Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Алексей Зайцев. Беседа об истории Церкви в XX веке. О "спасении Церкви" [история]


(Продолжние. Первая часть здесь, вторая часть здесь, третья часть здесь, четвертая часть здесь, пятая часть здесь)

В 1939 году на свободе из оппозиции не осталось никого из епископов. А из «сергианских» в советской России оставалось только три человека. Позже, когда Сталин присоединил Прибалтику, то там появился четвертый, митрополит Сергий Воскресенский. А до этого были только сам Сергий с Алексеем Симанским и Николаем Ярушевичем.

Ясно, что какие-то обязательства Тучков давал, но тогда уже самого Тучкова не было. А договариваться с бандитами — дело, по-моему, не очень благодарное. Но Сергий попытался это сделать, и в результате он не получил даже тех бонусов, на которые рассчитывал. Он думал, что легализация, храмы, монастыри, собственность будут существовать как структура. А в результате — ничего. И вот, накануне войны он сидел где-то в квартирке, там была небольшая канцелярия: с 1931 по 1935 год издавался даже журнал «Московская патриархия». Разрешили издавать его печатный орган. В нем, в основном, были статьи Сергия, которые объясняли его политику, и какие-то указы, какая-то проповедь за советскую власть. А в 1935 ЖМП был закрыт и только во время войны в 1944 году вновь был открыт.

Часто слышится такое оправдание, что, дескать, история показала, что Сергий спас Церковь. Но, на самом деле, он же ничего не спас. То, что он спас, было вновь создано в 1944 году Сталиным. Это отдельная история. Сейчас, чуть позже, мы об этом поговорим.

 Кстати, что касается «спасения Церкви». Вот сам митрополит Сергий считал, что он спасает Церковь. Это для меня свидетельство, что он был не просто захватчиком власти, узурпатором, раскольником, самочинником, а что он был еще, конечно, еретиком. То есть, его видение и понимание Церкви совершенно не соответствует православному пониманию.

Я сегодня уже говорил, что выразителем православного понимания на уровне видных иерархов был митрополит Кирилл Смирнов, который сказал про Сергия и его епископат, что, дескать, они верят в резолюции и указы. То есть, Сергий дал понять, что для них Церковь — это некая административная власть, корпорация. И Сергия уже тогда обвинили в папизме, что Церковь — это он. «Государство — это я», — помните, Людовик какой-то сказал. И вот, в этом отношении примечателен такой диалог между петроградскими иосифлянами, представителями митрополита Иосифа Петровых, который одним из первых отделился от митрополита Сергия, и под его омофором сформировалось наиболее крупное оппозиционное течение. Ясно, что все течения в то время быть не могли едиными административно. Тем не менее, они все друг друга признавали, все поминали митрополита Петра как законного местоблюстителя. И при этом не имели церковного евхаристического канонического общения с «сергианами».

Был такой случай. Один врач, Иван Андреев (он впоследствии эмигрировал), получил возможность вступить в переговоры с одним из епископов, принявших Сергия. И те епископы, которые уполномочили его, записались к нему на прием как к врачу и поговорили о церковных делах. Они сказали: «Ты сначала возьми у него благословение, а потом поговори. Если увидишь, что наша аргументация на него действует и он по увлечению пошел за Сергием, то тогда, уходя, возьми у него благословение. А если увидишь, что он уперся, то тогда не бери благословение».

И вот этот врач поговорил с архиереем, а тот сказал: «А я все равно останусь с Сергием». — «Тогда извините, все, разговор окончен. Я пойду». И тот занес руку для благословения, а врач руку демонстративно за спину и ушел. То есть разделение было церковным и серьезным.

В 1927 году к Сергию с целью как-то его переубедить, повлиять на него, приехала делегация Петроградских видных священников: братья Рождественские — будущие новомученики, Викторин Добронравов и другие. Они были уполномочены и лично самим митрополитом Иосифом, который в то время был в ссылке. Он управлял епархией через своих викариев — двух епископов, тоже впоследствии ставших новомучениками. И вот, во время беседы у них возник вопрос: «Владыка, Вы понимаете, что Вы вообще творите?». — Он сказал: «Да, я понимаю». — «Что Вы делаете?». — «Я спасаю Церковь».

Услышав это, как описывают сами участники диалога, они дико удивились. И Викторин Добронравов сказал: «Владыка, Вы хоть понимаете, что Вы говорите? Ведь Церковь — это то, в чем мы сами должны спасаться. Церковь — это Христос.  Христос нас спасает. А Вы говорите, что Вы спасаете Церковь. Вы что, новый Спаситель? Что Вы спасаете?». Ясно, что спасал он выстроенную вокруг себя административную систему. То есть возможность легально безбедно существовать. Сергий считал, что если Церковь потеряет возможность легального существования, она сразу превратится в секту. Вот такое представление. Оно, кстати, очень распространено, что если организация не имеет какого-то государственного признания, то это не Церковь.

Ну а тогда христианство в доконстантиновский период — это что было, не Церковь, что ли? Христианство же было в течение трех столетий было гонимо и не имело никакой регистрации, никаких возможностей легального существования, никаких административных органов управления, никаких канцелярий. Тем не менее, Церковь же существовала. То есть, значит, Церковь без всего этого может существовать.

Причем, мы всегда говорим, что именно в тот период Церковь была на высоте и это самая лучшая, самая святая, самая доблестная страница в истории Церкви. А вот здесь церковь как организация противопоставляется Церкви как живому организму, Телу Христову, в котором мы спасаемся и очищаемся от своих грехов. Сергий спасал церковь по образу Римской католической Церкви, что, где есть папа, там и Церковь.

И вот, митрополит Кирилл Смирнов это сразу почувствовал и говорит, что мы верим в Церковь как организм богоспасаемый, и поэтому церковный механизм должен строиться на принципах совести, нравственности, заповедей. А Сергий и его присные верят в указы и резолюции.

Более того, в то самое время, вот в этой полемике между оппозицией Сергию и «сергианами», появляется книга митрополита Елевферия Богоявленского, который выступал за Сергия. Не помню сейчас название этой книги, но он в ней доказывает, что Церковь и все эти внутрицерковные раздоры врачуются исключительно послушанием священноначалию. Все настолько знакомо, что не надо ни о чем думать, не надо переживать. Не ваше дело. Ваше дело быть послушными начальству.

Всякие евангельские аналогии сразу всплывают. Вот Христос, помните, когда Он говорил, например, о хлебе насущном, о Себе, как Хлебе сошедшим с небес, многие пришли в недоумение. В нем хотели люди видеть конкретного земного администратора, царя. А тут какой-то хлеб небесный, царствование от мира сего. Да и евангелист Иоанн говорит какие-то странные слова, жесткие. И после этого многие перестали за ним ходить. Вот что Христос делает — он говорит апостолам: «Не хотите и вы отойти?» — А  апостол Петр отвечает: «А куда нам идти, если Ты имеешь глаголы вечной жизни?».

То есть по логике «сергиан» апостол Петр должен был сказать: «А куда нам идти, Ты наш административный центр. К расколу мы не пойдем». А здесь предлагается не заморачиваться особо по поводу глаголов вечной жизни, потому что о глаголах вечной жизни вам объяснят специально обученные люди, профессионалы. А вы, главное, свечи покупайте и указы исполняйте разные, какие бы они ни были. Потому что послушание выше поста и молитвы.

Послушание — это должно быть послушание Богу. А послушание Богу в истории исполняется через послушание святым, послушание церковным канонам. Потому что вера в Церковь предполагает, что святыми их творениями и канонами, которые святые приняли, действовал сам Святой Дух. То есть это такая посредственная форма послушания. А здесь, в общем-то, и каноны, как выразился один миссионер, кладутся на пыльную полку, потому что опасно мирянам давать каноны. Потому что сразу в глаза бросится, что современная церковная организация живет по совершенно каким-то другим правилам, нежели те, которые Святой Дух установил.

И у самого Сергия есть целый ряд вот таких знаменательных по-своему статей того времени, которые тоже были результатом его полемики с оппозицией. И, в частности, у него есть статья «Есть ли у Христа наместник на земле»,  про Римское папство. И он, конечно, отрицает, что Папа является наместником, но при этом не отрицает саму идею наместничества. Ну, просто Римский католицизм — это же ересь, а наместник должен быть. То есть он в тех статьях, которые были опубликованы в то время, дает богословское обоснование этому своему статусу. 

(продолжение следует)

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования