Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Алексей Зайцев. Беседа об истории Церкви в XX веке. Появление Сергия [история]


(Продолжние. Первая частьВВ здесь, вторая часть здесь)

Как в русской Церкви, в соответствии с канонами и решением собора 1917—1918 годов, предусматривалось преемство церковного возглавления? Собором избран Патриарх, и ни у кого нет никаких вопросов по поводу его легитимности. А вот дальше что? Всем же ясно было, что собрать новый Архиерейский или даже Помесный Собор после смерти Патриарха Тихона никто не даст. А нужно было обеспечить какое-то административное управление.

Хотя уже тогда некоторые архиереи считали, что и не надо обеспечивать никакого административного управления, а предоставить епископам, епархиям на местах как-то самоорганизововаться и существовать автокефально, самоуправляемо. Церковь может существовать и таким образом. До Константина Великого она так и существовала. Единой административной структуры не было. А были епископы, управляющие своей паствой и находящиеся в евхаристическом, каноническом общении с другими епископами. А здесь синодальное наследие сыграло такую роль, что многие психологически были к этому не готовы. Тем не менее, Патриарх ТихонВВ  предвидел, что, возможно, ВВ возникнут такие условия, при которых единой административной структуры не будет и не будет единого административного управления. И он уже в 1920-м году издал знаменитый, сыгравший очень большую роль для дальнейших судеб Православия в России указ № 362, в котором говорилось, что в случае если епископы потеряют возможность вступать вВВ  административную связь с центром, они должны сразу вступать в переговоры с соседними епископами, иВВ  создавать какие-то временные объединения.

Если у какого-то епископа не будет даже возможности вступить в такой временный союз с другим епископом, значит, он управляет своей паствой на собственное усмотрение. Такой указ был. И этим указом руководствовались епископы за линией фронта, а потом и в эмиграции. То есть создавалось то, что впоследствии оформилось, с одной стороны, в Русскую Зарубежную Церковь, с другой стороны — в Русский Экзархат под руководством митрополита Евлогия, в 30-е годы перешедшего в Константинопольский патриархат. Затем и в Американскую Митрополию под руководством митрополита Платона Рождественского. И, в общем-то, этот указ никто не отменял.

С другой стороны, митрополит Тихон оставил завещание, которое он время от времени менял, на случай смерти или невозможности управлять Церковью он оставил возможность управлять для двух, а потом трех местоблюстителей. На момент его смерти список местоблюстителей патриаршего престола состоял из трех авторитетнейших митрополитов: митрополита Кирилла Казанского, митрополита Агафангела Преображенского и митрополита Петра Полянского. Это все люди с очень большим авторитетом: церковным, нравственным, духовным, которые всячески поддерживали традиционный церковный православный курс и в трудные минуты помогали Патриарху Тихону. Один из случаев такой помощи я вам рассказал.

Ясно, что Тучков уже знал, что остались три «наследника» власти. Вот такое местоблюстительство по канонам не очень безупречно, но все согласились, что никуда не деться. Более того, факт временной передачи церковного руководства посредством завещания был известен всем епископам. И они, в общем-то, с этим согласились. Но при этом завещание предполагало, что местоблюститель — это временно. Исполнитель обязанностей Патриарха, то есть церковного администратора, до созыва Собора и возможности избрания нового предстоятеля Церкви.

При этом было еще одно важное условие, о котором потом говорил сам митрополит Кирилл Смирнов: местоблюститель только охраняет, он сторож патриаршего престола. При этом он не является и не может являться инициатором какого-то нового курса. Он должен только охранять статус-кво, который на тот момент существует. Он только хранитель места, а не Патриарх. То есть права местоблюстителя были очень ограничены.

И вот, на момент смерти Патриарха, благодаря ГПУ, из кандидатов на местоблюстительство оставался только третий — митрополит Петр Полянский. Митрополита Кирилла в Москве не было, и возможности попасть в Москву не было, у Агафангела Преображенского тоже. А митрополит Петр был в епископской среде новым. Хотя по возрасту он не сильно уступал двум перечисленным архиереям, долгое время он был мирянином церковным, работником, администратором. А сан он принял уже после революции по настоянию Патриарха Тихона, к которому он был близок. Тем не менее, он был человеком твердой веры, авторитетным, но, может быть, как считали в ГПУ, не очень влиятельным.

Сейчас есть данные, что ВВ к той ситуации, когда два авторитетнейших кандидата были неспособны вступить в права местоблюстителя, опять-таки приложил руку, Сергий Страгородский.

После смерти Патриарха Тихона на его погребении, по разным данным, присутствовало до 60 архиереев и среди них сам митрополит Петр. Это завещание было зачитано, ВВ иВВ все соборно решили, что руководство Церковью временно передается ему, как, хотя и третьему по списку, но зато законному местоблюстителю Патриарха Тихона. И митрополит Петр вступил в эти права. В общем-то, курс его ничем не отличался от прежнего: просто удерживать Церковь, как-то используя политический маневр по отношению к советской власти, тем не менее, никогда ни в чем не уступать ВВ власти, совершать какие-то механические действия, но главное — ВВ хранить то, что было.

Этот курс можно охарактеризовать словами самого Патриарха Тихона, что это, прежде всего, ВВ полная независимость в церковных делах, то есть возможность определять, кого из епископов куда назначить, какие принимать внутрицерковные решения и т.д.

В отношении советской власти Патриарх Тихон к этому времени стал на позицию лояльности, и, в общем-то, никто с этим не спорил. Одно дело большевики в 1917, 1918, 1919, 1920 году, когда они были в стадии бандитов, захватывающих власть. Другое дело, когда они стали уже властью, бандитской, конечно, но куда деваться, Бог послал, значит — надо как-то выживать, терпеть. Но при этом Патриарх Тихон всячески подчеркивал свою аполитичность и невмешательство в политику, подчеркивая, что церковная жизнь — это одно, а политическая — это другое. И поэтому, ВВ у христиан могут, конечно, быть те или иные политические взгляды и предпочтения, но политических взглядов и предпочтений не может быть у Церкви как ВВ организации. Как частное лицо каждый христианин может быть, а как организация Церковь ни на чьей стороне. И она не белая, не красная, не зеленая, никакая.

Вот эту позицию Патриарх Тихон постоянно доносил до Тучкова. Но Тучкову этого было мало. Он хотел, чтобы Церковь засвидетельствовала как-то свою «советскость», свою преданность советской власти, свою готовность ей служить. Готовность служить — это, конечно, уже не просто лояльность.

Вскоре после смерти Патриарха Тихона в управлении Церковью началась чехарда. Митрополита Петра арестовали. Он успел написать завещание и передать власть своим заместителям. При этом заместители уже понимали, что пост местоблюстителя — это просто место заведующего канцелярией. Он может решать какие-то текущие вопросы, но при этом принципиальные решения не принимаются без согласия местоблюстителя. Советская власть поняла, что с Митрополитом Петром договориться невозможно, поэтому его нужно отправить подальше.

Была еще одна попытка договориться с митрополитом Кириллом. Тучков понимал, что если бы ему удалось договориться с этим человеком, все российское православие оказалось бы под его колпаком. Потому что за митрополитом Кириллом, в силу его авторитета, пошли бы почти все, кроме каких-то совсем несгибаемых вроде Федора Поздеевского и так называемой Даниловской оппозиции.

История, опять-таки, сохранила для нас разговор на эту тему Тучкова и митрополита Кирилла. Тучков предложил ему вступить в права местоблюстителя. То есть, «мы Вас отпустим, Вы приедете в Москву, и так как митрополит Петр не может сейчас исполнять свои обязанности, Вы можете вступить в должность, согласны?». — Он сказал, что согласен. — «Но при этом Вы должны будете перед нами отчитываться и исполнять наши поручения». — Митрополит Кирилл уточнил, что именно имеется в виду. — Тучков сказал: «Когда какой-то неугодный нам архиерей будет что-то не то делать, мы Вас попросим, чтобы Вы его убрали». — Митрополит Кирилл на это говорит: «Если какой-то архиерей совершит церковное преступление, за которое по канонам следует это, то, конечно, я это сделаю». — Тот говорит: «Нет, не так, не за церковное преступление, а за те преступления, которые с нашей точки зрения преступления». — Он сказал: «Нет. В крайнем случае, я могу ему сказать, что брат, я против тебя ничего не имею, но вот советская власть хочет тебя удалить». — Тот сказал: «Нет, так не пойдет, советская власть тут вообще должна быть ни при чем, а Вы должны от себя лично так действовать». — И тогда на это предложение митрополит Кирилл сказал: «Евгений Александрович, Вы не пушка, а я не бомба, чтобы мною изнутри взрывать Церковь». — Тучков был человеком не глупым и умел ценить благородство других людей, он сказал: «Ну что ж, сидите дальше».

Потом тот же самый разговор был с Агафангелом Преображенским, но и с ним договориться не удалось.

В конце концов, Тучкову удалось договориться с неким архиепископом Григорием Яцковским, который никакого авторитета не имел. С ним в союз вступил совсем молодой епископ Борис Можайский. И они вдвоем, когда был период безвластия, вдруг объявили о том, что они создают Временный Высший Церковный Совет и принимают на себя управление административными делами Православной Российской Церкви. В то время так называлась организация, которую возглавлял Тихон. Но Григория мало кто поддержал.

В то же самое время, вдруг, на арену церковно-политической игры выходит митрополит Сергий (Страгородский). Каков был его статус? Я уже сказал, что он в 1922 году отпал в обновленчество. Но после того, как Патриарха Тихона выпустили из тюрьмы, из-под ареста, и народ опять стал наполнять патриаршие храмы, стало ясно, что обновленческий проект разваливается. Тогда Митрополит Сергий (Страгородский) и ряд других архиереев, отпавших в обновленчество, ВВ пришли, так сказать, с покаянием. Они публично покаялись перед Патриархом и были приняты в сущем сане в общение.

Преподобный Нектарий Оптинский на этот счет сказал, что, хотя Сергий и принес публичное покаяние устами, яд обновленчества все равно сидит в нем. Нектарий Оптинский, наверное, не просто судил по наружности, а мог именно заглянуть в сердце. Как бы там ни было, в любом случае это была ошибка. И ошибка не просто тактическая, а еще и каноническая. Потому что по канонам предполагается, что человек, отпавший в ересь, ВВ может вернуться через покаяние, Церковь никого не отталкивает, но, если он был священнослужителем, он не может быть им. Он должен оставаться в статусе мирянина.

Но митрополит Сергий и другие бывшие обновленцы были приняты в сущем сане. А митрополит Сергий был человеком образованным, умным и хорошим политтехнологом, говоря современным языком. И уже из того периода первой половины 1920-х годов, в наше время историческая наука располагает документами, которые прямо дают понять, что прицел на власть у митрополита Сергия был уже тогда.

Евгений Кобранов, епископ, новомученик, вспоминает такую сцену, что, когда патриарх уже умер, местоблюстителем был Петр, они с Сергием по какому-то поводу что-то праздновали. И, в общем, подняли бокалы и епископ Евгений Кобранов, достаточно молодой, сказал: «Владыка, давайте выпьем за то, чтобы состоялись выборы Патриарха, и чтобы Бог нам дал такого Патриарха, как Тихон». — И вдруг, неожиданно, Сергий придержал свой бокал и сказал: «Если ты имеешь в виду меня, то давай выпьем, а если нет, то не буду». Он сказал это шутливым тоном, но, как говорит Евгений Кобранов, ему стало понятно, что эта шутка достаточно циничная.

Об этом есть еще много разного рода свидетельств, в частности показания, данные самим митрополитом Сергием на допросах.

(продолжение следует)

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования