Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУССКОЕ РЕВЬЮ": Русское Православие в Великобритании. Похоронный звон или болезни роста?


2006-й останется в церковных кругах Великобритании годом сурожской драмы: неожиданный поворот истории привел к тому, что Британские острова стали сценой, на которой развернулся перенесенный на иностранную почву внутренний конфликт Русской православной церкви. Конфликт возник между "открытым" типом Православия - открытым окружающей его культуре, заинтересованным в изучении веры, не боящимся "других" - и "закрытым" Православием, оборонительным и сконцентрированным на власти и контроле. Внутри самой России многие верующие в поисках истинного Православия пытаются выйти за жесткие рамки Церкви, ставшей частью государственной жизни постсоветской России. Эта Церковь – прямой потомок той, что, защищая себя от жесточайших гонений, сопоставимых лишь с преследованием христиан в Римской империи, была вынуждена, дабы выжить, идти на компромисс и подчиниться авторитарному государственному контролю, тем самым предав забвению идеалы Поместного собора 1917-1918 гг. Русское Православие на Британских островах развивалось в иных условиях и в ином направлении. Оно подспудно оказывало влияние на другие ветви христианства и неустанно поддерживало диалог с ними, став частью британской культуры и образцом христианской подлинности.

Многие в Великобритании узнали о русском Православии благодаря подвижничеству Сурожской епархии и с глубоким почтением относились к ее центру – Собору Успения Божией Матери и Всех Святых, известному нам, жителям Лондона, просто как Энисмор Гарденс. Этот собор стал оазисом молитвы и литургической соборности. Что же случилось в Энисмор Гарденс? Неожиданно пронесся слух, что однажды в соборе во время литургии появились крепкие молодчики в кожаных пиджаках, которые стали прокладывать локтями себе дорогу через толпу людей, расталкивая молящихся – как англичан, перешедших в Православие, так и русских эмигрантов, которые в свое время прибыли на Британские острова без гроша в кармане, пережив ужасы революции, войны и гонений со стороны враждебной к ним советской власти.

В последние годы в страну приехала огромная масса новых русских. Многие из них лишь недавно обратились к Церкви, еще не укрепились в христианской вере, плохо владели английским языком и нуждались в помощи, обучении и поддержке со стороны русскоговорящих священников. Ключ к решению проблемы, казалось, был простым: нужно было прислать в Лондон больше священников из России. К сожалению, однако, интриги небольшой хорошо организованной и решительно настроенной группы прихожан, возглавляемой русским священником и поддерживаемой Отделом внешних церковных связей (ОВЦС) из Даниловского монастыря в Москве, сводили на нет все попытки разрешить эту острую, но, по сути своей, далеко не безнадежную проблему пасторского окормления разросшегося прихода.

Проблемы, сопровождавшие приток русских в Великобританию во время и после перестройки, стали очевидны задолго до кризиса, разразившегося в Энисмор Гарденс в конце 2005- начале 2006 гг. Сам митрополит Антоний – основатель, вдохновитель и духовный наставник Сурожской епархии, человек, которого любили британские христиане различных конфессий, - был глубоко обеспокоен тем, как обеспечить духовное окормление и помощь многочисленным новым прихожанам из России. Сурожская епархия под его руководством развивалась особым образом: Великобритании не нужно было выживать в условиях антихристианского политического режима, в стране существовала многовековая традиция религиозной терпимости и антиавториторизма, которая стала благодатной почвой для семян, которые не могли прорасти в России после революции.

Сурожская епархия была основана в 1962 году, а тринадцать лет спустя на первой Епархиальной конференции обсуждались принципы и формы участия мирян в церковной жизни. В 1977 впервые собралась Епархиальная ассамблея, созванная по инициативе митрополита Антония, которая сформировала специальную комиссию, занявшуюся разработкой устава епархии, призванного (на этом особенно настаивал митрополит Антоний) отражать решения Поместного собора 1917-1918 о церковном управлении. Благодаря этому уставу миряне могли вместе с клиром участвовать в принятии решении на всех уровнях жизни епархии. Такая ответственность мирян имела серьезное богословское обоснование и основывалась на богатом духовном опыте, она призывала мирян помогать священнослужителям и сотрудничать с ними, а не просто слепо подчиняться им, как это порой бывает в России, где от взрослых прихожан часто требуется скорее беспрекословное подчинение, чем сознательная убежденность христианина, которая включает осмысленность и личную ответственность в принятии решений.

Другой важной особенностью Сурожской епархии была адаптация к культуре Великобритании: они не стремились использовать Русскую православную церковь как средство сохранения русской национальной идентичности. Этот принцип аккультурации вызвал особое негодование и был осужден митрополитом Смоленским Кириллом, который заявил 24 октября 2006 года, что Русская православная церковь, напротив, должна, стараться избегать ассимиляции и сохранять неповторимый русский религиозной и национальной ареал за рубежом. Ранее, в январе 2004, принцип аккультурации также критиковали Михаил Сарни (тогда член прихода Энисмор Гарденс) и Михаил Перегудов: последние двое утверждали, что русским за рубежом нужна Церковь как связующее звено с Родиной, ее языком и культурой. Сарни и Перегудов иронично отзывались о "так называемом уставе", поскольку тот формально не был утвержден Священным синодом. Они предложили кардинально изменить управление епархией, отстранив мирян от принятия решений, и тем самым вернуться к традиционному, в их понимании, абсолютному контролю священнослужителей над епархией, который бы те осуществляли в согласии с "русским благочинием" для русских. Такое отношение к фундаментальным принципам епархии неизбежно привело к разжиганию конфликта.

В конце концов он разгорелся. Несмотря на все усилия, призванные удовлетворить духовные потребности многочисленных новых прихожан из России, и планы, выработанные в этом отношении осенью 2005 года, русский священник отец Андрей Тетерин (приглашенный епархией в 2004 году помочь приходу) инициировал злобные и абсолютно антихристианские нападки на епископа Василия (Осборна) – человека, которому сам митрополит Антоний в свое время доверил епархию. 3 декабря 2005 года отец Андрей публично выступил против епископа Василия и епархии; 10 декабря он направил патриарху Алексию II, митрополиту Кириллу, архиепископу Иннокентию и даже послу России в Великобритании письмо, в котором подверг критике действия епископа Василия по управлению епархией. Это же письмо отец Андрей распространил 12 декабря среди прихожан во время заседания приходского совета, что заставило епископа Василия на следующий день временно запретить священника в служении. Было очевидно, что отец Андрей не собирался подчиняться своему епископу и вел себя вызывающе, что говорило о покровительстве и поддержке, оказываемой ему в высших церковных кругах. 13 декабря группа поддержки отца Андрея незамедлительно собрала 209 подписей под письмом к патриарху Алексию II, и митрополиту Кириллу, в котором утверждалось, что отец Андрей был единственным священником, получившим богословское образование в России, и придерживался "строгой канонической традиции".

Подозрение о высоких покровителях священиика Андрея Тетерина подтвердилось, когда 13 января 2006 года епископу Василию позвонили из московского Отдела внешних церковных связей и попросили восстановить уволенного священника. Отец Андрей покаялся, после чего ему было разрешено вернуться к своим обязанностям. 15 января в конце воскресной литургии он взял в руки микрофон и поблагодарил тех прихожан, которые оказали ему поддержку. В ответ после литургии на кухне раздались торжествующие возгласы "Мы победили!" К сожалению, возвращение отца Андрея не приостановило его подрывную деятельность. В результате вступили в действие дисциплинарные меры британского трудового законодательства: 22 февраля 2006 года отец Андрей получил "последнее предупреждение", а 3 марта был уволен.

Тем временем единомышленники отца Андрея в приходском совете продолжали кампанию, развязанную против епископа Василия. Они собирали подписи под петициями и писали интернет-сообщения (насладиться которыми можно было на сайте Андрея Кураева, где под маской благочестия многочисленные "рабы Божии" изливали свой яд) до тех пор, пока не были исключены из приходского совета указом правящего епископа от 20 марта 2006 года. 25 марта отец Андрей в письме, опубликованном в интернете, бросил дикие обвинения в адрес епископа Василия и его "команды", назвав их "сурожскими раскольниками и сектантами", которые якобы возглавили антироссийскую кампанию и подвергали нападкам Русскую Православную Церковь. В этом письме утверждалось, что пришло время создать на месте "фиктивной" - "истинную епархию" на Британских островах. А через три дня, 28 марта, последователи отца Андрея, назвавшие себя "инициативной группой" распространили в сети петицию "в защиту норм церковной жизни и истинного наследия митрополита Антония". Неясно только, какое отношение подобные действия имели к жизни по заповедям Христа, которую проповедовал митрополит Антоний?

К 30 марта ситуация обострилась до предела: епископ Василий обратился в ОВЦС к митрополиту Кириллу с просьбой подтвердить, что отдел Московской патриархии не поддерживает авторов петиции, но никакого подтверждения не получил. В начале апреля некий человек по имени Виктор Никифоров заявил, что в результате исключения нескольких членов из состава приходского совета "были нарушены его демократические права". Он объявил о начале забастовки и призвал других присоединиться к ней, дабы продемонстрировать свою "гражданскую позицию". В это время в интернете обескураженные прихожане задавались вопросом, можно ли совместить пение в церковном хоре с отстаиванием своих "демократических прав".

Вместо того чтобы твердо поддержать авторитет епископа Василия, ОВЦС решил изучить ситуацию, сложившуюся в Энисмор Гарденс и Великим постом направил туда отца Михаила Дудко, который не стал разговаривать с прихожанами, рекомендованными ему епископом Василием, и дал понять, что, по мнению руководства, пришло время продемонстрировать свою власть над Сурожской епархией и преобразовать ее в обычную российскую. В результате, ближе к концу апреля епископ Василий решил, что для дальнейшего развития епархии по пути, устоновленном митрополитом Антонием, необходимо освободить ее от уз авторитарной системы. 24 апреля он обратился к патриарху Алексию II с просьбой отпустить его в юрисдикцию Вселенского патриархата, а 2 мая он направил письмо Вселенскому патриарху Варфоломею I с просьбой принять его и тех клириков и мирян Сурожской епархии, которые этого захотят, в состав Западноевропейской архиепископии Русских православных церквей под Константинопольской юрисдикцией. Указом патриарха Алексия от 9 мая 2006 г. епископ Василий был освобожден от управления Сурожской епархией, но узнал он об этом только 14 мая, когда указ был доставлен в Лондон и публично оглашен архиепископом Иннокентием. 8 июня епископ Василий был принят в юрисдикцию Вселенского патриархата, получил титул епископа Амфипольского и стал викарным епископом Православных приходов русской традиции в Великобритании и Ирландии в составе Западноевропейской архиепископии (возглавляемой архиепископом Команским Гавриилом).

Эти события разделили священнослужителей Сурожской епархии (большая часть которых представлена англичанами, перешедшими в православие из других конфессий) на две группы – тех, кто остался под юрисдикцией Московской патриархии, и тех, кто поддержал епископа Василия. Соотношение этих групп нетрудно определить: списки, представленные на соответствующих интернет сайтах, показывают, что клир разделился практически на две равные части. Внутри небольшого числа русских клириков два священника и один дьякон остались в лоне Московского патриархата, в то время как четыре дьякона русского происхождения (двое из которых недавно приехали в Великобританию) присоединились к епископу Василию. Разделение в среде мирян оценить не так легко. Многие, в отличие от "инициативной группы" собора, занимают нейтральную позицию, не желают присоединяться ни к одной из сторон и глубоко сожалеют о расколе епархии. Многочисленные эмигранты, приехавшие в Англию до перестройки, и англичане, обращенные в православие митрополитом Антонием, последовали за епископом Василием. Большая часть, но не все. Ситуации в приходах могут значительно отличаться друг от друга: некоторые присоединились к епископу Василию, другие разделились на две группы, как, например, приход в Оксфорде, разделение в котором, однако, произошло не по этническому принципу.

Английская церковная и светская общественность не проявляют значительного интереса к конфликту в Сурожской епархии. Среди епископата и духовенства Англиканской церкви у епископа Василия есть друзья, и он пользуется определенным авторитетом. Некоторые англиканские епископы и священники англикане сочувствуют ему и даже оказывают некоторую помощь. Но для Ламбета (дворец Ламбета резиденция архиепископа Кентерберийского в Лондоне) конструктивные отношения с Московской патриархией слишком важны и ради дружбы с епископом Василием Англиканская церковь не будет ссориться с Москвой. Официальная политика Англиканской и Римской католической церквей в этом конфликте - строгий нейтралитет. Глава Католической церкви в Англии, архиепископ Вестминстерский кардинал Кормак Мёрфи-О’Коннор, например, несмотря на свою дружбу с епископом Василием, готов официально поддерживать добрые отношения с любым архиереем, поставленным Московской патриархией на Сурожскую кафедру. Епископ Богородский Елисей, недавно присланный из Москвы в помощь архиепископу Иннокентию, был официально принят в Лондоне как Англиканской, так и Римской католической церковью.

Протодиакон Питер Скорер заметил в интервью радио "Свобода" 13 июня 2006 года, что Сурожская епархия не походила ни на одну из российских епархий, а потому стала "неудобной" для Московской патриархии:

"Сурож был уникальной епархией во всей Московской патриархии благодаря работе митрополита Антония. […] Теперь свободная, соборная, ни на что не похожая епархия в русском контексте стала для России неудобной. Они хотят, чтобы все было "под одну шапку", чтобы церкви за границей, которые сейчас во многих странах строят, являлись чем-то вроде дореволюционных посольских храмов. Они и являются представительствами Москвы. И ими управляют не местные архиереи, а ОВЦС."

Московская патриархия желает, чтобы Энисмор Гарденс и другие приходы Русской православной церкви на Британских островах превратились в анклав Российской федерации, московские аванпосты в Англии, твердо управляемые из Москвы Отделом внешних церковных связей. Некогда центральный для Сурожа принцип участия мирян в принятии решений вряд ли устоит под авторитарным давлением Московской патриархии, которая предпочитает раболепное послушание сознательному сотрудничеству прихожан и священнослужителей.

Звучит ли раскол Сурожской епархии как похоронный звон по Русскому Православию на Британских островах? Время покажет. В этих событиях можно увидеть и болезнь роста этой христианской традиции, которая, возможно, в будущем обретет большую зрелость. Будем надеяться, что Викарство под руководством епископа Амфипольского Василия сможет продолжить миссию митрополита Антония, открывая все новые духовные богатства Православия жителям нашей страны. Что оно будет окормлять зрелых сознательных христиан, которые способны внести собственный вклад в развитие межконфессиональных и межрелигиозных отношений своего прихода, что столь существенно для современного мира, дабы он не распался на враждующие части.

Ксения Деннен (перевод Елены Волковой),
"РУССКОЕ РЕВЬЮ КЕСТОНСКОГО ИНСТИТУТА"

март 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования