Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Роль Армении в распространении христианства у алан до VII в. [христианский восток]


Вопрос о роли Армении в распространении христианства у алан является одним из не разработанных. Теме распространения христианства среди алан были посвящены работы ряда ученых. Первая значительнал работа - "Христианство у алан", принадлежит Ю. Кулаковскому. Кулаковский пишет, что проблему-вопрос о о христианстве у алан ставил и разреишл вполне определенно преосвященный Мякарий в своей "Истории христианства  на Руси до Владимира". Преосвященный Макарий утверждал начало христианства алан в IV в. основываясь на том, что у Сократа, Кирилла Иерусалимского и Иоанна Златоуста есть упоминаниее о христианстве у "Савроматов". Преосвященный Макарнн считал несомненным фактом, что аланская епархия существовала в VIII в.

Далее Ю. Кулаковский  пишет: "Признавая изложение вопроса о христианстве у алан в труде преосвященного Макария лишенным всякого научного эначения, так как оно не основано на тщательном анализе данных и изобилует ни чем не основанными домыслами, не считаем нужным входить в его опровержение".

В целом работа  Ю. Кулаковского "Христианство  у алан" построена на основании данных византийских источников. В ней автор ходит к выводу, что "аланы в  X веке были христианским народом". По поводу давности христианства у алан  Ю.

Кулаковский пишет: "Христианство у алан восходит лишь к началу X века", хотя и полагает, что быть может, не редки были случаи обращения в христианство отдельных лиц и семейств, но то были частный факты, не имевшие большого значения, и аланы как народ оставались язычниками до начала X века".

Вопросу о христианстве у алан до X века посвятил статью В. А. Кузнецов. В ней автор использовал, кроме византийских источников, армянские, грузинские, данные памятников материальной культуры. Работа построена по принципу: описание христианского окружения алан по имеющимся данным грузинских, древнегреческих, частично армянских источников, памятников материальной культуры и логические соображения по поводу вероятных путей распространения христианства у алан. При этом В. А. Кузнецов пишет: "Христианская религия, утвердившаяся  в  соседних  с аланами странах - Армении, Грузии, Абхазии, Крыму из разных источников и разными  путямп проникала на территорию Алании с VII века. Это самая ранняя сейчас дата.
Однако следует отметить, что христианство проникало на Северный Кавказ в период до VII века из Армении и Византии. И уже в VII в. после церковного разрыва  между армянской и грузинской церквами на Северном  Кавказе  усиливается  грузинское религиозное движение.

Большое значение для исследования вопроса о христианстве у алан до VII века имеют данные армянских  источников. Общеизвестно, что христианство было принято в Армении в качестве государственной религии.

В "Мученичестве Воскянов" говорится и о том, что Григорием Просветителем была построена часовня на  месте погребения мучеников алан. Это говорит о признании этих мучеников истинными христианами и об уважении, которого удостаивались аланские мученики армянской церковью. Основываясь на этом сведении, В. А. Кузнецов в своей статье "Христианство Алании до X века" пишет о наличии аланского скита в Армении.

Однако,  исходя  из логики  источника и, в част-ности, конечных строк вышеприведенного отрывка том, что все они были перебиты "сородичами", прибывшими  из Аланского  царства,  прийти  к такому выводу не представляется возможным.

Следующим важным источником для исследования проблемы распространения христианства у алан является "Арабская версия Агафангела". Внимательно изучив все контексты, в которых упоминаются албаны, мы пришли к выводу, что в некоторых из них речь идет о северокавказских аланах, а не об агванах (албанах). Н. Я. Марр считает его памятником, переведенным с греческого. Вопрос в том, что этнонимы алан и агван, как  уже говорилось, в армянской историографии смешивались. Уместно также отметить, что эти этнонимы имеют свои названия в греческих источниках. Для ясности мы прибегли к локализации всех контекстов, в которых говорится об аланах, и пришли к выводу, что в "Арабской вер-сии Агафангела" в нижерассматриваемых фрагментах речь идет о северокавказских аланах. Первое упоми-нание об аланах мы видим в следующем отрывке:

И царь Тирдаг, когда достиг города Валарсапата, приказал писцам всего царства явиться и велел им на-писать письма ко всем жителям его царства, чтобы предстали вожди, вельможи, начальники и князья ца-рю в городе Валарсапате,-письма (царю абхазов) и царю грузин, письма царю аланов и объяснил им, что случилось с ними и сказал: "поэтому нужно, чтобы вы пришли ко мне поскорее". И как только прибыли письма, пришли к нему три царя, царь абхазский, царь грузинский и царь аланский и вместе с ними собрание князей.

В этом отрывке речь идет об аланах, абхазах, грузинах, находившихся в сфере влияния армянского царства в эпоху раннего христианства в Закавказье. Общеизвестно, что христианство для того, чтобы утвердиться, вступает в противоборство с языческой религией и её первой задачей является разрушение языческих капищ и строительство новых христианских хра-мов. Об этом речь идет в следующем фрагменте:

И святой Григорий разрушил все эти храмы... Таким же образом сделали еще в земле лазов, грузин и аланов.

В этом отрывке аланы локализуются рядом с лазами, что говорит о том, что в данном случае сведение относится к аланам, а не к агванам.

Далее в источнике повествуется о том, что вместе со всеми вельможами-армянами, абхазами, грузинами и аланами св. Григорий идет в Кесарию, чтобы получить духовный сан и вернуться на родину, где их встречал царь Армении Тирдат:

И когда услышал царь Тирдат, что святой Григорий уже выступил, он взял жену Ашхен, свою сестру Кусарадухту, царя грузин, царя русов, царя аланов, начальников своих, князей и владетелей народов, и они вышли навстречу святому Григорию и приветствовал его  и  святого  Петра,  епископа.

Как видно из контекста, аланы упоминаются рядом с грузинами и русами, однако наличие имени царицы Ашхен позволяет предположить, что в данном случае это аланы.

В "Арабской версии Агафангела" есть сведения о начале миссионерской деятельности армян по распространению христианства среди алан. Вот, что мы читаем в источнике:

И начал он (Григорий) освящать церкви и ставить в них священником из тех, которые знали священное писание. Иного он отправил в Грузию, иного в страну абхазов и иного к аланам.

Исходя из того, что этнонимы алан и агван в армянской историографии иногда путаются, ряд ученых высказали мнение о том, что деятельность Григория Просветителя по распространению христианства ограничивалась Закавказским регионом, где жили армяне, грузины и албаны. Однако не только в "Арабской версии", но и  в  "Истории Армении Агатангехоса"  мы видим сведения о попытках армян распространить христианство вплоть до "аланских ворот".

И так по всей стране Армянской, от края и до края, стремился Григорий Просветитель распространить христианство-от жителей города Сатал, до Каларджев, до самых пределов маскутских, до ворот аланских, до берегов Каспийских и до города Пайтакаран царства Армянского.

Процесс крещения указанных народов Григорием Просветителем описывается в следующем отрывке "Арабской версии Агафангела".

...число их было триста семьдесят тысяч, царь Тирдат, царь абхазок, царь грузин, царь аланов и все князья и главы народов и племен и все их подвласт-ные и множество слуг, мужчины, женщины... И при-готовил епископов этот святой Григорий, ставший католикосом всей Армении, и он рассылал их по всей Армянской земле, и в Грузию, и в страну "Д-р-з-к-й-т", и к аланам...

В этом фрагменте аланы упоминаются наряду с Дурдзуками, жившими на Северном Кавказе, и нет сомнений, что миссионеры были направлены именно к аланам. По мнению А. Г. Мелконяна, "это явление, конечно, продолжало бытовать и перед Аварайрской битвой (451 г.), армянские миссонеры побывали в среде полуварварских племен. Их деятельность продолжалась и в начале VI в.". И, конечно, неверно будет предположить, что в этих явлениях есть только рели-гиозные начала, все это имело в своей основе определенные политические намерения.

В "Арабской версии Агафангела" говорится и о том, что  Григорий  Просветитель  посещал  эти  страны, о которых мы упомянули.

Потомки Григория Просветителя не только стали духовными лицами, но и продолжили миссионерскую деятельность армян по распространению христианст-ва на Северном  Кавказе, начатую еще их дедом.

Сведения армянских источников V в. говорят и о попытке распространения христианства у гуннов. По этому поводу Фавстос Бузанд сообщает.

Приведя в порядок и восстановив все церкви, находящиеся в той (Иверии, Албании) стране, он (Григорис) прибыл в стан аршакидского царя маскутов, имя которог было  Санесан...  И  он (Григорис) пошел и представился маскутскому царю, повелителю многочисленных войск гуннов, встал перед ними и стал проповедывать Христово евангелие, говоря им: "Познайте Бога".

Христианская миссия Григориев вначале имела успех, до той поры, пока народ не стал разбираться в Христовых законах, после чего выразил свое недоумение:

Если (мы) не будем похищать; если мы не будем отнимать чужого имущества, то как же мы можем прокормиться с таким множеством войска.

Далее, события, описанные в этой главе, развиваются трагично, деятельность Григориса не имеет успеха и его казнят.

Тогда они поймали дико-го коня, привязали юного Григориса к хвосту его и пус-тили по полю вдоль Великого Северного моря, за пределами своего лагеря по полю Ватнеан.

Об этом же повествуется в армянском агиографическом памятнике "Житие и мученичество сыновей и внуков св. Григория, блаженных патриархов Аристакеса, Вртанеса, Иусика,  Григориса", где  мы читаем:

Согласно его нечестивому приказанию (начальника г. Пайтакарана), дикие северные племена убили отрока Григо-риса из рода св. Григория, которого поставили еписко-пом Албании, привязав его к лошади и пустив по полю Ватнеан.

Вышеприведенные сведения дают возможность говорить о том, что приобщение северокавказских пле-мен к  христианству было политической необходимостью,  о чем  еще  раз  свидетельствует  Фавстос  Бузан словами, вложенными им в уста этих племен:

...-это делается по наущению армянского царя. Это он послал Григориса к нам, чтобы пресечь наши грабительские набеги на его страну. Давайте изымем его и совершим набег на Армению и наполним страну нашу добычей.

Об этом же пишет Мовсес Хоренаци, связывая свой рассказ с эпохой Тридата, при котором христианство было принято в Армении в качестве государственной религии (301 г.)

Блаженный Тридат посылает к ним (гуннам) юного Григориса, старшего сын Вртанеса... Когда весть пришла о кончине Тридата... варвары убили блаженного мужа под конскими копытами на Ватнеанской равнине недалеко от моря, названного Каспийским.

Далее Мовсес Хоренаци сообщает о том, как просветительница Грузии Нуне распространяла христианство до аланских ворог, близ которых располагались аланы уже с первых веков н. э.

Но блаженная Нуне отправилась наставлять пречистыми своими устами и другие области Иверии

... начиная от кларджев близ аланских во-рот и касп до пределов маскутов, как повествует тебе Агафангел.

Как видно из этого отрывка, христианство шло из Ар-мении к аланским воротам.
О попытке распространить христианство среди гуннов сообщает нам и армянский автор V века Егише. Так, в своем труде "О Вардане и Войне Армянской" он пишет:

И здесь же, того самого мужа (Ваана), которому вверили эти ворота, отправили послом в страну (h)Онов и ко многим другим племенам варваров, которые были союзни-ками страны (h)онов, чтобы вес-ти с ними переговоры и заключить договор-установить нерушимый союз. А те, когда услышали, поспешно, без про-медления прибыли на место и стали очевидцами побед-ных дел. И нисколько не по-медлили клятвенно вступить в договор по обрядам их законов, приняли на себя клятву христиан-с твердостью хра-нить  с ними  единство.

Таким  образом, по сведениям  Мовсеса  Хоренаци, Фавстоса Бузанда и Егише,  христианская  миссия по направлению  через Чорапахай  к гунским (северокавказским)  племенам  не имели ycпеха. Это объяснялось тем, что на протяжении продолжительного времени Дербентский проход  был  под контролем  Сасанидского Ирана, государства, которое препятствовало распреостранению христианства у народов, живущих в этой местности.

Логично предположить, что христианство проникало в Северный Кавказ иными путями. Имеем в виду  и два других горных прохода - Дарьяльский и Мамисонский. Неудачная практика армянской церкви по распространению христианства на Северном Кавказе через Дербентский  проход диктовала  новый  путь,  а именно,  через Дарьяльский проход. Очень интересные данные мы можем почерпнуть из  сочинения сирийского автора  VI в. Захария Ритора. На основании данных этого автора Н. Адонц сделал ряд очень интересных выводов.  Так, он  пишет,  что  в  начале VI  в.  гуннский князь Анбазук  предлагал  Императору  Анастасию  взять  охрану прохода на себя,  но император не согласился,  и, прогнав  наследника царя  Анбазука, завладел  воротами, в данном случае Дарьялом. Имя Анбазук, по мнению Адонца, состоит из  двух часте.
Анбазук - это известный аланский царь, чья peзиденция находилась в Дарьяльском ущелье. Далее Н Адонц заключает: "армяне стремились распространить христианство и письменность среди народов Северного Кавказа, надеясь, что предотвратят страну свою от их разрушительных походов".

Автор VI  в. Менандр  Византийский сообщает, что "аланский  царь  оставался еще  самостоятельным государем в 558 г". Сирийский автор VI  в. Захарий Ритор, рассказывая о миссии Кардоста на Северный Кавказ, пишет, что они  (миссионеры)  вошли не через ворота, а (через) горы". По мнению Л. Тер-Петросяна, Захарий Ритор говорит о традициях Месропа Маштона и об армянской миссии в стране гуннов.

Ряд исследователей, не ставивших перед собой задачу уточнить путь, по которому шли миссионеры, предположили Дербентский проход. Между тем, по данным Захария Ритора, миссионеры-это армяне, а свою дея-тельность они развивают по направлению Дарьяльского и Мамисонского проходов. Это эпоха V-VI вв., ког-да Сасанидский Иран усиленно распространял зороаст-ризм  в своих  государственных  и  политических  целях.

Политическая обстановка V в. в Закавказье и Ма-лоазиатском  регионах характеризуется учащением набегов "варваров" на  Сасанидский Иран  и  Византию. Были  приняты меры по  укреплению границ. Как  пи-шет  В.  В. Бартольд,  "Это  есть  период,  когда  валы против варваров строились везде, например, известен Китайский вал, затем известны многие валы, которые были построены в Римской империи".

Усиление кавказских проходов требовало больших расходов, и сасаниды стремились возложить их на Византию.  Свою  борьбу с  кочевыми  племенами  Средней Азии и Северного Кавказа, Сасанидский Иран изобра-жал как борьбу не только за свои государственные ин-тересы,  но  и за интересы  Византийской  империи.  Поэтому,
 с точки зрения сасанидов, константинопольский двор  обязан  был возместить ущерб,  причиняемый  кочевниками.

В конечном счете сасанидам  удавалось  получить  "золото" для охраны Аланских ворот (Дариал),  так как если бы персы перестали оберегать ворота, от этого  пострадали  бы  не  только  они,  но  и  византийцы. Однако сасанидам удалось привлечь к  делу охраны кавказских проходов и местную феодальную знать.

Возвышение роли  владетелей Сюника  тесно связано с вопросом охраны проходов от нашествий кочевников севера. И уже при Ездигерде II (438-457 гг.) службу охраны пограничных укреплений в кавказских проходах Сасаниды возложили на ишхана (князя) Васак Сюни. По сообщению армянского историка Лазар Парпеци (V в.), Ездигерд II назначил Васака Сюни марзпаном  Иберии (Картли) около 439-443  гг.

Установление добрососедских отношений с народами  Северного  Кавказа имело  для Сасанидов  большое  значение. Этим "предотвращались  набеги кочевников,  неисчерпаемые  военные контингенты, и это тот период, когда  гунны  вторглись в  пределы  Восточной Римской империи  и  ромейские императоры вели ними безуспешную борьбу".

Не касаясь здесь политической стороны вопроса логично предположить, что присутствие армян в Дарьяльском ущелье создавало условия для установления добрососедских отношений с аланами, живущими в Дарьяльском  ущелье и верховьях реки Б. Лиахви.

В VII-VIII вв. аланы играли определенную рол на Кавказе. Союз аланских племен вел упорную борьбу с Арабским халифатом. Христианская миссия армян на Северном Кавказе продолжалась и в VII в. Уж при арабах аланы исповедывали христианство. Угроза гуннов и хазар в VII в. заставила Армению и Арран действовать совместно. Эти две страны уже пользовались независимостью, так как в 680 г, по данным армянских источников, они восстали против халифата. Вараз-Трдат отправил епископа Мец-Когманц (армянской области в составе Аррана)  Исраела к католикосу Армении и ишхану Григору.  Поводом  для  этого  было перенесение останков Григора Просветителя из Торда на  (гавар Даранаги на западе Великой Армении)  в город Вагаршапат. Епископ Исраел просил часть мощей св. Григора, католикос и ишхан Григор исполнили просьбу Исраела. Он был принят в Вагаршапате и ему было подарено "вожделенное сокровище".

Из хода последующих событий видно, что миссия Исраела заключалась не только в этом, и, вероятно, были обговорены совместные действия против хазар. Сразу же после возвращения из Армении Исраел был отправлен к гуннскому князю Альп-Илитверу. Вот, что по этому  поводу сообщает  Мовсес  Каганкатваци.

...Они перешли реку Кур и отправились. Перейдя границы Агвании, они на 12-й день прибыли в город Лбинов... и оттуда перешли в страну Джилбов, у подошвы Великой горы… и с ними вмес-те достиг горы, называемой Варде-Друанк... Изнуренные и утомленные, они против воли взяли другую дорогу. Через несколько дней они достигли ворот Чора.

Из описании пути епископа Исраела в приведен-ном отрывке можно заключить, что миссия Исраела проходила по Мамисонскому перевалу, через горы в столицу  гуннов  Варачан.

Вероятность  именно такого пути диктовалась и тем, что Дербентские ворота охранялись арабами, а охрана Дарьяльского прохода и Maмисонского перевала была поручена армянам. Заранее христианизированные аланы охотно могли бы пропустить через свою территорию Исраела в столицу гуннов. Так или иначе, Армения и Арран посредством христианизации гуннов старались создать блок (союз) с ними против арабов, налоги которых тяжелым бременем ложились на население Армении и Аррана. Установление этого союза было необходимо так же потому, что нашествия хазар и гуннов приносили ущерб прежде всего этим народам.

Судя по всему, их деятельность имела успех, поскольку в VI в. в 571-572 гг., аланы приняли участие в войне против сасанидов на стороне армян. Об этом сообщает Феофан Византийский. Упоминая о событиях середины VI в., Прокопий Кессарийский называет алан "исконными друзьями христиан и ромеев".

Изучение некоторых религиозных терминов дает основание говорить о том,  что  христианство шло в Армении к аланам через Дарьяльскнй проход. Так, пример, г. Казбек по-осетински называется Чретихох - т. е. Христова гора. Дигорская передача названия г. Казбек-Киристи- очень близка к армянскому.

Если предположить, что христианство шло из Грузии, то, по всей вероятности, гора называлась бы  Дзуар (осет.  крест). Дзуар идет из  грузинского. В деле изучения осетинской  христианской терминологии  большое  значение  имеют  работы Вс.  Миллера. Так, он пишет:  "Хуцау- высшее существо… верховный бог, пребывающий  где-то на небе и управляющий миром". В данном случае, конкретно нас интересует  слово Хуцау (осет.), которое  сопоставимо  с армянским словом. Продолжая исследование осетинских христианских терминов, Вс. Миллер, касаясь вопроса, связанного со святилищем Реком, пишет, что дары, приносимые осетинами этому святилищу, они  называют Нашаннаг (осет.)-знак", что можно сопоставить  с армянским словом знак. По  мнению Ф.А. Елосной, "архаический армянский культ вишапов был распространен среди алан."

Таким образом, вышеприведенные факты  говорят о том, что:

1.  Частые нашествия  алан и других северокавказских народов в Закавказье в начале н. э. и в эпоху раннего христианства поставили перед Арменией и Грузией задачу привлечения "северных" народов, в том чис-ле и алан, на свою сторону. Подобные обстоятельства предполагали заключение мира между Арменией и "северными народами", между Грузией и "северными народами" в совместной борьбе против Сасанидского Ирана и Византии. Однако временные союзы были непрочными. Во весь рост вставала задача закрепления этих союзов распространением христианства.

2. Начиная с IV в. н э. роль Армении в распрост-ранении  христианства  у алан до церковного разрыва (VII в.) очень значительна. Основным центром распро-странения христианства  в указанный период была Армения. Христианство шло из  Армении на Северный Кавказ, к аланам через Дариал и Мамисонский перевал. После церковного разрыва (VII в.) инициатива по распространению  христианства среди  алан  перешла к Грузии и Византии.

Однако, судя по всему, армяно-аланские религиозные  связи полностью не  прекратились. Рассматривая источник 1356 г.--синодальный акт, Ю. Кулаковский  пишет: "После суда он (аланский митрополит Симеон) отправился к татарскому хану в Золотую орду, получил от него ярлык и совершил затем целый ряд бес-чинств.. На священников в Тане он наложил запрет отправлять требы, вследствие чего дети некоторых прославленных семейств  были окрещены в армянскую веру.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования