Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ": Почему же все-таки не созывают Поместный Собор? или О том, какой "реальностью" живут "опытные церковные политики и удачливые карьеристы"


С большим сердечным откликом, духовным подъемом и всесторонней поддержкой восприняли все истинные православные ревнители благочестия смелое и актуальнейшее для переживаемых нами поистине апостасийных и предконечных времен Обращение к архипастырям, пастырям и всем чадам Русской Православной Церкви, составленное клириками и мирянами Анадырско-Чукотской епархии во главе с Преосвященнейшим епископом Диомидом.

"НЕПРАВДА ЕПИСКОПА ДИОМИДА" ИЛИ ЛУКАВСТВО ДИАКОНА АНДРЕЯ?

В среде же либеральных и обмирщенных церковных деятелей и богословов и иных теплохладных "христиан" это Обращение, естественно, вызвало переполох, неистовое негодование и стремление всячески умалить значение Обращения, поставить под сомнение его достоверность, а заодно, по возможности (т. е. с использованием всех имеющихся средств и всего потенциала макиавеллевско-иезуитского ума), опорочить и осмеять авторов и подписантов Обращения. Хотя сам владыка Диомид подчеркивает, что это Обращение является призывом не к расколу и уходу из РПЦ МП, а к покаянию и исправлению отступлений от чистоты Православия, допущенных теми членами Церкви, которые впали в заблуждение, желая обрести согласие с врагами Христа.

Одним из первых принялся за лукавую работу по дискредитации Обращения и его авторов "популярный современный проповедник и богослов" диакон Андрей Кураев, который уже на второй или третий день после более или менее широкого обнародования Обращения сочинил, в своем излюбленном развязном стиле, "комментарий", опубликованный под названием "Неправда епископа Диомида", в котором обвинил чукотского владыку в том, что тот "безнадежно потерял связь с реальностью, и вряд ли это связано с отдаленностью его кафедры"; и отсюда якобы все его беды и заблуждения.

Прочитав это очередное кураевское сочинение (в котором, кстати, автор удосужился явить читателям "неправду" только одного из девяти пунктов Обращения, совершенно проигнорировав остальные), я вспомнил другую его статью, в которой он также обвинял ревнителей Православия в отрыве от реальности. Название той статьи – "Почему не созывают Поместный Собор", а опубликована она была в газете "Труд" от 12 октября 2004 года (а в самом начале октября в Москве проходил Архиерейский Собор РПЦ). Поскольку тема насущной необходимости в созыве Поместного Собора и незаконности его фактического упразднения не потеряла своей актуальности, – и в Обращении епископа Диомида она присутствует (п. 9), – позволю себе высказать некоторые мысли, возникшие у меня по прочтении статьи из газеты "Труд", а заодно попытаюсь прояснить, что же все-таки понимает диакон Андрей под "реальностью", в которой "не посчастливилось" пребывать ни епископу Диомиду, ни всем остальным современным ревнителям православного благочестия.

Прежде всего скажу, что меня, как православного христианина, статья "Почему не созывают Поместный Собор" очень опечалила и оскорбила. Опечалила потому, что вновь напомнила о том, как низко пало наше православное богословие, в частности, в лице столь "популярного" диакона-миссионера А. Кураева.

А оскорбила эта статья меня тем, что автор в глазах миллионов читателей, верующих и неверующих, сильнейшим образом скомпрометировал архиереев нашей Церкви. И не только архиереев, – ибо и они не лишены человеческих слабостей, – но и вообще всю Церковь, как организацию, призванную хранить истину и свидетельствовать о ней, не взирая на лица, не сообразуясь ни с какими социально-экономическими изменениями, происходящими в человеческом обществе. Даже по представлениям невоцерковленных людей это непременная функция и обязанность Церкви, это то, ради чего она и существует в человеческом обществе.

Больше всего поразили меня следующие слова диакона Андрея: "Не о каждом из наших архиереев можно сказать, что это пламенный молитвенник или прекрасный богослов. Некоторые, скорее, способны произвести впечатление опытных политиков и удачливых карьеристов..." Если это так, если о. Андрей говорит правду, то кто из воцерковленных людей, а тем паче из числа неофитов или людей пока еще не воцерковленных, но верующих, а также людей, которые еще только ищут истину, примет это как отрадное известие?

Говоря, что среди архиереев есть опытные политики и удачливые карьеристы, о. Андрей склоняет миллионы читателей светской газеты к непочтению по отношению к архиерейскому сану. Ведь это явное и величайшее безчестие для всякого епископа, – титул которого "Преосвященнейший", "Высокопреосвященнейший" или "Святейший", – быть в действительности или даже только быть представленным читателям как политик и карьерист! Между прочим, "Словарь русского языка" С. И. Ожегова определяет, что карьеризм – это "погоня за карьерой, стремление к личному благополучию, продвижению по службе в личных интересах".

Уж не предлагает ли нам о. Андрей считать главными и, так сказать, закоренелыми, законченными карьеристами тех иерархов, которые могут быть признаны самыми удачливыми, ибо достигли самых больших вершин в церковно-иерархической системе, а именно: Святейшего Патриарха и постоянных членов Священного Синода? Ведь достаточно, надо сказать, прозрачный намек у вас получается, отче Андрее…

Так что, опорочив таким образом епископский сан, многим его носителям, архиереям, диакон Андрей оказал самую натуральную "медвежью услугу", хотя статья вроде бы писалась им с целью как раз обратной – для поднятия авторитета и значения архиереев в российском обществе. И при этом почти в самом начале статьи автор умудрился выставить против православных, воцерковленных людей, ревнующих о чистоте Православия, обвинение в непочтительности к архиереям в таких словах: "…при виде архиереев они не склоняют головы – "Благослови, владыко!", а скандируют: "По-ме-стный Со-бор!!! По-ме-стный Со-бор!!!"

Признаюсь, что и сам я прежде старался не допускать в себе особенного недоверия к архиереям. Но после ознакомления со свидетельством диакона А. Кураева об архиереях Русской Православной Церкви, – а к ним он, как известно, давно уже и весьма близок, ибо, например, несколько лет был референтом Святейшего Патриарха, – но после этого свидетельства и мое мнение об архиереях изменилось значительно и, к сожалению, далеко не в лучшую сторону. И вполне естественно полагать, что у всякого здравомыслящего человека, прочитавшего статью "Почему не созывают Поместный Собор", должно было возникнуть чувство необходимости контроля над тем, что говорят и что делают те архиереи, которые даже на "известного православного богослова" производят впечатление бывалых политических ловкачей и карьеристов, а не молитвенников и пастырей Православной Церкви.

ПО МЕТОДУ КУРАЕВА

Однако, фактически плюнув в лицо архиереям, дальше в статье диакон Андрей пытается выправить свой ляпсус, прикрыть плевок благовидной, как ему мнится, салфеткой. "Но, как ни странно, – пишет он, – эти качества (т. е. политическая изворотливость и карьеристские наклонности – мон. К.) тоже важны в общей гамме Собора. Нужны люди, которые привыкли на все смотреть с точки зрения просчитывания последствий: "А что из этого выйдет? А как это слово может аукнуться вот в этом углу... а еще вот в том и вот в этом?.."

Но на самом деле получается, что к плевку в лицо архиереям добавился плевок в лицо церковных Соборов, православный догмат о которых выражен в известной формуле: "Изволися Духу Святому и нам…" Наперекор этому церковному пониманию самой сущности Соборов диакон Андрей утверждает, что для Архиерейского Собора нужны люди, которые будут рассматривать насущные церковные вопросы и принимать по ним решения, основываясь на политическом расчете, а не на молитве к Богу, чтобы Он послал Духа Своего Святаго, Который бы просветил их и научил тому, что подобает им творити и глаголати.

Вот какой метод проведения церковных Соборов предлагает профессор обмирщенного богословия А. Кураев. Вот какую страшную подмену пытается он внедрить в сознание православных людей и даже в сознание самих православных иерархов – тех, кто доверится лукавой кураевской софистике и смысловому жонглированию.

Если бы, к примеру, преподобный Максим Исповедник и святитель Мартин, папа Римский, делали свой выбор и принимали решения с точки зрения "просчитывания последствий": а что из этого выйдет? а как к их позиции отнесутся в том месте или в другом, в частности, у императора или в кабинетах других власть предержащих, – если бы, говорим, сии исповедники Православия руководствовались такими соображениями, то не стали бы решительно и безкомпромиссно обличать монофелитскую ересь, получившую во время их жизни (VII в.) широкое распространение и заразившую даже христианского императора. И не стали бы они за истину претерпевать темничное заточение, отрезание языка и руки (как св. Максим), общественное презрение и ненависть (как св. Мартин выслушивал от многочисленной толпы проклятия и вопли: "Анафема папе Мартину!"). Но они тем не менее мужественно заявляли, что если даже весь мир будет против них, они не отступят от истины.

Или вспомним святителя Марка Ефесского (†1457), который один свидетельствовал истину, в то время как все остальные участники Флорентийского Собора руководствовались политическим просчитыванием последствий и стремлением к личному благополучию.

А сегодня профессор богословия пытается навязать нам, как и архиереям, иной образ мыслей, иное мировоззрение – сообразующееся с "веком сим" (Рим.12:2). "Епископ, – втолковывает он читателям, – должен "контактировать" и с банкирами, и с партийными активистами, с госадминистрацией и с лидерами других крупных религиозных групп, со светской интеллигенцией и с монахами... Поэтому епископ держит в голове большое число параметров, по которым он просчитывает последствия тех или иных своих слов и действий".

Если действительно епископы таким образом будут просчитывать в своей голове последствия тех слов и действий, которые требуются от них как от "служителей Христовых и домостроителей таин Божиих", обязанных говорить и действовать, "не прибегая к хитрости и не искажая слова Божия, а открывая истину" (см. 1Кор.4:1-2) и "угождая не человекам, но Богу" (1Фес.2:4), если будут, таким образом, епископы руководствоваться вышеупомянутым "методом Кураева", а не уповать на помощь Божию и на просвещающую благодать Святаго Духа, которая, по слову пророка, научает, какое и когда подобает изречь слово, то, как тленные человеки (Рим.1:23), они обязательно просчитаются...

Их "просчитывание последствий" будет делом человеческого ума, а дело Божие может совершаться только с помощью благодати Божией, "ибо без Меня не можете делать ничего" (Ин.15:5), говорит Господь. Кураевское "просчитывание" – дело ума компьютерного, технического, безличного, а не ума, обращенного к Богу.

Далее диакон Андрей, продолжая речь о том, как, по его мнению, должен мыслить и действовать православный епископ, пишет: "Заявление, которое с восторгом могло бы быть принято в его епархиальном монастыре, может закрыть перед ним двери многих властных кабинетов, а в итоге затормозить восстановление какого-нибудь храма и тем самым оставить без молитвы еще тысячи людей..." Этим высказыванием автор показывает, что сам он ратует и архиереев настраивает на то, что заботиться нужно главным образом о внешнем (строительстве храмов и монастырей), а не о внутреннем, в то время как Спаситель наш учит об обратном: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его…" (Мф.6:33).

И понятно, почему диакон Андрей считает вполне допустимым и нормальным то, что сами архиереи не ставят молитву в центр своей жизни. Именно такой вывод можно сделать из процитированных выше слов о том, что "не о каждом из наших архиереев можно сказать, что это пламенный молитвенник" и т. д. То есть, если архиерей живет без молитвы, это не беда, лишь бы храмы строились. И если архиерей говорит не то, что думает и что соответствует истине, а то, что считает наиболее подходящим для его личных интересов и для активного восстановления храмов, а не восстановления истинного благочестия, – все это тоже не беда, по мысли диакона Андрея.

Но ведь когда люди приходят к убеждению, что в Церкви заправляют делами не пастыри добрые, полагающие души свои за паству свою, а ловкие и корыстолюбивые карьеристы, то не бегут ли тогда люди тысячами из Церкви Христовой, из восстановленных величественных храмов с позолоченными куполами?

По логике о. Андрея, "трезвыми голосами", которые должны "звучать от имени Церкви", могут быть только голоса тех архиереев, которые не молятся, являются сноровистыми политиками, недурными организаторами строительства храмовых зданий и умеют "просчитывать последствия", рассуждая не по духу, а по плоти (Ин.8:15), или по духу мiра сего. Как некогда рассуждали иудеи (и продолжают так рассуждать, упорствуя в своем отвержении Господа Иисуса, как Мессии и Спасителя), которым сказал Христос: "Вы от нижних, Я от вышних; вы от мiра сего, Я не от сего мiра" (Ин.8:23).

"НАРОД СЕЙ ПРОКЛЯТ…"

Внимательно прочитывая статью диакона А. Кураева, видишь, что он не только опорочил православных архиереев, не только бросил камень в Соборы, как высшие органы управления Русской Православной Церкви, но также не упустил возможности попутно бросить камень и в монашествующих. В частности, он говорит: "Оттого епископ в отличие от монастырского послушника не может жить в виртуальном мире "ультраправославных" листовок и брошюр". Выходит, что в монастыре монашествующие живут в виртуальном мире, а не в действительном. А ревнители православного благочестия и церковного Предания, у диакона Андрея выходят "ультраправославными", создавшими себе некий виртуальный мир и живущими в нем.

Ну, а о том, кто, по его мнению, живет в реальном мире, отец диакон пишет дальше: "Он (т. е. епископ) слишком многими порами своей души соприкасается с реальным и, увы, нецерковным миром (конечно, стараясь при этом в глубине сохранить все же иные жизненные стремления и иную систему ценностей)". Итак, получается, что православные монахи и ревнители благочестия живут в мире "виртуальном" (церковном?), а невоцерковленные и неверующие люди – в мире "реальном" – нецерковном. Вот так; понимай, читатель, как знаешь… И выводы отсюда делай сам.

Не обошел автор рассматриваемой статьи и возможности бросить камень в простых православных людей, мирян Русской Церкви. Так, еще в начале статьи он говорит: "Понятно, что те миряне, которые рассчитывали озвучить свою позицию с высшей церковной трибуны, теперь при бессрочном откладывании Поместного Собора ощутили себя ущемленными". Получается, что те православные миряне, которые каким-либо образом выражают свое желание и потребность поговорить открыто со своими архиереями, в действительности, по Кураеву, одержимы духом гордости, по каковой причине и ощущают себя "ущемленными".

И получается, у того же Кураева, что в русском православном народе сегодня нет людей, которые рассуждают более или менее духовно, более или менее здраво. И нет людей, имеющих нужды, о которых они хотели бы рассказать своим церковным пастырям и всей церковной Полноте, представленной на Поместном Соборе. И нет людей, мнения и оценки которых можно выслушать и к которым можно обратить серьезное внимание. А есть только какие-то гордецы, крикуны, клеветники на архиереев и, по кураевским выражениям, "пикетчики" и "православные ваххабиты". Последнее "хлесткое" выражение вынесено автором даже в подзаголовок статьи, который читается так: "Зачем "православные ваххабиты" атакуют храм Христа Спасителя".

Спрашивается, на каком основании священнослужитель РПЦ в столь многотиражной светской газете называет православных людей ваххабитами? Какой погром, какое убийство, какое преступление они совершили?

По Кураеву, православная паства сплошь состоит из психически больных, да вдобавок еще и агрессивно настроенных, людей и даже откровенных экстремистов и (о, ужас!) почти террористов (подобных фанатичным и звероподобным "исламистам"), к которым, естественно, нужно применять всю карающую силу свежеиспеченного закона "О борьбе с терроризмом и экстремизмом" с совсем уж новейшими "ужесточительными" дополнениями и изменениями; т. е., проще говоря, сажать их всех за решетку.

Спросим, кстати, читал ли диакон Андрей жития св. мучеников? Многие из них сжигали капища и сокрушали идолов. Живи они в наше время, как бы он их назвал? Не святыми, а православными ваххабитами?..

Вот какую характеристику, а вместе с ней и готовое обвинительное заключение, от профессора мозгословия (по выражению старца Паисия Святогорца) удостоился получить простой церковный люд, народ Божий. По кураевскому пониманию, этот народ – темный, глупый и настырный; и вообще – "народ сей невежда в законе, проклят он" (Ин.7:49), как "удачно" выразились во время оно книжники и фарисеи.

Именно от церковного народа, который "пытается прорваться на Поместный Собор", диакон Андрей "спасает" православных архиереев, ратуя за недопущение мирян, равно как и рядового духовенства, к участию в работе церковных Соборов, т. е. оправдывая фактическое и, даже с точки зрения светского права, незаконное упразднение (которое он и не отрицает!) в Уставе РПЦ 2000 года самого института Поместного Собора, который, согласно Уставу-1988, являлся (и является таковым до сих пор, в силу явной незаконности Устава-2000) – высшим законодательным, исполнительным и судебным органом Русской Поместной Православной Церкви.

Диакон Андрей пытается измыслить процедурную трудность в организации проведения Поместного Собора, заключающуюся якобы в невозможности в наше время определить, кто является по-настоящему церковным человеком. "Но как определить меру православности? – озадачивает он читателей, в большинстве своем, к его радости, не искушенных в церковном праве. – Нельзя провести выборы делегатов на Собор, пока не определено, кто именно имеет право участвовать в этих выборах. Значит, прежде созыва такого рода локальных собраний нужно ввести фиксированное членство людей на каждом приходе. Во многих странах Запада это есть: человек вписывается в определенный приход, платит годовой взнос на его нужды и обретает право голоса во всех вопросах его жизни".

Но простите, отче Андрее, в своем ли вы были уме, когда писали эти строки?.. А как же тогда ежегодно в каждой епархии проходят епархиальные собрания, а на приходах – приходские? Ведь как-то же определяются их участники? И не как-то, а даже в незаконном Уставе-2000 сказано, что членами епархиальных собраний являются представители "канонических подразделений епархии" (т. е. приходов, монастырей, братств и сестричеств, духовных учебных заведений и т. д.), а членами собраний приходских – священнослужители и "прихожане, активно участвующие в литургической жизни прихода, достойные по своей приверженности Православию, нравственному облику и жизненному опыту участвовать в решении приходских дел, достигшие 18-летнего возраста и не состоящие под запрещением, а также под церковным или светским судом". Вот и на Поместный Собор можно, руководствуясь примерно такими же критериями "православности", от каждой епархии делегировать представителей! Специально для этого можно провести епархиальные собрания.

И признаёте же вы в своей статье неизбежность созыва Поместного Собора для избрания следующего Патриарха (конечно, дай Бог здоровья и долголетия нынешнему)? Или по причине хитроумно сочиненной вами трудности определения представителей от клира, монашествующих (их-то, священнослужителей и монахов, тоже трудно будет "определить"?) и мирян РПЦ останется вовсе без предстоятеля? Нет, надо будет утвердить количество и порядок избрания представителей от каждой епархии и в соответствии с ним провести процедуру избрания. Что может быть проще?

"Так кто же рвется на Поместный Собор? – не устает вопрошать диакон, – Обычный церковный человек вряд ли будет стремиться к контролю над своими священниками и епископами. Эта цель вожделенна для человека "с идеей". Как правило, это люди, которые испуганы сами (окружающий мир им кажется крайне враждебным) и которые стараются испугать других (раз кругом враги, то и относиться к ним надо соответствующе)". Потому, мол, архиереи и "предпочитают встречаться в своем особом кругу".

Да, видимо, некоторым нынешним иерархам очень желается, чтобы их паства была не словесным стадом Христовым, а безсловесным стадом безмозглых скотов (по выражению "сионских мудрецов"); поэтому им не нужны "идейные", мыслящие, рассудительные пасомые.

И кто враги у православного христианина? Ведь небезызвестно о. Андрею, что св. Отцы говорят четко и определенно, что враги у нас – плоть, мiр и диавол; и, конечно, читал о. Андрей, что "все, что в мiре: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мiра сего" (1Ин.2:16). Однако, вопреки слову Божию и учению св. Отцов, диакон Андрей считает мiр сей, по-видимому, самым лучшим другом христианина.

Но ведь дружба с мiром, согласно слову Божию, неизбежно влечет за собой ненависть по отношению к истинным последователям Христа, предупредившего их: "Будете ненавидимы всеми за имя Мое" (Лк.21:17). Вот этой самой ненавистью "мiра сего" и заражен диакон Андрей, как и все другие обмирщенные "христиане", любящие этот мiр больше вечного Царствия Божия, свои частные земные интересы и благополучие больше Бога. "А кто не любит Бога, не любит никого" (старец Паисий Cвятогорец).

"ПРАВОСЛАВНЫЙ ПАПИЗМ"

"Сами "протестанты", – пишет о. Андрей, – считают себя людьми, исповедующими православие столь традиционное и каноническое, что даже Патриарх и Синод находятся у них под подозрением". Почему же "протестанты"? Потому ли, что они справедливо протестуют против беззаконного Устава-2000 и против грубейшего попрания самого принципа церковной соборности?

Что же касается "подозрений" по отношению к Патриарху и Синоду, то, конечно, весьма и весьма странным является это "обвинение". Неужели автор статьи никогда не читал апостольскую заповедь, которая выражена в следующих словах: "Я, – говорит апостол Павел, – по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, как строит"? Итак, каждому верному дана заповедь наблюдать за тем, как назидает наставник, правильно ли он продолжает в Церкви надстройку над апостольским основанием. И не могут быть неизвестны о. Андрею слова преп. Симеона Нового Богослова, который учит, что всякий христианин должен сличать со Священным Писанием поучения и жизнь своих наставников. И неужели о. Андрею неведомо предсказание преп. Серафима Саровского о том, что архиереи Русской земли отступят от чистоты Православия и станут учить учениям и заповедям человеческим?

Если диакон Андрей отрицает саму возможность попадания Патриарха и членов Синода под обоснованное подозрение, саму вероятность проступков и ошибок в их словах и делах (которых, заметим, было совершено немало, и серьезных, особенно в последние годы; вспомним здесь лишь некоторые, а именно: активный экуменизм, братание с богоборцами-сионистами, оправдание цифровой идентификации человека, внутрицерковные гонения на священнослужителей, монахов и мирян, отвергающих глобализм со всеми его проявлениями и противостоящих духу церковной апостасии, членство Патриарха Алексия в "Международной академии информатизации", которую сам же о. Андрей в своей книге "О нашем поражении" охарактеризовал как организацию явно оккультную, объединяющую самых "высоких" колдунов и сатанистов; и прочее в том же духе…), то не следует ли читателям сделать вывод о том, что автор на римско-католический манер исповедует совершенную непогрешимость предстоятеля РПЦ и ее Священного Синода? Тогда это какой-то "православный папизм" получается…

"Увы, – продолжает суесловить богослов Кураев, куражась над малым стадом Христовым, – защищают они традицию, которая об этой защите их не просила и которую они сами толком не знают". Да, только диакон Андрей знает православную "традицию", другие никто не знают… Вновь слышится фарисейское: "Народ сей – невежда в законе"…

И когда же, спросим мы о. Андрея, православная традиция просила кого-либо о защите? Это что-то новое. В нашем понимании, православная традиция не просит, а обязывает каждого православного христианина (а не только одних иерархов и клириков) защищать ее во всех обстоятельствах своей жизни. А если христианин не отстаивает Православие, то тем самым отступает и предает его. Или уважаемый профессор мыслит иначе?

Похоже, что да. Похоже, что сам-то о. Андрей исповедует как раз не традиционное православное учение, хранимое святой, соборной и апостольской Церковью, а новейшее – толерантное "православие", шагающее в ногу со временем, угодливо приспосабливающееся к нецерковной "реальности" мiра сего. Именно на такое "неоправославие" указывают слова из заключительного абзаца рассматриваемой нами статьи "Почему не созывают Поместный Собор" о том, что "в мире все меняется, в том числе и место в нем Церкви". Точно также, помнится, говорили церковные обновленцы советского периода.

ПРЕДНАМЕРЕННАЯ ЛОЖЬ

"Каноническое право Православной церкви, – изрекает горе-профессор, – вообще не знает такого понятия, как "Поместный Собор". Странно… Неужели автор сего утверждения никогда не держал в руках книгу, которая называется "Книга правил святых Апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных, и святых Отец" и является важнейшим церковно-каноническим сборником, содержащим, в частности, постановления (каноны) девяти Поместных Соборов, признанных всей Церковью? Заметим здесь, что, согласно "Книге правил", а точнее   37-му апостольскому правилу, Поместные Соборы должны созываться дважды в год (!).

Преднамеренная профессорская ложь о "неканоничности" Поместных Соборов подобна другой его лжи – сделанному в книге "О нашем поражении" и в других "богословских сочинениях" заявлению о том, что никогда за православным богослужением не должен читаться Апокалипсис. А церковный богослужебный Устав это чтение предусматривает – на всенощном бдении в период Великого поста (см. об этом нашу статью "Читается ли Апокалипсис за богослужением? Еще об одном измышлении диакона Андрея Кураева", опубликованную, кажется, в № 20 газеты "Дух христианина"). Или почтенный профессор и Типикон никогда в руках не держал и потому добросовестно заблуждается? Но зачем же тогда намекать читателям на то, что только такие "выдающиеся богословы", как его диаконское преподобие, знают толк в "традиции"?

Вот такие лукавые извороты и "теологумены" диакон Андрей пытается навязать сознанию православных. Как говорится, лжет, не моргая глазом. Кто будет искоренять все эти "богословские" сорняки? И где? – Только на Поместном Соборе. Так что вполне понятно, почему диакон Андрей выступает против созыва такого Собора. Чувствует, что там ему достанется на орехи. А на Архиерейском Соборе ему ничего не попадет; только похвалят, как большого труженика на ниве проповеди Православия, точнее – толерантного "неоправославия".

Смотрю на все творчество и деятельность популярного диакона, и невольно из юности вспоминается вопрос: "Кто вы, доктор Зорге?" Кто вы, доктор богословия д. Андрей Кураев? Созидатель и проповедник Православия или сознательный разрушитель и гонитель его?..

И неужели диакон Андрей полагает, что все православные читатели настолько наивны, что сходу поверят настойчиво проводимой им в статье мысли о том, что церковный народ не должен и в древности не принимал никакого участия в деятельности Соборов (участие русского церковного народа в Соборах досоветской и советской эпох диакон не решился отрицать)?

Еще удивительнее то, что эту однозначно ложную идею ничтоже сумняся внес в новое издание учебника "Церковное право" его автор – главный сегодняшний канонист РПЦ МП прот. Владислав Цыпин. Но уж он-то точно, силясь дать "научное обоснование" генеральной церковно-политической линии, пошел на сознательный научный подлог, ибо не может не ведать, что написал неправду.

Он рассуждает в учебнике в том смысле, что не стоит слишком уж печалиться по поводу фактической ликвидации Поместного Собора и передачи его властных полномочий Собору Архиерейскому, ибо, дескать, и Вселенские Соборы были "архиерейскими". Трудно представить, что, профессионально изучая этот вопрос, являясь преподавателем церковного (канонического) права в московских духовных академии и семинарии, прот. В. Цыпин не ознакомился, например, с прекрасной работой прот. Николая Добронравова "Участие клира и мирян на соборах в первые девять веков христианства (Реферат, прочитанный на собрании Общества любителей духовного просвещения, 1905 года 2-го декабря)"(1), в которой собраны убедительнейшие исторические свидетельства того, что Церковь никогда не ограничивалась участием на Соборах одних только епископов.

УШИ НАРОДА И СЕРДЦА ЕПИСКОПОВ

Приведем из этого научного исследования несколько цитат:

"В христианской Церкви собор не был и не должен быть каким-либо собранием иерархов без клира и мирян. Вспомним об Апостольском Соборе. В Книге Деяний ясно обозначается, что на нем принимали участие в рассуждениях и решении не одни Апостолы, но также и "пресвитеры" (15, 6), "братия" (23), "вся, целиком, церковь": ολη τη̃ εκκλησία (22). Οравда, святой Лука приводит речи только двух Апостолов Петра и Павла, но, несомненно, в рассуждениях принимала участие и братия. Это совершенно ясно открывается из слов (12): "тогда умолкло все собрание и слушало Варнаву и Павла"; "умолкло", следовательно до того времени собрание не молчало. Речи, как видно, далеко не были согласными, ибо Лука говорит, что "по долгом рассуждении" Петр, встав, сказал (- 7). Однако братия не только рассуждала, но и самое решение апостольского Собора состоялось не без ее согласия: "Тогда, – читаем мы в 22 ст., – Апостолы и пресвитеры со всею Церковью рассудили, избравши из среды себя"… и т. д. Поэтому и самое послание Апостольского Собора начиналось словами (23): "Апостолы, и пресвитеры и братия, находящаяся в Антиохии, Сирии и Киликии", и т. д.

Вот первый Собор, положивший начало всем прочим. На нем, как видим, братия или миряне – не простые слушатели, но живые участники рассуждений и прений. Апостолы лишь после всестороннего выяснения вопроса высказали свое мнение, которое, как решающее, и было принято всем Собранием".

Далее прот. Н. Добронравов, последовательно рассматривая все семь Вселенских и девять Поместных Соборов, признанных Церковью, по каждому из них приводит, пользуясь авторитетными источниками, неоспоримые исторические свидетельства об активном участии в их работе большого числа пресвитеров, диаконов, сановников и простых мирян. А в конце своего церковно-исторического исследования он делает выводы и, в частности, пишет:

"… приведем все сказанное к одному знаменателю:

Соборы не составлялись из одних епископов, иначе они не представляли бы собою всей церкви. Нет, на соборе никогда не запрещалось присутствовать клиру и мирянам. Иногда клириков и мирян (т. е. как раз тех, кого сегодня д. А. Кураев кличет "протестантами", "пикетчиками" и "православными ваххабитами" – мон. К.) было даже больше, чем епископов. На первом вселенском соборе епископы составляли только шестую часть всех присутствовавших. <…>

В древней церкви церковное дело считалось делом всякого христианина. Тогда никому из верующих нельзя было бы сказать: "тебе нет дела до того, как будет решен тот или другой церковный вопрос; ты должен вполне положиться на своего епископа и людей ему близких, угодных; что они определят, то и исполняй". Древняя церковь не забывала, что "уши народа бывают иногда святее сердец епископов", по прекрасному выражению св. Илария Пиктавийского; что "не все епископы суть епископы", как говорит бл. Иероним. Нет, не одно епископство, не одна высшая иерархия, хотя бы и с тайными комиссиями, но вся церковь есть столп и утверждение истины; поэтому "совершеннейший собор не есть судилище одних только епископов" (слова Христофора Филарета в его "Апокрисисе")".

ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ?

И последнее, что хотелось бы сказать. Нет, не о Кураеве и его словесной эквилибристике (хотя и можно было бы еще продолжить разбор его лукавой статьи). Оставим его, пожелав ему скорейшего вразумления и отверзения духовных очей, чтобы смог видеть не только нецерковную "реальность" мiра сего, лежащего, по слову апостола, во зле, но и реальность истинную – духовную. Скажу же теперь о нас с вами, дорогие о Господе читатели, православные люди: истинные архипастыри, клирики, монашествующие и миряне. Думается мне, недостойному монаху Константину, что мы, если считаем себя настоящими православными христианами, приверженцами Православия с Крестом Христовым, а не "православия с комфортом" (по выражению иером. Серафима Роуза), не должны упустить сейчас те шансы, которые предоставляет нам ситуация, возникшая в связи с Обращением владыки Диомида.

Мы не только должны всемерно поддержать Обращение, включая его подписание, но и как можно скорее с новыми силами организовать широкое и мощное движение за созыв Поместного Собора. Нужно начать требовать его созыва самым решительным образом и всеми доступными и разумными способами, среди которых: направление писем, телеграмм, бланков с подписями к Обращению, аналогичных обращений, размещение материалов в светских и церковных СМИ, молитвенные стояния, привлечение к участию в народном движении за созыв Поместного Собора православных и патриотически настроенных депутатов и других политиков, общественных деятелей, писателей, деятелей культуры и т. д.

Во-первых, это спасет епископа Диомида от неканонических прещений, ибо не станут же церковные либералы утверждать, что существенная часть епископов, священников и других членов Русской Православной Церкви "оторвалась от реальности". А во-вторых, это даст действительный шанс все же вынудить высших иерархов пойти этой крупной части Церкви на уступку и созвать-таки Поместный Собор – законный высший орган РПЦ МП; причем с теми функциями и полномочиями, которыми наделяет этот Собор законный Устав об управлении РПЦ 1988 года.

Да поможет нам Бог!

(1) Опубликовано, напр., в сборнике "На пути к Поместному Собору Русской Православной Церкви: Материалы к Архиерейскому Собору 2004 года". М. 2004. С. 243-263.

монах Константин,
"РУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ"

20 марта 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования