Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

М.А. Коростовцев. Египет и Библия[библеистика]


Прежде чем перейти к проблеме вклада древнего Египта в религию и мировоззрение древних евреев, необходимо хотя бы вкратце остановиться на взаимоотношениях обеих стран и народов. Возникновение египетского государства относится к рубежу IV—IIIтысячелетий до н. э., а этногенез египет­ского народа имел место на много столетий (если не тыся­челетий) ранее этой даты. История еврейского народа в древности начинается много позже, напало ее связано со страной, которая в библейских источниках называется Ха­нааном, но в египетских текстах, более ранних, чем Библия, именуется иначе.

Как известно, термин "Библия" представляет собой пере­вод еврейского hasepharim, что значит "писания". "Как ис­торический источник, Библия представляет высокую ценность: уже давно доказано, что те места ее, где говорится об Егип­те и Вавилоне, написаны людьми, хорошо осведомленными в жизни этих монархий; новые открытия все больше и больше убеждают, что эти люди были настоящими представителями господствовавшей в их время культуры; их сведения постоян­но подтверждаются и выясняются". Разумеется, информация, извлекаемая из Библии, должна подвергаться критическому разбору и подтверждаться другими древневосточными источ­никами. Значение Библии для истории и истории культуры заключается в том, что "ветхий завет сохранил нам и право­вой кодекс, и сказания о древнейших временах, и памятники дидактической литературы, и произведения не только религи­озной, но и светской лирики". Текст Библии, состоящий из-целого ряда "книг", был составлен в разные времена, древ­нейшие части Библии были написаны не позже XII—XIвв. до н. э., так как само поселение евреев в Палестине не мог­ло иметь места раньше: из клинописных документов тель-амарнского архива (XIVв. до н. э.), в частности из писем правителя Иерусалима, по имени Абдхиба, фараону Эхнатону, известно, что евреев ни в Иерусалиме, ни в Палестине в то время еще не было, а в страну вторглись и частично опу­стошили ее хабири. "Что это за народ хабири? В них очень заманчиво было бы видеть евреев, и грамматически это впол­не возможно. Вероятно, правильно предположение, что в их лице мы имеем дело с евреями в широком смысле или с близ­кими им племенами; в борьбе с хабири мы имеем прелюдию еврейского завоевания, и „хабири" были общим названием бедуинов". И. М. Дьяконов указывает, что "хабири" — не эт­ноним, а, скорее, социальный термин, обозначавший нечто вроде этнически гетерогенных дружин, грабивших оседлое ха­наанское население. В XIIIв. до н. э., как это явствует из египетского текста так называемой стелы Израиля (Каирский музей), воздвигнутой по повелению фараона Меренпта, сына Рамсеса II, на территории Палестины этим фараоном были низвергнуты правители ряда народов, в том числе и Израиля. Стела Израиля названа так потому, что это единственный египетский текст, содержащий этноним "Израиль".

Итак, Египет был первой по времени "великой державой" древнего Востока. Империя Египта, созданная во времена XVIIIдинастии, подчинила себе многие племена и народы. В египетских текстах упомянуты те из них, которых египтяне считали достойными соперниками. В стеле Израиля налицо Израиль, которого не было еще в Палестине веком раньше. Откуда и как он появился в Палестине, из египетских тек­стов узнать невозможно. Библия содержит рассказ о пребы­вании евреев в Египте и об их бегстве оттуда под руководст­вом Моисея. Это еврейское предание, о котором египетские тексты хранят полное молчание, как и о пребывании евреев в Египте, свидетельствует о том, что хранители предания и лица, его записавшие, хорошо знали Египет, — косвенное до­казательство пребывания в Египте какой-то части предков бу­дущих евреев. Подтверждение этому можно найти и в египет­ских памятниках: имеется фреска, на которой изображены прибывшие в Египет кочевники-семиты в количестве 37 чело­век. Их главарь носит еврейское имя Абишан (время Аменхо­тепа II, XVIIIдинастия, гробница в Бени-Хасане). Есть ука­зания и на более ранние контакты семитов с Египтом.

Как бы то ни было, захват Палестины евреями произошел, по-видимому, в середине или в конце XIIIв. до н. э. Раскоп-ки показали, что как раз в это время снизился уровень куль­туры древнего оседлого населения Ханаана в результате вторжения союза кочевых племен Израиля. В XIв. появи­лось государство Израиль, первым царем которого был Саул. Таким образом, Израиль как государство на два тысячелетия моложе Египта. В Египте существовала сложившаяся культура; Израиль же, по существу, только приступал к ее созданию. Египет был мощной империей, гегемоном, поли­тическим и культурным, в Палестине, Финикии и отчасти в Сирии, и само собой понятно, что молодое государство Изра­иль должно было неминуемо оказаться в сфере мощного еги­петского влияния.

Влияние Египта в Финикии, в частности в Библе, было очень существенным уже во времена Древнего царства. Сви­детельства культурного влияния Египта на Финикию имеют­ся в повести Ун-Амуна: "Ведь Амун создал страны все, он создал их после того, как он создал страну Египет, откуда ты пришел, раньше всего. Ведь искусство вышло из нее, что­бы достигнуть моего местопребывания; ведь наука вышла из нее, чтобы достигнуть моего местопребывания". В этих словах правитель Библа признает, что именно Египет был для его страны источником культуры. Из амарнского архива мы узнаем, что у финикийского правителя Тира, Абимильки, писцом был египтянин. Библ — древнее государство, ровес­ник Египта времени Древнего царства. Израильские же пле­мена стали соседями Египта лишь в XIII—XIIвв. и испытали египетское культурное влияние как непосредственно, так и через посредство Ханаана, в свою очередь находившегося под культурным влиянием Египта и Месопотамии,— ростки изра­ильской культуры появились именно в Ханаане. На террито­рии Палестины, в Бетшеане например, были найдены три египетские стелы, одна — Сети Iи две — Рамсеса II.

Со времени Нового царства контакты Египта и Израиля приобретают постоянный характер. Финикийцы, сирийцы, палестинцы появляются в Египте во все большем количестве. Один из сыновей Рамсеса IIбыл женат на дочери сирийского шкипера, которую звали Бент-Анат. Одним из приближен­ных фараона Меренпта был семит Бен-Оцен. На суде над покушавшимися на жизнь Рамсеса IIIпредседательствовал некто Махар-Баал, явный семит.

Разного рода контакты между Египтом и Израилем уча­стились, начиная с царствования в Израиле Давида и Соло­мона. Так, в IIIкниге Царств (14, 22) говорится о некоем Алере из иудейского царского рода, бежавшем в Египет к неназванному фараону (может быть, это был Сиамун или Псусеннес, Xв. до н. э.). По сообщению Библии, в Египте он был женат на сестре жены фараона. В IIIкниге Царств (II, 40) сообщается также, что сын Давида Соломон хотел умертвить Иероврама, но Иероврам бежал в Египет к Суса-киму, царю египетскому, и жил в Египте до смерти Соломо­новой. Сусаким -- фараон XXIIдинастии Шешонк I-- упо­минается в другом месте той же IIIкниги Царств (14, 25).

В IIIкниге Царств (3, 1) повествуется и о бракосочета­нии царя Соломона с дочерью египетского фараона, имя ко­торого не приводится. Этот же фараон (имя опять-таки не упоминается) дал город Гезер "в приданое дочери своей, же­не Соломоновой" (9, 16). Факт такого бракосочетания весь­ма интересен. Фараон Аменхотеп III(конец XVIIIдинастии) писал в письме, адресованном вавилонскому царю Кадашма-энлилю (письмо обнаружено в амарнской переписке): "Иско­ни дочь царя египетского никогда не была отдана никому (из чужестранцев. — М. К.)". Таково было положение дел в XVв. до н. э.

В Xв. до н. э. дочь египетского фараона оказывается же­ной царя Израиля, Соломона. По-видимому, этим фараоном, имя которого нигде не упомянуто, был Шешонк I, ибо в той же IIIкниге Царств (14, 25) сказано, что "на пятом году царствования Ровоамова (преемник Соломона в Израи­ле.— М. К.) Сусаким, царь египетский, вышел против Иеру­салима" и захватил золотое оружие царей израильских в этом городе. В египетских текстах говорится о том, что Шешонк Iподчинил своему оружию 156 городов в Сирии и Палестине, но Иерусалим среди них не упомянут.

В VIIIв. до н. э. в пророчестве Осип изобличается окру­жение израильского царя, осуждается проегипетская и про-ассирийская партия при дворе: "И стал Ефрем, как глупый голубь, без- сердца: зовут египтян, идут в Ассирию" (книга Пророка Осии, 7, II). Согласно библейской традиции, Еф­рем — название самого влиятельного племени Израиля. Итак, Осия свидетельствует о существовании двух партий в Израи­ле -проегипетской и проассирийской. Далее тот же Осия пророчествует: "Они уйдут по причине опустошения: Египет соберет их, Мемфис похоронит их (т. е. сторонники Египта в Израиле найдут убежище в Египте.— М. К.)" (9, 6). В кон­це того же столетия знаменитый Исайя осуждает проегипет-скую древнееврейскую партию: "Идут в Египет, чтобы под­крепить себя силой фараона и укрыться под тенью Египта. Но сила фараона будет для нас стыдом и убежище под тенью Египта - бесчестием" (книга Пророка Исайи, 30, 2—3). Да­лее тот же Исайя предсказывает горе тем, кто ищет опору в Египте (31, 1—3).

Столетием позже египетские войска под водительством фараона Нехо проникли в Палестину, чтобы дать отпор ас­сирийцам. Иудейский царь Иосия выступил против Нехо и погиб в сражении с египтянами у Мегидо в 1688 г. до н. э., после чего Нехо вмешался во внутренние дела Иудеи и воз­вел на престол своего сторонника Иохкима, сына же Иосии, Иохаза, взял в плен и увез в Египет, где тот и умер (IVкнига Царств, 23, 30—45). Несколькими годами позже, после взя­тия Иерусалима Навуходоносором, значительная часть иуде­ев эмигрировала в Египет (книга Пророка Иеремии, 41, 17). Тот же Иеремия упоминает и об иудеях, "живущих в земле египетской" (24, 8), и жестоко осуждает их.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что еврей-ско-египетские контакты в древности, еще до поселения евре­ев в Египте, были многочисленны и весьма разнообразны и что авторы разных библейских книг были прекрасно осве­домлены о них. Ж. Вергот показал это в своей монографии, посвященной преданию об Иосифе.

В конце VII в. до н. э. на острове Элефантина на Ниле, близ Асуана, появилось поселение евреев, существовавшее и в VIи Vвв. до н. э. Еврейские поселения были также в Саккаре, Эдфу, Гермополе. Большое количество деловых писем и документов на арамейском языке, обнаруженных в этих местах при раскопках, являются бесспорным свидетель­ством самых тесных еврейско-египетских отношений в то вре­мя. В дальнейшем контакты эти стали более прочными и си­стематическими (о евреях в Египте в эпоху эллинизма речь пойдет в главе "Египет и христианство").

В результате победоносных походов фараонов XVIIIи XIXдинастий Египет стал политическим гегемоном в Фини­кии, Сирии и Палестине; это, естественно, привело к внедре­нию в ряде пунктов указанных стран египетских культов: в Газе был сооружен храм Амону, в Аскалоне -богу Пта, о чем прямо сказано в папирусе Харрис I(9, Iи ел.). Эти хра­мы обслуживались не только египтянами, но и лицами мест­ного происхождения, которые становились проводниками еги­петских религиозных воззрений. Параллельно происходило распространение египетского языка на всех названных терри­ториях. Знание египтянами языков своих соседей - - также неоспоримый факт. Таким образом, не существовало языко­вого барьера для культурного обмена, который был естест­венным следствием географического соседства Египта и Из­раиля и контактов между ними. В этом обмене древняя и великаядержава Востока, Египет, была в основном дающей стороной, а слабый, едва возникший Израиль — принимаю­щей. Египетский язык оказал несомненное воздействие на древнееврейский словарь: в тексте так называемого Ветхого завета немало несомненно египетских слов. Семитские слова также входили в речевой обиход египтян и укоренялись в египетском языке. В древнееврейский язык проникли египетские имена собственные. В библейском тексте имеет­ся ряд калек с египетского языка.

Множество точек соприкосновения обнаруживют египет­ское и еврейское религиозное мышление, очевидна переклич­ка библейских и египетских литературно-религиозных обра­зов. Обратимся к конкретным примерам.

В еврейских общинах на территории Египта, поддержи­вавших тесную связь с иерусалимским храмом, под влияни­ем окружающей среды прививались культы египетских бо­гов. В одном остраконе из Элефантины, написанном на ара-мей-ском языке, говорится: "Я благословляю тебя во имя Яхве и Хнума". Иными словами, верующие евреи почита­ли здесь не только "единого" еврейского бога Яхве, но и вла­дыку Элефантины, искони египетского бога Хнума. Египет­ские религиозные обряды и обычаи, естественно, могли рас­пространяться и на еврейского бога Яхве и таким образом внедряться в религию евреев. В Ветхом завете о боге Яхве неоднократно говорится как о горшечнике: книга Пророка Исайи (29, 15—16; 45, 9; 64, 8), книга Пророка Иеремии (18, 2—4), книга Иова (10, 8—9). В книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова (33, 13) сказано: "Как глина у горшечника в руке его и все судьбы ее в его произволе, так люди в руках сотворившего их, и он воздаст им по суду своему". Прибли­зительно та же мысль выражена и в книге Премудрости Со­ломона (15, 7), и в "Послании Павла к римлянам" (9, 21). Аналогичное представление о боге и его власти над людьми отображено в известном египетском "Поучении Аменемопе" (24, 13—8): "Ведь человек — это глина и солома, и бог его создатель. Он (т. е. бог.— М. К.) разрушает и создает еже­дневно, он создает тысячи бедняков ежедневно по своему желанию, он создает тысячу надсмотрщиков в свой час (т. е. в момент творения.— М. К.)". И наконец, в книге Бытия (2, 7) эта же мысль высказана несколько иначе: "И создал гос­подь бог человека из праха земного и вдунул в лицо его ды­хание жизни, и стал человек душой живой".

Египетские и библейские литературные образы бога-гор­шечника и бога-творца восходят в конечном счете к египетско­му мифологическому образу бога Хнума, сотворившего людей на гончарном круге.

Наиболее очевидные заимствования библейским текстом непосредственно из египетских текстов выявляются при сопо­ставлении Библии с вышеупомянутым "Поучением Аменемо­пе". Поучение содержится в папирусе Британского музея № 10474 — относительно датировки папируса мнения егип­тологов расходятся. Но к какому бы времени его ни относи­ли, текст папируса существовал уже во времена XXIдинас­тии. Доказательством этому служит остракон Каирского му­зея, датируемый IIв. до н. э. и содержащий части текста па­пируса (3/8—4/10) .

Сравним некоторые места египетского текста "Поучения Аменемопе" с библейской книгой Притчей Соломоновых. В последней (23, 4—5) сказано: "Не заботься о том, чтобы на­жить богатство, оставь такие мысли твои, устреми твои гла­за на него — и его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу". В "Поучении Аменемопе" (9/14— 19, 10/4) читаем: "Не тщись найти выгоду, чтобы обеспечить свои потребности. Если ты приобрел богатства грабежом, они не проведут и ночи с тобой; на рассвете они уже вне дома твоего, их место можно узреть, но их уже нет... они сделали себе крылья, как гуси, и улетели к небу".

В библейской книге Притчей Соломоновых (22, 24—25) сказано: "Не дружись с гневливым и не сообщайся с челове­ком вспыльчивым, чтобы не научиться путям его и не навлечь петли на душу твою". В "Поучении Аменемопе" (11/13, 11/17) читаем: "Не братайся со вспыльчивым, не приближайся к нему для разговора... пусть он не завлечет тебя и не набросит петли на тебя..."

В книге Притчей Соломоновых (22, 17—18) дается совет: "Преклони ухо твое и слушай слова мудрые, и сердце твое обрати к моему знанию, потому что утешительно будет, если ты будешь хранить их в сердце твоем, и они будут также в устах твоих". Аналогичное место находится и в "Поучении Аменемопе" (3/9—16): "Преклони ухо, внимай сказанному, обратись, чтобы истолковать это, полезно закрепить это в твоей голове, но вредно тому, кто пренебрегает этим".

Можно было бы привести и другие соответствия между книгой Притчей Соломоновых и "Поучением Аменемопе" , однако и отмеченных вполне достаточно для доказательства того, что случайными они быть не могут - - налицо заимст­вование.

Некоторые ученые, сознательно или бессознательно, но, несомненно, под влиянием конфессиональных установок, пы­тались показать, что "Поучение Аменемопе" — египетский пе­ревод с еврейского либо что "Поучение" и книга Притчей Соломоновых восходят к одному семитскому источнику. Одна­ко эти попытки оказались полностью несостоятельными. "Поучение Аменемопе" — естественное продолжение более раннего "Поучения Ани" и других дидактических произведе­ний египетской литературы.

Следы влияния египетских текстов на Библию обнаружи­ваются и в библейской книге Иова. Акад. Б. А. Тураев отме­тил воздействие месопотамской литературы на книгу Иова, но наряду с этим бесспорно и египетское влияние. Здесь упо­минаются, например, страусы (30, 29; 39, 13), бегемот (40, 10) — представители именно египетской фауны.

В более явной форме египетское влияние сказывается в библейской книге Экклезиаста, лейтмотивом которой явля­ется "Я, мы да пьем, утрие бо умрем" (2, 24; 3, 12; 3, 22; 5, 18; 9, 7; 9, 9). Этот же мотив пронизывает и разные вариан­ты так называемой египетской "Песни арфиста" (песнь VХаи-Инхерета, 5, 2, 15): "Воистину, празднуй, умастись, воз­ложи цветы на грудь свою. Рядом с тобой [да будет] люби­мая тобой... Обратись к кутежам ежедневно вплоть до дня погребения" (время Рамсеса III). Этот мотив прослеживает­ся и в заупокойных текстах гораздо более поздних времен — следствие пробудившегося скептицизма в отношении загроб­ной жизни.

Внимание ученых неоднократно привлекало очевидное сходство между гимном богу Атону, составленному и напи­санному во время фараона-еретика Эхнатона (XIVв. дон.э.), и 103-м псалмом.

"Ты заходишь на западном небосклоне - и земля во мра­ке, наподобие умершего. Спят они в помещениях, и головы их покрыты, и не видит один глаз другого, и похищено все имущество их, которое у них под головой, без ведома их. Каждый лев выходит из своего логова. Все пресмыкающиеся жалят их во мраке, когда приходит ночь и земля в молчании, [ибо] создатель их зашел на небосклоне своем". С этим ме­стом гимна богу Атону следует сравнить псалом 103 (20— 21): "Ты простираешь тьму, и бывает ночь; во время нее бро­дят все лесные звери, львы рыкают о добыче и просят у бога пищу себе".

А вот и другая параллель. Гимн Атону: "Суда плывут на север и на юг равным образом, пути все открыты, когда ты сияешь. Рыбы в реке резвятся перед ликом твоим, [ибо] лучи твои [проникают] в глубь моря". В том же псалме 103(25) говорится: "Это море великое и пространное; там пресмыкаю­щиеся, которым нет числа, животные малые с большими, там плавают корабли..." И далее. Гимн Атону: "Как многочислен­но то, что ты делаешь и что скрыто перед миром, бог един­ственный, подобного которому нет, ты один сотворил землю по желанию сердца твоего". В псалме 103(24) читаем: "Как многочисленны дела твои, господи! Все сделал ты премудро: земля полна произведений твоих".

Псалом 103 не является, как разобранное выше место кни­ги Притчей Соломоновых, переложением с египетского, одна­ко связь его с гимном Атону налицо. Библейский автор, иу­дей-монотеист, подчеркивает в этом псалме, что бог, которому он молится,—единственный и что для него, автора, непри­емлемы и непонятны египетские гимны, адресованные различ­ным богам.

В гимне же Атону, единственному богу, воспетому фа­раоном-еретиком, можно было и кое-что позаимствовать. Фак­тически Атон не был единственным, в глазах современников Эхнатона, но в гимне он фигурирует как единственное боже­ство, как демиург, один сотворивший все сущее.

В Библии нашли отражение и египетские воззрения на за­гробную жизнь, в частности представления о психостасии. Библейские книги неоднократно упоминают о взвешивании как о методе (книга Иова, 31, 6; книга Притчей Соломоновых, 16, 2: "Господь взвешивает души", 21, 2: "Господь взвешива­ет сердца").

Наконец, следует отметить, что иудеи, жившие в Египте, вовсе не гнушались погребальных обрядов египтян, о чем прямо говорится в Библии. Изложение истории Иосифа в книге Бытия заканчивается описанием его смерти: "И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзамировали его и положили в ковчег в Египет" (50, 26). Таким образом, одно из поло­жительных лиц библейской истории, Иосиф, был погребен в Египте и по египетскому обычаю. Сто десять лет, по представлениям египтян, идеальная продолжительность человеческой жизни .

О влиянии египетских текстов на Библию в чисто литера­турном плане можно было бы сказать еще очень много — здесь приведены факты в основном в религиозном аспекте.

Остановимся на библейской космогонии и на влиянии на нее египетских представлений о происхождении мира.

В 1932 г. английский ассиролог Сейс опубликовал очень интересную заметку, в которой тонко подметил общие момен­ты между библейской космогонией и одним из вариантов египетской. Как отмечает Сейс, эту заметку его побудила написать капитальная монография К. Зете. В последних параграфах своего исследования К. Зете отмечает сходство египетского Амона с иудейским Яхве и вполне обоснованно доказывает, что авторы Библии не копировали Яхве с египет­ского Амона, а воспользовались последним как образцом для создания образа иудейского бога Яхве. Эта мысль К. Зете очень плодотворна, к ней мы еще вернемся. Сейчас наша за­дача состоит в углублении и подкреплении выводов Сейса. Последний вполне правильно указал, и в этом его большая заслуга, что один из основных аспектов бога Амона, в пред­ставлении египтян,— вездесущий воздух и ветер, животворя­щее начало природы. На этой основе развилось представле­ние о нем как о духе. Таким образом, верховный египетский бог Амон, "царь богов", по определению египтян, стал тем,

что греки называли Пнэвма, а Библия — ruah (термины, оп­ределяющие тождественные понятия верховного божества). Примерно половина монографии К. Зете посвящена религиоз­ной системе, сложившейся в египетском городе Гермополе. Согласно этой системе, до сотворения мира существовало нечто, символизируемое четырьмя парами извечных божеств: Нун и Наунет, олицетворявшие первобытный океан; Хух и Хаухет — воплощение бесконечности; Кук и Каукет — вопло­щение мрака; Амон и Амаунет — воплощение воздуха и ветра. Эти четыре пары божеств создали свет и землю (пер­вым куском суши был именно тот, на котором основан Гер-мополь). Систематизировав приведенные и разобранные К. Зете египетские тексты, Сейс составил схему гермопольской космогонии:

1)водная бездна, водный хаос;

2)витающий над ней дух;

3)сотворение света;

4)появление из бездны "первозданной суши".

На основании библейского текста Сейс составил аналогич­ную схему библейской космогонии:

1)водная бездна, водный хаос;

2)витающий над ней дух;

3)сотворение света;

4)появление из бездны суши.

Сейс вполне резонно отмечает, что тождество словесных моделей космогонии двух народов не может быть случайным. Далее Сейс подчеркивает, что религиозная реформа Эхнато-на в конце XVIIIдинастии успешно, хотя и временно, утвер­дила монотеистический культ Атона в стране, и культы дру­гих богов были либо преданы забвению, либо оттеснены. Гимн богу Атону, как известно, одно из лучших произведений египетской литературы, а 103-й псалом Библии, несомненно, эхо этого гимна. Таковы основные наблюдения и выводы анг­лийского ученого. Их можно и необходимо подкрепить инте­ресными фактами.

Поразительное тождество моделей библейской и гермо-польской космогонии бесспорно; не меньшее, если не большее, значение для освещения интересующей нас проблемы имеет сопоставление методов сотворения мира в библейской и в египетских космогониях (в Египте, как известно, было не­сколько космогонии). В соответствующем разделе книги было подчеркнуто, что в ряде египетских космогонии орудием бо­жества в процессе сотворения мира является божественное слово демиурга. В разработанном виде эту идею содержит хорошо известный египтологам "Памятник мемфисской тео­логии", сохранившийся в тексте времен XXVдинастии (VIIIв. до н. э.), но восходящий к оригиналу времен Древ­него царства. Таким образом, идея божественного слова как творческого орудия демиурга была не случайной, не преходя­щей, она глубоко коренилась в религиозном сознании древ­них египтян. Текст "Памятника мемфисской теологии" очень интересен. Он повествует о том, как демиург Пта "задумыва­ет в сердце своем" (египтяне считали сердце "седалищем мысли") акт творения, а потом "изрекает слова" (wdnidw), которые претворяют мысль в реальность, в бытие. Следует подчеркнуть, что эта концепция мироздания поднимает один из принципов магии — творческую силу слова — до уровня богословской системы. Вера в творческую силу слова демиур­га не является специфической чертой только мемфисской кос­могонии — она встречается и в других египетских космогони­ях, о чем говорилось выше. В папирусе Бремнер-Ринд сказано: "Воссуществовали все существования после того, как я (бог Ра.— М. К.) воссуществовал, и многие существа вы­шли из моих уст" (26, 22).

Сопоставим под этим углом зрения египетские космого­нии с библейской. "И сказал бог: да будет свет, и стал свет" (Бытие, 1, 3); "И сказал бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды" (Бытие, 1, 6). Дальнейший процесс миро­здания происходит аналогично. Появлению на земле растений предшествуют слова: "И сказал бог" (Бытие, 1, И), точно так же как и появлению светила на небе (Бытие, 1, 14). О светилах сказано: "Светило большее для управления днем, и светило меньшее для управления ночью" (Бытие, 1, 16), т. е., по существу, выражена та же мысль, что и в египетской "Книге Коровы", где Ра повелевает заменить его на небе ночью богу луны Тоту. Библейский бог создает силой слова пресмыкающихся, рыб, птиц (Бытие, 1, 20—22), повелевает, чтобы существовали звери земные (Бытие, 1, 24—25).

Из приведенных данных объективный наблюдатель может сделать лишь один вывод: египетский демиург (в данном случае бог Пта) и библейский творец мира Яхве создали мир одним и тем же методом и с помощью одного орудия — бо­жественного слова. Сходство это, бесспорно, не случайно.

Следует обратить внимание еще на одну очень интересную деталь. "И сказал бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды" (Бытие, 1, 6). Здесь мы сталки­ваемся с чисто египетским представлением о структуре мира: небо - - это вода, по которому плавают на ладьях светила, и земля отделяет его от первобытного океана Нуна.

В заключение отметим еще один момент, подтверждающий влияние египетских воззрений на Библию: во Второзаконии (32, 11 — 12), в книге Исхода (19, 4), в ряде псалмов (14, 8; 57, 2; 61, 5—6; 63, 8; 91, 4), в книге Руфь (2, 12) говорится о "крыльях" бога Яхве. "Здесь отчетливо выступает представ­ление о Яхве как о птице с гигантскими крыльями, как о воплощении небесного божества. Аналогичное представление о египетском боге неба Хоре хорошо известно египтологам.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования