Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУССКОЕ РЕВЬЮ": Таланты церковной свободы. Интервью с известным православным общественным деятелем, секретарем Священного Синода Апостольской Православной Церкви протопресвитером Глебом Якуниным


Российское православие чрезвычайно многообразно и богато самыми разными традициями. Помимо Русской Православной Церкви Московской патриархии существует целый мир альтернативного православия, других Церквей, юрисдикций, которые по-своему понимают и отношения Церкви и государства, и проблемы современной православной жизни в России, и возможности православия к изменениям в ту или иную сторону. Среди тех юрисдикций, которые не ассоциируют себя с Московской патриархией, есть как весьма консервативные, так и либеральные Церкви. К консерваторам, выступающим за сохранение традиционного церковного устройства и богослужения, относятся Российская Православная Автономная Церковь (с центром в Суздале), Православная Российская Церковь (ПРЦ, ранее известна как ИПЦ(Р) - Истинно-Православная Церковь, Синод митрополита Рафаила), Русская Истинно-Православная Церковь (РИПЦ) во главе с архиепископом Омским и Сибирским Тихоном (Пасечником).

Консервативной является и Зарубежная Церковь, которая раскололась на несколько направлений после начала процесса объединения с Московской патриархией. За слияние с РПЦ МП выступает РПЦЗ(Л) митрополита Лавра (Шкурло). Часть приходов несколько лет назад ушло под омофор почившего митрополита Виталия (Устинова) и РосПЦ – РПЦЗ(А), возглавляемую Митрополитом Антонием (Орловым) с центром в подмосковной Щербинке. Другая часть осталась верной старшему по хиротонии в РПЦЗ(В) епископу Владимиру (Целищеву) – эту юрисдикцию уже называют РПЦЗ (Вл).

Либеральной в организационном и богословском отношении следует назвать Апостольскую Православную Церковь, которую возглавляет митрополит Виталий (Кужеватов). Видную роль в этой церкви играет протопресвитер Глеб Якунин, знаменитый узник совести советских времен и политик-правозащитник. АПЦ признает женатый епископат и выступает за децентрализацию церковного управления. Из-за несогласия с либеральными, реформистскими тенденциями руководства АПЦ ее покинули митрополит ПРЦ Крутицкий и Коломенский Стефан (Линицкий), бывший первоиерарх АПЦ (он перешел в ПРЦ), а также известный своими экстравагантными взглядами богородично-пророческого характера Яков Кротов (в своем очерке об откровении он, к примеру, пишет: "В христианстве, к сожалению, разделяются, а иногда и противопоставляются спасение и творчество, служение священническое и служение пророческое, поэтическое, артистическое. "Благодатный старец" кажется противоположным "вдохновенному проповеднику". На самом деле, благодать выше противопоставления спасения и творчества. Благодатный старец потому и опознаётся как благодатный, что он проявился как вдохновенный исповедник, молитвенник, наставник. Вдохновенный пророк не может быть безблагодатным…").

За децентрализацию церковного управления выступает также такой деятель альтернативного православия либерального направления как митрополит Кириак (Тимирциди). Весной 2005 года Священный синод Истинно Православной Церкви (под председательством митрополита Рафаила) констатировал факт отхода от Церкви митрополита Пятигорского и Северо-Кавказского Кириака, а также его ближайших сподвижников архиепископа Херсонесского и Готского Дамиана и епископа Донецкого и Горловского Виталия вследствие "принадлежности к обновленческой ереси". Митрополит Кириак (Темирциди) отделился от юрисдикции митрополита Рафаила и сначала существовал самостоятельно, а недавно вошел во Временное высшее церковное управление, сформированное митрополитом Арсением (Киселевым). Митрополит Стефан (Линицкий) практически находится в акефальном положении, хотя Рафаил номинально включает его в список своих архиереев.

Православной юрисдикцией с большим протестантским влиянием является Православная Обновленческая Архиепископия Киевская, Московская и всея Руси во главе с архиепископом Сергием Журавлевым, рукоположенным в АПЦ.

Несмотря на малочисленность, по сравнению с РПЦ МП, юрисдикций альтернативного православия они также ставят перед собой задачу возрождения православия в России, нравственного очищения Церкви. Православные движения, отличные от Московской патриархии, часто поднимают и бурно обсуждают такие острые проблемы, которые редко становятся предметом публичной дискуссии в официально поддерживаемой государством РПЦ МП. И проблему создания сильного прихода, и авторитета священников, и участия мирян в жизни Церкви, и приспособления церковного уклада к современности и к светской культуре в альтернативных православных юрисдикциях стараются решать без помощи власти, опираясь на силу православной общественности, которая, как это ни странно звучит для широкой аудитории, не связана с теми представителями Московской патриархии, которых в государственных СМИ представляет духовными авторитетами русского народа.

- Вы являетесь одним из самых ярких представителей российского православия, выступающих с критикой Московской патриархии. Однако сам мир альтернативного православия остается в значительной степени скрытым от широкой общественности. Как Вы расцениваете нынешнюю ситуацию, когда существует целый ряд разрозненных церковных юрисдикций, часто совсем небольших, но противопоставляющих себя Московской патриархии?

- Нынешнюю ситуацию я расцениваю как положительное явление, потому что большая церковь это всегда воплощение самодержавной власти, той церковной идеологии и системы, которая сложилась еще в Средние века. Мощная централизованная Католическая Церковь является, наверное, той моделью, о которой мечтает наш президент, когда говорит о построении вертикали власти. Сильная вертикаль Католической Церкви, пройдя через Эпоху Возрождения и выйдя в современный мир, сохранилась. Протестанты пошли своим путем. Что касается Православной Церкви, то отделившись от Рима, она имела больше потенциальных возможностей, с богословской точки зрения, для развития соборности и демократии. Однако отдельные православные церкви стали скорее уподобляться церкви католической и каждая из них стала строить свою мощную вертикаль власти. Жесткая авторитарная самодержавная структура или модель сохраняется во всех примерно 15 православных церквах, которые признают друг друга в мире, начиная от Константинопольского патриархата и до Московской патриархии.

В России произошел прорыв в церковном сознании в конце XIX – начале ХХ веков, в особенности после первой революции 1905 года, когда была дарована свобода совести. Российская Православная Церковь ожила и стала готовиться к Всероссийскому Собору, который впоследствии состоялся в 1917-1918 годах. Тогда впервые прошли свободные выборы патриарха Тихона, в которые государственная власть не вмешивалась. Были введены элементы церковной демократии вместе с выборностью епископата. Потом уже началась трагическая история – Собор был разогнан, коммунисты уничтожили церковь, а Сталин опять воссоздал имперскую самодержавную модель церкви византийского типа. Сталин фактически стал некоронованным коммунистическим императором. И до сих пор Московская патриархия находится в таком тяжелом состоянии, не подверженном никаким реформам. Все, наоборот, идет вспять.

- Однако если в советское время в СССР существовала лишь катакомбная церковь, то в 1990-е годы появилась масса самых разных церквей. Считаете ли Вы, церковные разделения являются благом или же злом?

- В условиях, когда Московская патриархия вообще отказалась от соборной демократии в церкви, как раз и появилась возможность создавать другие юрисдикции. В советское время в подполье была катакомбная Истинно-Православная Церковь, гонимая и раздробленная. Появилась суздальская церковь во главе с митрополитом Суздальским и Владимирским Валентином (Русанцевым) – Российская Православная Автономная Церковь. Появилась церковь митрополита Московского и Всероссийского Рафаила (Прокопьева), предстоятеля Истинно-Православной Церкви. С 1990 года стали появляться приходы Зарубежной Церкви и епископы РПЦЗ. Процесс объединения РПЦЗ(Л) с РПЦ МП - это проблема, так как соединение двух церквей активно продавливается сверху, не учитывается мнение народа и духовенства. Это объединение уже вызвало расколы в Зарубежной Церкви и разделения среди зарубежников на территории России.

Я не считаю, что появление новых церквей это зло. Создание нескольких самостоятельных религиозных центров дает возможность некоей свободы внутри самой церкви. В частности это предоставляет большую административную свободу, отсутствие бюрократии, которая господствует в Московской патриархии. Огромная бюрократическая система делает из РПЦ монстра, хотя она сама много кричит о сектах, но сама является классическим наглядным образом секты. Тем более, что, чем больше церковь и тяжелее вертикаль власти, тем хуже для верующих. Большая церковь становится маргинальной консервативной, не способной к развитию. В нашем меняющемся мире церковь должна влиять на окружающий мир и проповедовать Христа. Средневековая модель административного устройства не дает церкви двигаться вперед, церковь начинает бороться с инакомыслящими, пытается оседлать государство, ждет от него помощи и покровительства. А поэтому чем больше разных юрисдикций тем лучше.

- Получается, что наличие разрозненных структур во многом решает проблему влияния церкви на общество?

- Возникновение различных юрисдикций, безусловно, не решает проблемы подлинных реформ в церкви, но способствует этому и дает больше возможностей для проявления собственного своеобразия в рамках православной веры. К примеру, глава Православной Обновленческой Архиепископии Киевской, Московской и всея Руси архиепископ Сергей Журавлев, который был рукоположен в нашей церкви (архиепископ Киевский, 2002-2004), пошел по радикальному для православного пути. Он многое взял из протестантизма. Однако Сергей Журавлев исповедует православную веру, хотя и резко пересмотрел церковные каноны. Мы до этого не дошли, ведь в церкви Сергея Журавлева уже рукоположены две женщины в иерейский сан.

В современной России почему-то вопрос о возможном изменении канонов и о развитии не ставится, а православным надо собираться вместе и обсуждать такие проблемы. Историк церкви и министр культов Временного правительства Антон Карташов отмечал, что каноны – это проекция догматов на историю. Догматы нерушимы, они не отменяются, как Символ веры, который всеми признается, но каноны могут меняться в соответствии с политическими и культурными изменениями. Церковь должна идти вперед, она должна вооружиться современным пониманием мира и находить общий язык с миром.

- Однако далеко не все альтернативные юрисдикции столь открыты миру и обществу.

- Большинство православных церквей в России консервативны, они также как и Московская патриархия, сакрализуют каноны и считают, что все правила церковной жизни должны быть незыблемы. Апостольская православная церковь пошла на более глубокие реформы. Мы продолжили дело Собора 1917-18 годов. Хотя мы не можем себя сравнивать с теми святыми людьми, которые переосмысливали церковную жизнь после крушения монархии и союза церкви и государства. Главный принцип Апостольской Православной Церкви – избираемость духовенства верующими, в приходах священников, в церковных округах епископов. Выборность – основной принцип церковной демократии. В настоящее время обсуждается вопрос о том, чтобы не только священник мог быть женатым, монашествующим и принять целибат, но и епископ. Женатые епископы были в обновленческой церкви, которой руководил в 20-е годы епископ Александр Введенский. Это значит, что епископом можно будет стать не обязательно через монашество, но и сохранив семейную жизнь.

- Насколько либеральны, на Ваш взгляд, другие деятели альтернативного православия?

- В РПАЦ у митрополита Валентина (Русанцева) и в Синоде ИПЦ у митрополита Рафаила (Прокопьева) такое же сакрально-консервативное отношение к церковным канонам как и в Московской патриархии. РПАЦ митр. Валентина отличается от остальных альтернативных православных церквей лишь тем, что в ней больше приходов (свыше 100). У нашей АПЦ с этими альтернативными церквями, как и с РПАЦ, а так же с зарубежной Православной Церковью на территории России, расхождение в том, что все они консервативны, а некоторые даже ультраконсервативны. АПЦ – церковь реформаторского направления, в том числе и в сфере канонического устройства. Что касается некоторых архиереев, которые были одними из основателями АПЦ - митрополитов Серафима (Линицкого) и Кириака (Тимирциди) – то хоть они и разделяли реформаторские идеи, провозглашенные при образовании АПЦ, но в дальнейшем покинули АПЦ.

Дело в том, что создать православную юрисдикцию можно лишь тогда, когда есть два епископа и согласие третьего на рукоположение кандидата в сан епископа. Этот принцип является незыблемой канонической нормой для всех православных церквей без исключения. В АПЦ мы, кстати, отказались от единого управленческого центра для того, чтобы избежать создания тоталитарной вертикали власти. По аналогии с государственным устройством мы создали конфедерацию, в которой епископ, глава церковного округа, имеет большую автономию. Мы являемся наследниками отца Александра Меня, который является для нас святым. В АПЦ отец Александр Мень был канонизирован в 2000 году. Мы стараемся воплотить все его идеи в жизнь. Я верю, что только реальная соборность и церковная демократия создают условия для развития в церкви полноценной христианской жизни.

Роман Лункин,
"РУССКОЕ РЕВЬЮ КЕСТОНСКОГО ИНСТИТУТА"

февраль 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования