Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Жизнь и деяния блаженного Симеона Столпника [агиография]


Дивное и невиданное чудо произошло в наши дни. Я, грешный и смиренный Антоний, решил записать, что помню. Ведь сказание о нем исполнено пользы и назидания. Поэтому прошу — склоните свой слух и послушайте, что помню.

В детские годы святой и блаженнейший Симеон, подобно пророку Давиду, пас стада отца своего, а по святым воскресеньям ходил в цер­ковь ради слова божьего и с охотой слушал священное писание, не зная, чему внимает. Войдя в возраст и побуждаемый словом божиим, приходит он однажды в святую церковь, когда читают Апостола, и спрашивает одного старика: "Скажи мне, отец, что это такое читают?". Старик гово­рит ему: "О воздержании души". Симеон говорит: "А что такое воздер­жание души?". Старик говорит ему: "Дитя, что ты меня спрашиваешь? Ведь я вижу, что ты, хотя и молод годами, по разуму уже старец". Свя­той Симеон говорит ему: "Я не искушаю тебя, отец, но удивляюсь этому слову". Старик говорит: "Воздержание — это спасение души, указующее путь к свету и вводящее в царствие небесное". Святой Симеон говорит ему: "Объясни, почтенный отец, что ты говоришь, потому что я простой человек". Старик говорит ему: "Дитя, это когда кто прилежно постится и рачительно творит Господу все молитвы, т. е. в третий час одну и в шестой, в девятый, двенадцатый и в следующие часы, как это совер­шается в монастырях. Познал ли ты, дитя, что такое ты услышал, рассуди об этом в своем сердце. Ведь должно тебе алкать, жаждать, претерпеть обиды, заушения и брань, стенать, плакать, скорбеть, отчаяться, обрести покой, возжелать, отречься от себя, унизиться и много страдать от людей и так быть утешену ангелами. Вот ты все выслушал, Бог славы да даст тебе ум добрый по воле своей".

Выслушав это, святой Симеон вышел из церкви, приходит в пустын­ное место, бросается на лицо свое, семь дней плачет и молится Богу, не вкушая ни еды, ни питья. По прошествии семи дней он встает и бегом устремляется в монастырь и с воплем падает в ноги архимандриту, го­воря: "Помилуй, отец, меня, жалкого и несчастного, спаси душу, гибнущую и желающую послужить Богу". Архимандрит говорит ему: "Кто ты и чей родом? Как тебе имя и откуда ты пришел?". Блаженный Симеон говорит: "Родом я — свободный, по имени Симеон; как пришел сюда и кто мои родители, умоляю тебя, владыка, не спрашивай, а искупи себе одну погибающую душу". Услышав это, архимандрит поднял его с земли и говорит: "Если ты от Бога, Господь сохранит тебя ото всякого злого и лукавого дела, и ты будешь служить всем, чтобы все возлюбили тебя".

Родители же Симеона не переставали оплакивать и разыскивать его. Святой жил в монастыре, подчиняясь всем, всеми любимый и исполняя монастырское правило. Однажды он вышел из монастыря и видит у колодца, откуда черпали воду, бадью с веревкой. Отвязав веревку, Симеон идет в уединенное место и обвязывает все свое тело этой верев­кой, надевает поверх власяной стихарь и, вернувшись в монастырь, говорит братьям: "Я пошел за водой и не нашел на бадье веревки". Братья говорят ему: "Молчи, чтоб не донесли архимандриту". Никто не знал, что он под одеждой обвязался этой веревкой и так ходил с нею год и больше. А веревка въелась в мясо и глубоко ушла в загнившую плоть праведника. И от злосмрадия веревки никто не мог стать рядом и никто не узнал этой тайны. Постель же Симеона кишела червями, и никто не знал об этом.

Получая еду, святой тайно ото всех отдавал ее нищим. В один из дней какой-то монах выходит из монастыря и застает его за тем, как он раздавал нищим свой хлеб и бобы. Вся братия постилась до вечера, а святой Симеон вкушал только по воскресениям. Один из монахов донес на него архимандриту, говоря: "Обращаюсь к твоей святости — этот человек хочет уничтожить монастырь, т. е. правило, которое ты нам дал". Архимандрит говорит ему: "Как же он хочет уничтожить правило?". Мо­нах говорит ему: "Нами принято поститься до вечера, а он вкушает только по воскресеньям и каждый день тайно отдает получаемый им хлеб и бобы нищим. Не только это. От тела его исходит невыносимый смрад, так что никому нет возможности стать рядом, а постель его ки­шит червями, и мы не можем это вынести. Но если тебе угодно, держи его здесь, а мы уйдем, или отпусти его туда, откуда он пришел".

Архимандрит, услышав это, был поражен. Он осматривает постель его и видит, что она кишит червями, и от злосмрадия он не мог там стоять. Архимандрит говорит: "Вот и новый Иов". И, призвав Симеона, говорит ему: "Что это ты сделал, человече? Откуда этот смрад твой? Зачем смущаешь братьев, зачем нарушаешь монастырское правило? Уж не призрак ли ты? Ступай прочь и умри вдали от нас. Через тебя, быть может, я, несчастный, впал в искушение. Ведь если бы ты был правди­вый человек, сын благомысленных родителей, ты бы сказал нам, кто отец твой и твоя мать и какого ты рода и откуда пришел сюда?". Вы­слушав это, святой смотрел в землю и молчал, не произнося ни слова, и слезами его оросилось место, где он стоял. Архимандрит пришел в сильный гнев и говорит монахам: "Разденьте его, чтобы нам посмотреть, откуда оно, это злосмрадие". Как ни старались, не смогли они раздеть его, потому что гиматий приклеился к загноившейся плоти. Три дня монахи не переставали кропить святого теплой водой с елеем и тогда только с великой мукой сумели раздеть его, и то так, что вместе с гиматием содрали сгнившее мясо. И тут обнаруживают, что в тело его ве­ревка вошла так глубоко, что остался только самый ее конец, числа же червей нельзя себе и представить. Все монахи поразились ему, глядя на эту неисцелимую язву, и про себя рассуждали, как и каким способом им снять веревку. А святой Симеон восклицал, говоря: "Уступите, почтен­ные мои братья, дайте так умереть мне, псу смердящему. По делам моим заслужил я такую долю. Всякая неправда и любостяжание вместе со мной родились, ибо я — море прегрешений". А монахи и архимандрит плакали, глядя на ту его неисцелимую язву. И архимандрит спра­шивает его: "Тебе нет еще восемнадцати годов, какие же у тебя грехи?". Святой Симеон говорит ему: "Пророк Давид речет: „Вот я в без­законии зачат, и во грехе родила меня мать моя". Подобным всему этому и я облачен". Архимандрит изумился разумному его ответу, тому, что простой поселянин так проникся страхом божиим. Он позвал двух вра­чей; а те с большими трудами и муками, так что можно было подумать, что Симеон уже умер, сняли с него веревку.. и, ухаживая за ним пят­надцать дней, помогли ему. Тогда архимандрит говорит ему: "Вот, дитя, ты теперь стал здоров. Уходи, куда хочешь".

Тогда святой Симеон покидает монастырь. И вот вблизи монастыря находился колодец, в котором не было воды, но обитало множество злых нечистых духов. А кроме множества нечистых духов, невообразимое мно­жество всяких аспидов, ехидн, змей и скорпионов. Потому все люди боялись даже проходить по тем местам.

Туда, никому не сказавшись, ушел святой Симеон и бросился в тот колодец, сотворив знамение Христово, и скрылся там в углу.

На седьмой день как он ушел из монастыря, архимандрит видит во сне, что неисчислимая толпа мужей в белых одеждах и со светильниками окружила монастырь, восклицая: "Сейчас сожжем тебя тут, если не отдашь нам раба божьего Симеона. Почему ты преследовал его, чем он провинился, что ты прогнал его из монастыря, каково его прегрешение? Ответь, пока мы не сожгли тебя. Разве ты не знал, что было у тебя в монастыре? Ведь он окажется больше тебя в тот страшный и грозный день". Архимандрит весь дрожа проснулся и говорит монахам: "Как вижу, человек тот подлинный раб божий. Вот этой ночью я во сне же­стоко потерпел из-за него. Прошу вас, братья, бегите и найдите его, а иначе не возвращайтесь". Они отправились и искали Симеона во вся­ком месте и, не найдя, пришли к архимандриту с такими словами: "Истинно, владыка, не осталось места, где бы мы ни искали, кроме того места, куда никто не смеет ступить из-за множества диких тварей". Архимандрит отвечает: "Дети, сотворите молитву и, взявши светильники, спуститесь туда и ищите его". Они, свершив трехчасовую молитву над колодцем, спустили вниз пятерых монахов со светильниками и верев­ками. Ползучие твари, как только заметили людей, скрылись по углам.

А святой Симеон, увидев монахов, воскликнул: "Умоляю вас, братья и рабы божий, погодите малое время, чтобы я предал дух свой — доста­точно с меня и того, что не выполнил наложенного на себя".

Как он ни сопротивлялся, монахи насильно подняли его со дна ко­лодца, влача как какого-нибудь злодея, и привели к архимандриту. А тот при виде Симеона пал ему в ноги и сказал: "Прости меня, раб божий, сам будь мне наставником и научи терпению и его дарам".

Святой же Симеон непрестанно плакал и молился Богу. Прожив в мо­настыре три года, он уходит, никому не сказавшись, и идет в пустынное место, неподалеку от которого расположились большие селения, а ближе всех селение, называемое Геласис, и там складывает себе из камней малое подножие и стоит на нем четыре года в снег, в дождь и в зной, и толпы народа стекались к нему. Едой его была моченая чечевица, а пи­тьем — вода. Потом он воздвиг себе столп в четыре локтя и простоял на нем семь лет; и повсюду прошла молва о нем. После этого люди склады­вают святому Симеону две ограды из камней, с дверкой во внутренней ограде, и столп в тридцать локтей; он простоял на этом столпе пятнад­цать лет, уврачевав многих — ведь немало бесноватых приходило туда и исцелялось.

Святой Симеон подражал своему учителю Христу и, призывая его, заставлял хромых ходить, очищал прокаженных, косноязычным возвра­щал речь, расслабленным — силу бегать, страдающим многолетними недугами возвращал здоровье, увещевая и наставляя каждого: "Если кто-нибудь спросит: „Кто тебя исцелил?", отвечай: „Бог меня исцелил". Не вздумай говорить: „Симеон исцелил", потому что тогда снова вер­нется к тебе та же болезнь. И вот что я говорю тебе: никогда не лги и не клянись Богом. А если будет нужда поклясться, клянись мной, смирен­ным, все равно правдиво ли, ложно ли. Ведь великий и страшный грех клясться Богом".

Послушайте о страшном и дивном чуде: мать святого Симеона через двадцать лет узнала, где он, и, поспешив прийти туда, захотела после стольких лет его увидеть. Она много плакала, чтобы он дал себя уви­деть, но он ей не уступал. А так как она сильно желала освятиться его святыми руками, ей пришлось всходить по стене ограды, и она упала на землю, так и не поглядевши на него. Тогда святой Симеон говорит ей: "Ныне прости мне, мать; если удостоимся, увидим друг друга в том веке". Когда она услышала это, еще сильнее разожглось у нее желание увидеть его. Опять святой Симеон говорит ей: "Отдохни, почтенная мать моя, ты ведь пришла издалека из-за меня, смиренного, и устала из-за меня. Полежи малое время и набери сил, спустя немного я увижу тебя". Она послушалась, легла в преддверии ограды и тотчас предала Богу дух; просмонарии7 пришли разбудить ее и увидели, что женщина умерла, и сказали об этом святому. Он же велит внести ее и положить перед своим столпом. Взглянувши на мертвую, святой Симеон прослезился и начал говорить: "Господь, Бог сил, вождь света, начальник Херувимов, путеводивший Иосифа, укрепивший своего пророка Давида против Голиафа, на четвертый день воскресивший из мертвых Лазаря, простри десницу свою и прими в мире душу рабы твоей". От его молитвы святые останки ее шевельнулись, а уста стали улыбаться; тут все стоящие вокруг изумились и восславили Бога. Покойницу убрали и погребли перед столпом святого Симеона, чтобы поминал ее, когда молился.

Послушайте о другом странном и дивном чуде. Какие-то люди изда­лека шли к святому на молитву, и им повстречалась пасущаяся олениха, имеющая во чреве. Один из них говорит ей: "Заклинаю тебя властью святого Симеона, остановись, чтобы мне поймать тебя". Тотчас олениха остановилась, и он, поймав ее, зарезал, и все поели мяса, а шкуру унесли с собой. Сразу они лишились речи, и начали блеять, как скоты, и, побе­жав к столпу святого Симеона, падают у его подножия, и молят исце­лить их. Оленью шкуру они наполнили мякиной, и для сведения мно­гих она долгое время лежала вблизи столпа, сами же, проведя там не­малое время в покаянии, исцеленные вернулись домой.

Послушайте еще об одном странном и удивительном чуде. Некоей женщине ночью захотелось пить, и она решила напиться воды. Налив себе кружку, она вместе с водой проглотила маленькую змейку, а та в ее чреве выросла в большую змею. Лицо женщины цветом уподобилось зеленой траве, к ней ходило много врачей, чтобы исцелить ее, но на­прасно. Домашние этой женщины, слышав о чудесных исцелениях, со­вершаемых божиим святым Симеоном, взяли ее и привели к нему и рассказали ему все. Он приказывает им так: "Плесните ей в рот воды из этого вот источника".

Когда они исполнили, что он велел, змея у всех на глазах начала биться, опрокинула женщину на землю и вышла из ее чрева. Змее по­среди ограды отрубили голову; она издала шипение, и все восславили Бога.

Святому снова переменили столп и сделали высотой в сорок локтей, и слава о нем разнеслась по всей вселенной. Потому великое множество сарацин пришло к нему с пылкой верой, и он заставил их сокрушаться в страхе божием. Но человеконенавистник диавол, обычно искушающий святых и ими попираемый, навел на бедро Симеона, как и на блажен­ного Иова, болезнь, которая зовется панукла, и бедро его исполнилось гноя, и два года он стоял на одной ноге. Несчетное число червей падало с бедра его на землю, почему у окружающих его только и было дела, что подбирать их и возвращать туда, откуда они упали. Святой же говорил: "Кормитесь от того, что послал вам Господь".

По изволению божию случилось царю сарацинскому прийти на мо­литву к святому Симеону. Когда он приблизился к столпу за благосло­вением, божий святой, увидев его, стал поучать. Во время беседы его с бедра святого падает червь. Царь это заметил, однако не понял, что упало, и бросился поднимать, и приложил к глазам и к сердцу, и, зажав в руке, пошел. А святой говорит ему: "Вернись и положи, что поднял, ибо приносишь тягость мне, грешному. Это червь смердящий из плоти смердящей. Зачем, будучи сам славным, сквернишь свои руки?".

Стоило святому сказать это, царь сарацинский возвращается и говорит ему: "Это будет мне в благословение и в отпущение грехов". Когда он разжал руку, там лежал драгоценный перл. Увидев его, царь начал славить Бога и говорит святому: "Вот, ты сказал, что это червь, а то перл бесценный, через который просветил меня Господь". Услышав это, святой говорит ему: "По вере твоей, да будет он тебе в благословение во все дни жизни твоей и не только твоей, но и детей твоих". И, получив благословение, царь сарацинский в мире и радости ушел восвояси.

Послушайте о другом чуде. На горе, где стоял столп, к восточной сто­роне обитал огромный змий, почему в месте том не всходила даже трава. Когда тот змий выходил охладиться, случилось, что в глаз ему вонзился терн, и долгое время никто не мог выносить того, как змей шипел от приключившейся боли. И вот однажды выползает он из своего логова и у всех на виду ложится в преддверии ограды святого Симеона. Тотчас глаз у змия открылся, и терн вышел из его глаза. Змий оставался в пред­дверии ограды три дня, пока не исцелел. И тогда у всех на виду ушел обратно на свое место, никого не тронув, но, пролежав вблизи святого, как смиренная овца, и все невредимыми входили и выходили из ограды.

Послушайте о другом удивительном чуде. Появился в Сирии разбой­ник из разбойников по имени Антиох, по прозвищу Гонат; целый свет только и говорил, что про его дела. Отовсюду были посланы воины, чтобы поймать его и привести в Антиохию, но никто не мог поймать из-за великой мощи его силы. В Антиохию привезли медведей и других диких зверей — разбойнику было предназначено сразиться с ними — и весь го­род из-за него пришел в движение. Воины выходят, чтобы схватить его, и застают разбойника бражничающим в одной деревенской гостинице и окружают гостиницу. А он, заметив это, начал разыгрывать представле­ние: вблизи этой деревни текла река, и у этого архиразбойника была ко­былица, и он приказал ей, точно человеку, и, встав со своего места, бро­сил свою одежду на кобылицу и говорит ей: "Иди к реке и там дожидайся меня". Кобылица идет из гостиницы, кусая всех и лягая копытами, добегает до реки и ждет разбойника там. А он выходит из гостиницы с обнаженным мечом, громким голосом крича воинам: "Бегите, чтобы остаться живу". И ни один из воинов не одолел его. И вот незаметно для всех стороживших его разбойник на своей кобылице переправился через реку и пришел к ограде святого Симеона. Войдя внутрь, он пал наземь перед его столпом. Когда же и воины были введены в ограду, святой го­ворит им: "Вместе с Господом нашим Иисусом Христом распяты были двое разбойников, один получил воздаяние по делам своим, второй же унаследовал, царствие небесное. Если кто может противустать послав­шему сюда этого разбойника, пусть придет и сам отторгнет его отсюда, а я не приводил этого человека и не могу его прогнать. Пославший его, сам и воздает ему, не порицайте меня, смиренного и много труждающегося по грехам своим". С этими словами он отпустил воинов, а когда они удалились, разбойник говорит: "Господин мой, я уйду". Симеон ему говорит: "Таким злодеем уйдешь, как пришел?". Разбойник гово­рит: "Нет, владыка, меня призывает Господь". И воздев руки к небу, ничего больше не сказал, как только: "Сын божий, прими дух мой в мире".

Он рыдал чуть не два часа, так что заставил плакать и самого пра­ведника, и всех окружающих, наконец простерся перед столпом и тотчас испустил дух. Тут разбойника обрядили и погребли вблизи ограды свя­того. На следующий день из Антиохии приходит более ста мужей с ме­чами, чтобы схватить разбойника, и начинают кричать на святого: "Отдай нам человека, которого ты здесь держишь". Святой отвечает им: "Братья, пославший его сюда сильнее нас и, возымев нужду в нем как в человеке ему пригодном, призвал его через двух устрашающих своим оружием воинов, которые могли бы поразить молнией весь наш город вместе с живущими там, и взял его; я же грешный, увидев этих ужасных вои­нов, устрашился и не смел перечить им, чтобы и меня, смиренного, они не убили за то, что я противлюсь Богу". Когда мужи услышали это от святого и узнали, с какой славой этот разбойник предал дух свой, они, славя Бога и трепеща, вернулись обратно в Антиохию.

Послушайте еще об одном великом и славном чуде. В месте, где жил святой, не было воды. И толпы людей, приходивших к святому Симеону, и бывший с ними скот погибали от жажды. И творя молитву в течение семи дней, святой ни с кем не говорил, но, преклонив колени, молился, и все думали, что он уже умер. На седьмой день около пятого часа с восточной стороны ограды внезапно ключом забила вода. Ископав, нашли некое подобие пещеры, наполненной водой, и отвели от нее семь рукавов. Все прославили Бога небес и земли.

Некая царица сарацинская, будучи неплодна, пришла к святому, умоляя, чтобы дано ей было рождать, ибо муж каждодневно корил ее. Она долгое время провела у столпа, преклоняя колени и моля святого Симеона. И вот он сказал ей: "Возвращайся в дом свой, и Господь тебе поможет". И, возвратившись в дом свой, она сблизилась с мужем, тотчас понесла и родила дочь. Но дитя до пяти лет не говорило и не ходило. И вот царица вместе с мужем своим и ребенком плача приходит к свя­тому. Святой Симеон говорит: "Оставайтесь, и Бог поможет". Когда же по прошествии семи дней не получили никакого облегчения, они в пе­чали собрались уходить, говоря: "Никак не пожелал Господь исцелить ее". И, когда они были уже в пути и далеко отошли от столпа, они обо­рачиваются, чтобы взглянуть на столп святого Симеона. И вот дочь их внезапно воскликнула, говоря: "Слава тебе, святой Симеон". Родители ребенка, увидев это, восславили Господа ради святого Симеона.

Послушайте о другом чуде. В один из дней, когда воины были в по­ходе, какая-то женщина пришла из-за сильного желания как-ни­будь увидеть лик святого Симеона. Она надумала переодеться мужчиной и так увидеть его. И однажды она заметила немалое число воинов, от­правлявшихся на молитву к святому, и, переодевшись воином, примк­нула к ним. Когда они приблизились к месту, где был столп святого Симеона, она говорит своим спутникам: "Братья, если угодно, оставьте своих коней на меня, войдите в ограду и примите от святого благосло­вение, а когда выйдете, войду я, чтобы удостоиться благословения пра­ведника".

Воины вошли и преклонили колени, а святой Симеон говорит им: "Один из ваших воинов остался за оградой". Они ответили ему: "Да, владыка. Он сторожит наших коней". Праведник сказал им в ответ: "Вышедши отсюда, скажите ему: „Не томись, ибо ты услышан и благословен Господу". Воины возвратились и стали спрашивать своего спутника: "Чем ты так угодил Богу? Ибо вот что святой сказал нам: „Скажите своему спутнику, дожидающемуся вне ограды: Не томись, ибо услышана твоя мольба и благословен ты Господу". В ответ им он сказал: "При­знаюсь вам, братья, я —женщина и сильно желала увидеть святого, по­тому что я грешница". Воины, услышав это, изумлялись, благословляя Бога за святого Симеона, и пошли с миром.

Послушай о другом чуде. Собралась большая толпа... "Раб божий, народ ждет твоего благословения, прикажи отпустить людей — ведь вот они здесь уже который час".

И я не получил никакого ответа, ибо святого Симеона оставил дух его. Когда многажды я так взывал, но не получал ответа, служитель на­верху у столпа стал стенать, подумав, что святой умер. Толпа народа, видя все это, подняла плач, и все били себя в грудь, скорбя о своих гре­хах. Когда после немалого времени святой дух вновь возвратился к пра­веднику, он сказал народу: "Братья, большой корабль, на котором было около трехсот душ человеческих, в час этот терпел на море великую бурю. И все громко призывали Господа Бога. И вот, слыша их вопли и страш­ные клятвы и видя беду их, я умолил Бога, долготерпеливого к нашим грехам, усмирить море, и, подав скорбящим руку, спас всех". Толпа, узнав о чуде, восславила Бога ради святого Симеона. Благословив народ, праведник отпустил его в мире.

У змеи сделался большой нарыв, и она кричала от боли так, что было слышно за милю. Сожительствующий с ней змей, соболез­нуя ее страданию, повел свою подругу к владыке Симеону. И, дойдя до столпа, они разлучились. Ведь змея, не смея показаться праведнику, ушла на половину женщин, а змей вошел в ограду вместе с толпой мужчин и поклонился столпу, то поднимая вверх, то опуская вниз го­лову и моля праведника. Люди, увидя огромного змея, убежали, а святой Симеон сказал им: "Не бегите, братья, ибо подлинно он пришел сюда с мольбой. Ведь змея, его подруга, больная тяжким недугом, ожидает на женской половине". А потом говорит змею: "Подыми прах с земли и положи на жену твою, а потом подуй, и этим ее уврачуешь". Змей поднял прах с земли и пошел к своей подруге. Народ, увидев это, по­следовал за ним, чтобы посмотреть, что он станет делать. И вот видят за оградой святого стоящую на хвосте змею с большим нарывом на теле; змей кладет на нее прах и, подув, при глазах всех исцеляет змею и уходит вместе с ней. Увидев чудо, толпы восславили Бога.

Другое чудо случилось во дни его. Всю вселенную взыскала великая угроза ужасов, и к святому стекался весь Восток и Антиохия, моля о за­ступничестве перед Богом. Ибо приключались трусы и великие моры, и даже праведный со своим столпом был колеблем ветром, словно тростник. Плача вместе со всеми, святой говорил толпам: "Братья, все совратились с пути и до единого негодны. Вы не слушаете меня, но если кто кого превосходит, так это в блудодеянии и в несправедливости — их-то в из­лишке. Подлинно говорю вам, братья: легче мне говорить с Господом, чем с вами, неверными". И велев прекратить моления, он сотворил мо­литву, но землетрясение снова продолжало им грозить. Святой велел взывать: "Господи, помилуй", и они часами взывали: "Даруй нам мир". Святой сотворил великую молитву и, исполнив ее, сказал народу: "Под­линно говорю вам, братья: из всего множества один единственный услы­шан. Чтобы вы поверили, вот я заставлю его выйти на середину". И, ве­лев ему выйти вперед, святой перед всеми спрашивает его и говорит ему: "Брат, веруй моим словам — ты один услышан. Но удовлетвори всех и скажи, чем ты угодил Богу". А тот не хотел, говоря: "Я грешник, уволь меня". Долго его уговаривали, пока с неба не раздался глас: "Услы­шана молитва твоя". И тогда поселянин, стоя посреди народа, начал рассказывать: "Я — земледелец, и таково мое правило: что наработаю за день, делю на три части; сперва откладываю долю для нищих, затем — подать казне, и долю на свои нужды. Так я делал до сих пор". Все, приветствуя его, пали ниц и теснили этого мужа, ибо всякий не­истово хотел взглянуть на него.

Некто Юлиан, слуга Ардавурия, непрестанно подступал к нему с та­кими речами: "Позволь, я поднимусь и свергну святого со столпа его и исполню его.., и Юлиан, чтобы свергнуть святого, пошел туда и приставил к столпу лестницу и взошел по ней. Когда достиг третьей ступени, лестница отделилась от столпа и повисла в воздухе на четыре локтя от земли, и все дивились происходящему. Ардавурий в досаде натянул лук, желая поразить его, и тотчас рука, ослабев, упала, и он не смог пустить стрелу. И с того дня до конца жизни своей человек этот страдал не только болезнью рук, но и ног.

Блаженный стоял на различных столпах сорок семь лет, и потом Господь взыскал его. Пришла пятница. Святой был погружен в молитву. как обычно, и провел так всю пятницу. И в субботу, и в воскресенье тоже не дал, как обычно, знак, что будет благословлять преклонивших колени. Заметив это, я поднялся к нему и увидел лицо его, и оно сияло, как солнце. И хотя святой обычно говорил со мной, сейчас ничего мне не ответил. И я сказал себе "он скончался", и не поверил этому, и боялся приблизиться, и, осмелившись, говорю ему: "Владыка, почему не отве­чаешь мне и продолжаешь творить свою молитву? Народ ждет благосло­вения вот уже три дня". Простояв еще час, говорю ему: "Ты ничего не отвечаешь мне, владыка". И, протянув руку, тронул его браду и, когда увидел, как поникло тело его, понял, что святой скончался. И, закрыв лицо свое руками, я в печали заплакал, и, склонившись, облобызал его уста, глаза и браду, и приподнял одежду — облобызал ноги, и, взяв руку его, приложил к своим глазам. И во всем теле моем и в одежде его слы­шался запах мирры, так что можно было возвеселиться от того благово­ния. Около половины часа я простоял у его честных останков, и вот тело праведника вместе со столпом сотряслось, и я услышал глас, гово­рящий: "Аминь, аминь, аминь", и в страхе сказал: "Благослови, владыка, и помяни меня в благом своем успокоении".

И я сошел на землю и никому не сказал о чуде, чтобы не поднялось смятение, но через верного человека объявил о том антиохийскому епи­скопу Мартирию и стратилату Ардавурию. И на следующий день приходит антиохийский епископ вместе с другими шестью епископами, приходит и Ардавурий в сопровождении шестисот воинов, чтобы сошед­шиеся жители не похитили честных останков святого. Ибо таково было их намерение. Вокруг столпа повесили покровы. И восходят на столп три епископа, и целуют одежду святого, прочитав три псалма, и приносят свинцовый гроб, и кладут туда останки святого, и опускают с помощью особой машины, и все тогда узнают, что святой Симеон скончался. И на верблюдах приходят вооруженные сарацины, так как и они думают похитить останки святого. Стекается такое множество народа, что горы не видно из-за толп людских, дыма курений, горящих свеч и лампад, которым не было числа. Плач мужчин, женщин и детей разносился да­леко, и вся гора сотрясалась от голоса птиц, слетевшихся туда и окруживших ограду святого. И вот, когда гроб опустили, его помещают на мраморном престоле, который стоял перед столпом святого, а было это уже на четвертый день после кончины блаженного. Но его святое тело оста­валось гибким, словно он отошел час назад. И все епископы дали Симеону целование. Лик его был весьма светел, как свет, а волосы на голове и брада были как снег. Епископ антиохийский пожелал взять в благосло­вение волос от брады святого и стал сухорук. И все епископы сотворили за него молитву, плача и обращаясь к святым останкам: "Ни единый твой член не тронут и одежды не тронуты, и никто более не отторгнет ничего от твоих святых и честных останков". И, когда они с плачем го­ворили это, рука епископа исцелела. Затем с пением псалмов и гимнов тело святого упокоили в гробу.

За пять или шесть дней до кончины блаженного я, грешный, видел мужа в страшной одежде, которую не могу описать, ростом с двух мужей, и он беседовал со святым трижды в день и давал ему целование. Я хотел рассказать об этом кому-нибудь, но разум у меня был отнят, и я стал бессловесен, пока святой не скончался. И вот, когда муж, о котором речь, приходил к святому, я видел их ядущими; а что ели, не знал. И они пели песнь, а какую, не знал, услышал только аминь. И страх объял меня при виде этого мужа.

И вот гроб святого епископы ставят на повозку и со свечами, кади­лами и псалмопением везут в свой город Антиохию. За пять миль от го­рода в месте, называемом Меропи, мулы стали и не шли дальше, ибо там была несказанная тайна. Справа от дороги стояла гробница, а около нее пребывал некий муж. Судьба этого мужа такова: двадцать лет он был влюблен в замужнюю женщину и не мог овладеть ею. Когда женщина скончалась, ее похоронили в этой гробнице. И чтобы восторжествовал над душой этого человека ненавистник добра, человек этот, придя к гроб­нице, поднимает плиту и сходится с мертвым телом. И тотчас стал глу­хонемой, и удержан был в гробнице, и уже не мог уйти от этого места. Идущие мимо подходили к сидящему у подножия гробницы, и всякий Бога ради подавал ему — кто попить воды, кто поесть. По божиему изво­лению честные останки святого провозили в тот день, и человек этот, который не говорил и не слышал, когда повозка и сопровождавшая ее толпа остановились, покинул гробницу, громко взывая: "Помилуй меня, святой Симеон", — чуть только он схватился руками за повозку, тотчас открылись уста его, и к нему вернулся разум. И все, увидев происшед­шее, восславили Бога, и от криков людских сотряслось все то место. А человек этот кричал: "Сегодня, раб божий, ты спас меня, ибо грех меня сгубил".

Весь город в белых одеждах со свечами и лампадами вышел встре­чать останки святого. И ставят их в церкви Касиана. И по прошествии тридцати дней по приказу стратилата Ардавурия переносят в Великую церковь, а потом, когда по откровению божию был построен храм святого праведника Симеона, снова переносят с великою славою и песнопениями в этот храм.

Многие хотели, предлагая золото и серебро, взять в благословение что-нибудь от святых останков, и епископ из-за клятв, которыми поклялся, никому не позволил. Множество исцелений совершается в месте, где лежат эти святые останки праведника по благодати, дарованной ему oт Господа нашего Христа. Святой Симеон скончался месяца сентября первого дня в царствие Господа нашего Иисуса Христа, которому слава и сила во веки веков. Аминь.

Я, смиренный Антоний, парамонарий ,описалвсеподробно.Ибо кто бы мог поведать о его чудесах и исцелениях, как должноесли б под­робно не описал его святые подвиги во славу и хвалу божью во веки. Аминь.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования