Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Татьяна Сенина. ПОСЛЕДНИХ ВРЕМЕН СТРАСТОТЕРПЕЦ. Священномученик Александр Жарков (+1997) ЧАСТЬ IV: ВЕНЕЦ НЕТЛЕННЫЙ. 3. Клеветники


3. Клеветники

Притворяющихся добродетельными и иными являющихся по внешнему виду, иными же бывающих по внутреннему человеку, — исполненных иной раз всякой неправды, полных зависти, рвения и зловония сластей чувственных, — многие почитают, как безстрастных и святых, имея неочищенным око души и не в состоянии будучи познать их по плодам их; а тех, которые живут в благоговеинстве, добродетели и простоте сердца, и суть воистину святы, не отличают от прочих людей, мимоходят их с небрежением и вменяют ни во что. Такие почитают говоруна и показливаго более учительным и духовным; а молчаливаго и блюдущагося от празднословия почитают дикарем, необразованным и безгласным.
Св. Симеон Новый Богослов

Слушать с удовольствием злословие есть также злословие и заслуживает равное с ним осуждение.
Св. Иоанн Пророк

К сожалению, многие прихожане Свято-Елисаветинского храма не оценили того смиренного подвижника, чьими трудами был построен для них храм. Когда храм строился, кто-то наблюдал из окон окрестных домов, кто-то, проходя мимо, выражал пожелание: "Открывайтесь скорее, мы к вам на Пасху придем!" А помочь таскать кирпичи или убрать мусор с территории храма желающих немного находилось. Зато потом, после открытия храма, некоторые стали приходить и предъявлять претензии: "А почему у вас здесь так сделано, а не этак?"; "А скоро ли будет красивый иконостас и колокольня?" — словно бы они пожертвовали на строительство миллионы и теперь требовали отчета. Когда на место Батюшки прислали Дорохова, основная масса прихожан осталась спокойной: "Ну, один ушел, другой пришел..." Может быть, здесь сыграло свою роль и то, что после начала открытия храма о. Александр мало общался с народом — в основном только на исповеди, — болел, проповедей не произносил, предоставляя это второму служащему священнику, и вообще держался скромно и незаметно, в отличие, например, от Недайхлебова, который любил говорить длинные проповеди и после службы часто выходил побеседовать с прихожанами...

Татьяна Сенина: "27 июня вечером мы были в храме. Людмила и Ирина были в кассе, а я что-то писала на столе у бокового входа. В храме были люди, свечки ставили. Зашел какой-то мужчина и стал спрашивать, как можно заказать отпевание. Людмила стала ему объяснять, но он какой-то был странный, или пьяный, или как-то не в себе, только он ничего не мог понять и несколько раз переспросил. А я сижу и пишу. И вдруг слышу крик Людмилы: "А-а!" Я обернулась и смотрю — тот мужчина взошел на амвон — у нас не было там загородки, и люди ходили туда тоже ставить свечи к иконам Спасителя и Богородицы, перед которыми стояли подсвечники, — и пошел прямиком в Царские врата! Он их с силою толкнул, так что защелка со стороны алтаря слетела, но распахнуть не смог, потому что завеса помешала. Я как закричу на него:
— Что вы делаете?! Там алтарь! Туда нельзя ходить!
А он стоит, как сумасшедший и говорит:
— А где выход? Выход где?! Я что-то перепутал...
Мы ему показали выход, и он ушел. Этот случай на меня произвел какое-то тяжелое впечатление. Вспомнилась история, описанная С. Нилусом, как в Оптиной Пустыне один сумасшедший незадолго до революции вошел в алтарь собора и залез на престол. Как-то подумалось: что-то будет с Батюшкой, со всеми нами, с храмом?.. Кажется, как раз в тот же день к нашему приходу приписали от РПЦЗ о. Алексия Тархова, и было решено, что в воскресенье в часовне состоится первая наша литургия. Из храма мы перебрались в часовню, а в храме пока служил Дорохов — и люди путали выход с Царскими вратами..."

Батюшка не сразу объявил о своем уходе из РПЦ МП. Он по-прежнему продолжал отпевать в часовне при морге, а в храме больше не служил. С 29 июня (это была Неделя Всех Святых, в земле российской просиявших) начались регулярные службы в часовне при больнице. В патриархии о них пока ничего не знали. Под начало Батюшки были присланы два священника РПЦЗ — о. Алексий Тархов и иеромонах Арсений (Зубаков). Первый был прислан, как он сам все время говорил, временно, поскольку он хотел с семьей уехать за границу и служить на каком-нибудь из тамошних приходов; второго же епископ Евтихий рукоположил специально для нашего прихода. Литургию совершали на антиминсе, который был кем-то подарен лично Батюшке уже довольно давно. Антиминс этот был освящен еще в 1913 году, т. е. при Царе-Мученике Николае II, и освящен он был Владыкой Кириллом Смирновым — будущим священномучеником. В каком-то смысле это было знаменательно: священномученик Кирилл после раскола в Российской Церкви в 1927 году отделился от митрополита Сергия, чтобы не участвовать в его грехе против Церкви, однако, довольно долгое время не дерзал решительно провозгласить таинства сергианской церкви безблагодатными, поскольку многие люди не могли сразу разобраться, что происходит; можно было надеяться и на то, что митрополит Сергий еще образумится и покается. Но в марте 1937 года, незадолго до своей мученической кончины, митрополит Кирилл писал, что таковые ожидания не оправдались, у верующих же было уже довольно времени, чтобы понять, что сергианство явно имеет обновленческую природу: "...десять лет тому назад я ...считал все сделанное м. Сергием ошибкой, которую он сам сознает и пожелает исправить. К тому же среди рядовой паствы нашей было множество людей, не разбиравшихся в происшедшем, и нельзя было требовать от них решительного и деятельного суждения о событиях. С тех пор много воды утекло. Ожидания, что м. Сергий исправит свои ошибки, не оправдались, но для прежде несознательных членов Церкви было довольно времени, побуждений и возможности разобраться в происходящем, и оч. многие разобрались и поняли, что м. С-ий отходит от той Православной церкви, какую завещал нам хранит Св. Патриарх Тихон, и следовательно для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу Сергианства. Спасутся ли пребывающие в Сергианстве верующие, мы не можем знать, потому что дело Спасения вечного есть дело милости и благодати Божией, но для видящих и чувствующих неправду Сергианства было бы непростительным лукавством закрывать глаза на эту неправду и там искать удовлетворения духовных своих потребностей... С митрополитом Иосифом я нахожусь в братском общении, благодарно оценивая то, что с его именно благословения был высказан от Петроградской Епархии первый протест против затеи м. Сергия и дано было всем предостережение в грядущей опасности".[1] Должно быть, и по молитвам священномученика Кирилла Батюшка в конце концов вышел из "среды нечестия", тем более что теперь дело было уже не только в сергианстве, а в причастности МП к экуменической ереси ересей, что уже в любом случае безусловно обязывает тех, кому действительно дорого Православие и собственное вечное спасение, порвать общение с еретиками.

Ведь в Церкви нельзя спасаться "в одиночку" или "в семейном кругу". Церковь — Тело Христово, и все его члены соединяются друг с другом; если же мы видим, что оказываемся соединены вместо епископов — со лже-епископами и еретиками, вместо истинных пастырей — с людьми, поминающими еретиков, а порой и сами одобряющими их ереси, то это значит, что мы оказываемся вне Тела Христова, т. е. вне Церкви, потому что Христос не может пребывать с еретиками.[2] А при этом внешняя форма, красивые храмы и пение православного Символа веры не имеют никакой цены, если при этом в той или иной форме мы оказываемся причастны к ереси. Те же члены РПЦ МП всегда осуждают униатов, католиков восточного обряда, — а между тем часто они ничем внешним не отличаются от православных, кроме одного: они поминают папу Римского в качестве своего епископа, — и через одно это ставят себя совершенно вне Церкви. Поэтому если тот или иной епископ или священник по личным убеждениям не еретик, а православен и чтит святых отцов и каноны, но при этом пребывает в общении с епископами-еретиками, полагая, что можно с ними сослужить и поминать их "ради единства Церкви", — то тем самым он предает православие и сам приобщается к ереси, о чем ясно учили все святые отцы. Преподобный Максим Исповедник в течение многих лет не состоял в общении ни с одним из современных ему патриархов, отстраняясь от участия в ереси, которая еще не была в то время соборно осуждена; он претерпел за свое стояние в православии заточения, жестокие побои, отрезание языка и руки, но не сдался. И теперь прославляется как один из великих святых. В наше время, увы, почти не стало таких исповедников...

Просфоры в общине тоже стали печь сами. Батюшка благословил на это одну из своих чад и отдал ей свои печати для просфор, которые, должно быть, хранились у него уже много лет с той поры, когда он сам пек просфоры для сельской церкви.

Татьяна Сенина: "Когда у нас в часовне состоялась первая после перехода в РПЦЗ литургия, мы все причастились. Я в тот день была такая счастливая и довольная, что даже забыла, что Петров пост, и съела две конфеты шоколадных. А потом вспомнила, что ведь нельзя, и сказала Батюшке. Он только улыбнулся... Он в те дни был такой весь воодушевленный, летящий какой-то, такой красивый и сияющий, прямо иконный... Новая жизнь началась для нас".

15 июля утром Батюшка должен был приехать на прием к митрополиту Владимиру, который вызывал его для очередного разговора. Батюшка не поехал — разговаривать им больше было не о чем. А днем из епархии вновь приехала комиссия: благочинный, секретарь епархии и еще два священника, с ними был и Дорохов. Они спросили у о. Александра:
— Почему ты ничего не строишь? — Строительство к этому времени уже действительно прекратилось.
— А кто будет деньги на строительство давать?
— Ты!
— Так ведь я же не настоятель!
Под конец разговора они спросили, почему это Батюшка не был у митрополита. А Батюшка ответил, что с 24 июня находится в юрисдикции РПЦЗ. Эта новость вызвала всеобщий шок. Хотя в епархии кто-то уже распускал слухи, что Батюшка собрался переходить в РПЦЗ, но этому все же не верили, никак не ожидали от него такого смелого шага. "Ты нас предал! Вернись, мы все простим!"...

После этого Дорохов начал объявлять с амвона храма, что Батюшка строил церковь на деньги "зарубежников", а потом они просто велели ему переходить к ним. Дорохов вел активную агитацию против Батюшки среди прихожан храма. К сожалению, люди ему верили: новый настоятель, хотя ездил на иномарке и всю выручку каждый день складывал в свой карман, зато говорил красиво, "заслушаешься", как сказала одна прихожанка. Про Батюшку в народе пошли разные слухи: "продался за границу", "ушел отпевать за доллары иностранных покойников", "связался с американской церковью". Дорохов так "накрутил" некоторых прихожан храма, что они просто возненавидели Батюшку. О том, что Батюшка жизнь свою полагал на то, чтобы построить этот храм, который теперь захватили люди, никакого отношения к нему не имевшие, — об этом никто уже не хотели вспоминать.

Алексей Спиров: "Я сам видел и слышал, как одна женщина, которую Дорохов сделал в храме свечницей, когда выгнал всех, кто был при Батюшке, прямо при людях на улице у храма во всеуслышание орала Батюшке в лицо: "Куда вы покойников-то посылаете?! Вы их не отпеваете, а в ад отправляете!" Батюшка молчал..."

Ирина Спирова: "Эта женщина где-то с конца весны у нас в храме стояла с тарелкой и пожертвования на храм собирала. Когда появился Дорохов, она поначалу как будто бы хотела сыграть роль "примиритель­ницы": подошла как-то раз к нам с Людмилой и говорит: "Девочки, надо бы вам с о. В. дружить..." Мы только молча головой покачали. А она, как поняла, что мы с ним "дружить" ни за что ни будем, так уже всецело на сторону Дорохова перешла".

Елена Антоновна Шарапова: "Про Батюшку от прихожан храма мне приходилось слышать такое: "А, он ушел в иностранную коммерческую церковь и теперь покойников за доллары отпевает!" А спросить бы у них, где это она есть — "коммерческая церковь"? Но им лишь бы что-нибудь ляпнуть, нет, чтобы подумать о том, что говоришь!.."

Регент хора Людмила Макарова, почти сразу перешедшая на сторону Дорохова, пришла только на одну службу в старую церковь Св. Александра Невского, где Батюшку помнили и любили и где она сама когда-то пела, и прихожане с ужасом узнали, что Батюшка теперь так внедрился в мафию, что торгует человеческими органами из морга. Странно, но эта глупая клевета — не надо быть врачом чтобы догадаться, что это просто технически невозможно; да и кому могли бы понадобиться органы от порой уже многодневных покойников! — сильно действовала на слушающих и вселяла в них сомнения. А регент эта, вероятно, полагала, что делает вполне богоугодное дело, борется "с расколом" — ведь она была на это благословлена "старцами"! Ее духовный отец, известный в городе священник, после гибели Батюшки всем говорил, что Батюшка — раскольник, и его и отпевать нельзя...

Много разных гадостей в те дни говорили о Батюшке. Он сокрушался: "Какая злоба вокруг!" Но он никогда не старался никого настраивать против РПЦ МП, считал, что люди должны сами понять, где правда. Сначала он еще как-то огорчался, слыша, что про него рассказывают, но потом уже меньше расстраивался, узнавая о себе очередную "новость"; он просто махнул рукой на все эти сплетни.

Ольга Митренина: "На мои именины, 11/24 июля, у нас не было литургии. Я попросила о. Александра отслужить молебен, он велел мне утром приходить в морг, я думала, что там и отслужит, но он отслужил молебен в часовне в больнице. А потом сказал: "А мы вчера дома акафист прочли св. Ольге. Такая гроза была на улице, а мы акафист читали"..."


Предыдущая глава.

Следующая глава.

В начало книги. 


[1] Впервые опубликовано в: История Русской Православной Церкви от восстановления патриаршества до наших дней, 1917—1970 / под ред. М. В. Данилушкина (СПб.: Воскресение, 1997) Т. 1. 982–983. Как видно из этого письма, к концу жизни митрополит Кирилл совершенно сблизился в своих взглядах с митрополитом Иосифом, который с самого начала, вместе со священномучеником Виктором Глазовским, считал сергиан раскольниками, пребывающими вне Церкви.

[2] См. подробнее о православном учении о роли епископа и его поминовения в Церкви: Иеромонах Феофан (Арескин), Епископ и его Церковь // Вертоградъ-Информ № 6 (63) (2000) 21–25.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования