Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иоанн Мосх "Синайский патерик"
(Лимонарь, Луг духовный) [главы 139-181] [агиография]


139. Предсказание аввы Сергия о Григории, игумене фаранской обители.

Об этом же отшельнике авве Сергии ученик его авва Сергий армянин разсказывал нам:

Авва Григорий, бывший настоятелем лавры фаранскойЮ много докучал мне просьбами, чтобы я привел его к старцу. Однажды я решил исполнить его просьбу. Старец в то время находился в окрестностях Мертвого моря. Увидав авву Григория, старец любовно облыбзал его и, принеся воды, омыл ему ноги. Весь тот день он беседовал с гостем о пользе душевной, а на другой день отпустил его. По уходе аввы Григория я говорю старцу:

- Знаешь ли, отче? Я очень смутился. Сколько епископов, пресвитеров и многих других я приводил к тебе, и ты никогда никому не омывал ног, кроме одного аввы Григория.

- Чадо! Кто такой авва Григорий, я не знаю, - отвечал старец. Знаю только то, что я принимал в своей пещере патриарха. Я видел на нем омофор, а в руках св. Евангелие.

Так и случилось. Спустя шесть лет Бог удостоил авву Григория сделаться патриархом в Феополе, как предвидел старец".

140. Жизнь Григория, патриарха феопольского.

Некоторые из старцев разсказывали об авве Григории, патриархефеопольском, что он особенно отличался добродетелями: милостыни, непамятозлобия и даром слез. У него было великое сострадание к грешникам. Все это часто мы испытывали на себе самих.

141. Ответ аввы Олимпия.

Один брат посетил авву Олимпия в лавре аввы Герасима, что близ св. Иордана.

- Как можешь ты пероносить столь сильный зной и такое множество насекомых?—спросил брат старца.

- Я терплю насекомых (скнипы), чтобы избежать неусыпающего червя, равным образом переношу и зной, боясь огня вечного. Все это временно, а то не имеет конца.

142. Ответ аввы Александра.

Другой брат пришел однажды в лавру аввы Герасима, к игумену авве Александру.

- Авва, сказал гость, я желаю удалиться из своего настоящего местопребывания, потому что очень скучаю.

- Верный знак,—отвечал авва Александр, что ты вовсе не думаешь ни о вечных мучениях, ни о царстве небесном. Иначе тебе не было бы скучно.

143. Жизнь Давида атамана разбойников, ставшего потом иноком.

По прибытии в Фиваиду, мы пришли в город Антиноэ к софисту Фивамону, ради пользы душевной. Он разсказал нам: "в области города Гермополиса был один разбойник, по имени Давид. Он многих ограбил, совершил много убийств—словом сказать: сделал столько зла, как никто. Однажды, занимаясь разбоем, он находился на горе вместе с своей шайкой человек в тридцать. Тут он пришел в себя и стал сокрушаться о совершенных им злодеяниях. Бросив свою шайку, он пришел в монастырь и постучался в ворота. Вышел привратник.

- Что тебе нужно?—спросил он его.

- Хочу сделаться иноком,—отвечал атаман. Привратник пошел и доложил авве. Авва вышел и увидал, что пред ним—старик.

- Как ты будешьжить здесь?—спросил авва. Здесь братия пребывают в великом труде, в великом подвиге. А ты всю жизнь прожил не так. Где ж тебе выдержать монастырское правило ?

- Нет,я все буду исполнять, упрашивал тот, только прими меня.

Но старец оставался непреклонен. "Не можешь исполнить!" - говорил.

- Ну, так знай! воскликнул атаман, что я—Давид, атаман разбойников, и пришел сюда ради того, чтобы оплакать свои прежние грехи. Если ты не примешь меня, клянусь Живущим на небесах, что я вернусь к старому промыслу, приведу сюда мою шайку, всех вас перебью и сотру с лица земли монастырь ваш!!.

Услышав это, старец ввел его в монастырь, постриг и облек в иноческую одежду. И, начав подвизаться, он превзошел всех воздержанием, послушанием и смиренномудрием, а в монастыре было около семидесяти иноков. Он всех назидал своею жизнию, всем служил примером.

Однажды он сидел в своей келлии,и ему предстал ангел Господень.

- Давид, Давид,ГосподьБогпростилтебе грехи твои—и отселе ты будешь совершать знамения.

- Не могу поверить,—отвечал он ангелу, что в столь короткое время я заслужил прощение моих грехов, которые многочисленнее песка морского.

- Если я не пощадил Захарии, неповерившего мне, когда я возвестилемуо рождении сына, но связал язык его,в наказание за неверие словам моим,— пощажу ли тебя?—сказал ангел. Отныне ты лишен будешь дара слова....

- Как! ? когда я был в мире и совершал безбожные дела и кровопролитие, вскричал Давид, бросившись к ногам ангела,—я мог говорить, а теперь, желая служить Богу и возносить Ему хвалу, теперь ли свяжешь мой язык!?...

- Ты не будешь лишен дара слова во время Божественной службы. а во все остальное время будешь молчать навсегда!

Так и было. И много знамений явил Бог чрез него. Он пел псалмы, но других речей—ни длинных, ни кратких—никто не слыхал от него.

Тот, кто разсказал нам это, прибавил, что ему часто приходилось видеть его. И за это он прославлял Бога.

144. Увещания одного старца в Келлиях

Один брат поучал братию в Келлиях:

"Не пожелаем рабствовать египетским удовольствиям,которые делают нас рабами губителя фараона".

"0, если бы люди имели такое стремление к добру, какое имеют ко злу! 0, если бы они свою любовь к театрам, к пустым празднествам, свою жадность, тщеславие и неправду переменили на любовь к благочестию! Тогда мы познали бы, как мы высоко поставлены Богом и какую силу имеем против демонов".

"Нет ничего выше Бога, нет ничего Ему равного, нет ничего, что сколько-нибудь приближалось бы к равенству с Ним. Что же может быть крепче, что блаженнее того, кому Бог помогает"?

"Бог вездесущ, но — ближе к благочестивым и подвизающимся, к тем, кои славны не одним исповеданием веры, но сияют делами. А где Бог, кто посмеет строить козни ? Или кто будет иметь силу вредить" ?

"Крепость человека не в его природе: она непорочна ; но в (святой) решимости с Божией помощью. Будем, чада, заботиться о душе, как заботимся о теле" !

"Будем собирать целительные средства для души, то есть, благочестие, справедливость, смиренномудрие, послушание. А величайший врач душ, Христос, близок к нам и всегда готов уврачевать нас. Не будем же нерадивы" ....

"Господь наставляет нас быть воздержными, а мы, несчастные, благодаря изнеженности, все более и более стремимся к удовольствиям".

"Предадим себя Богу, по слову Павла, как ожившие из мертвых (Римл. 6, 13). Не озираясь назад, забудем старое, будем стремиться, соответственно нашему назначению к награде вышнего звания (Фил. 3, 13, 14).

Один брат спросил старца :

- Отчего я постоянно осуждаю братьев?

- Потому что ты еще не познал себя самого. Кто знает себя,тот не смотрит на других"

145. Жизнь бл. Геннадия патриарха константинопольского и о чтеце его Харисии.

Мы прибыли в киновию на разстоянии девяти мнль от Александрии, и нашли там двух старцев, которые сказали нам, что они были пресвитерами константинопольской церкви. Они нам разсказывали о блаженном Геннадии, патриархе константинопольском, что он отличался величайшею кротостью, чистотою и воздержанием.

"Многие докучали ему из-за одного клирика, весьма дурного поведения, по имени Харисия. Призвав клирика, патриарх пытался вразумлятьего, но вразумления нисколько на него не действовали. Тогда приказал наказать по правилам отеческим и церковным. Но наказание не принесло ни малейшей пользы: дело доходило до волхования и убийства.... Вот патриарх призывает к себе одного из апокрисиариев, посылает его к св. Елевферию (Харисий был чтецом при его храме) и поручает ему сказать: "св. Елевферий, один из твоих воинов много грешит. Или исправь его или отлучи"!Апокрисиарий отправился в храм св. мученика Елевферия и стал пред жертвенником. Обратясь к гробнице мученика, простер руки свои и воскликнул: "святый мучениче Христов, патриарх Геннадийобъявляет тебечрез меня, грешного: "твой воин много грешит. Или исправь его, или отлучи!" И на другой день нечестивец был найден мертвым.... Все были поражены ужасоми прославили Бога.

146. Видение Евлогия, патриарха константинопольского.

Мы были в Еннате, в киновии "Тугара". Настоятель киновии авва Мина разсказывал намосв.папе Евлогии:

"Однажды ночью, совершая у себя в домовом храме епископии правило, он увидал стоявшего близ него архидиакона Юлиана. Увидав его, он изумился, что он дерзнул войти без доклада. Однако промолчал. Окончив псалмопение, папа сделал земной поклон. Сделал то же самое и явившийся ему в образе архидиакона. Поклонившись, папа встал, но тот оставался простертым на полу.

- Доколе же ты будешь лежать?--сказал папа, обратившись к посетителю.

- Если ты не прострешь руку и сам не поднимешь меня,—отвечал он,—я не могу встать.

Тогда авва, протянув руку и взяв его, поднял. Потом продолжал словословие. Немного спустя оглянувшись, он уже никого не увидал. По окончании утренних молитв, он позвал своего келейника и спросил его:

- Почему ты не сказал мне о приходе архидиакона, и он без доклада пришел ко мне и притом ночью?

Келейник уверял, что он никого не видал, и никто не входил. Не поверив ему, папа сказал:

- Поди—позови сюда привратиика.

Привратник явился. Папа спросил его:

- Не приходил ли сюда архидиакон Юлиан? Тот с клятвою утверждал, что не приходил и не уходил.

И только теперь папа успокоился.

Утром явился архидиакон Юлиан для благословения. Папа спросил его:

- Зачем ты,архидиакон,нарушил порядок и сегодня ночью пришел ко мне без доклада?

- Молитвами твоими, владыко, я не приходил сюда, да я из дому вовсе не отлучался—до настоящего часа.

Тогда великий Евлогий понял, что ему являлся мученик Юлиан, с целию побудить его воздвигнуть его храм, потому что от времени он разваливался и угрожал падением. Чтитель мученика блаженный Евлогий е большою готовностью простер руку свою и воздвиг его храм, выстроив его с основания и благолепно украсив, как подобает храму мученика.

147. Чудесное исправление письма блаженного папы Льва Флавиану

Вот что еще разсказал нам авва Мина, настоятель тойжекиновии,как слышанное отсамого аввы Евлогия. папы александрийского.

Когда я был в Константинополе, я пользовался приязнию архидиакона римской церкви господина Григория, мужа весьма добродетельного. Он мне разсказывал о святейшем и блаженнейшем Льве, папе римском. В римской Церкви записано предание, что папа, написав свое послание к св. Флавиану, патриарху константинопольскому, против нечестивых Евтихия и Нестория, положил его на гробницу верховного апостола Петра и, пребывая в молитве, посте и коленопреклонении, просил верховного ученика: "если я, как человек, что-нибудь пропустил, ты, которому вверены Церковь и этот престол от Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, сам исправь написанное мною". По прошествии сорока дней Апостол явился ему во время молитвы и сказал: "прочитал и исправил". Взяв послание с гроба св. Петра, папа развернул его и нашел исправленным рукою Алостола".

148. Видение Феодора епископа Дарны ливийской о том же блаженном Льве.

Святейший епископ города Дарны вЛивии Феодор разсказал нам:

"Когда я был синкеллом св. папы Евлогия, я увидел во сне благолепного и великого мужа, говорившего мне:

- Извести о моем приходе папу Евлогия.

- Кто ты, владыко, и как прикажешь известить о тебе?

- Я—Лев, папа римский,—отвечал мне явившийся.

Войдя к папе Евлогию, я возвестил ему: "святейший и блаженнейший папа Лев, предстоятель Церкви римской, желает поклониться вам".

Папа Евлогий, лишь только услышал, немедленно встал и поспешил ему навстречу. После взаимных приветствий, сотворив молитву, они сели. Тогда воистину чудный и богоносный Лев обратился к папе Евлогию со словами:

- Знаешь ли, зачем я пришел к вам?

- Нет,—отвечал папа Евлогий.

- Я пришел поблагодарить вас за то, что вы прекрасно и сильно вступились за мое послание, которое я написал к брату нашему Флавиану, патриарху константинопольскому, раскрыли мою мысль и заградилиуста еретиков. Знай, брат, что вы не мне только угодили своим подвигом, а верховному Апостолу Петру и прежде всего Самой, проповедуемой нами, Истине, Которая есть Христос, Бог наш".

Видев не раз, но трижды это сновидение и убежденный троекратным видением, я разсказал об нем св. папе Евлогию. Он, выслушав меня, заплакал.

Простирая руки к небу, он вознес благодарность Богу, говоря: "благодарю Тебя, Господи Христе Боже наш, что удостоил меня, недостойного, быть проповедником Твоей истины, и ради молитв служителей Твоих Петра и Льва благость Твоя приняла малое усердие мое, как две лепты вдовицы".

149. Разсказ Аммоса, патриарха иерусалимского о св. Льве папе римском.

Когда авва Аммос пришел во Иерусалим и был рукоположен в патриарха, пришли поклониться ему все настоятели монастырей. В числе их был и я со своимигуменом. И вот патриарх начал говорить отцам: "молитесь обо мне, отцы, потому что на меня возложено великое и неудобоносимое бремя, и не мало страшит меня патриаршее служение. Петру, Павлу, Моисею и подобным им под силу пасти разумные души, а я—бедный грешник. Но более всего устрашает меня трудность рукоположения. Я читал, что блаженный Лев, бывший предстоятелем Церкви римской, в течение сорока дней пребывал при гробе апостола Петра в непрестанноймолитвеипосте, прося апостола, чтобы он предстательствовал за него пред Богом и испросил ему отпущение его прегрешений.По прошествии сорока дней, апостол Петр явился ему и сказал: "Я молился о тебе, и прощены тебе все твои грехи, кроме—рукоположения. Вот в этом только ты сам должен будешь дать отчет, правильно лирукополагал тыпоставленных тобою".

150. Повесть о епископе городка Ромиллы.

Авва Феодор разсказывал нам, что в тридцати милях от Рима находится городок Ромилла. Там был епископом великий и добродетельный муж. Однажды несколько человек из Ромиллы пришли к блаженнейшему папе римскому Агапиту и оклеветали пред папою своего епископа в том, что он ест из освященного сосуда. Папа, пораженный этим известием, посылает двух клириков, которые пешком привели вРимсвязанного епископаи вверглив темницу. Епископ провел три дня в темнице, и настал воскресный день. На разсвете воскресного дня папа видит во сне, что кто-то говорит ему: "в это воскресенье ни ты и никто из клириков или находящихся в городе епископов не будет совершать литургии, но да совершит ее епископ, которого ты держишь заключенным втемнице. Я желаю, чтобы он совершил сегодня литургию". Папа проснулся и недоумевал относительно видения."Такое обвинение взвели на него—и он будет совершать литургию!?" Но, заснув, он в видении слышит тот же голос: "я сказал тебе, что епископ, состоящий под стражею, да совершит литургию!" И в третий раз то же видение повторилось, и тот же голос слышал недоумевавший папа. Пробудившись, он посылает в темницу за епископом и стал его разспрашивать: "чем ты занимаешься?" На все разспросы епископ повторял только одно: "я грешник". Не добившись ничего более от епископа, папа сказал ему: "сегодня ты будешь совершать литургию".

Епископ стоял пред св. престолом, папа стоял близ него, и диаконы окружали престол. И стал епископ совершать св. возношение... Он уже оканчивал молитву св. приношения, но, прежде чем заключить ее, начал опять снова, а потом в третий и в четвертый раз начинал святое возношение, не оканчивая его... Все былиизумленытакоюмедлительностью...Тогдапапа сказал епископу: "что это значит, что ты вот четыре раза произнес святую молитву и все не можешь ее окончить??" Епископ отвечал: прости меня, св. папа, я не видел, по обыкновению, схождения Св. Духа, потому и не оканчивал молитвы. Но удали от св. престола диакона, держащего рипиду, так как я сам не смею сказать ему". Диакон удалился, по приказанию св. Агапита, немедленно епископ и папа увидели наитие Св. Духа. Покров, лежавший на св. престоле, поднялся сам собою и осенял в течение трех часов папу и епископа и всех диаконов, предстоявших св. престолу.... Тогда св. Агапит понял, что этот епископ велик пред Богом, и оклеветан. И печалясь о том, что причинил ему огорчение, дал себе слово никогда более не решать чего-либо необдуманно, но осмотрительно и терпеливо.

151. Разсказ аввы Иоанна персианина о божественном Григории, папе римском,

Когда мы прибыли в Келлии к авве Иоанну персидскому, он разсказывал нам о блаженнейшем епископе римском Григории Великом.

"Я ходил в Рим на поклонение гробам свв. апостолов Петра и Павла. Однажды я стоял в городе и увидал, что идет папа Григорий, и что ему придется проходить мимо меня. Я решился поклониться ему. Заметив мое намерение,каждыйиз его свиты, один перед другим, говорили мне: "авва, не кланяйся!" Но я не понимал, почему это, и считал вовсе неприличным не поклониться папе. Когда папа приблизился ко мне, заметив мое намерение поклониться ему—говорю, - как перед Богом,братия!—папа первый бросилсяпредо мною на землю и не прежде встал, как я первый стал на ноги. И облобызав меня с великим смиренномудрием, из своих рук дал мне три номисмы и приказал дать мне еще кусуллий и все нужное. Я прославил Бога, даровавшего ему такое смирение, милосердие и любовь ко всем".

152. Жизнь аввы Маркелла скитиота, из лаврыКеллий, и его наставления.

Мы пришли в лавру Келлий к авве скитскому— Маркеллу.Желаябеседойдоставитьнам пользу, старец разсказал нам следующее:

"Когда я жил еще на родине (он был родом из Апамеи), там был наездник по имени Филерем (с греческого—пустынелюбец). Однажды он был побежден в состязании и не получил пальмы, и люди его партии поднялись и начали кричать: "Филерем не получает пальмы в городе". После моего удаления в скит случалось, что иногда одолевал меня помысл уйти в город или в селение—я тотчас говорил себе: "Маркелл! Филерем в городе не получает палмы". И по милости Христа, эти слова так действовали на меня, что я не выходил из скита в течение тридцати пяти лет, пока не пришли варвары, разорившие скит, а я был продан в рабство в Пентаполь".

Тот же авва Маркелл разсказал нам как бы о другом скитском старце (а это был он сам). "Однажды ночью он встал для совершения правила. Начал правило—и слышит звук трубы как-бы на войне. Смущенный этим, старец размышлял: откуда этот звук? Воинов здесь нет, время мирное. Среди этих размышлений, он видит близ себя демона, который сказал ему: "нет, теперь война! Если же не желаешь воевать и подвергаться нападениям, ступай—ложись и спи, и не потерпишь нападений".

В другой раз старец говорил нам: "Поверьте мне, чада, ничто так не возмущает, не безпокоит, не раздражает, не уязвляет, не уничтожает, не оскорбляет и не вооружает против нас демонов и самого виновника зла сатану, как постоянное упражнение в псалмопении. Все священное Писание полезно и чтение его не мало причиняет неприятности демону, но ничто столь не сокрушает его, как Псалтирь. Подобно тому как среди народа—если одна часть его прославляет царя, другая не оскорбляется этим, ие вооружается против прославляющих и только, подвергшись оскорблениям, возмущается и поднимется против них, так и демоны: они не столько огорчаются и возмущаются чтением св. Писания, как пением псалмов. Упражняясь в псалмопении, мы с одной стороны возносим молитву Богу, с другой—проклинаем диавола. Так мы молимся, произнося:(пс. 70, 9). С другой стороны проклинаем демонов:; равным образом: Говорил также старец:

"Поверьте мне, чада, великая честь и хвала, если кто, отрекшись от царства, станет иноком, так как духовные блага выше чувственных, равно как, наоборот, стыд и срам иноку, отказавшемуся от своего звания—хотя бы он и приобрел царство".

"Человек в начале был подобен Богу. Отпав от Бога, уподобился животным".

"Сама природа, братия, возбуждает нас к страстям. Но усиленное подвижничество погашает их". "Узнай на самом опыте добрую жизнь, и тогда не будешь бояться ее, как чего-то невозможного".

"Не удивляйся тому, что, будучи человеком, можешь сделаться равным ангелам. Тебе предстоит слава, одинаковая с ангелами, и сам Подвигоположник обещает ее подвизающимся".

"Ничто так не приближает иноков к Богу, как прекрасная, святая и боголюбезная чистота сердца—она украшает нас и делает нас способными никогда не удаляться от Бога. 0 ней свидетельствует Всесвятый Дух устами божественного Павла (1 Кор. 7, 35)".

"Чада, предоставим брак и рождение чад мирским ! Но худо, если и они взирают только на землю, жаждут временных благ и не радят о грядущих, не—ищут стяжания вечных сокровищ и не могут отрешиться от временных".

"Поспешим уйти от плотской жизни, подобно Израилю, бежавшему от рабства египетского".

"Братия, нам обетованы светлые и сладчайшие дары Божии взмен грубых удовольствий мира".

"Будем избегать матери всех зол—сребролюбия!"

153. Ответ инока брату мирянину.

В Константинополе были два брата – мирянина. Они были очень набожны и много постились. Один из них пришел в Раиф, отрекся от мира и стал иноком. После пришел к нему в Раиф оставшийся в миру брат—навестить брата инока. Живя у брата, мирянин увидал, что инок, брат его, принимает пищу в девятом часу, и, соблазнившись, сказал ему: "брат, в миру ты не вкушал пищи до заката солнца". Монах отвечал ему: "это правда, брат! Но в миру я насыщался чрез уши: пустая людская слава и похвалы не мало питали меня и облегчали труды подвижничества".

154. Жизнь Феодора мирянина, человека Божия.

Авва Иоанн воск говорил нам: "трое нас отшельников пришли к авве Николаю, жившему у потока Бетасимского. Это—между св. Елпидием и монастырем, так называемым "Чужестранных". Войдя к нему в пещеру, мы увидали там одного мирянина. Началась душеспасительная беседа. Авва Николай обратился к мирянину:

- Скажи-же и ты нам что-нибудь.

- Что-ж я, мирской человек, могу сказать вам полезного? 0, если бы я себе самому мог принести пользу!—отвечал тот.

- А все-таки ты можешь сказать что-нибудь, возразил старец.

Тогда мирянин разсказал нам: "вот уже двадцать два года, как солнца никогда не видало меня за едой, кроме субботних и воскресных дней. Я живу работником в селе у одного богатого, но несправедливого и жадного человека. Прожил я у него пятнадцать лет, работая день и ночь. Он не хочет отдавать мне платы и ежегодно не мало обижает меня. Но я сказал себе: "Феодор, если ты вынесешь жизнь у этого человека, он приготовит тебе царство небесное вместо платы, какую ты заслужил... Тело свое я сохранил доселе чистым от прикосновения к женщине".... Выслушав это, мы получили великую пользу для души.

155. Разсказ аввы Иордана о жестокости сарацин.

Вот что еще разсказал нам авва Иордан об авве Николае:

"Старец разсказывал: в царствование благоверного императора Маврикия, когдасарацинский предводитель Намес производил грабежи, я проходил по близости Аннона и Эдона. Увидал трех сарацин и при них юношу замечательной красоты, лет двадцати. Это был пленник. Завидев меня, юноша стал со слезами умолять меня, чтобы я освободил его. Я принялся упрашивать сарацин, чтобы они отпустили его.

-Не пустим!—ответил мне по-гречески один из них.

- Возьмите лучше меня, а его отпустите,—сказал я. Ведь он не может вынести горя.

- Не пустим!—сказал мне тот самый.

- И выкупа не возьмете за него? Отдайте мне его. Я возьму его с собою и принесу вам, что пожелаете.

- Не можем отдать тебе его, возразил мне сарацин, потому что мы обещали нашему жрецу: если найдем что-нибудь хорошее из плена, принесем ему для жертвоприношения. А ты лучше уходи, а не то снесем и тебе голову.

Тогда, повергшись пред Богом, я произнес : "Спасителю наш, Господи Боже, спаси раба Твоего!"

И тотчас три сарацина, объятые бешенством, обнажили мечи и изрубили друг друга.

Я взял юношу к себе в пещеру, и он не пожелал уйти от меня, но отрекся от мира. Проживши иноком семь лет, скончался. Родом он был из Тира".

156. Ответ старца философам.

Два философа пришли однажды к старцу и просили сказать им слово назидания, но старец молчал,

- Что же ты не отвечаешь нам, отче? — спросили философы.

- Что вы филологи, т.е. любословы — это я знаю, но в то же время уверяю вас, что вы вовсе не философы. Доколе будете учиться говорить — вы, никогда не знающие, как и о чем говорить? Вот вам предмет для вашей философии — размышлять непростанно о смерти. И спасайте себя в безмолвии и тишине!

157. Сказание о собачке, показавшей путь брату.

Я и софист Софроний — пришли в лавру Каламон, что близ св. Иордана, к авве Александру. У него мы увидали двух иноков Сувивского Сирского монастыря. Они разсказали нам: "за десять дней приходил сюда чужеземный старец. Зайдя в Сувив Бессов, сделал пожертвование. Потом, обратившись к настоятелю, сказал: "сделай милость, пошли в соседний монастырь Сиров, чтобы пришли и получили пожертвование. Да пусть уж дадут знать и в монастырь Хорембский, чтобы пришли за тем же". Авва послал одного брата к игумену Сувина Сирского. Брат пришел к игумену и говорит:

- Ступай в монастырь Бессов, да извести и Хорембу, чтобы пришли и оттуда.

- Прости, брат,—отвечал старец:—мне совсем некого послать. Будь столь добр, сходи пожалуйста и скажи им сам.

-Но я никогда не ходил туда и не знаю дороги, сказал брат. Тогда старец сказал собачке: "ступай с братом в монастырь Хорембский, чтобы он дал туда известие". И собака пошла с братом и довела его до ворот монастыря". Разсказавшие это показали нам и собаку, потому что она была с ними.

158. Об осле, служившем в обители Марес.

В окрестностях Мертвого моря есть гора, под названием Марес. На горе живут отшельники. У них есть сад,в шести верстах,уподошвы горы,при морском заливе. Садом заведывал один из них.

Всякий раз, как отшельники собирались в сад за овощами, они взнуздывали осла и говорили ему: "ступай в сад к садовнику и принеси нам овощей". И осел один отправлялся к садовнику. Став у двери, он ударял головою в дверь. И тотчас садовник, навьючив его овощами, отпускал. Можно видеть, как осел ежедневно ходит один и служит только старцам, не повинуясь никому другому.

159. Жизнь аввы Софрония воска, и увещанияМины, игумена киновии Севериана.

Авва Мина, настоятель монастыря аввы Севериана, разсказывал нам об авве Софронии, воске:

"Он подвизался в окрестностях Мертвого моря в течение семидесяти лет. Ходил нагим, питался только растениями и не вкушал ничего другого".

Передавал нам также и то, что слышал из уст самого подвижника: "Я молил Господа, чтобы демоны не приближались к моей пешере. И я видел, что они на три стадии подходили к пещере, но не могли приблизиться". Так говорил авва Софроний

Сам авва Мина поучал братию в монастыре: "чада мои, будем избегать светских разговоров. Они, как известно, приносят вред, особенно молодым".

"Во всяком возрасте—стар и млад—должны приносить покаяние, чтобы заслужить жизнь вечную, которая принесет великую славу и честь — молодым за то, что они в цветущем возрасте, в самом разгаре страстей, подклонили выю свою под иго целомудрия, — старцам за то, что смогли искоренить усвоенную в течение многих лет злую привычку".

160. О явлении демона одному старцу в виде отрока, как-бы сарацина.

Павел, настоятель монастыря аввы Феогиия, разсказывал нам :

"Вот что говорил мне один старец-подвижник: однажды я сидел в своей келлии и занимался рукоделием: плел корзины и пел псалмы, как вдруг чрез окно вошел в келлию как бы отрок-сарацин, одетый в азарий и, став передо мною, начал плясать.

- Старик,хорошо ли я пляшу? — спросил мепя. Я ничего не отвечал.

- Как тебе нравится моя пляска, старик ?— снова спросил он меня.

С моей стороны - полное молчание.

- Что-ж, по твоему, негодный старик, ты что-ль великое дело делаешь? Так я тебе скажу, что ты соврал в шестьдесят пятом, в шестьдесят шестом и в шестьдесят седьмом псалмах.

Тогда я встал и повергся пред Богом, и он тотчас исчез.

161. Жизнь аввы Исаакаиз Фив, и о явленииему демона в виде юноши.

В Фиваиде есть город Ликос. От города на разстоянии шести миль—гора, на которой обитают иноки: одни — в пещерах, другие — в келлиях. Придя туда, мы явились к авве Исааку, родом из Фив. Вот что разсказал нам старец: "тому, о чем я хочу разсказать вам, прошло пятьдесят два года. Однажды я занимался своим рукодельем, плел большую сетку от комаров. Сделав ошибку, я очень горевал, что не мог найти ее. Целый день я раздумывал и не знал, что делать, как вдруг чрез окно входит юноша и говорит мне:

- Ты ошибся. Дай-ка мне,я исправлю.

- Ступай вон!—говорю ему.—Прочь от меня...

- Но, ведь, ты введешь себя в изъян, если плохо сработаешь.

- Это - мое дело...

- Но мне жаль тебя, что потеряешь даром свой труд.

- На зло принесло тебя сюда...

- Да, ведь, ты сам заставил меня притти сюда, и ты - мой...

- Почему это?

- Да потому, что ты три воскресенья причащаешься, тая злобу на своего соседа.

- Лжешь ты...

- Нет, не лгу. Ты злишься на него из-за чечевицы. Не правда ли? А я—дух злопамятства, и ты отселе - мой...

Услыхав это, я вышел из келлии, поспешил к брату, поклонился ему в ноги, и мы примирились. Возвратившись в келлию, я нашел, что он сжег сетку и циновку, на которой я молился, злобствуя на наше примирение.

162. Ответ аввы Феодора пентапольского относительно разрешения на вино.

В двадцати милях от Александрии есть лавра, называемая Каламон, лежащая в средине между Октодекатом и Мафорою. Туда мы прибыли вместе с софистом Софронием к аввеФеодору и спросили его:

- Хорошо ли, отче, если мы придем к кому или к нам придет кто-нибудь, и мы разрешили бы на вино?

-Нет! - отвечал старец.

- А как же разрешали древние отцы?

- Древние отцы были велики и сильны—они и могли разрешать и опять запрещать. А наш род, чада, не может разрешать и запрещать. Если мы разрешим, то уже не выдержим строгого подвижничества.

163. Жизнь аввы Павла, из Еллады.

Авва Александр в Каламонском монастыре, что близ св. Иордана, разсказывал нам: "однажды я был у аввы Павла из Еллады в его пещере, и вот кто-то подойдя, постучался в дверь. Старец пошел и отворил ему. Потом вынес хлеб и моченые бобы, предложил пришедшему, и тот стал есть. Я подумал, что это—странник, но, выглянув в окно, вижу, что это—лев.

- Зачем, старче, ты кормишь его?—скажи мне.

- Я заповедал ему не нападать ни на человека, ни на скота. "Приходи, сказал я ему, ежедневно ко мне, и я буду давать тебе корм. И вот семь месяцев как он приходил ко мне дважды в день, и я кормлю его".

Спустя немного времени я снова пришел к нему, чтобы купить сосуды для вина.

- Ну, что, старче, как твой лев?

- Плохо !—отвечал он.

- Что-ж такое случилось?

- Вчера приходит ко мне за пищей, и я вижу подбородок его в крови. Что это значит?—спрашиваю. Ты ослушался меня и ел мясо ? Благословен Господь! не стану больше кормить тебя пищей отцев, кровожадный! Ступай пррчь! Но он не хотел уходить. Тогда, взяв веревку и свив ее втрое, три раза ударил его и прогнал".

164. Ответ аввы Виктора малодушному иноку.

Однажды в Елусскую лавру зашел брат к авве Виктору затворнику и сказал ему :

- Что мне делать, отче : одолевает меня нерадение. . .

- То - болезнь души, отвечал старец. Подобно тому как больные глазами, при усиливающейся болезни, немогутсмотретьнасвет,находяего слишком ярким для себя, между тем как здоровым он вовсе не кажется ярким, так и нерадивые : от незначительного нерадения они уже приходят в безпокойство, между тем как бодрые духом скорее радуются при испытаниях.

165. 0 разбойнике Кириаке.

Один христолюбец разсказывал нам о разбойнике, по имени Кириаке. Кириак разбойничал в окрестностях Эммауса, что теперь Никополь. Он отличался такой жестокостью и безчеловечием, что его прозвали волком. В его шайке были не только христиане, но и иудеи и самаряне. Однажды некоторые из окрестностей Ликополя отправились в Великую Субботу во св. град для крещения детей своих. После крещения они возвращались в свое место,чтобы дома отпраздновать день Светлого Христова Воскресения. Навстречу им попались разбойники, но без атамана.Мужчиныспаслисьбегством. Разбойники—евреи и самаряне, побросав новокрещенныхдетей захватилиженщинисовершили над ними насилие. Бежавших мужей встретил атаман и, остановив, спросил: "что вы бежите?" Те разсказали ему обо всем. Вернув их, он отправился к своей шайке и нашел детей,брошенныхна земле. Узнав, кто совершил гнусное злодеяние, он отрубил негодяям головы и велел мужьям взять детей, чтобы женщины не смели касаться их, так как были осквернены. Атаман охранялихна пути до самогоих местожительства. Спустя немного времени Кириак был схвачеи ипросидел в тюрьме десять лет,и ни один из начальников не казнил его. Впоследствии он и совсембылосвобожден."Радиспасенных детей я избежал злой смерти, говорил он. Они явились мне во сне и говорили: не бойся! Мы молим за тебя!" Я и авва Иоанн,пресвитер монастыря евнухов, разговаривали с ним, и он нам разсказал то же самое, и мы воздали славу Богу.

166. Жизнь разбойника, ставшего иноком и потом добровольно отдавшего себя на казнь.

Авва Савватий говорил нам: "Когда я жил в лавреаввыФирмина,пришелразбойниккавве Зосиме киликиянину и стал просить старца : "окажи мне милость, ради Бога! Я совершил много убийств... Сделай меня иноком, чтобы я мог отстать от злых дел". Старец, наставив его, сделал иноком и облек в ангельский чин. Спустя немного времени, старец сказал ему:"поверьмне,чадо, тебе нельзя оставаться здесь. Если начальник узнает о тебе, возьмет тебя; точно также и враги твои постараются умертвить тебя. Послушайся меня, и я отведу тебя в другую киновию, подальше отсюда". И отвел его в киновию аввы Дорофея,что близ Газы и Маиума.Девять лет прожил он там, изучил псалтирь и весь монашеский устав. Но вот он снова идет в монастырь аввы Фирмина к принявшему его старцу и говорит ему:

- Честный отче, сделай милость—возврати мне мирские одсжды и возьми обратно иноческие.

- Зачем же, чадо?—спросил опечаленный старец.

- Вот уже девять лет, как тебе хорошо известно, я провел в монастыре, постился, сколько было силы у меня, воздерживался и жил в послушании, в безмолвии и страхе Божием, и я хорошо знаю, что благость Божия простила мне много злодеяний..... Но вот я ежедневно вижу пред очами мальчика,говорящего мне: "зачем ты убил меня?" Я вижу его и во сне,и в церкви, и в трапезе, слышу его голос, и нет у меня ни одного часа спокойствия.... Вот почему, отче, я хочу итти, чтобы умереть за мальчика.... Совсем напрасно я убил его".

Взяв свою одежду и надев ее, он ушел из лавры и прибыл в Диосполис, где был схвачен и на другой день обезглавлен.

167. Жизнь и кончина аввы Пимена пустынника.

Агафоник, настоятель Кастеллийской киновии св. отца нашего Саввы, разсказывал нам: "однажды я пришел в Руву к отшельнику авве Пимену. Найдя его, я поведал ему свои помыслы. Настал вечер, и он пустил меня в пещеру. Тогда стояла зима, и в ту ночь было особенно холодно, так что я иззяб страшно. Утром приходит ко мне старец и говорит:

- Что с тобою, чадо?

- Прости, отче!Яочень плохо провел ночь от холода.

- Правда?! Но я, чадо, не озяб.

Я удивился этому, потому что он был наг.

- Сделай милость, скажи мне, почему ты не озяб? - спросил я.

- Пришел лев, лег подле меня и согревал собою. Впрочем я скажу тебе, брат, что я буду съеден зверями.

- За что?!

- Когда я еще находился на нашей родине (они оба были изГалатии), пас овец.Однаждыпроходил странник.Мои собаки бросились на него и на моих глазах растерзали. Я мог бы его спасти, но не сделал этого. Я оставил его без помощи, и мои собаки съели его. Знаю, что и мне предстоит такая же участь...

И действительно чрез три года старец, по его слову, был съеден зверями.

168. Наставления старца аввы Александра.

Авва Александр, старец аввы Викентия, наставлял братию:

"Отцы наши искали пустыни и скорбей, а мы стремимся в города и ищем покоя."

"У отцов наших процветали добродетели: нестяжательность и смирение, а теперь царствуют любостяжание и гордость.

"Отцы наши никогда не умывали лица своего, а для нас открыты общественные бани.

"Увы, чада, утратили мы ангельский образ жизни!"

Ученик старца авва Викентий сказал: "конечно это потому, что мы немощны, отче".—"Что такое говоришь ты, Викентий? возразил старец. Мы-то немощны!? Да мы, чадо, так сильны телом, что могли бы померяться с олимпийскими борцами, но душа у нас слаба"...

И снова поучал старец:

"Мы можем много есть и пить и любим хорошо одеваться, но не можем быть воздержными и смиренномудрыми.

"Горе тебе, Александр! Горе тебе! Какой позор будет для тебя, когда другие будут удостоены венцов!"

169. Жизнь слепого старца в обители аввы Сисоя.

В скиту, в лавре аввы Сисоя жил один слепой старец. Келлия находилась около полумили разстояния от колодца, и он не дозволял, чтобы кто-нибудь другой приносил ему воду. Он сплел себе веревку, один конец привязал у колодца, а другой у своей келлии, веревка же лежала на земле. Отправляясь за водой, он шел по веревке. Старец делал это для того, чтобы по веревке отыскать колодец. Если поднимавшийся от ветра песок засыпал веревку, старец брал ее рукою, стряхивал песок и снова клал на землю. Однажды брат просил старца, чтобы позволил ему приносить воду. Старец отвечал: "как, брат? Я уже двадцать два года ношу себе таким образом воду, и ты хочешь отнять у меня мой труд?"

170. 0 св. подвижнице, скончавшейся в пустыне.

От Иерусалима на разстоянии двадцати тысяч шагов есть обитель, называемая обителью Сампсона. Из этой обители двое из отцов отправились на гору Синай для молитвы. Возвратившись в монастырь, они разсказали нам: "Поклонившись на св. горе, мы уже возвращались обратно и заблудились в пустыне. Много дней носились мы по пескам пустыни, как по морю.

Однажды мы издали заметилинебольшуюпещеруи направились к ней. Приблизившись к пещере, мы увидели около нее небольшой источник и близ него небольшую растительность и следы человека."Поистине здесь живет раб Божий !" сказали мы друг другу. Входим в пещеру, но не видим в ней никого.... Только слышится чей-то стон.... Тщательно осмотрев пещеру, мы нашли что-то в роде яслей, и кто-то лежал там... Подойдя к рабу Божию, мы просили его побеседовать с нами.Ответа нам не было....Мы дотронулись до него.... Тело еще не остыло, но душа уже отошла к Господу... Мы поняли, что он скончался в тот момент, как мы взошли в пещеру. Взявши тело с того места, где оно лежало, мы вырыли могилу в той же пещере. Один из нас снял свой плащ и мы стали завертывать тело старца для погребения. Тут только мы увидели. что то была женщина... И мы воздали хвалу Богу. И, воспев погребальные песни, мы похоронили ее...

171. Жизнь двух превосходных мужей — Феодора философа и Зоила чтеца.

В Александрии жили два дивных и добродетельных мужа: философ авва Феодор и чтец Зоил. С тем и другим мы имели близкое знакомство - с одним ради науки, с другим вследствие того, что мы были одной родины и одинаковых привычек. Авва Феодор Философ ничего не имел, кроме плаща и нескольких книг, спал на скамье и, когда только можно было, ходил в церковь. Потом он постригся в киновии Салама и там скончался. Чтец Зоил отличался таким же безкорыстием, и он также никогда ничего не имел, кроме плаща, притом весьма ветхого, и нескольких книг. Его занятие состояло в списывании книг. И Зоил скончался о Господе и был погребен в Лифазомене, в монастыре аввы Палладия.

Некоторые из отцов,придяк господину Косме, схоластику, спрашивали его об аввеФеодоре философе и чтеце Зоиле: кто из них проявил больше мужества и терпения в подвижничестве ? Тот отвечал: одинаковы были у того и другого и пища, и ложе, и одежда, и воздержание от всего лишнего. И тот и другой отличались одинаковым смирением,нестяжательностью и умеренностью. Авва философ, босой, весьма слабый глазами,изучил ветхий и новый завет. Но он имел утешение в общении с братией, в посещении друзей и находил большое развлечение, когда занимался сам и изъяснял другим. Относительно чтеца Зоила следует сказать, что не только его жизнь на чужой стороне достойна похвалы, но и его уединение, труд без конца и молчаливость... У него не было ни друзей, ни близких и ему не с кем было разговаривать... Чуждый всему мирскому, он ни в чем не видел утехи.... Никогда он не желал пользоваться чужими услугами: сам готовил себе пищу, сам стирал.... Даже не искал отдыха в чтении... но сам всегда готов был служит другим. Он не обращал внимания ни на холод, ни на зной, ни на болезни. Не знал ни смеха, ни печали, ни скуки, ни разсеяния.... Кроме грубости одежды, он терпел от множества паразитов... никогда не падал духом. Впрочем и он, сравнительно с первым, имел немалую отраду в прогулках—свободно и без опасений днем и ночью ходил он всюду, хотя эту свободу уменьшала громадность его труда, делавшая его как-бы изъятым из круга житейских отношений. Каждый получит свою награду соответственно своим подвигам и по мере своего усовершенствования, чистоты ума и сердца, страха Божия и любви, по мере своего служения на пользу общую, безпрерывного славословия и молитвы, глубочайшей веры и сокрытого от людей, но явного для Бога—богоугодного совершенства".

172. Жизнь схоластика Космы.

Огосподине Косме схоластике очень многие разсказывали нам весьма много—одни одно, другие другое. Мы запишем для пользы читателей только то, чему сами былиочевидцами или что тщательно разследовали и проверили. Этот муж отличался смиренномудрием, сострадательностью, воздержанием, целомудрием, молчаливостью, кротостью, обходительностыо, страннолюбием и любовию к бедным. Этот удивительный муж принес нам большую пользу не потому только, что мы видели его и учились у него,но и потому,что унего было большое собрание книг,—больше, чем у кого-либо в Александрии, и он охотно предоставлял пользоваться ими каждому желающему. Впрочем он был очень беден: во всем его доме нельзя было увидать ничего другого, кроме книг, кровати и стола. Всякий человек мог свободно притти к нему, спросить о чем-нибудь для пользы душевной и читать. Я ежедневно приходил к нему и—скажу сущую правду—всегда заставал его или читающим или пишущим против иудеев, так как у него была большая ревность к обращению их на путь истины.Поэтому он и меня часто посылал к некоторым евреям—разсуждать с ними от Писания, потому что сам он редко выходил из дому.

В одно из своих посещений—пользуясь его откровенностью со мной, я спросил его: "сделай милость, скажи мне, сколько лет ты живешь в уединении?" Он молчал. Не дождавшись ответа, снова спрашиваю: "ради Господа, скажи мне". Помолчав немного, он ответил: "тридцать три года". Услышав это, я прославил Бога.

В другой раз придя к нему, я спросил: "сделай великую милоеть,—зная, что я спрашиваю для пользы душевной,—скажи мне: после стольких лет уединения и воздержания чего достиг ты?" Сильно и из глубины души вздохнув, он ответил: "чего же может достигнуть человек—мирянин, тем более сидя в своем доме?" Но я снова стал просить его: "ради Господа, скажи мне—ведь это принесет мне пользу". Побежденный моими мольбами, он ответил: "прости мне,—полагаю, что я успел в трех отношениях—научился не смеяться, не клясться, не говорить неправды".

173. Чудо Феодора отшельника, силою молитвы усладившего воду морскую.

В местности близ св. Иордана жил отшельник, по имени Феодор, скопец. Ему необходимо было отправиться в Константинополь, и он сел на корабль. Плавание по морю земедлилось, и пресной воды не хватило. Матросы и пассажиры пришли в большое уныние и отчаяние. Тогда отшельник встал, простер руки к небу,— к Богу, избавляющему от смерти души наши. Сотворив молитву и осенив море крестным знамением, он сказал матросам : "Благословен Господь! почерпните воды сколько нужно!" Они наполнили все сосуды приятной водой из моря, и все прославили Бога.

174. Чудо низведения дождя, по молитве благочестивого кормчего.

Отшельник авва Григорий разсказывал нам: "уезжаяиз Византии, я сел на корабль. Вместе со мною на том же корабле один писец с женой отплыл на богомолье во св. Град. Хозяин корабля был человек богобоязненный и постник.Во время плавания слуги писца не жалея тратили воду. Среди моря воды не хватило, и настала для всех нас большая беда: жалкое это было зрелище! Женщины, дети, младенцы изнемогали от жажды и лежали, как мертвые. Среди такого бедствия мы пробыли три дня. Надежда на спасение исчезла. . . . Тогда писец, не вынеся горя, извлек меч и порывался умертвить хозяина корабля и матросов. "Это они— виновники нашей гибели, так как не запаслись в достаточном количестве водою", говорил он. Я начал его уговаривать :"не делай этого. Будем лучше молиться Господу нашему Иисусу Христу, истинному Богу нашему, творящему великое и дивное, имже несть числа. Ты посмотри — и сам хозяин корабля уже третий день постится и молится". Писец пришел в себя и успокоился. На четвертый день, около шести часов, хозяин вдруг встал и закричал громким голосом : "Слава тебе, Христе Боже наш!" так ,что мы вздрогнули от его крика. "Растяните кожи!" сказал он. Лишь только положили кожи,внезапно облако явилось над кораблем, и пошел проливной дождь, пока не удовлетворена потребность в воде. При этом вот что особенно поразителыю в чуде : корабль несся по ветру, и облако шло за ним, и дождь падал только на корабль".

175. Об императоре Зеноне—и его сострадательности.

Один из отцов разсказал нам об императоре Зеноне. "Однажды он оскорбил одну женщину в лице ее дочери. Женщина часто молилась в храме Пресвятой Владычицы нашей Богородицы Марии, взывая к Ней со слезами: "накажи императора Зенона". Долгое время она поступала таким образом—и вот Пресвятая Богоматерь, явившись ей, говорит: поверь мне, женщина, я давно бы наказала его, но его десница удерживает Меня". А он был очень сострадателен.

176. Разсказ аввы Палладия о крещении юноши еврея.

Вот что разсказал нам авва Палладий, а он сам слышал от одного из отцев, по имени Андрея, с которым и нам пришлось беседовать. "Когда я был молод, разсказывал Андрей, я вел себя безпорядочно. Началась брань и безпорядки—и вот я, вместе с девятью другими, бежали в Палестину. Впрочем один из них был человек трудолюбивый, а другой—еврей. В пустыне—еврей ослаб до полного изнеможения, и все мы пали духом, не зная, как нам с ним быть. Однако мы не бросили его, но каждый по мере сил своих нес его на себе. Хотели мы донести его до города или до пристани, чтобы не дать ему умереть в пустыне. Но юноша от голода и палящей жажды, от сильнейшей лихорадки и страшного утомления близок был к смерти... У него не было сил и на то,чтобынесли его другие...Тогда, пролив над ним слезы, мы решились оставить его в пустыне...Страх напал на нас, как бы и самим не умереть от жажды. Мы со слезами положили его на песке... Увидав, что мы собираемся уйти от него, он начал заклинать нас:

- Во имя Бога, грядущего судить живых и мертвых, не дайте мне умереть иудеем...я желаю быть христианином... Сделайте милость, окрестите меня, чтобы мне христианиномокончитьмоюжизньиотойтико Господу...

- Брат,—сказали мы ему,—увы,нам этого сделать нельзя: мы—миряне, а это дело—епископов и священников. Да и воды здесь негде взять...

Но он неотступно со слезами заклинал нас:

- Христиане, не лишите меня этого дара...

Мы были в величайшем затруднении. Тогда упомянутый выше трудолюбивый человек, как бы вдохновленный свыше, говорит нам:

- Поднимите его и разденьте!

С большим трудом поставив его на ноги, мы сняли с него одежду. Трудолюбец, наполнив свои руки песком, три раза посыпал еврею на голову, говоря: "крещается раб Божий Феодор во имя Отца, и Сына, и Св. Духа", а мы на каждое призывание святой, единосущной и поклоняемой Троицы возглашали: "аминь!" И — клянусь Господом, братие,—Христос, Сын Бога Живого, исцелил и так укрепил немощного, что в нем не осталось ни малейшего признака слабости. Напротив,—он в добром здоровье, с воспрянувшими силами, бодро пошел впереди нас по пустыне. Придя в Аскалон, мы разсказали все, что произошло с братом на пути, епископу города блаженному Дионисию. Святой муж, выслушав разеказ, был поражен необыкновенным знамением. Однако, собрав весь свой клир, предложил дело ему на обсуждение: следует ли считать действительным крещение, совершенное чрез посыпание песком, или нет? Одни отвечали утвердительно, указывая на поразительное знамение, Другие утверждали противоположное.

- Григорий Богослов,—говорили,—исчисляетвсе образы крещения, а именно: "крещение Моисеево - в воде, а раньше - в облаке и в море, затем—крещение Иоанново,которое, впрочем, уже не было иудейским, потому что состояло не в одном погружении в воду, но сопровождалось покаянием, далее—крещение Иисуса— Духом Святым, и это совершенный образ крещения. Знаю и четвертый образ крещения—исповедничеством и кровию. Есть еще и пятый—слезами…" Какой же образ крещения был совершен над юношей, чтобы мы могли утвердить его?В особенности — вспомним словаГоспода к Никодиму: Аще кто не родится водою и Духом, не может внити в царствие небесное. (Иоан. 3, 5). Так что-ж?—возражали другие. - Ведь, не писано об апостолах, чтоони крещены.Ужели они не войдут в царствие небесное?

- Нет!—отвечали на это. — Апостолы крещены, как говорит об этом Климент Строматевт в пятом томе своих "Гипотипоз". Изъясняя слово апостола: "Благодарю Бога, что никого из вас не крестил",—он говорит: "Христос, говорят, крестил одного Петра, Петр—Андрея, Андрей—Иакова и Иоанна, а эти—остальных".

Вот что и много другого было высказано. Блаженный епископ Дионисий решил—послать брата на св. Иордан и там крестить его. А того трудолюбца рукоположить во диакона.

177. Несчастная смерть инока египетского, пожелавшего жить в келлии еретика.

Авва Иоанн киликиянин говорит нам следуюшее: "Мы жили в Александрии, в Эннате. Один египетский монах пришел и разсказал нам, что однажды из чужой страны пришел один брат в лавру Келлий, желая поселиться там. Поклонившись пресвитеру он просил, чтобы ему позволено было жить в келлии Евагрия.

- Не можешь ты жить там !—сказал ему пресвитер.

- А если мне не жить там, я и совсем уйду отсюда,—отвечал инок.

- Знаешь, чадо: злой дух живет там. Он ужо совратил Евагрия и, отвратив от правой веры, внушил ему нечестивые мысли—не допускает он жить там кому бы то ни было,—сказал пресвитер.

Но брат стоял на своем.

- Оставаться здесь—так не иначе, как только там!

- Что-ж, - ступай,еслитакая твояволя — живи там,—сказал пресвитер.

Уйдя, брат поселился в той келлии и прожил там неделю. Настало воскресенье—и он явился в церковь. Увидав его, пресвитер утешился. Но в следующий воскресный день он уже не пришел в церковь. Тогда пресвитер попросил двух братий—пойти и узнать, почему его не было в церкви. Братия пришли в келлию и нашли брата с петлей на шее повесившимся.

178. Жизнь старца препростого.

Авва Георгий, пресвитер киновии Схолариевой, поведал нам, что в келлиях жил старец—великий подвижник, он был прост в вере и без разбору причащался, где придется. Однажды явился ему ангел Божий.

- Скажи мне, старец: если ты умрешь, как желаешь ты быть погребенным? Так ли, как погребают египетских иноков или—как иерусалимских?

- Не знаю,—отвечал старец.

- Смотри,—сказал ангел, я приду к тебе чрез три недели- и ты дашь мне ответ.

Старец отправился к другому старцу и разсказал ему то, что слышал от ангела. Старец выслушал и изумился. И долго и пристально посмотрев на него, как бы по вдохновению свыше, спросил старца:

- Где ты причащаешься св. Таин?

- Где придется...

- Смотри—не причащайся нигде вне святой кафолической и апостольской Церкви, в которой прославляются четыре святых собора: Никейский из 318 отцев, Константинопольский из 150, первый Ефесский из 200 и Халкидонский из 630. И вот—когда придет ангел, скажи ему:"желаюбытьпогребеннымпоиерусалимскому обычаю".

По прошествии трех недель пришел ангел и спросил старца:

- Ну,что же, старец? Надумался ли?

- Желаю быть погребенным по-иерусалимски,— отвечал старец.

- Хорошо, хорошо!—сказал ангел.

И старец тотчас предал душу Богу. Все это произошло, чтобы старец не потерял своих подвигов и не был осужден с еретиками.

179. Дивная жизнь отшельницы, из св. града.

Пришли мы однажды к отшельнику авве Иоанну, по прозванию "Огненный". Вот что разсказал он нам со слов аввы Иоанна Моавитского: "во св. граде была одна монахиня, отличавшаяся благочестием и великим усердием в угождении Богу. Диавол, позавидовав девственнице, внушил одному молодому человеку сатанинскую страсть к ней. Но удивительная дева, усмотрев козни диавола и сожалея о молодом человеке, взяла корзинку и, положив в нее немного моченых бобов, удалилась в пустыню. Устраняя юношу от соблазна, она заботилась о спасении души его и себе самой искала безопасности в пустыне. Прошло довольно времени. Промысл Божий устроил так, что не осталась неизвестною ее добродетельная жизнь: в пустыне св. Иордана увидал ее один отшельник.

- Мать, что ты делаешь в этой пустыне?—спросил ее отшельник.

- Прости меня,—отвечала она, желая скрыть свой подвиг. Я сбилась с пути. Сделай милость, отче, ради Господа, укажи мне дорогу.

Но отшельник, узнав свыше об ее подвиге, сказал ей:

- Поверь мне, мать, ты вовсе не теряла пути, и не ищешь его. Хорошо зная, что ложь—от диавола, раскажи мне всю правду: зачем пришла ты сюда ?

- Прости, отче!—отвечала дева.—Один юноша соблазнился мною, и вот почему я удалилась в эту пустыню. Я предпочла скорее умереть здесь, чем служить для кого-нибудь соблазном, по слову апостола.

- Сколько же времени ты прожила здесь?

- По благодати Христа, семнадцать лет.

- Но как же ты питалась?

Отшельница, показав корзинку с мочеными бобами, отвечала:

- Вот эта самаякорзинка,которую ты видишь, вместе со мною вышла из города. В ней было немного вот этих бобов..... Но Бог оказал мне, недостойной, такую милость, что вот сколько времени я питаюсь ими, и они не убавляются. И знай, отче, что Его благость так покрывала меня, что в течении этих семнадцати лет—до нынешнего дня—не видел меня ни один человек, а я видела всех.

Выслушав это, отшельник прославил Бога.

180. Жизнь отшельника Иоанна, обитавшего в пещере близ Соха.

Пресвитер и хранитель сосудов святейшей церкви аскалонской, св. Дионисий повествовал нам оботшельнике авве Иоанне. "Поистине, говорил он, это был великий пред Богом муж в наше время". На сколько он был угоден в очах Божиих, показывает следующее чудо, о котором он нам разсказал. "Старец жил в пещере в окрестностях селения Соха, на разстоянии почти двадцати миль от Иерусалима. В пещере у старца был образ Пресвятой Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, с Предвечным Младенцем, нашим Богом, на руках. Куда бы ни вздумал отлучиться старец,—в глубину ли пустыни, или в Иерусалим на поклонение св. кресту и св. местам, или на гору Синай для молитвы, или к мученикам, почивающим в дальних местах от Иерусалима—старец был великий почитатель мучеников, и ходил то к св. Иоанну в Ефес, то к св. Феодору в Евхаиты, то в Селевкию к св. Фекле в стране исавров, то к св. Сергию в Сафас, то к тому, то к другому святому—уходя, он ставил свечу и поджигал ее по обыкновению, потом, став на молитву и испросив у Бога, чтобы Он управил путь его, взывал, взирая на икону Владычицы: "Пресвятая Владычице Богородице, я ухожу в долгий путь, на много дней. Приими попечение о свече Твоей и сохрани ее, да не погаснет она пред Тобою до моего возвращения. Я же ухожу в надежде на помощь Твою во время путешествия". Произнеся эти слова пред иконой, он отправлялся в путь. И, совершив предположенное путешествие, продолжавшееся иногда месяц, иногда два и три, а то—так пять и шесть мееяцев, он находил дома свечу горящею, как он устроил ее и оставил, отправляясь в путь, и никогда не видал ее потухшею сама собою, ни при пробуждении от сна, ни при возвращении из чужой страны или из пустыни".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования