Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Уильям Р. Эстеп. История анабаптизма. Введение в анабаптизм 16 века [религиоведение]


Глава IX

Крещение и следование за Христом

Подобно тому, как между реформаторами и католиками главный водораздел проходил по вопросу об авторитете Библии, водораздел между анабаптистами и реформаторами проходил по вопросу о крещении верных. Крещение верных стало для анабаптистов логическим следствием из принципа реформаторов solaScriptura. С самого начала, как только анабаптисты стали отличать себя от других течений в Реформации,вопрос о крещении верных встал в качестве главного.

Первые лидеры анабаптизма, все без исключения, подчеркивали важность вопроса о крещении. Феликс Манц написал важный памфлет о крещении. Губмайер написал на эту тему шесть книг или памфлетов. Пилграм Марпек, Менно Симонс и Дирк Филис написали монографии о баптизме и неоднократно ссылались на крещение вдругих своих работах. Ридман, Денк, Шарншлагер и Фельбингер уделили немало места этому вопросу. Ранние диспуты анабаптистов очень часто касались этого проблемы.

Поэтому игнорировать место крещения в анабаптизме шестнадцатого века или преуменьшать его значение будет исторической несправедливостью. Более того, понять место крещения в жизни анабаптистов - значит найти ключ к толкованию взглядов анабаптистов на христианскую жизнь и церковь.

Может быть, самым революционным актом Реформации было установление крещения верных группой дерзновенных швейцарских братьевв Цюрихе. Конечно, крещение верных практиковалось и до этого, но со времен апостолов эта практика имела место лишь эпизодически и лишь у тех или иных отколовшихся групп. После периода ранней Церкви очень редко, если вообще когда-либо, крещение верных практиковалось систематически, когда все вокруг сопротивлялось этому. При этом введение крещения верных произошло по инициативе небольшой группы пошедших до конца учеников Христовых. Их богословские убеждения требовали действия, несмотря на знание горьких последствий, к которым они приведут. Крещение немедленно стало предметом горячей полемики. Именно этот символ анабаптистского учения стал причиной жестоких репрессий. Менно Симонс писал как бы из огня этих гонений:

Поскольку ради крещения нас так жестоко преследуют, … мы говорим и свидетельствуем во Иисусе Христе, … что нас ведет только страх Божий и вера, которую мы имеем в Слово Божие, из-за них мы крестимся и крестими больше не из-за чего; никакой иной причины не будет найдено ни в этой жизни, ни после смерти, ни на страшном Суде Божием (1).

Крещение у швейцарских братьев

Самое раннее письменное свидетельство отношения анабаптистов к крещению можно найти в письме братьев к Томасу Мюнцеру. Похвалив Мюнцера за то, что он отвергает крещение младенцев, Гребель в апостольском духе продолжает наставлять своего адресата в более совершенной вере.

С самого начала Гребель указывал, что авторитет, на который он опирается, ничто иное, как Писания. Крещение означает прощение грехов и внутреннее преображение ума и сердца и обещание следовать за Христом. Он утверждал, что "вода не подтверждает или увеличивает веру, как говорят это ученые из Виттенберга". В следующем предложении он высказывался еще прямее, отвергая сакраментальную природу крещения: "Крещение, кроме того, не спасает, вопреки тому, что утверждают Августин, Тертуллиан, Феофилакт и Киприан, которые бесчестят веру и страдания Христовы, в случае, когда речь идет о взрослых, и бесчестят страдания Христовы, когда речь идет о младенцах".

Затем Гребель переходит к отрицанию ценности крещения младенцев и его необходимости с точки зрения Нового Завета. Он заявляет, что "крещение младенцев бессмысленно, нечестиво и противоречит Писаниям. Он выразил надежду, что Мюнцер "действует не противвечного слова, премудрости и заповедей Божьих, согласно которым крестить следует только верных, а детей крестить не надо" (2). Несмотря на угрозы гонений, он увещевает Мюнцера и Карлштадта оставаться верными той истине, которую, как он верил, они с ним разделяли.

Четыре месяца спустя убеждения самого Гребеля, а также Манца были выражены в "Декларации веры и защите", с которой Манц обратился к властям Цюриха. Хотя, как считают некоторые ученые, эта петиция была написана Манцем, многие параграфы звучат буквально как у Гребеля. Копия документа, хранящаяся в городском архиве Цюриха, написана не Гребелем. Она также содержит много редакторских поправок. Скорее всего, авторство – коллективное, документ выражает общие убеждения группы, возглавляемой Гребелем. В этом документе обращение к Писанию еще более явственно. Автор утверждает, что его взгляд на крещение верных основывается на том же авторитете, на котором основывается и Цвингли – на Библии. Он отрицает, что учение о крещении верных соблазнительно. Из этого документа становится ясно, что ведомые Гребелем цюрихские Taüferрассматривали крещение не как таинство в традиционном смысле, но в первую очередь, как символ послушного ученичества (следования за Христом).

Совершенно ясно, что такое крещение и к кому оно применимо, а именно к тому, кто обращен Словом Божьим, изменил свое сердце и, таким образом, желает жить обновленной жизнью. … Из этого я ясно узнал и знаю точно, что крещение означает ни что иное, как умирание ветхого человека и облечение в нового, и что Христос велел крестить тех, кто был прежде научен (3).

"Декларация веры и защита" отрицает ценность крещения младенцев в силу самой природы христианского крещения. В Новом Завете крещение всегда применяется только к взрослым, нет заповеди Христа или примера апостолов для крещения младенцев. Обращение Манца к городскому собранию Цюриха - воздержаться от применения силы при поддержке того или иного рода крещения – было бесполезным.

Гребель начал свою монографию о крещении в тюрьме Грёнингем. Его написанная в 1526 г. в тюрьме рукопись о крещении до нас не дошла. Однако Семуэль М. Джексон успешно реконструировал ее основные черты иаргументы, исходя из попытки ее опровержения, которую предпринял Цвингли в CatabaptistarumStrophasElenchus. В этой своей последней работе Гребель попытался опровергнуть практику крещения младенцев на основе Писания. Споря с Цвингли, он постарался показать, что дети не были включены в число тех, кто, согласно Новому Завету, принимал крещение "всем домом". Он приводит примеры Криспа, тюремщика Филиппа, и Филиппа из Самарии, и говорит, что здесь речь могла идти только о крещении взрослых или, по крайней мере, тех, кто способен слушать Слово Божие и уверовать в него.

Гребель выдвинул идею об определенном порядке, которая была впоследствии уточнена Губмайером. Согласно Писаниям, вера основана на слушании проповедуемого Слова. Конечно, это предполагает определенную степень зрелости и, соответственно, исключает младенцев. В этом последнем произведении Гребеля вновь повторяются две более ранние концепции: полное подчинение анабаптистов авторитету Библии и символическая природа Новозаветного крещения. С точки зрения этих концепций крещение младенцев – непостижимо.

До того, как Цвингли начал опровергать крещение верных печатно, он уверял недавно обращенных жителей Цолликона, заключенных в августинский монастырь, что вскоре наступят изменения в крещении и служении мессы. К тому времени и то, и другое таинство все еще совершалось в Цюрихе, как они совершались веками, без каких либо изменений в одеждах и литургии. Цвингли, должно быть, мучила совесть за его ссылки на Слово Божье, которым он пытался подтвердить обряды и церемонии церкви (эти древние латинские обряды), как будто ничего не произошло, –все эти двойные крестные знамения, дуновение в лицо, соль, которую кладут в рот,плевки в уши и в нос и, наконец, помазание маслом. А ведь совсем недавно он сам отошел от традиционного теологического оправдания крещения младенцев и отрицал его спасительность.Исполняя обещание мая 1525 г., он заменил в кафедральном соборе традиционные ритуалысильно упрощенными. Но он все еще настаивал на крещении младенцев. Он отражал нападки анабаптистов, вместо того, чтобы повестипоследовательную атаку на них и их "перекрещивание".

Опровержение Цвингли аргументов Гребеля было крайне слабым. Однако его попытки дискредитировать анабаптистов были намного более успешными. Еще большую слабость своей позиции Цвингли обнаружил в развернувшейся полемике сВалтасаром Губмайером.

Отношение швейцарских братьев к крещению ясно сформулировано в Шляйтхаймском исповедании. Это знаменитое анабаптистское исповедание было написано Михаэлем Заттлером и принято представительным собранием немецких анабаптистов 24 февраля 1527 г. в Шлаттене-на-Рандене. Оно верно отражает видениешвейцарскими братьями анабаптизма. Положение о крещении было, что характерно, одним из семи, принятых братьями на собрании. Вот отрывок из него:

Крещение должно совершаться над всеми. Кто был научен покаянию и изменению жизни, и истине, и верит, что их грехи были заглажены через Христа…. И кто хочет быть погребенным с Ним в смерть, чтобы с Ним воскреснуть, всем им, кто испрашивает крещения по этой причине, мы предлагаем его.Это означает, что всякое крещение младенцев, главное нечестие римского понтифика, исключено. Это положение может быть подкреплено и засвидетельствовано Писаниями, такова была практика апостолов.

Это положение о крещении анабаптистов шестнадцатого века столь ясно, что всякое его истолкование было бы излишним. Невозможно не заметить, как тесно связывали анабаптисты друг с другом крещение и свое учение о следовании за Христом. Крещение у братьев предназначалось только для тех, кто решился идти путем Христовым.

Одиннадцать лет спустя, швейцарские братья на публичном диспуте с лидерами реформатской церкви в Берне выразили весьма близкие, по сути, взгляды. Диспут 1538 г. был организован под формальным предлогом "найти вместе истину". Однако, диспут происходил под эгидой городского совета Берна, авторитет которого анабаптисты должны были признать. Поэтому объективность участников, представляющих государственную церковь, весьма проблематична.

Диспут проходил шесть дней. Повестка дня включала семь статей: "Ветхий и Новый Завет", "Служение", "Церковь", "Крещение", "Клятва", "Государство" и "Анафема". Клирики реформатской церкви жалели необразованных мирян анабаптистов, которых они пытались сбить с толку и смутить своей ученой софистикой. Но анабаптисты оказались более чем достойными противниками для "докторов" теологии. Хотя им не удалось переубедить ни одного из церковников, они, по крайней мере, смогли отстоять свою позицию, несмотря на все нападки. Их продолжающеесячетыре века свидетельство показывает глубину их убеждений, которая всегда характеризовала анабаптистов Берна.

Оспаривая обычные аргументы в пользу крещения младенцев, братья выдвинули несколько положений, раскрывая основные интуиции анабаптизма. Во-первых, сама природа крещения исключает крещение младенцев. Новозаветное крещение требует предварительного решения покаяться в грехах и веры во Христа. Крещение рассматривается как символ введения(инициации) в жизнь церкви и как знак новой жизни, которую верный получает во Христе. "Иными словами, крещение должно происходить только после принятия Св. Духа, а дети, хотя они и не обязательно под проклятием, не имеют и Св. Духа".

Во-вторых, крещение – это символ, а не таинство. Оно не имеет смысла там, где отсутствует вера во Христа. В-третьих, Христос подал пример Своим собственным крещением. В-четвертых, посылаяапостолов на миссию, Он ясно говорит "идите и научите… крестя". В-пятых, крещение не аналогично обрезанию:

Что касается обрезания, то ясно, что крещение это не то же самое, что акт ветхозаветной инициации, но его замещение. Аналогию не следует проводить слишком далеко. Короче говоря, крещение не является выражением механической теории завета; оно предполагает определенную степень зрелости личности и личного отношения к Богу, Отцу Иисуса Христа.

Диспут снова выявил приоритет Библии, которая толкуется в христологическом ключе, когда идет речь о формулировке учения анабаптистов. На основе своего толкования Библии швейцарские братья пришли к своей точке зрения. Крещение верных по самой своей природе исключает крещение младенцев.

Валтасар Губмайер и крещение

Наиболее талантливым защитником взглядов анабаптистов шестнадцатого века на крещение был доктор Валтасар Губмайер из Фридберга. Из одиннадцати книг и памфлетов, которые он посвятил церковным установлениям, шесть были посвящены крещению. Пять из шести были напечатаны после приезда Губмайера в Никольсбург. К счастью для Губмайера и братьев, Симпрехт Зорг, известный как Фрошауер, был вынужден покинуть Цюрих из-за своих анабаптистских убеждений. Он и стал издателем Губмайера. Его служение дало возможность широко распространить написанное Губмайером в Никольсбурге.

Первой законченной в Никольсбурге книгой была "Речь д-ра Валтасара Губмайера из Фридберга о "Книге о крещении младенцев" господина Ульриха Цвингли из Цюриха". Губмайер обозначил, в чем он видел свою задачу: "Мне нетрудно убрать камни, обломки и мусор с дороги. Многое там было разбросано уже давно людьми, кое-что свалилось само собой". После упоминания последней книги Цвингли о крещении, Губмайер объяснил, как он планирует разобрать завалы, которые затемняют библейское откровение. "Я собираюсь в благочестивом сочинении выдвинуть аргументы и обосновать, что крещение младенцев не имеет основания в Слове Божьем".

То, что казалось такой легкой задачей для Губмайера, было совсем нелегко принять христианству. Мало что из традиционных практик было столь долговечным, как крещение младенцев. Это произведение Губмайера может служить введением к исследованию всех его остальных работ, посвященных крещению.

Первая книга Губмайера, посвященная исключительно крещению, была завершена 11 июля 1525 г. в Вальдшуте. "О христианском крещении" - была первой наиболее полной книгой, рассматривающей проблему крещения верных. Она была полемической по природе, заостренной по отношению к ряду положений Цвингли. Однако она не была исключительно критической. Губмайер постарался высказать и позитивные идеи относительно крещения верных.

С самого начала он отверг несправедливые обвинения цвинглиан:

А обвинение, что мы хвалимся, что мы после крещения уже можем не грешить и тому подобные вещи – это чудовищная неправда. Ибо мы знаем, что и до ипосле крещения мы бедные и несчастные грешники, и если мы говорим, что мы больше не грешим, мы лжецы и нет в нас истины.

Но крещение, как утверждает Губмайер, это "публичное исповедание и свидетельство внутренней веры". Крещение - это также обещание следовать за Христом, в котором приступающий к крещению "обещает в будущем жить в соответствии со словом и заповедью Христа. Но не человеческой силой, иначе с ним произойдет то, что произошло с Петром".

Губмайер был увлечен тем, что можно было бы назвать "порядком Библии". Он обнаружил порядок в отношении к крещению Иоанна, но его можно найти и в порядке, которому следовали апостолы и установленном Христом. "Порядок таков, - писал Губмайер, - Сначала слово, затем – послушание, потом – исправление жизни или признание грехов, потом – крещение, затем – дела". Порядок это в произведениях Губмайера мог варьироваться в зависимости от акцента, который он хотел сделать в тот или иной момент. Но общий порядок, который он утверждал, был таков: "проповедь, слушание, покаяние, вера". Полный "порядок" включал крещение. После крещения говорилось еще о трех самостоятельных моментах – "добрых делах", Церкви и Вечери Господней. В первоначальном немецком издании Губмайер обозначил библейский порядок, написав на полях такие слова, как Wort, Gehör, Glaub, Endrung, Tauff, Erkantnüss и Werk. Эти слова обозначены буквами, и соответствующие буквы вставлены в текст. Таков впечатляющий метод каталогизации последовательности событий, связанных с крещением, соответствующий Писанию и актуальный и по сей день.

Было бы ошибкой полагать, что Губмайер считал, что каждый из этих моментов является частью процесса спасения. Напротив, в силу самой природы крещения, некоторые из моментов должны иметь место до крещения, а некоторые после.Библейская последовательность сформулирована так, чтобы отметить важность крещения. По мнению Губмайера божественный порядок можно найти вМф. 28.19 и Мр. 16. "Таким образом, очевидно, что миссия апостолов состоит в трех вещах. Во-первых, в проповеди, во-вторых, в вере, в-третьих – в видимом крещении". Губмайер не сомневался, что здесь идет за чем. "Из этого следует, что только слепой не видит, что крещение водой никогда не должно совершаться без предварительного исповедания веры".

В целом, Губмайер был очень острожен, чтобы избежать использования понятий, которые бы подразумевали чисто символическое значение крещения. Хотя ему не всегда удавалось предупредить непонимание читателей, онпорой даже с ущербом для стиля снова и снова повторял свои мысли, чтобы до конца прояснить эти вопросы. От этого страдал его стиль, но никто бы не смог приписать Губмайеру сакраментальное понимание крещения (*). Губмайер прибегает к множеству примеров для того, чтобы вновь высказать свою точку зрения.

Используя типологию ковчега, в 1 Пет. 3.20, где спасение восьми человек в ковчеге из Ветхого Завета сравнивается с крещением в Новом Завете, Губмайер пишет: "Так же и мы спасаемся в крещении, что означает, "не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести воскресением Иисуса Христа, который возшел на небеса и сидит одесную Бога".

Дополнительно обсудив необходимость веры, которая должна предшествовать крещению, Губмайер суммирует свои аргументы так: "Таким образом, крещение в воде – это не то же самое, что очищение души, но "да" доброй совести Богу, даваемое от всего сердца по вере".

Вторая глава Деяний также толковалась Губмайером в не сакраментальном смысле:

Вот почему крещение в воде называется крещением во оставление грехов (Деян. 2). Не потому, что в нем или через него прощаются грехи, но в силу внутреннего "да" нашего сердца, которое человек внешним образом свидетельствует, подчиняя себя водному крещению, говоря, что он верует, и что он уверен в глубине сердца, что его грехи прощены через Иисуса Христа. Крещение Иоанна Крестителя тоже называлось крещением покаяния. Это значит, что желающий быть крещенным, исповедует себя виновным в грехе.

Хотя Губмайер отказывался приписать спасительную силу крещению, он не минимизировал его значение для христианской жизни. Крещение должно оставаться обязательным по трем причинам: его заповедал Христос, это необходимый акт в личном следовании за Христом, и это символ вступления в общину верных.

Губмайер подчеркивал, что обращение и крещение евнуха-эфиопа показывает важность крещения как акта послушания верующего.

Нет сомнений, что спаслись тысячи людей, не принявших крещения, поскольку у них не было такой возможности. Но поскольку евнухимел и воду, и того, кто мог окрестить его, он должен был креститься в соответствии с заповедью Христа. Если бы он этого не сделал, Христос бы посчитал, что он пренебрегает Его словом и нарушает его, и Он бы покарал его.

Среди десяти аргументов, приводимых Губмайером в пользу необходимости крещения, четыре подчеркивают, что в его природе проявляется послушание заповеди Христа. Губмайер, как и швейцарские братья, подчеркивал связь крещения со всей жизнью христианина в Церкви. Он обозначал крещение по-разному: "Крещение в воде во имя Отца и Сына и Св. Духа или во имя Господа Иисуса Христа", но всегда это "публичное действие, свидетельствующее о внутренней вере". Оно также называется клятвой, которой новый ученик Христов "обещает в будущем жить согласно слову и заповеди Христа". Крещение также называется "исповеданием веры" и "обетом".

Каждый из используемых терминов подразумевает, что крещение являетсясознательным, добровольным актом, совершаемым учеником Иисуса Христа. Поэтому крещение для верующего символизирует его обновление жизни и его решимость следовать за Христом даже до смерти.

Для Губмайера крещение было не только символом решения следовать за Христом конкретного верующего, но действием, касающимся всей церкви. Без крещения не может существовать видимой церкви:

Там, где не существует крещения в воде, нет и Церкви, нет ни братьев, ни сестер, ни братской дисциплины, отлучения от Церкви и возвращения в нее. Я говорю здесь о видимой Церкви Христовой (ср. Мф. 18. 15-20). Ибо должен быть некий внешний знак или свидетельство, посредством которого братья и сестры признавали бы друг друга, хотя вера, конечно, лишь в нашем сердце. Принимая крещение, "кандидат" публично свидетельствует, что он… подчиняет себя своим братьям и сестрам – то есть церкви. Если он согрешает, они имеют власть увещевать его, наказывать, отлучать и восстанавливать.

Для Губмайера крещение - необходимый акт для всякого члена церкви, а не нечто второстепенное. Таков был вывод из его детального изучения этого вопроса. В его писаниях появляется понятие общецерковного следования за Христом, символом которого является крещение. Крещение, таким образом, не было для Губмайера исключительно делом индивида, заявляющего о своей вере. Это символ подчинения дисциплине общины, в которую верующий входил, и необходимое условие участия в Вечери Господней. Крещение у него явно предстает как акт исповедания, послушания, личного следования за Христом и членства в церкви. Все это видно из следующей цитаты:

Итак, когда человек исповедует, что он грешник, верует в оставление грехов и посвящает себя новой жизни, он должен засвидетельствовать публично перед церковью Христовой, … что он принимает слово Христово в свое сердце и намерен жить в будущем согласно этому слову, воле и закону Христа… Затем он должен быть крещен в воде, что означает, что он публично исповедует свою веру и цель… Он обещает, что если из-за него в будущем похулится имя Христово, вследствие его тяжких грехов, то он подчиниться наказанию от братьев, согласно заповедям Христа (см. Мф. 18). Из всего этого ясно видно, что крещение младенцев – это нечестие, придуманное и введенное людьми (4).

Губмайер непрестанно выступал против крещения младенцев. Он использовал для этого все возможные средства – Библию, логику, сарказм, иронию, учение Христа и пример апостолов. Крещение младенцев отвергалось на основе Библии, природы крещения и природы церкви. В отношении Библии и крещения младенцев он писал: "Я не нашел ни одного места, где было бы написано, идите в мир и крестите младенцев и учите маленьких детей".Длятех, кто боялся, что некрещеные младенцы, если умрут, будут осуждены, Губмайерписал: "Не быть крещенымеще не значит - быть осужденным… Проклятие падает на тех, кто не верит". Губмайер желал предать младенцев "в руки милостивого Отца". Он писал: "В Его руки я предаю их … Да будет воля Его. И хватит об этом. Без Его воли не будет для меня толку быть крещеным и тысячу раз. Ибо вода не спасает".

Крещение младенцев, с точки зрения Губмайера,совершенно противоречило новозаветному представлению о крещении. Это видно из следующей цитаты:

"Как Отец послал Меня, так Я посылаю вас". Это равносильно тому, что Он бы сказал: "Он заповедал Мне обещать прощение грехов всем, кто поверит в Меня … С этим не согласуется крещение младенцев, которые не совершили никакого греха. Это не похоже ни на крещение до Воскресения, ни после, хотя оно и было крещением в воде. Но вода это не крещение. Ибо иначе бы тот, кто плывет по Рейну, оказался бы крещенным.

Губмайер указывал, что ни Иоанн, ни Христос не крестили младенцев. "Никто не был крещен Иоанном или крещением Христовым, не будучи научен Слову Божию, не исповедав грехов, и того, что эти грехи прощены Иисусом Христом". Он был уверен, что такое отношение к крещению у Иоанна и учение Христа, как оно выражено в Мф. 28. 16-20, исключает крещение младенцев.

Губмайер, хотя и признавал сходство между крещением Иоанновым и Христовым, рассматривал их как два разных вида крещения. Обсуждая этот вопрос, Губмайер отводит обычное обвинение анабаптистов в том, что они "перекрещивают" людей:

Отметь … разницу между двумя крещениями. Иоанн ведет своих слушателей к признанию своих грехов. Затем, когда они исповедали свои грехи, он крестит их и делает их своими учениками. Затем он указывает им на Христа. После этого Христос прощает им их грехи. Затем все, кто верит в это прощение, снова крестятся апостолами Христовыми.

Вот это и есть настоящее новое крещение, ибо и крещение Иоанново – это крещение, и крещение Христово – тоже крещение. Но обрызгивание младенцев – это не крещение, не достойно оно и имени крещения. Поэтому неверно говорить, что мы "перекрещиваем.

Губмайер полагает, что младенцев рано считать членами церкви. Членство в церкви предполагает определенную степень зрелости, личной веры и желания. Поэтому крещение младенцев отвергается в целом, как противоречащее Писанию и природе христианскогокрещения и новозаветной Церкви.

Изучение Писания настолько убедило Губмайера в его правоте, что он не увидел никакой силы в аргументах своих оппонентов. Это видно изпредисловия к его книжке, направленной против взглядов Ульриха Цвингли. Он писал: "для меня не представляет труда убрать с дороги камни, обломки и мусор", Все еще испытывая жгучую боль от грубого обращениясвоего бывшего друга, он писал: "Но мне необходимо напасть на маленькую нечестивую книжку о крещении в воде, которую господин Ульрих Цвингли издал в Цюрихе". В этой своей работе Губмайер был на высоте. Он всегда был великолепным полемистом. Эта, как и другие его книжки, показывают, что он никогда до конца не преодолел схоластическую любовь к диспутам. Однако Губмайер был честен в отношении своих противников, и его работа не несет той агрессивности и сарказма, которой полны работы его оппонентов.

В полемике с книгой Цвингли TaufbüchleinvomdemKindertaufГубмайер постарался доказать на основе Библии, что не существует библейского основания для крещения младенцев. В этой книге, как и следует ожидать, крещение младенцев рассматривается более детально, чем в предыдущей – "О христианском крещении". Книга написана в жанре диспута. Губмайер приводит аргументы Цвингли, а потом – свои. Во введении он говорит об авторитете Библии:

Мое учение пусть судится на основании Священного Писания … Я должен говорить ради научения и устроения христианской церкви согласно Слову Божию. Ибо из-за этого Цвингли не один камень преткновения упал на путь христиан. Итак, я обращаюсь к Писанию … и я никогда не позволю, чтобы книги написанные людьми, были нам судьями.

Как и во многих других работах Губмайера, в этой много повторений. Неоднократно в ней повторяется одно и то же в ответ на нападки Цвингли на анабаптистов и их учение. Два примера из этой книги могут проиллюстрировать ее стиль и дух, а также метод его рассуждений, позволивший ему избежать как сакраментального видения крещения, так и минимизировать его важность. Позиция Цвингли обозначена буквой Ц, а позиция Губмайера – Г.

Ц. В наши дни появились люди, которые возражают против крещения всех людей, говоря, что в этом внешнем акте нет ничего, что бы давало надежду на спасение. Мы видим, что сегодня эти люди ради внешнего знака разрушают мир христиан и называют всех, кто противоречит им – еретиками и антихристами.

Г. Но эти обряды, как и другие добрые дела, недостаточны для спасения, и никто не должен возлагать на них свою надежду. Конечно, крещение в воде это заповедь Божия, и никто не должен его отрицать. И обязанность каждого, кто имеет внутреннюю веру, засвидетельствовать ее вовне перед христианской общиной.Итак, если христианин видит, что эти – несомненно, внешние вещи, но установленные Христом – отвергаются, его обязанностью является во весь голос выступать против этого непрестанно, даже если это будет нарушать мирской мир безбожников. Ибо заповедь Божия должна соблюдаться и признаваться, даже если весь мир будет рушиться.

Ц. Да, люди, которые теперь принимают крещение, думают, что они вступают в безгрешную церковь.

Г. Ты возводишь на нас напраслину. Если бы мы это утверждали, мы были бы безумцы, мы бы удалялись от Бога, и в нас не было бы истины (1 Ин.1). О Боже! Что могут значить такие откровения! Не приписывая нам, грешным, вины, вызывающей у меня отвращение не меньше, чем у тебя.

В этой работе Губмайер позволил Цвингли выдвинуть наиболее серьезные обвинения и ответил на каждое из них. Создается впечатление, что сам Цвингли не мог бы сформулировать свою позицию лучше, если бы сам присутствовал на диспуте. Вот еще один отрывок, в котором повторяется первый из приведенных аргументов:

Ц. Псевдо-баптисты иногда пытаются отрицать, что можно спастись без водного крещения.

Г. Ты к нам несправедлив. Мне прекрасно знаем, что спасение зависит не от крещения и не от дел любви. Проклятие падает не на некрещеных или тех, кто совершает злые дела, а на неверующих. Но тот, кто верит, придет и крестится и принесет добрые плоды.

Сокрушительным образом Губмайер употребляет собственные слова Цвингли против него самого. По поводу аргумента Цвингли, что крещение младенцев нигде не запрещено в Новом Завете, Губмайер писал:

Ты во весь голос и справедливо писал, что в Писаниях ничего не говорится о чистилище, но лишь об аде и небесах. Ах, Цвингли, неужели и мы здесь не можем воспользоваться твоим принципом и сказать, раз в Писаниях не говорится, что чистилища нет, то почему бы ему и не быть? Либо тебе придется принять чистилище, снова возвратиться к папству и принимать все постановления викария, либо согласись, что твой аргумент неверен".

Губмайер ссылается на учение Цвингли о крещении верных, указывая время, место и источник его собственных мнений. Ссылаясь на точку зрения, которой придерживался некогда сам Цвингли, Губмайер писал:

Да, ты придерживался этой точки зрения, писал о ней и проповедовал ее публично с кафедры… Есть и другое, о чем я сейчас не буду говорить. Но позволь мне спросить тебя об одном: сколько лет назад ты придерживался этого мнения? Может быть, ты помнишь, что у тебя был Джон Фабер, викарийКонстанцы. Ты проповедовал Писание чисто и ясно в течение пяти лет. Это было в 1523 г. … Ты говорил мне, что позволительно, чтобы дети не были крещены прежде, чем они будут наставлены в вере,… ты хотел написать об этом в своей книге, и ты сделал это в 18 параграфе о конфирмации. Каждый, кто прочтет это место, ясно увидит твое мнение.

С нами вместе тогда был Себастьян Рукенспергер из Сент-Галла, бывший тогда приором Клингау. Ты открыто выразил ту же точку зрения и в другой книге: "О нечистых духах", напечатанной в 1525 г. … Итак, мой Цвингли, смотри, как согласуются твои слова, писания и проповедь. Пусть Бог просветит тебя и всех нас, и ты прекратишь производить насилие над благочестивыми людьми.

В дополнение к аргументам против крещения младенцев, выдвинутых в книге "О христианском крещении", Губмайер отрицательно высказался относительно того, что крещение аналогично обрезанию. Кроме того, как он заметил, человек может посвятить себя Богу, но он не может посвятить другого. Это было бы насильем над христианской верой, имеющей личный характер. То, что верно относительно посвящения, верно и относительно веры "по доверенности". Он нанес Цвингли удар ниже пояса, сказав, что было бы весьма неосмотрительно доверить спасение младенцев вере их восприемников.Безумие полагать, говорит Губмайер, что восприемники могут верить за младенцев. Он также отверг как недомыслие идею, что крещение младенцев это обет будущей веры. Это знак, не имеющий смысла, подобно запечатанному кувшину, в котором нет вина. Таким образом, крещение младенцев бессмысленно и никак не может быть подтверждено из Писания.

Цвингли указывал на авторитет церкви, как достаточный авторитет для крещения младенцев. Однако Губмайер возражал ему: Ты должен вопрошать Писания, а не церковь". Для Губмайера Писания имели преимущество над церковью. Церковь всегда судится на основе Писания. Вот как он об этом пишет:

Если бы я не верил Евангелию, я бы не поверили церкви, поскольку церковь строится на Евангелии… Вот почему Христос говорит: "ты Петр, и на тебе Я построю Свою церковь (Мф. 16). Таким образом, мы сначала должны быть наставлены в Слове Божием, в том, что Иисус есть Христос, Сын Бога живого. Затем на этом основании мы можем строить из золота, серебра или драгоценных камней – т.е. веры и исповедания. В-третьих, церковь строится на этой нашей вере и исповедании, а не наша вера на церкви. Она исходит из провозвещенного Слова Божия, что Бог стал Человеком.

В этой основной интуиции Губмайер выказал себя недюжинным теологом. Таким образом, не только учение Библии является основанием

Для того чтобы отвергать крещение младенцев. Другой причиной является сама природа Евангелия и того, как человек откликается на него. Основанием церкви является вера – ответ человека на провозвещенное Слово Божие. Только верные призваны ко крещению и членству в Церкви.

Губмайер заключил свою работу, высказав общие положения относительно анабаптизма. Полезно будет их привести:

1.Никакая стихия или внешний объект этого мира не могут омыть душу, только вера может очистить душу человека.

2.Таким образом, крещение не является очищением грехов

3.Но хотя оно и не может их омыть,все равно оно – от Бога. Оно должно быть публичным исповеданием внутренней веры – "публичная" обязанность, исполняемая во удостоверение новой жизни, долг, который надо исполнять по Слову Божию, поскольку Бог дает нам благодать.

4.Что касается того, являются ли дети христиан или дети Ветхого Завета Божьими, мы оставляем это на Бога, который Один знает все, и мы не претендуем на обладание Его властью. Ноев ковчег – это образ крещения, тому есть свидетельство Писания. Но в Писании ничего не говорится о сравнении крещения с обрезанием. Крещение, которым крестятся верные, имеет ясное объяснение в Слове Божьем. Поэтому нас неверно называть "перекрещенцы". Крещение младенцев не может быть подтверждено из Писания, поэтому оно не от Бога.

После этого заключения Губмайер приводит свидетельство о христианах, учивших о крещении верных в каждом поколении. Так Губмайер показывает, что крещение верных это не какое-то нововведение. Эта практика имеет солидное подтверждение во многих эпохах, даже у таких людей, как Эколампадий и Цвингли, которые, впоследствии пришли к ее отрицанию.

Из-под бойкого пера Губмайера до конца Никольсбургского периода вышло еще четыре книжки о крещении. Каждая из них была вызвана своей причиной, но все были нацелены на отрицание крещения младенцев. EinechristlicheLehrtafel, изданная 10 декабря 1526 г., излагает определенные основополагающие истины христианской веры, в частности по поводу крещения. Губмайер чувствовал, что особенно мало о Библии и истинной природе христианской веры знают католические священники, каким некогда был он сам. Он полагал, что они могут получить много пользы от его трудов. Он сам, не скрывая, сообщает, в каком состоянии он был прежде:

К своему великому стыду я должен сказать, что я сам стал доктором в Священном Писании, не понимая того положения Писаний, о котором говорится в этой книжке, не прочитав даже до конца Евангелия и Послания Апостола Павла. Вместо живой воды, я был погружен в бадью мутной жижи, отравленной людьми.

Einechristliche Lehrtafel - это анабаптистский катехизис, написанный в виде диалога между Гансом и Леонардом. Имена взяты у баронов Лихтейнштейнов, которые в это время скрывали у себя Губмайера. В книге приводитсяАпостольский символ веры - тот же догматический минимум, который можно найти и в других его книжках. После того, как Ганс приводит двенадцать статей этого символа, Леонард спрашивает: "Что, ты считаешь, должно следовать за верой?" Ответ и представляет собой изложение учения Губмайера о крещении. Леонард сначала спрашивает о видах крещения.

Л. Как много существует видов крещения?

Г. Три.

Л. Какие?

Г. Крещение духом, крещение водой и крещение кровью.

Л. Что такое крещение Духом?

Г. Это внутреннее озарение нашего сердца, подаваемое намСвятым Духом через живое Слово Божие.

Л. Что такое водное крещение?

Г. Это внешнее и публичное свидетельство внутреннего крещения Духом. Мы принимаем его крещением в воде, когда на виду у всех признаем свои грехи. Мы также свидетельствуем, что верим в прощение грехов через смерть и воскресение нашего Господа Иисуса Христа. Потом мы принимаем внешний знак этого и входим в церковную общину через крещение. Все это в соответствии с пришествием Христа… Если же мы отступаем от пути Христова, то мы добровольно подчиняем себя наказанию со стороны общины, в соответствии с заповедью Христа (Мф. 18). В этом состоит клятва при крещении.Ее смысл был потерян в течение тысячелетия, всего того времени, когда Сатана с его монашескими обетами и священническими клятвами пробивался и усаживался на престоле Святого.

Так Губмайер снова, вкладывая свои мысли в уста Ганса, подчеркнул тесную связь между крещением и следованием за Христом, членством в церкви и дисциплиной.

Следующая работа Губмайера не привнесла ничего нового в разработку проблемы крещения.В ней лишь снова было подчеркнуто, что обязанность христианина - быть послушным заповеди воскресшего Христа. Полное название этой работы такое: "Причина, по которой каждый человек, крещенный в младенчестве, должен быть крещен в соответствии с повелением Христа, даже если ему сто лет". В работе выдвинуто тринадцать аргументов, которые обязывают человека креститься, как уже верующего во Христа. Эти тринадцать аргументов должны были стать дополнением к Taufbühlein, но были опубликованы только в 1527 г..

Последняя полемическая работа Губмайера о крещении была опровержением хорошо известной книги, направленной против анабаптистов Эколампадия. Книга "О крещении младенцев" весьма близка к "Речи". Она тоже написана в жанре богословского диалога и основывается на авторитете Библии. Губмайер восклицает: "Если ты мне покажешь хотя бы один случайкрещения младенцев в Библии, я побежден. Итак, учение анабаптистов не ново, но идет от Христа".

Из этой работы ясно, что Губмайер к тому времени уже не признавал установлением Христа "умывание ног". Сами установления он свел к двум, это видно из следующего:

Я не говорю о церковных обычаях, введенных людьми. Я говорю о двух обрядах, введенных Христом, то есть крещении и Вечери Господней. Других нам не надо.

Губмайер никогда не полагался больше на свое прямое толкование Писания, как вэтой работе, что видно из следующего отрывка:

Им. Мы знаем, что младенцы дороги Богу, и что они имеют Его обетование. Почему их нельзя крестить?

Г. Да, но из того, что Бог любит детей, никак не доказать, что их надо крестить. Ибо то, что сказано в Библии о крещении, к ним не применимо, но применимо лишь к тому, кто верит и кто исповедует своими устами свою веру. На этом исповедании Христос построил Свою Церковь (см. Мф. 16). Вот какова последовательность: во-первых, Христос, во-вторых, - Слово Божие, в-третьих – вера, в-четвертых, - исповедание, в пятых – крещение, затем церковь… Какая польза младенцам от веры других – их отцов, матерей, восприемников или церкви? Ты утверждаешь все это, но не обосновываешь Библией.

Им. Написано (Мк. 10) – их есть Царствие Небесное.

Г. Иммелем, я люблю тебя от всего сердца, но больше я люблю истину. Поэтому я должен наставить тебя в Писаниях. Покажи мне, где в Библии написано, что Христос сказал детям: Царствие Небесное – ваше. Ты искажаешь слова Христа и Писание. Написано "таковых есть Царствие Небесное". …

Им. В чем же состоит ошибка? Что плохого, что мы через крещение приобщаем их к христианской общине и церкви?

Г. Это препятствует формированию их собственной веры. Христос говорит: "кто верит и крещен", но не говорит: "за кого верит другой", ибо если бы я мог верить за другого, то я бы и крестился за другого. Ибо вера больше крещения. Некоторые с гордостью говорят о так называемой "вселённой вере", но у нее нет оснований в Библии.

В этой работе Губмайер делает еще шаг в сторону осуждения крещения младенцев. Он заявляет не только то, что оно не имеет основания в Писаниях, но и то, что она наносит вред ребенку. Оно дает ложное чувство безопасности, что является препятствием для ребенка, когда он повзрослеет, сделать верувосприемников своей собственной. Это был хорошо известный аргумент, который Лютер применил к вопросу об индульгенциях, он не мог не воздействовать на тех, кто ценил аргументацию Лютера.

Есть у Губмайера и еще одна книга о крещении. Она была издана в 1527 г. И называется "Формула крещения в воде для тех, кто был наставлен в вере" (5). Возможно, Губмайер почувствовал, что его жизнь близится к концу. Несомненно, с точки зрения обычных мерок, за один год относительно спокойной жизни в Никольсбурге он написал на удивление много. Он внес важный вклад в сокровищницу духовных исканий человечества.Влияние Губмайера на анабаптизм продолжалось еще в течение нескольких веков. Как заметил Иоганн Лозерт, книга Ридмана Rechenschaftвесьма близка писаниям Губмайера (6). Сходство идей особенно явно, когда речь идет о крещении, Вечери Господней и анафеме. "Большая хроника" гуттеритов так же несет на себе отпечаток сильного влияния на гуттеритов Валтасара Губмайера:

В нашем братстве все еще поются три гимна, сочиненные этим Валтасаром Губмайером. Есть и два других его писания, в которых можно увидеть, как он убедительно писал в пользу правильного крещения и что он считал крещение младенцев совершенно неправильным, все этоподтверждено из Священного Писания. Кроме этого, он прояснил истину относительно Вечери Господней и отвергмессу как идолослужение, великую ошибку и соблазн.

Франц Хайманн, который детально проанализировал влияние Губмайера на Питера Ридмана, пишет:

Существует согласие между Ридманом и Губмайером в таких вопросах, как состояние человека до грехопадения, внутреннее перерождение в вере и свидетельство веры в исповедании и жизни, предположение о свободе человека исполнять заповеди Божии. Кроме этого, еще учение относительно правильной последовательности проповеди Слова, слушания, изменения жизни и крещения, вероятно, тоже идут от Губмайера.Более того, Ридман, похоже, позаимствовал у Губмайера практически всю полемику против крещения младенцев (70-77) вместе со всеми аргументами и доводами… Кроме того, налицо значительная мера согласия между Rechenschaft Губмайераи "Братством Господней трапезы", общения, которое должно происходить перед преломлением хлебов. Подобно этому, мы нашли уже у Губмайера учение о христианском братстве или церкви (Gemeinschaft), в которой внутренняя дисциплина поддерживается под угрозойбратского наказания и анафемы. Представляетсянесомненным, что Ридман знал и использовал книги и трактаты Губмайера (7).

Другие анабаптистские писателипили из того же источника, который был самым главным. Хотя они и вносили свои обертона в анабаптистское учение о крещении, но Губмайеру принадлежит все же основной вклад в разработку этого учения.

(1)Simons, Christian Baptism, in Complete Writings, p. 236

(2)"Letters to Thomas Müntzer by Conrad Grebel and Friends," in Williams and Mergal, Spiritual and Anabaptist Writers, pp. 80-81.

(3)Bender, "The Theology of Conrad Grebel," MQR 12 (January 1938): 47. Смтакже S.C. Wenger, trans., Conrad Grebel’s Programmatic Letters of 1524 (Scottdale, Pa.: Herald Press, 1970).

(*) Автор, наверно, хотел сказать "магическое" понимание крещения, т.е. что крещение автоматически дает спасение. Впрочем, понятия "таинства" и "магического акта" у автора не различены (прим. ред. рус. пер.)

(4)Уже св. Ириней Лионский, знавший тех, кто лично знал апостолов, отец Церкви II в., свидетельствует о практике крещения младенцев – см. "Против ересей" 2.22.4., Ориген(II в.) прямо говорит, что это практика апостольская – см. кн.V,VI комментария на Послание к Рим. Но знает ранняя Церковь и практику откладывания крещения. Так св. Григорий Богослов (IVв.) сам крестился в возрасте лишь 30 лет, потому что хотел подготовиться к крещению. Однако, будучи уже епископом, в "Слове на святое крещение", он рекомендовалкрестить детей (если им не угрожает смертная опасность) в возрасте около 3 лет, но при этом тоже оговаривался, что такое раннее крещение нужно "по причине внезапно встречающихся с детьми… опасностей". В целом же Православной восточной Церкви было чуждо представление, возникшее на Западе под влиянием блаж. Августина, что некрещеные младенцы" попадут в ад из-за вины "первородного греха", поскольку самого этого понятия в Православии нет.Однако, посмертная судьба умерших крещеных младенцев все же представлялась более благоприятной, чем некрещеных (ср. Ин. 3). Окончательно ранняя Церковь высказалась по этому поводу на Карфагенском соборе 418 г., анафематствовав тех, кто учит против крещения младенцев. Ноэта анафема не содержит требования от родителей-христиан крестить младенцев, то есть крещение детей является рекомендацией, а не требованием Церкви, что не отменяет того, что отвергающие это крещение подвергаются анафеме. На латинском Западе, а затем под влиянием Запада и на Востоке рекомендация превратилась в требование, что было, на наш взгляд, искажением первоначального учения и практики Церкви - прим. ред. рус. пер).

(5)Ееназвание: "Eine Form zu Taufen in Wasser die im Glauben Unterrichten."

(6)Цитируется в Franz Heimann, "The Hutterite Doctrine of Church and Common Life, A Study of Peter Riedmann’s Confession of faith of 1540, II," MQR 26 (April 1952): 143

(7)Heimann, "Hutterite Doctrine," pp. 143-44. Трудно согласиться с утверждением Хайманна, что Валтасар Губмайер считал крещение необходимым условием спасения и что он вкладывал в обряд крещения сакраментальное значение прощения грехов.Это является неверным толкованием и изложением позиции Губмайера. Действительно, Губмайер помещал исповедание грехов после крещения, но это не являлось для него формой догматического утверждения о сути крещения. Просто он подчеркивал, что крещение в символической форме признает прощение грехов, совершаемое по вере.В крещении мир видит знак истинного последователя Христова, без него ни мир, ни церковь не имели бы видимого свидетельства его веры. Губмайер, мне кажется, не оставляет никакой двусмысленности в этом вопросе. Похоже, Денк отражает позицию Губмайера по этому вопросу, когда пишет: "Обряды сами по себе не грешны, но кто хочет получить спасение через крещение или Вечерю Господню, полагается на суеверия". Denck Schriften, p. 107.

Перевод Г. И. Беневича

Отрывок из книги: William Roscoe Estep, The Anabaptist story : an introduction to sixteenth-century Anabaptism. Grand Rapids, Mich. : William B. Eerdmans Pub., 1996

О публикации полной версии книги можно обратиться к переводчику: [email protected]


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования