Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Симеон Денисов (кн. Мышецкий). Главы из "Винограда российского"
(Истории боярыни Морозовой,
Спиридона Потемкина и отца Вавилы)

[древле-
православие]


ГЛАВА 10.

О болярыни Феодосии Морозовых, и княгини Евдокии Урусовых, и с прочими.

Предивно тогда и некия от великоблагородных жен аще и женами их нарещи лепо: яко премужественно путь страдания претекоша, великая в страдательном терпении, великая в сигклитикиях Феодосия, великих боляр Морозовых, яже богатьством премногим тако кипящая, яко крестьян до осми тысящ, двора до четырех сот слуг имущи: славою толь премного сияющи, яко прочая царския державы бяше, и присно повседневно в царских дворех бывающи. и сестра ея благоревностная княгиня Евдокия, Урусовых князей: и благородная в женах Мария: с ними же предобрая сих начальница, и спасения учительница инокиня Иустина, славныя жены, преславно и всехрабро, тризнище страдальчества претекше победным увязошася венцем. их же страдание тако бысть.

Понеже великая и предивная сигклитикия Феодосия, кравчая царския державы бяше присно водворяшеся в доме монаршестем. И егда новины Никоновы смущати и колебати Россию начаша, сия занеже древняго благочестия, всеблагодатная ревнительница бяше, нача помалу царских укланятися дворов и приметатися в домех древлецерковнаго благочестия любителей. отсюду в царстем доме, яко от царя, тако от царицы присно вопрошаема бяше: чесо ради не обретается присно в царстем дворе; и егда уведа монарх, яко сего ради не приходит, понеже древлецерковнаго благочестия держится, тогда призывает оную к себе, увещавая ю покаритися царстей воли, и архиерейским собором. киих увещаний не показа; коих обещаний не сотвори; которых словес ласкательных не издаде оней еже Никоновы новины приятии. Но что оная предивная в ревности, предивная и в разсуждении сигклитикия; дивне монарху отвещеваше: Вашему царскому величеству всегда покорны бехом и есмы и будем: от прародителей бо сему наказахомся, и от апостола учимся Бога боятися и царя почитати. к новинам же Никона патриарха пристати никогда же дерзнем. ибо от благочестивых родителей рождении во благочестии воспитахомся, измлада священных навыкохом писмен, от пелен Божиим научихомся законом; не отвержемся оных, ими же добре обучихомся. не преступим отеческих святых пределов, не загладим писмен, ими же священнее во священней церкви воспитани быхом: древлеправославно научени сущее, новопреучитися, и новыми сими водитися законы, никогда и никакоже смеем, отеческих запрещений и страшных клятв ужасающееся, зело боимся и трепещем. видев самодержец, яко преславная сия не покаряется сигклитикия и к новинам пристати не хощет. Архиереом о сих яко отцем предлагает. тии же обыкоша своя догматы дивным учением кровопролития утверждати, советуют и увещавают монарха, оную преславную болярыню, и с нею сущыя, гражданскому суду отдати. егда отданным сим в безмилосердное истязание, что страшное, что ужасное на них соделаша; како благородныя узами обругаша; како славныя темницами обезчестиша; како пречестныя мученьми немилостивно растерзаша; слышити: собравшымся честным и великим боляром, Долгорукову, Воротынскому, Сергиеву, и прочым, нощи сущей, привозится и дивная в терпении Феодосия, на двор испытания. уготовляются мучительныя сосуды, реброломательная предлагаются орудия, огнь великий возгнещается: сим уготовленным: князь Иоанн, Воротынской глаголаше: благородная сигклитикие Феодосие, видиши ли огнь, зриши ли орудия мучительная тебе ради и на тя уготованная! прочее послушай нас, прими новозданныя книги и догматы: да первую честь и славу от монарха и от нас приимеши. Что же всехрабрая душа; что великомужественная страстотерпица отвеща: о бедный княже Иоанне, что ми огнем угасающим и вещным грозиши, его же присно возгнещах в домашних потребах аще печение, аще варение, аще домосогретие, сим присно содействовах, откуду не толико сего огня обычнаго и угасающаго боюся, елико трепещу вечнаго и неугасающаго пламене, хотящаго безконечно вся палити законопреступныя. Сим реченным, судии повелеша прежде взятии сестру ея, благородную княгиню Евдокию, и на древе мучительнем повесити, нагу и мучити немилостивно. таже и самую великоблагородную сигклитикию, многотерпеливую Феодосию повесиша нагу: Оле свирепаго немилосердия судящих, не устыдешася толикаго благородия, не усрамишася честности оных, не помиловаша слабости женска пола; но всеяростно пролияша неповинныя крови, уязвиша праведныя плоти, раниша преподобных телеса, упестриша хребты их многокровавыми глубочайшими ранами, кроме всякаго студа зрения: и не дивно: архиереом на своя главы вземлющым пролияние праведныя крове! таже снемше с мучительнаго древа, наги на землю повергоша, зиме сущи велице, и снегу многу на земли лежащу. оле безчеловечия конечнаго, и каменосердечных утроб, христиане глаголющиися, христиан православных, и честных во благородии святыя законы соблюдающих, паче злодеев, паче разбойников, ненавистно и всеругательно мучат ниже малыя капли человеколюбия показующе. что же всеблагий Господь; еда презре, еда остави своя страстотерпицы тако в лютых безпомощны; никакоже. не призрело на сих человеческое око, но Божие милосердие призре. не согрела сих людская одежда в зимний мраз, но Божия благодать и кроме одежди и тако одея, тако тепло согре, яко и снег окрест сих растая, и благодатную теплоту страждущым всепремилостивно подаде. обаче не согреяшася милосердием архиерейския души, не растаяша жестокая судящых сердца. но по лютейших сих язвах, по многокроволиятельном мучении, осуждают неповинныя яко во гроб живы, яко в земленую, во граде Боровске немилостивно сия темницу скрывшее; яко ниже света сего, ниже солнца видимаго дают зрети достойным небеснаго светосияния. во оной темнице дивныя и многострадательныя жены, коль премужественно, коль всехрабро, коль всеблагоревностно претерпеша: яко даже до самыя смерти, до самаго исхода душевнаго, веледушно скорби и беды понесоша: четыри седяще пятолетное время обхождение. во оной темнице живущее, гладом, хладом и нуждами присно преболезненно томими и уморяеми, преставишася от всемрачныя и прегорькия темницы в присносущий и немерцающий свет будущаго блаженнаго наследия.

Предивны жены, како пострадаша, зрити;
Богатьство, славу тако попраша, блажити;
Преславну четверицу не держат полаты;
Доброт взявшее пленницу носят венцы златы.

ГЛАВА 11.

О отце Спиридоне Потемкиных.

В кое время, и великий отец Спиридон пресветло сияше: елико благородием славный Потемкиных боляр рода сый, анексея имяше в царских водворяющася полатах: толико и великоразумием изобильный, четырьми языки всеизрядно книги чтяше. и художественнаго ведения не неискусен, наипаче жития добродетельнаго, ревности всеблагодатныя бяше. потязаше убо новшества, потязаше и книгоправления, потязаше и нововводимыя догматы и предания, свободнейшим языком. И понеже благороден сый и многоразумен, еще и сродники имый многомогущыя у монарха, терпяху тому архиереи потязающу. Колико той прошашеся на разглагольство ко архиереом, но не приемляху: колико моляше собор сотворити со онаго прибытием, но не повиновахуся: видящее того мужа многоискусна и научена. откуду всеизрядныя его не стерпевшее ревности, отсылают во убогий монастырь Покровский, неисходно ту житии повелевающе.

И егда Новоградский митрополит Макарий умре: прииде анексей дивнаго Спиридона Феодор Ртищев от монарха к великому сему отцу, с наречием таковым: царское величество, тебе честнаго отца жалует, на Новгородскую митрополию, во архиереи. На сия богомудрый отец что отвещаваше; вижду Российскую землю смущаему, и архиерейския престолы новинами потрясаемы. зрю и отеческия клятвы, и древлецерковныя анафемы смотряю: имже вседерзский Никон Российскую церковь новопреданьми возмутив, под отеческая запрещения подверже. не хощу на престоле седети преступающем древлецерковное благочестие, не желаю чести привносящия отеческия клятвы; многоценнейши имам убогую сию храмину, обогащенную благочестием, паче пребогатаго архиерейства, лишеннаго древлеправославнаго предания, лучши во убожестве и заточении житии изволяю, со отеческими законы: неже в богатстве и прохладе под анафемою срамно ликовати. отвеща посланный: о коль мнози ищут имением многим и дарми, доступающе сего престола. ты же туне себе дарствуемаго отвращаешися. противу коим богомудрый рече страдалец: не ищу превысоких престолов чести, не желаю многоценных стяжаний, не взыскую пребогатых сокровищь, но вся сия уметы вменяю, да единаго Христа приобрящу. о всеблагодатныя ревности, о великаго разсуждения великаго Божия человека, имже всякия земныя чести и славы отрекся, во оном оземствовании убогаго монастыря, во убогой келлийце всеблагодарственно нищету и скудость терпя, всерадостно благочестным концем преставися; от нищия и убогия колибы в пребогатыя чертоги небеснаго царствия, их же желаше, преславно преселен бысть.

Спиридон дивны чести велика.
Ревности всепрекрасны разума толика:
Высоты чести презре на земли премноги:
В преславну церковь в небе, чудно вознесе ноги!

[…]

ГЛАВА 21.

О отце Вавиле.

Тогда и всепредивный отец Вавила, дивнаго Прохора ученик сый, дивными мужества острое поле страдания претерпе дивне. Бяше убо всекрасный Вавила рода иноземческа, веры люторския, учения художественна, вся художественныя науки прошед, аще грамматики правоглаголание, аще риторики красоторечение, аще логики словоплетение, аще философии любомудрие, аще богословия всеблагодатную высоту; вся добре ведый и без огреза, и глаголати и писати. в славней парижстей академии учився довольна лета. языки же многими греческим, латинским, еврейским, немецкими всеми. напоследок и славенским добре и всеизрядне ведый глаголати. в царство убо богоизбраннаго царя и самодержца Михаила, в сияющую православием пришед Россию, осиян быв всепресветлыми благочестия лучами; оставляет мрак отеческия прелести: и яко из лавиринфа некоего, тако от бездвернаго люторскаго вредословия изшед, банею паки бытия во имя Троицы порождается, треми погруженьми и возгруженьми тридневное погребение и востание Спасово изобразив всекрасне всепрекрасный животворнаго воскресения сын исходит, и всеблагодатное чадо света является. и яко всемрачныя люторовы избеже прелести в кафолическую святую церковь прибег: тако и мирскаго мятежа и многосуетствия отлучився, во пристанище спасения приходит всизрядный бывает любомудрец любомудрствует о добрых, познавает лучшая. творит философскую душу любомудрия святыми украшая нравы. от светскаго бывает инок, от мирожителя пустынножитель, от гордящагося и сластолюбца, смирен, воздержник, и терпения всекрасный адамант показася; и понеже убо толико естественною силою изобильствова, елико за три человека и множае можаше и носити и делати: железы свою силу самоизволительно смиряет, вериги тяжки на себе положив железами же чресла своя опоясав; тако крестоносно страдаше; тако терпение Владычне всекрасно собою изображаше; прежде же всех свою волю и своя желания, мечем послушания заклав умертви.

Чудный послушник и ученик вышеявленнаго пречюднаго отца Прохора бывает: оттоле время течения своего все неотторжено с ним пребывая. Егда убо новины Никоновы, всероссийския церкве корабль прекрасный многобурно нашедше возволноваша, тогда в тишине безмолвия пребывая премудрый Вавила: коль предивными мудрости словесы, како всепреизостренными благодати стрелами, на церковныя смутители непогрешительно стреляя, всехрабро поражаше оныя. всяку коварства оных хитрость, яко паучины сеть удобно раздираше. стрелы бо сильнаго изощрены, вся в древлецерковнем благочестии непоколебимо пребывати учаше люди. откуду нестерпимо бяше понести волнующим новшествы всероссийское пристанище; яти Вавилу прежде всех начальницу с воины повелевают. егда же предивнаго отца онии зверонравнии воини поимавше: во град к прелютому и жестокому начальнику приводят: жестоко и гневно на того оный воззрев глаголаше: вскую, злый старче, царскаго величества указом противистеся, и от посланных взяти вас бегаете; На которая словеса дивный старец дивныя даяше ответы. не видехом убо, ниже познавахом, яко воини суть и иже нас взяти послани быша. понеже воинов не есть обычай иноческая жилища грабити. воинов не есть нрав разоряти пустынных обиталища, воинов не есть нрав брань и сражение ко мнихом, никогоже досадити, или обидети ведящым; но воинов ополчение, не на нищих и убогих старцев бывает, но противу неприятелем государства, противу варваром и язычником, оружия на христианы воздвизающым. еже бо грабити своя подданныя, еже пустынники нестяжательныя разоряти, еже иноки обижати, не есть воинов, но разбойников, злодейственных мужей обычай. откуду и мы бежахом видяще нрав лютости разбойническия, вменихом разбойники на нас пришедшая, а не воины; иже нравом злодейственнаго пришествия виде чина своего закрыша.

Противу сим устыдевся судия, своею осуждаем совестию, на молчание уклонися. таже к дивному отцу кротко простирает увещевательную беседу, глаголя: предстателие церкве российския, святейший патриарх, преосвященнии митрополиты, со всеми церковными соборы молят твое преподобие приняти новоправленныя книги и новоутверженныя в России догматы. еже треми перстами креститися. еже двоечастному кресту покланятися. еже аллилуиа трегубити с приглашением слава Тебе Боже. И прочая православная предания в новопечатных изображенная книгах, яко сыну церковному всепокорно прияти. Что убо всепремудрый отец противу сим глагола; кая златостуйная изливаше речения; послушай: Аз, о судие, не зело в древних летех: к российстей кафолическаго православия приступих церкви, не мню бо вящьши тридесятих лет сему быти. не яко во младенчестве неразумия безиспытно прияху веру. Но испытуя испытах православия непорочность. испытав же познах чудное доброты, познав, всеверне приях, прием же очистихся, просветихся и обогатихся дивным православия богатством. еда убо неправославна бяше в России вера: ейже благовразумительно научихся: ей православна.. еда неправославно бяше крестное знамение, ему же всепрелюбезно от души привязахся: ей православно. еда догматы и предания неблагочестны беша, ими же мя тогда увериша, воистину благочестивы и православны. аще же православны якоже и суть: кая ина есть вера паче православныя; кия догматы ины паче благочестивых. кая церковь иная паче кафолическия, к ней же приступих. то ныне мя увещевает: яко един Господь, едина вера древлеправославная. едина церковь древлекафолическая. едино всеблагодатное крещение во оной совершаемое церкви. не солгу тебе святая и православная веро. не солгу тебе православно-кафолическая церкви. испытах единожды, веровах единожды, обещахся единожды. и приях претеплою всежелательне верою всерадостно и до ныне содержу богатсво онаго многоценнаго сокровища всерадостно и душею моею просвещаюся; аще же толикою верою прия и тако содержу еже веровах: лист ли ныне трясомый ветром буду; никакоже. облак ли безводный вихром преносимый явлюся; никогдаже.

В научение ли странное и новое прилагатися возжелаю; не даждь ми Боже! се убо праведно и ясно тебе о судие извещаюся: не сломлю моих обетов, ими же всеблагодатне просветихся. не приемлю новаго сего вновоправленнаго вами благочестия, наводящаго ми отеческия клятвы и Божие негодование! ибо самое имя новости нетвердость основания являет. все бо новое, не есть древнее. Аще же не древнее есть: убо ниже отеческое. аще же не отеческое, убо ниже предание глаголатися может: но вымышление некое вновь смышленное. человеческими хитростьми изобретенное. откуду и всякия твердости отлучено есть, всякия же гнилости преполно. есть ли не твердо и гнило, убо ниже приятно быти может. верно слово и всякаго приятия достойно. И аще убо бысте имели благообучительна чувства к разсуждению добраго и вреднаго, показал бых вам новоправлений ваших многопорочную вредность, аще благоотверста слуха на послушание стяжали бысте изъявил бых нынешних догмат всепреоплазивое гнилости, и явственное сопротивления, ко отеческим всекрасным благочестия стопам; а понеже дебелостию смысла заграждаете слухи праведных глаголов слышати не хотяще: вкратце вам извествую: аз Никонова правления новин яко сам весьма соблюдаюся и бегаю, тако и прочым православным христианом всячески новин отвращатися советую всеблагодатно трепещущым отеческаго запрещения, иже соборне всеявственно вопиют: вся, яже кроме церковнаго предания, и воображения святых и приснопамятных отец содеянная, или по сем содеятися хотящая анафема. сими и прочими подобными глаголы богословесный богоноснаго Вавилы язык тако осрами безсрамие гонящих, тако затвори оных незатворяемая уста, яко весьма безгласны и немы аки рыбы показа. ничтоже ко ответу глаголати смыслящих. за стражу прочее судия повелевает положити блаженнаго, да разсмотрит, что подобает с ним сотворити. колико прошаше дивный Вавила, колико молительне притужаше судию, да отпустит его в Москву к патриарху и прочым архиереом на разглагольствие. еже видети и слышати оных некрепкия аргументы, ими же новины своя защищают, и своя православная утверждения сим предложити, ими же древлецерковное благочестие всекрепко защищается. о коем предивнаго отца прошении возвещает судия писменными листы и монаршеская и архиерейская предержащым седалища.

Вскоре абие ответ приемлет, не милости излияние кое от духовных, не кротости благия к Божию человеку и мужу дивному показание, о содержащих апостольския престолы, но еже смерти предати прподобнаго отца и безвиннаго, яко злодея, мучительными орудии истязавшым огнем злодейственне испалити, всеяростно повелеша. Откуду мучительная орудия; откуду ужасныя мук виды; откуду трепетныя и кроволиятельныя инструменты, зело скоро приуготовляют; и дивный отец всепредоблий прочее приводится страдалец; таже что бывает; совлачится одежди, снимается риз. и наг к мучительным обостряется инструментом. касаются того плотей всеуранятельная орудия. Дробят преподобныя составы, члены священныя терзают. Не убо устыдешася изможденнаго постом отеческаго тела, не имущии стыда мучители, не пощадеша престарелых плотей, утвержденных подвигами святыми, не стяжавшии капли милосердия. но вся члены преподобника, вся составы праведнаго, немилостивно содробивше разтерзаша, яко плат раздранный, и яко вретище растерзано показаша; но не сломиша великодушнаго мужества, не растерзаша всекраснаго благочестия. Цело бо и неврежденно всепредивное православие сокровище, всепредивный отец соблюдаше, ураняем одолеваше, бием мучащыя побеждаше. и растерзаем немилостивно, яко камень анфраз всеблагодатно цветяше всеблагодатными добротами душу несоодоленну, сердце непобежденно, ум неподвижим, в страдании адамантски показа, устраши мучащыя, ужаси гонители, молчащыя и срамны всепреславно оныя сотвори. Что же по сем; огненную колесницу срубопаления тому соделаша, огня будущаго сынове. и яко огнеружнаго Илию огневидными конями, тако чуднаго отца Вавилу огнепламенными пламене возвышеньми, не яко на небо, но на самая небесная и пренебесная, страстотерпчски всепреславно вознесше к пренебесному Царю и Владыце всехрабра одолетеля, и всепресветла победника всекрасно представиша.

Мудрый отец Вавила коль мудро содела.
Временными изменив превечная села;
Огня колесницею взыде в небо дивно.
Покой безсмертный тамо приобрете видно.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования