Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

«Я иду только за Христом...» Протоколы допросов митрополита Иосифа (Петровых), 1929-1930 гг. [история Церкви, исторические документы]


В 1930-1931 годах усилиями органов ОГПУ СССР родилось одно из крупнейших церковных следственных дел — дело "Всесоюзной контрреволюционной монархической организации церковников Ис­тинно-православная церковь" [1]. По версии следствия, организация имела два центра: "церковно-политический", во главе которого стояли А. Ф. Лосев [2] и М. А. Новоселов [3], и "церковно-административный", возглавлявшийся митрополитом Иосифом (Петровых).

Митрополит Иосиф был арестован в ссылке и привлечен к делу "Всесоюзной организации ИПЦ" 9 сентября [4] 1930 года. Первоначально митрополит Иосиф допрашивался в Ленинграде, затем был доставлен в Москву. Его показания занимают в деле одно из центральных мест. По постановлению Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 3 сентября 1931 года митрополит Иосиф был приговорен к пяти годам заключения в лагере с заменой на высылку в Казахстан на тот же срок. В 1937 году митрополит Иосиф был вновь арестован, приговорен к расстрелу и расстрелян (20 ноября).

Для историков Русской Православной Церкви показания митрополита Иосифа — одного из самых видных Российских иерархов 1920-30-х годов, чья деятельность, однако, и поныне вызывает споры — несомненно, представляют немалый интерес. Конечно же, при чтении этих показаний нельзя упускать из вида той обстановки, в которой они были написаны [5]. О том, насколько адекватно переданы слова митрополита Иосифа следователем, можно судить уже по подписи под одним из протоколов допроса: "Записано с моих слов правильно, но тенденциозно". Отдельные фразы и отрывки из показаний, способные вызвать смущение у читателя, становятся менее соблазнительными при учете их общего контекста. Так, например, может броситься в глаза, что митрополит Иосиф называет довольно много лиц, приезжавших к нему в ссылку в Моденский монастырь. Однако из самих же показаний видно, что агенты ОГПУ не только следили за тем, кто посещал митрополита Иосифа, но порой и подвергали приезжавших обыскам. В силу этого весьма вероятным выглядит предположение, что большинство имен на допросах называлось самими следователями (тем более что за редкими исключениями эти люди уже сами были к тому времени арестованы).

В показаниях митрополита Иосифа говорится о целом ряде фактов и эпизодов, малоизвестных, но достаточно важных для новейшей истории Русской Церкви и особенно для истории "правой" церковной оппозиции 1920-30-х годов. Например, говорится о произошедшей в декабре 1927 года в ожидании приема у митрополита Сергия (Страгородского) [6] встрече митрополита Иосифа с представителями ленин­градской делегации [7], приехавшей к Заместителю Патриаршего Местоблюстителя, сообщается о том, что перед изданием известного обра­щения ярославских иерархов [8] с его содержанием ознакомился Е. А. Тучков [9] и пообещал, что со стороны ОГПУ вмешательства в церковные дела не будет). Немаловажны и оценки, которые дает различным событиям митрополит Иосиф, хотя здесь особенно следует учитывать его подследственное положение.

Настоящая публикация включает в себя все показания митрополита Иосифа, содержащиеся в деле "Всесоюзной организации ИПЦ" 1930-31 годов, как написанные им собственноручно (документы № 4 и № 16), так и записанные следователями (А. Макаровым — документы № 1-3, № 5-9; А. В. Казанским — документы № 12-15), а также приводимые только в машинописных копиях (до­кументы № 10, И). Датированные документы приводятся в хронологическом порядке, недатированные — в соответствии с тем порядком, в котором они помещены в следственном деле. Последним приводится не имеющий даты документ, находящийся в деле отдельно от остальных, в другом томе. Все документы полностью публикуются впервые. Отдельные обрывочные фрагменты показаний митрополита Иосифа из данного дела ранее были приведены в докладе И. И. Осиновой "История "Истинно-православной церкви" по материалам следственного дела" [10] и оттуда заимствованы М. В. Шкаровским для книги "Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви" [11].

Документы приводятся с сохранением основных особенностей оригинала (исправлению подвергнуты только очевидные орфографические и синтаксические ошибки). Использование строчных и заглавных букв сохранено [12], отмечены имеющиеся в тексте подчеркивания.

Краткие биографические сведения о лицах, упоминающихся в документах, составлены преимущественно на основе материалов базы данных "Новомученики и исповедники Российские", разработанной на кафедре информатики ПСТБИ. В отдельных случаях дополнительно привлечены сведения из вышеупомянутой книги М. В. Шкаровского.

Публикация осуществляется в рамках исследовательского проекта по гранту РГНФ 01-01-00296а.

А. Мазырин

[1] Одиннадцатитомное дело "Всесоюзной контрреволюционной монархической организации церковников Истинно-православная церковь" (далее дело "Всесоюзной организации ИПЦ") хранится в Центральном архиве ФСБ РФ.

[2] Лосев Алексей Федорович (1893-1988) - с 1923 года профессор в Москве; 18 апреля 1930 года арестован; приговорен к десяти годам заклю­чения в лагере; в сентябре 1932 года освобожден. Подробнее о нем и об обстоятельствах его прохождения по данному делу см.: Тахо-Годи А. А. Ло­сев. М., 1997 (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 742).

[3] Мученик Михаил Александрович Новоселов (1864-1938) - церковно-общественный деятель, профессор; с 1927 года один из активнейших представителей оппозиции митрополиту Сергию (Страгородскому); 23 марта 1929 года арестован; приговорен к восьми годам заключения; расстрелян.

[4] Все даты (кроме богослужебных) приводятся по новому стилю.

[5] О сложностях, возникающих при использовании подобного рода источников, см.: Головкова Л. А. Особенности прочтения следственных дел в свете канонизации новомучеников и исповедников Российских // Приложение к "Богословскому сборнику" № 6. 2000. С. 13.

[6] Митрополит Сергий (Страгородский Иван Николаевич, 1867-1944) - с 1924 года митрополит Нижегородский; в декабре 1925 - ноябре 1926 и с марта 1927 года Заместитель Патриаршего Местоблюстителя; с 1934 года имел титул Блаженнейшего митрополита Московского и Коломенского; с 1936 года - Патриаршего Местоблюстителя; с 1943 года - Патриарха Московского и всея Руси.

[7] 12 декабря 1927 года митрополита Сергия в Москве посетила делегация представителей ленинградского духовенства и мирян, в состав которой входили епископ Димитрий (Любимов), протоиерей Викторин Добронравов, миряне И. М. Андреевский и С. А. Алексеев. Митрополиту Сергию были тогда переданы: протест, составленный от имени академических кругов Ленинграда профессором С. С. Абрамовичем-Барановским, обращение, подписанное шестью проживавшими в Ленин­граде архиереями, и письмо от ленинградских священников и верующих, написанное протоиереем Феодором Андреевым. Запись беседы ленинградской делегации с митрополитом Сергием, составленную И. М. Андреевским и протоиереем Викторином Добронравовым, см.: Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943. М., 1994. С. 536-538; более полный текст, не имеющий, однако, никаких ссылок, см.: Протоиерей Владислав Цыпин. Русская Православная церковь. 1925-1938. М., 1999. С. 146-152.

Реакция ОГПУ на данный визит ленинградцев была весьма оперативной. 15 декабря 1927 года Е. А. Тучков на присланной к нему из Ленинграда секретной докладной записке собственноручно наложил следующую резолюцию: "Т[оварищу] Полянскому].

1) Сообщите в Ленинград, что была у Сергия делегация с такими-то предложениями].

2) Предложите наиболее активных из оппозиции мирян арестовать под другими предлогами.

3) Сообщите, что мы повлияем на Сергия, чтобы он запретил в служении некоторых оппозиционных] епископов, а Ерушевич <так в тексте> после этого пусть запретит некоторых попов.

15/XII Е. Тучков" (ЦА ФСБ РФ. Дело "Всесоюзной организации ИПЦ". Т. 9. Л. 3).

[8] Обращение от 6 февраля 1928 года, в котором говорилось об отказе признания за митрополитом Сергием права на высшее управление Русской Церковью, было подписано митрополитом Агафангелом (Преображенским) и архиепископом Серафимом (Самойловичем), самим митрополитом Иосифом, а также архиепископом Варлаамом (Ряшенцевым) и епископом Евгением (Кобрановым) (см.: Акты... С. 572-574).

[9] Тучков Евгений Александрович (1892-1957)- с 1922 года начальник 6-го отделения СО ОГПУ СССР.

[10] См.: Осипова И. И. История "Истинно-православной церкви" по материалам следственного дела // Ежегодная Богословская конференция ПСТБИ: Материалы 1992-1996 годов. С. 374-380.

[11] См.: Шкаровский М. В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб., 1999. С. 17-18.

[12] В том числе и при характерном для следователей написании даже имени Христа со строчной буквы.

№ 1 Протокол допроса митрополита Иосифа (Петровых)

22 сентября 1930 года

Отдел [не указан]

гор [од] Ленинград, "22" Сентября 1930 г[ода]

ПРОТОКОЛ № [не указан]

допроса, произведенного в Полномочном] Представительстве] Объединенного] Государственного] Политического] Управления] в Ленинградском] В[оенном] О[круге] уполномоченным Макаровым

по делу за № [не указан]

Я, нижеподписавшейся] допрошен[ный] в качестве обвиняемого/свидетеля показываю:

1. Фамилия Петровых

2. Имя, отчество   Иосиф Семенович

3. Возраст 1872

4. Происхождение ур[оженец] гор[ода] Устюжна б[ывшего] Череповецкого округа, сын кустаря кондитера

5. Местожительство Моденский монастырь Череповецкого округа

6. Род занятий  митрополит

7. Семейное положение холост

8. Имущественное положение неимущий

9.Партийностьбеспартийный

10.Отношение к военной службене служил

11.Политические убеждения вне политики

12. Образование общее Московскую Духовную Академию

специальное [не указано]

13. Чем занимался до Революции (подробно) с 1909 г[ода] епископом

14. Сведения о прежней судимости в гор[оде]Ростове за совершение крестного хода [1], через три недели освобожден. Во время изъятия церк[овных] ценностей [2] по суду к 2 годам тюремного заключения, по кассации через месяц освобожден и в конце концов без суда и следствия находился в высылке в Череповецком округе в Моденском монастыре.

Будучи предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний, по существу показываю: После первого приезда в Ленинград в качестве митрополита Ленинградского по назначению [3] митрополита Сергия в 1926 году я, отслужив одну службу в Александро-Невской лавре [4], поехал в Новгород за вещами, откуда должен был выехать в Москву в Г.П.У. [5] В Москве в ГПУ мне во въезде в Ленинград было отказано и предложено было выехать в Ростов Ярославской г[убернии]. Прожив там 3-4 месяца, я вновь был вызван в Москву, где без суда и следствия послали на высылку в Моденский монастырь Череповецкого округа [6], где проживал до настоящего своего ареста. Находясь в Моденском монастыре, я от митрополита Сергия получил новое на­значение, и вместо Ленинградской епархии он назначал меня на Одесскую епархию [7]. На Одесскую кафедру я не поехал, потому что находил этот перевод по церковным правилам незаконным [8]. После назначения меня на Одесскую кафедру я первое время хотел уйти на покой от всех дел, но в это время в Ленинграде образовалась группа духовенства во главе с епископами Дмитрием Любимовым [9], Сергием Дружининым [10], священниками — называть в отдельности отказываюсь, — а главным образом многочисленное количество верующих стало просить меня и потребовало остаться их руководителем, Ленинградским митрополитом, обещая мне, что они меня не будут ни в чем беспокоить, а сидеть в ссылке в Моденском монастыре и только быть их духовным руководителем. Первое время так и было. В течение некоторого времени они меня ни в чем не беспокоили, ни с какими вопросами не обращались. Постепенно я был втянут в церковный водоворот, и приходилось так или иначе реагировать на те события, которые развернулись вокруг этой новообразовавшейся церковной группы.

Дело мое, по которому я привлекаюсь, как мне представляется, зиждется на мнении обо мне, как лидере особого течения в нашей церкви, возникшего 4 года тому назад в связи с декларацией митрополита Сергия, грубо нарушившего, по убеждению верующих, глубочайшие основы строя церковной жизни и управления. Это течение совершенно несправедливо окрещено "Иосифлянами", каковую несправедливость указывает и сам митроп[олит] Сергий [11], в переписке его с митрополитом Кириллом [12]. Гораздо основательнее оно должно быть названо вообще "антисергианским". А так как первый протест против Сергия был громко провозглашен [13] не мною, а митроп[олитом] Агафангелом Ярославским [14], то справедливее было бы именовать это течение "агафангелизмом" или как-либо еще в этом роде, а уж никак не "иосифлянством". Я поэтому прежде всего категорически протестую против насильственного пристегивания моего имени к этому движению и требую прекращения дальнейшего злоупотребления моим именем.

Самое течение нашей группы возродилось на благоприятной почве злоупотреблений митрополита Сергия и не зависимо от каких бы то ни было личностей вызвало одновременно повсюду соответствующе сильную реакцию в церковных кругах без всякого моего участия и влияния. Более того: я сам значительно позднее втянут был в это течение и не оно шло и идет за мною, а скорее я плетусь в хвосте за ним, не сочувствуя многим его уклонам вправо и влево. И если бы даже уничтожить вовсе меня и мое участие в этом движении, оно безостановочно шло бы и пойдет дальше без малейшей надежды на полное искоренение. Это движение не в силах остановить даже имя и авторитет главного нашего начальника митрополита Петра [15]. Всякая попытка его в этом роде истолкована бы была как его отклонение от здравых суждений об истине и неминуемо кончилась бы лишь отпадением верующих масс и от самого митрополита Петра.

Очевидно, таким образом "рука Иосифа" здесь также не причастна к делу как пресловутая "рука Москвы", которую всегда хотят находить там, где народное угнетение создает благоприятную почву для борьбы с угнетателями, помимо этой Москвы.

Не отрицая моего сочувствия антисергианству, я должен констатировать факт, что оно и не нуждается ни в моем и ни в чьем особом возглавлении, так как каждый антисершанский архиерей получил власть вполне самостоятельно управляться со своею паствою и не нуждается в другой центральной власти за ее, в сущности, отсутствием и невозможностью функционировать правильно. Такое исключительное положение предусмотрено еще при Патр[иархе] Тихоне [16] и подтверждено митр[ополитом] Петром, митр[ополитом] Агафангелом [17] и др[угими] высшими иерархами [18], в руках коих за последнее время пребывала возможность наладить высшее церковное управление, ныне фактически не существующее.

При чем же тут я, ничуть не больше других воспользовавшийся правом "сметь свое суждение иметь" о таких вещах в нашем чисто церковном быту, до которых гражданской власти не должно быть никакого дела? Ведь у нас есть столь красивые (но уже ли и лживые?) декреты о свободе совести, об отделе­нии церкви от государства, о свободе всякого вероисповедания, о невмешательстве в чисто церковные дела, о запрещении поддерживать одну религиозную организацию в ущерб другой. И если законы пишутся для того, чтобы их исполнять, то не там ли настоящая контрреволюция, где эти революционные законы не исполняются, и этим самым они только роняются, уподобляясь "филькиным грамотам"?

Если закон о запрещении поддерживать одну какую-либо религиозную ориентацию в ущерб другой не есть такая филькина грамота, то я не вижу препятствий для введения в безвредное для государства русло и этой новой антисергианской, но отнюдь не антигосударственной ориентации. Что требуется для этого с нашей стороны, ожидаю предъявлений со стороны самой Власти, и, если только она действительно искренно говорит и уверяет всех, что у нас нет преследований ни веры, ни церкви, ни верующих за их убеждения, то могу (слабо) надеяться на улучшение своей участи.

Иосиф Петровых.

ЦА ФСБ РФ. Дело "Всесоюзной организации ИПЦ". Т. 11. Л. 304-307. Подлинник. Автограф А. Макарова на бланке протокола допроса. Каждая страница заверена подписью митрополита Иосифа. На л. 310-312 заверенная А. Макаровым машинописная копия.

[1] 8 июля 1920 года митрополит Иосиф был арестован за срыв кампа­нии по вскрытию мощей; приговорен к одному году заключения условно.

[2] В мае 1922 года митрополит Иосиф вновь был арестован; в январе 1923 года освобожден по предписанию ВЦИК.

[3] Архиепископ Ростовский Иосиф, временно управлявший Новгородской епархией, был возведен в сан митрополита и назначен на Ле­нинградскую кафедру 26 августа 1926 года. О назначении ему сообщил приехавший в Новгород архиепископ Алексий (Симанский).

[4] Данная служба (всенощная и литургия) была отслужена митрополитом Иосифом 29-30 августа (11-12 сентября) в день памяти святого благоверного князя Александра Невского при огромном стечении верующих.

[5] В церковно-исторической литературе нередко встречается несколько иное изложение мотивов отъезда митрополита Иосифа из Ле­нинграда. Так, митрополит Елевферий (Богоявленский) в своей книге "Неделя в Патриархии" писал об этом эпизоде: "...Он [митрополит Иосиф] вздумал вскоре после праздника поехать в Ростов проститься со своею паствою. Обратно власти не пустили его из Ростова" (Митрополит Елевферий (Богоявленский). Неделя в Патриархии // Из истории Христианской Церкви на Родине и за рубежом в XX столетии. М., 1995. С. 270). Версию о том, что митрополит Иосиф по своей собственной инициативе поехал в Ростов, позднее повторил в своей диссертации архимандрит Иоанн (Снычев) (см.: Митрополит Иоанн (Снычев). Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов XX столетия - григорианский, ярославский, иосифлянский, викторианский и другие, их особенности и история. Самара, 1997. С. 195), а в наше время — историк М. В. Шкаровский (см.: Цит. соч. С. И).

[6] 16 декабря 1926 года, вскоре после вступления митрополита Иосифа в исполнение обязанностей Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, он был вызван ОГПУ в Москву, где ему указали выехать в Моденский Никольский монастырь (примерно в 35 километрах от города Устюжны). 29 декабря 1926 года митрополит Иосиф был доставлен к месту ссылки. В сентябре 1927 года митрополиту Иосифу было разрешено вернуться в Ростов.

[7] Указ о переводе митрополита Иосифа на Одесскую кафедру был подписан 17 сентября 1927 года. Митрополитом Иосифом он был получен только 22 октября 1927 года.

[8] Свой первый протест митрополит Иосиф заявил в письме митрополиту Сергию (Страгородскому) от 28 сентября 1927 года, еще до получения указа о переводе, узнав о нем из неофициальных источников.

[9] Епископ Димитрий (Любимов Дмитрий Гаврилович, 1857-1935) — до 1925 года протоиерей в Петрограде; в декабре 1925 года хиротонисан во епископа Гдовского, викария Ленинградской епархии; 26 декабря1927 года вместе с епископом Сергием (Дружининым) подписал акт отхода от митрополита Сергия (Страгородского), фактически возглавил иосифлянское движение; в 1928 году возведен митрополитом Иосифом в сан архиепископа; 29 ноября 1929 года арестован; приговорен к десяти годам заключения в лагере; скончался в заключении.

[10] Епископ Сергий (Дружинин Иван Прохорович, 1863-1937) — до 1917 года настоятель Троице-Сергиевой пустыни под Петроградом в сане архимандрита, духовник великих князей; в 1924 году хиротонисан во епископа Нарвского, викария Ленинградской епархии; 26 декабря 1927 году выступил вместе с епископом Димитрием (Любимовым); 7 декабря 1930 года арестован; приговорен к пяти годам заключения; расстрелян.

[11] В своем письме митрополиту Кириллу (Смирнову) от 18 сентября 1929 года митрополит Сергий писал: "К сожалению, Ваше суждение "о моей деятельности" ... не оставляет места сомнению в том, что Вы и теоретически единомысленны с нашим новым расколом, не совсем правильно называемым "иосифлянским"..." (Акты... С. 644-645).

[12] Священномученик митрополит Кирилл (Смирнов Константин Иларионович, 1863-1937) - с апреля 1920 года митрополит Казанский и Свияжский; с августа 1920 года — в заключении (с краткими перерывами); в завещательном распоряжении святого Патриарха Тихона от 7 января 1925 года указан первым кандидатом на должность Местоблюстителя Патриаршего Престола; осенью 1926 года на состоявшихся без его ведома тайных выборах Патриарха получил наибольшее число голосов (чему, однако, сам значения не придавал); в мае 1929 года открыто выступил с осуждением действий митрополита Сергия; расстрелян вместе с митрополитом Иосифом.

[13] Первый сопровождавшийся отходом от митрополита Сергия протест против его политики, ассоциируемой с Декларацией от 29 июля 1927 года, был "громко провозглашен" в Окружном послании Архиерейского Синода РПЦЗ от 9 сентября 1927 года (см.: Священник Георгий Митрофанов. Русская Православная Церковь в России и эмиграции в 1920-е годы. СПб., 1995. С. 138-142). Спустя некоторое время начались отходы архиереев от Заместителя Патриаршего Местоблюстителя уже и в России. В ноябре 1927 года от митрополита Сергия отделился епископ Виктор (Островидов). 26 декабря 1927 года последовал уже упоминавшийся акт двух Ленинградских викариев, поддержанных самим митрополитом Иосифом (см.: Акты... С. 544-545, 552). 22 января 1928 года об отмежевании от митрополита Сергия заявил епископ Алексий (Буй) (см.: Акты... С. 564-565). Протест митрополита Агафангела (Преображенского) и группы Ярославских викариев, подписанный и митрополитом Иосифом, упоминаемый им здесь как "первый", был заявлен, как уже указывалось, лишь 6 февраля 1928 го­да, хотя по своему значению он действительно был одним из самых важных.

[14] Священноисповедник митрополит Агафангел (Преображенский Александр Лаврентьевич, 1854-1928) — с 1913 года архиепископ Ярославский; с 1917 года митрополит; в мае-июне 1922 года Заместитель Патриарха; в завещательном распоряжении святого Патриарха Тихона от 7 января 1925 года указан вторым кандидатом на должность Местоблюстителя Патриаршего Престола.

[15] Священномученик митрополит Петр (Полянский Петр Федорович, 1862-1937) - с 1924 года митрополит Крутицкий; с апреля 1925 года — Патриарший Местоблюститель; с декабря 1925 года в заключении; расстрелян.

[16] Имеется в виду известное постановление святого Патриарха Тихона и соединенного присутствия Священного Синода и Высшего Церковного Совета № 362 от 20 ноября 1920 года (см.: Священник Георгий Митрофанов. Цит. соч. С. 86-87).

[17] См.: Послание Заместителя Патриарха митрополита Агафангела от 18 июня 1922 года. (Акты... С. 219-221).

[18] По всей видимости, речь идет об актах иерархов, последовательно бывших во время заключения митрополита Сергия Заместителями Патриаршего Местоблюстителя: самого митрополита Иосифа, в принципе допускавшего переход к самоуправлению епархий в своем завещательном распоряжении от 8 декабря 1926 года (см.: Акты... С. 489-490), и архиепископа Серафима (Самойловича), призывавшего в послании от 29 декабря 1926 года собратьев-епископов решать все дела, кроме общецерковных, самостоятельно (см.: Акты... С. 490-492).

Источник: "Богословский сборник", 9 (2002), с. 376 – 424. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования