Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Татьяна Сенина. ПОСЛЕДНИХ ВРЕМЕН СТРАСТОТЕРПЕЦ. Священномученик Александр Жарков (+1997) ЧАСТЬ I: СМИРЕННЫЙ ПРАВЕДНИК. 5. Святой последних времен.


5. Святой последних времен

А вот мы, к скорби и стыду нашему, дожили до того времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признается грехом, но и оправдывается как законное.
Св. Патриарх Тихон

Как-то раз Батюшка сказал о возможности новых гонений на Церковь: "Вообще, гонение даже нужно сейчас, потому что в Церковь пришло очень много случайных людей. Многие пришли в Церковь, чтобы заработать там большие деньги и хорошо жить. В этом отношении семнадцатый год был даже полезен: он показал, где настоящие христиане, а где сор". Насчет того, будет ли гонение, случись оно в наше время, уже последним, Батюшка сказал: "Как знать? Последнее, не последнее... Бог его знает!.." Он не любил рассуждать о конце света и всегда говорил словами Спасителя: "О дне же том и часе и Ангелы не знают!"

Батюшка не любил вдаваться в излишнюю мистику, рассуждать о всяких видениях. Когда при нем начинали углубляться в "высокие материи", он всегда говорил: "Блаженны нищие духом!" И конечно, он и сам в первую очередь эту заповедь исполнял. Потому и слова его принимались с верой, что чувствовалось: это не пустословие, он и сам жил так, как учил.

Одной женщине, которая рассказывала ему о каких-то своих снах и мистических ощущениях, он сказал: "С этим делом надо быть очень осторожным. И другим об этом не рассказывай. А то, случись что... Ты помни, что сатана уже восемь тысяч лет живет на свете, и у него огромный опыт. Он так может обдурить человека, что... Очень надо быть осторожным!" А в то же самое время настоятель соседнего храма о. Василий Лесняк рассказывал, что ему являлся святитель Иоанн Златоуст...

Татьяна Сенина: "У меня была знакомая, которая некоторое время была чадом одного известного в нашем городе священника. И она мне говорила: это, мол, такой батюшка, настоящий старец, ему даже святитель Николай Чудотворец являлся! Я ей говорю: разве так вот о своих видениях рассказывают? А она говорит: "Ну, он не говорил прямо, что это он видел, а рассказывал это как случай, бывший с кем-то, но мы-то все поняли, что это он о себе говорит". Но мне такое объяснение не понравилось. Святые о своих откровениях и то рассказывали обычно только перед смертью и только немногим людям, или запрещали открывать об этом до своей смерти; а тут — с амвона храма такое заявлять, пусть даже и как случай с третьим лицом, но так, что всем понятно... А потом она еще рассказала, что у этого священника такие духовные чада — пятисотницу вычитывают и т. д., а ей говорят, что она, мол, еще духовной жизни и в глаза не видала. А я подумала: ну, ничего себе! Как это они так могут судить о человеке, не зная, что у него внутри и как он живет? Да это просто гордость одна: они такие вот "духовные", а она — так, отбросы общества, потому что пятисотницу не читает! Так мне все это не понравилось, я даже удивилась, почему моя знакомая сокрушалась, что не попала в эту компанию "высокодуховных" личностей. Я бы так просто от них бежала куда подальше.
Батюшка ни о каких видениях никогда речи не заводил. Один раз я ему пересказала историю об одном "видении", рассказанную мне моей знакомой, а он так скептически сказал: "Да? А больше там никто ей не являлся?" Он понимал, что сейчас время расцвета всякой бесовщины, и увлекаться всякими видениями очень опасно".

Однажды к Батюшке обратилась больная женщина, жаловалась, что врачи ничем не могут ее вылечить, а кто-то посоветовал ей пойти на "отчитку". Батюшка сказал: "Нет! Отчитывать можно только бесноватых. А бесноватый — это человек, у которого внутри сидит злой дух, так что, к примеру, его подводят к иконе или на Причастие — а он не идет, его отбрасывает... А если у человека спина болит, то это еще не беснование. Так что, мы с тобой пока еще не бесноватые, и на "отчитке" нам делать нечего. А то может и так случиться: придешь ты на эту "отчитку" и будешь стоять там глазеть; а там будут и настоящие бесноватые, и вот, начнут бесы из них выходить и увидят, что ты тут стоишь праздно, — ага! — они и на тебя, и войдут в тебя, и тогда будет такое... Если человек болен, ему надо каяться в грехах, молиться, почаще на исповедь и на Причастие ходить — вот что!"

Ольга Митренина: "Про одного иеромонаха о. Александр сказал: "Вот он говорит, что занимается восточной борьбой. Плохо это, это ведь не просто физические упражнения, а философия. Перед началом тренировки поклон солнышку, и все такое. Там ведь нельзя в физическом преуспеть, а философию не воспринять, не получится, там надо все вместе".

Матушка Валентина Жаркова: "Таких деятелей как, например, Александр Мень, Саша не признавал. Про Меня он прямо говорил, что он неправославный".

Татьяна Сенина: "Как-то раз я очень сильно простудилась, кашляла и ухо болело, и простуда эта никак не проходила. А мамина подруга посоветовала лечение синей глиной, о которой вычитала в книжке из серии "Исцели себя сам", написанной Валентиной Травинкой, "народной целительницей" и "доброй колдуньей", как она себя называла. У меня это, понятно, вызвало недоверие. Но родители стали говорить: "Не впадай в фанатизм! Книгу ты можешь не читать, а глиной почему бы не попользоваться, ведь это природное средство, и колдовства тут никакого нет!" Уговорили. Стала я лечиться этой глиной, но что-то без толку. Родители говорят: "Ты прямо хочешь сразу! Это ж время нужно!" А я пошла и спросила у Батюшки. А он сразу: "С ума съехала — с колдунами связываться!" Я пыталась было оправдаться, что "ведь в глине самой по себе ничего такого нет"... Батюшка промолчал. А потом, когда я ему пожаловалась на охлаждение к молитве и к духовному чтению, он сказал: "Вот и будет у тебя охлаждение, потому что ты пользуешься колдовскими рецептами! Колдовские рецепты — они и есть колдовские рецепты, ничего хорошего от них не жди!" После этого я ту глину и в руки даже боялась брать. А болезнь вскоре прошла, причем после Причастия на праздник св. Елисаветы. Тогда я поняла, что надо только на Господа надеяться, пользоваться обычными лекарствами, и терпеливо ждать, а не гнаться за немедленными исцелениями; а от колдунов и всяких там "целителей" ничего нельзя принимать, даже по-видимому хорошего. Ведь бесы все видят. Как заметят, что человек проявляет какой-то интерес к "их" области — так уже вот и доступ открывается для них к душе, а потом и начинаются всякие искушения.
Один раз в больничную часовню пришла одна медсестра и сказала, что хочет креститься. Я стала ей говорить, что это ведь не просто так, что надо жизнь менять, а если человек примет крещение, а жить будет по-старому, как неверующий, то ему потом на том свете будет еще хуже, чем некрещеным. Медсестра послушала и сделала вывод: "Некрещеной я была, некрещеной и помру!" — и ушла. А о. Стахий, который в то время служил в часовне, когда я ему рассказала об этом случае, стал меня укорять, что я неправильно поступила — вроде как не пустила женщину креститься, а может, она бы потом обратилась, а теперь она вот умрет если некрещеной, то я буду виновата, и т. д. Но я так ей сказала, потому что читала об откровении, бывшем преподобному Макарию Великому, что в аду нерадивые христиане мучаются даже больше, чем некрещеные язычники. Я спросила у Батюшки, правильно ли я поступила. Он не ответил прямо на мой вопрос, а сказал: "Сейчас все стало очень сложно. Если б мы жили в те времена, когда жил преподобный Макарий, мы бы, может, уже ангелами были, потому что тогда все было понятно: или так, или этак; а теперь, вроде бы, можно и так, и сяк..." Я тогда поняла Батюшку так: люди впали в лукавство и всегда найдут теперь себе правдоподобное оправдание, и получается у них, что как будто бы можно быть и крещеным, и в то же время никаких заповедей Божиих не стараться исполнять. Но почему Батюшка сказал про ангелов, я тогда не поняла. И только гораздо позже я прочла у Святых Отцов, что Святые последних времен будут гораздо выше древних, потому что в последние времена вокруг не будет никаких примеров, воспламеняющих в человеке благочестие, а будет только один разврат везде, соблазны, а на тех, кто будет стараться жить по Евангелию, будут смотреть, как на дураков. Тогда я поняла, что имел в виду Батюшка.
В Батюшке было сияние. У меня иногда бывали периоды сильного уныния, когда мне даже начинало казаться что нет никакого спасения, и что вообще все бесполезно — молитвы, службы, поклоны, лишение себя каких-то светских удовольствий. Но когда я смотрела на Батюшку, просто, ничего даже не спрашивая и не жалуясь, я видела, что спасение есть — спасение светилось у него на лице, это сияние благодати показывало, что вот ведь есть человек, который спасается, и значит, спасение есть, и все не зря".

В 1995 году летом убили медсестру с неврологического отделения больницы. Там все переполошились, забегали, старшая сестра прибежала в часовню и сказала: надо, чтобы Батюшка немедленно освятил их отделение. Когда Батюшке передали эту просьбу, он покачал головой и сказал, что никакого желания у него нет освящать им отделение, потому что это у них "мода", а не вера (ведь он уже всю больницу освятил с самого начала), они сами и не молятся, и в храм не ходят, и неверующие почти все (сама старшая сестра та, действительно, была даже и некрещеная), а думают, что освящение им враз поможет. И еще сказал: "Вот, пока у них не случилось несчастье, они и не думали ни о чем таком. А у них и еще с кем-нибудь что-нибудь такое случится!" И вот, прошло не так много времени, и тем же летом на том же отделении опять случилось ЧП: другая медсестра выбросилась из окна больничного общежития. Батюшка всегда говорил, что надо молиться, и это — главное, а без молитвы не может быть ничего хорошего.

Об Иисусовой молитве Батюшка говорил, что заниматься ею — наша обязанность, ведь сказано: Непрестанно молитеся. Когда ему рассказали, что один священник сказал, что эта молитва только для подвижников в монастырях, Батюшка сказал только: "Ну и дурак!" Говорил, что во всякое свободное время нужно творить эту молитву. Еще говорил, что хорошо читать акафисты, и сам их часто читал.

Татьяна Сенина: "Один раз я пришла к Батюшке в часовню при морге, там у него как раз была дырка между отпеваниями, и он в маленькой комнатке читал акафист св. Елисавете. Я ждала его наружи, и когда он вышел, то такой был радостный и сияющий, я подумала: какие все-таки у него молитвы! А однажды я спросила у него, надо ли креститься, когда в транспорте проезжаешь мимо храма. А он вместо ответа сказал: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную". И такую благодать я в тот момент ощутила! И в ту минуту я знала, что Батюшка — святой.
Как-то раз я спросила у него, можно ли крестить себе голову, если очень докучают греховные помыслы. Он улыбнулся и сказал: "Креститься надо вот как!" — и сам медленно перекрестил меня широким полным крестом. И словно он меня запечатал, ко мне в тот день даже и помыслы плохие, кажется, не приходили. В тот день я поняла силу крестного знамения. Но это только Батюшка мог так перекрестить...
Батюшка действительно был угодником Божиим, и теперь он и смертью своей доказал это".


Предыдущая глава.

Следующая глава.

В начало книги.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования