гектара мос­ковской земли (от 6 до 50 млн долларов) и квадратного метра (от 3 до 15 тысяч долларов), можно приблизительно подсчи­тать общую стоимость церков­ной собственности в столице. Одна лишь недвижимость потя­нет на 50 млрд долларов. В целом же по стране РПЦ МП должны отойти 443 монастыря, 12 665 приходов и, как подсчитал еще Иван Стариков, около 2 млн га земли. В общем, в собственности РПЦ МП окажется имущество,вполне сопоставимое по стои­мости с активами монополистов "Газпрома", РАО "ЕЭС России", РАО "РЖД". К этому надо при­бавить и то, что сэкономила РПЦ МП на налогах на добав­ленную стоимость, на недвижи­мое имущество и на таможен­ных пошлинах, от которых ее ос­вободил закон в конце прошло­го года. Не случайно чиновники МЭРТ говорят, что церковь по­лучает "широчайшие коммерче­ские возможности".

Но кто же является кон­кретным распорядителем соб­ственности РПЦ МП, кто будет решать судьбу колоссальных фондов? Может быть, каждый отдельно взятый церковный приход? Ответ на этот вопрос мы находим в уставе РПЦ МП - ее основном нормативном документе. В нем очень конкретно прописаны имущественные отношения. Согласно пункту 5 главы 15 устава все имущество, принадлежащее приходам и подразделениям РПЦ МП, является не их обо­собленным имуществом, а общецерковным. А право распо­ряжаться таким имуществом, согласно пункту 7 той же главы, принадлежит исключительно Священному синоду. В уставе несколько раз оговаривается, что если какой приход пожелает покинуть юрисдикцию РПЦ МП, то он не сможет взять с со­бой не то что здание храма, но и самую последнюю свечку, куп­ленную на приходские средства. А кто конкретно в Священ­ном синоде принимает решения о распоряжении церковным имуществом? Ведь это отнюдь не соборно избранный орган, сформированный теми самыми приходами и структурными подразделениями, имуществом которых он распоряжается. Си­нод формирует себя сам. Он со­стоит из двух частей - постоян­ных членов, которые входят в синод по должности и составля­ют в нем большинство, и вре­менных—нескольких архиере­ев, вызываемых на полгода из провинциальных епархий и ни­чего не решающих. В свою оче­редь, среди постоянных членов можно выделить своего рода "президиум"— иерархов, посто­янно пребывающих в Москве и полностью контролирующих ситуацию. Это патриарх, власть которого весьма ограничена си­нодом, и митрополиты Кирилл (Гундяев), Климент (Капалин) и Ювеналий (Поярков). Вот люди, которые по уставу РПЦ МП, распоряжаются всем церков­ным имуществом. Однако при том что патриарх и митрополит Ювеналий уже в преклонных летах и уступают по своим хо­зяйственным задаткам более молодым и успешным собрать­ям, принято говорить о некоем двоевластии митрополитов Ки­рилла и Климента—главных, кстати, кандидатов на будущее патриаршество. Конечно, как и всяким крупным начальникам, им тоже приходится считаться с разными "группами влияния". Для них важно и мнение Крем­ля, и партнеров из светского крупного бизнеса, Но реальные решения в области управления церковными активами прини­мают именно они—председа­тель крупнейшего синодально­го отдела и управляющий дела­ми Московской патриархии.

ПРОЦЕДУРА

Как практически будет осущест­вляться грядущая "церковная реституция"? После того как за­конопроект, разработанный МЭРТ, пройдет все стадии "одо­брения" (а это запланировано на лето), Росимущество начнет все­российскую инвентаризацию церковной собственности. Все религиозные организации обя­заны подать в это ведомство па­кет документов, в котором ука­жут, на что они претендуют. В заявки можно включать и при­легающие к храмам и монасты­рям здания, предприятия, земли, если они "по территориальному, архитектурному и функцио­нальному признакам неразрыв­но связаны с объектами религи­озного назначения". Церкви, та­ким образом, может передавать­ся все подряд, за исключением памятников из списка всемирно­го наследия ЮНЕСКО.

В том случае, если на одно и то же имущество претендуют несколько религиозных органи­заций, как, например, в Суздале, где 19 храмов переданы "альтер­нативной" Российской право­славной автономной церкви (РПАЦ), чиновниками будет проводиться "конкурс". Каждая организация, например РПЦ МП и РПАЦ, должна будет дока­зать, что по историческим "или иным" причинам она имеет на храм больше прав, чем конку­рент. В общем, заранее понятно, кто кому и что докажет и как власть решит в России проблему "альтернативного православия".

Кстати, вопрос об историче­ском "первородстве" РПЦ МП, то есть о том, что храмы дорево­люционной Русской церкви должны передаваться именно ей, не так уж и очевиден. В совре­менной России зарегистрирова­но еще несколько православных церквей, кроме РПЦ МП, кото­рые могут захотеть доказать свое историческое правопреем­ство с дореволюционной Рус­ской церковью. Правда, круп-нейшая из них—Русская зару­бежная церковь (РПЦЗ) —17 мая этого года будет ликвидирована, подчинившись Московской пат­риархии. Впрочем, РПЦЗ разделилась на несколько "ветвей", и ее исторические права теперь принадлежат не только той час­ти (во главе с митрополитом Лавром), которая самоликвиди­руется. Кстати, о том, что РПЦ МП—"не является прямым по­томком дореволюционной пра­вославной церкви", говорит в интервью "Коммерсанту" и на­чальник отдела политики управ­ления государственным имуще­ством департамента имущест­венных и земельных отношений МЭРТ Ольга Соколова.

"РЕСТИТУЦИЯ" ИЛИ...

Правомерно ли употреблять по отношению к готовящейся сда­чи госимущества термин "рес­титуция"? В РПЦ МП считают, что нет. Но вовсе не потому, что дореволюционная церковь не была отделена от государства. Главный юрист Московской па­триархии Ксения Чернега заяв­ляет, что это не реституция, по­тому что маловато передают— только объекты религиозного назначения. А доктор экономи­ческих наук игумен Филипп (Симонов), возглавляющий де­партамент Счетной палаты РФ, добавляет, что при подлинной реституции имущество возвра­щается в том виде, в котором было отобрано, а не в руинах.

Андрей Себенцов, председа­тель правительственной комис­сии по вопросам религиозных объединений, по-своему объяс­нил "Огоньку", почему готовя­щуюся акцию нельзя считать ре­ституцией. Поскольку невоз­можно выяснить, кто законный владелец церковной собственно­сти, говорит Себенцов, то "иму­щество религиозного назначе­ния решено просто передать ре­лигиозным организациям для использования по его назначе­нию". Чиновник понимает, что нет ни четких критериев опреде­ления "назначения" имущества, ни системы контроля и ответст­венности за его использование.

Религиовед, автор моногра­фии "РПЦ: современное состоя­ние и актуальные проблемы" Николай Митрохин поделился с корреспондентом "Огонька" еще одной проблемой. В законо­проекте, разрабатываемом МЭРТ, не оговаривается, когда была изъята собственность, пе­редаваемая церкви, и в какие сроки церковь должна сформу­лировать свои претензии.

Предстоящая всероссий­ская клерикализация имущест­ва породит уйму проблем для граждан. В печати недавно опи­сывалась драматическая исто­рия простой саратовской жи­тельницы Светланы Масленни­ковой, домик которой внезапно оказался в церковной ограде Духосошественского собора. Она с дочерью-инвалидом ютилась в 13-метровой комнат­ке дома, который собор объя­вил бывшей церковной сто­рожкой. Основную часть дома городские власти по требова­нию епархии передали церкви, но железной церковной огра­дой обнесли весь дом. Чего только не делали церковные власти, чтобы выжить Маслен­никову: запрещали строить ту­алет, выключали отопление, требовали оплаты коммуналь­ных долгов с 1990 года. Когда у дочери Масленниковой ночью случился приступ, мать, чтобы вызвать "скорую", стала сту­чаться в собор и в его железную ограду. Ей не открыли, вскоре девушка умерла.

Или более масштабная ис­тория. Рязанская епархия РПЦ МП давит на местные и феде­ральные власти, требуя передать ей целиком историко-архитек­турный музей-заповедник "Ря­занский кремль", ставший му­зеем еще в 1884 году. Однако ря­занские музейщики оказались крепким орешком, тем более что их поддержали тысячи жи­телей города, создавшие обще­ственный комитет защиты му­зея. Впрочем, с принятием но­вого закона у музея не останет­ся шансов, и многолетняя борь­ба окажется напрасной.

***

В общем, получается, что "церковная реституция" прово­дится в интересах узкой группы влиятельных иерархов. И иначе при существующих порядках не может быть. Власть, безусловно, рискует, делая такой широкий жест в сторону РПЦ МП и собственными руками создавая себе конкурентоспособного партне­ра-оппонента. Каждый может нарисовать немало ситуаций, ко­гда по тем или иным вопросам церковь может с властью поспо­рить. В современной "верти­кальной" России это может ока­заться едва ли не единственный крупный бизнес, не встроенный жестко в систему власти.

Александр Солдатов

2-8 апреля 2007 г. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования