Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Епископ Луцкий и Ровенский Иов (Коновалюк). Об опыте исправления неправильно совершенного крещения. Доклад на III Мятлевских чтениях 5 ноября 2014 г. [практика]


Дорогие братья и сёстры!

В качестве вступления к своему докладу процитирую слова из письма свт. Василия Великого, которые, как мне кажется, исчерпывающе характеризуют современную церковную ситуацию:

«"Кто даст голове моей воду и глазам моим источник слёз" (Иер. 9:1), и многие дни буду оплакивать народ, ввергаемый в погибель лукавыми учениями! Обольщается слух людей простодушных: он привык уже к еретическому злочестию. Чада Церкви вскармливаются нечестивыми учениями. И что им делать? Во власти еретиков крещение, сопровождение отходящих, посещение больных, утешение скорбных, вспомоществование угнетённым, всякого рода пособия, причащение Таин. Всё это, будучи ими совершаемо, делается для народа узлом единомыслия с еретиками. Почему, по прошествии некоторого времени, если бы и настала свобода, нет уже надежды содержимых в долговременном обмане снова возвратить к познанию истины» [1].

Я хочу кратко коснуться вопроса о крещении, вернее, о том, что делать людям, получившим т.н. крещение в еретических церковных сообществах и возжелавшим присоединиться к Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви Христовой. Поделюсь собственным опытом.

Я был крещён в трёхлетнем возрасте в храме Московского Патриархата. Инициатором крещения была моя мать (внучка митрофорного протоиерея, умершего в 1948 г.), которая в то время не вела никакой активной церковной жизни. Но она веровала в Бога и желала, чтобы её дети были крещёными. Крестили меня почти тайно, в другом городе (во Львове), зимой в холодном храме, и, увы, через окропление. (По воспоминаниям крёстной матери, когда священник должен был помазать мне миром ноги, он разрезал мои колготки, чтобы не снимать их, поскольку было очень холодно, а я с возмущением и слезами начал кричать: «Эй, поп, не валяй дурака, ты зачем мои колготки режешь?!» Батюшка был весьма удивлён уровню моего развития и воскликнул: «Де ж ви такого москалика взяли?»). Мать всегда осеняла крестным знамением нас, детей, перед сном, перед дорогой, перед экзаменами в школе; в подушке у каждого из нас лежал наш крестильный крестик, который мы перед сном обязательно благоговейно нащупывали; одна знакомая благочестивая старушка по праздникам передавала нам из храма просфору и святую воду, которые мы, по примеру матери, употребляли натощак как нечто необыкновенное и величественное, – вот, собственно говоря, и всё моё христианское воспитание.

Однако в отрочестве Господь коснулся моего сердца и я горячо, сознательно уверовал в Него, начал ходить на богослужения, потом прислуживать в храме (сначала – Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, затем – Украинской Автокефальной Православной Церкви); в весьма юном возрасте, ещё в школе, по своему искреннему желанию, без всякого принуждения, сподобился принять рясофорный иноческий постриг; сразу после окончания школы принял рукоположение в сан дьякона уже в Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Я начал читать Священное Писание и Жития Святых, интересоваться учением святых отцов и историей Церкви. Очень скоро я узнал о Катакомбной, Зарубежной и Старостильной Церквах, о мучениках и исповедниках XX века, и глубоко проникся пониманием того, что есть Церковь истинная и Церковь ложная, что совершенно необходимо для спасения пребывать в первой и всячески избегать второй, тем более, что в «чистом виде» ни одна, ни другая обычно не встречаются, а чаще всего как-то пересекаются, соприкасаются, долгое время сосуществуют в одной церковной среде, как пшеница и плевелы.

Итак, мои симпатии были целиком на стороне истины Христовой, и всё то, что в церковной жизни было согласно со здравым евангельским и святоотеческим учением и практикой, вызывало во мне деятельное сочувствие, а то, что осознавалось мною как порочное, пагубное и недопустимое, вызывало глубокую скорбь, недоумение и отвращение. Среди прочего, меня всё более возмущало то почти повсеместное глумление над Таинством Крещения, которое приходилось наблюдать как в Московском, так и в Киевском Патриархатах. Первым обратил моё внимание на извращение даже самой формы крещения мой двоюродный дед протопресвитер Сергий Кульчинский (+ 2000), прослуживший в священном сане более 60 лет. Он был рукоположен ещё в Святой Автокефальной Православной Церкви в Польше, потом последовательно пребывал в клире Украинской Автономной Православной Церкви, Русской Православной Церкви Московского Патриархата, Украинской Автокефальной Православной Церкви и, наконец, Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Так вот, где бы о. Сергий ни служил (и в Беларуси, и в Украине, и в России), он, по его собственным словам, всегда, за исключением особых случаев, совершал крещение только через полное троекратное погружение в воду, как это предписано канонами Святой Православной Церкви, а не через окропление или обливание, чем вызывал насмешки и осуждение большинства клириков во всех церковных юрисдикциях. Это свидетельство о. Сергия заставило меня задуматься над тем, какое значение имеет крещение именно через погружение, а не через окропление или обливание.

Очень точно, мне кажется, существенное значение погружения в воду раскрыл о. Александр Шмеман: «Простейший способ описать раннехристианский подход к таинствам – это сказать, что Церковь игнорировала различие в них "формы" и "сущности", и тем самым игнорировала вопрос, позднее ставший поистине проблемой литургического богословия. В ранней Церкви слова "подобие" и "образ", очевидно, относились к форме крещения, т.е. к погружению крещаемого в воду и его выходу из воды. Однако эта форма и есть то, что проявляет, сообщает и исполняет сущность, будучи самим явлением её, так что слово "подобие", описывая форму, в то же время выражает сущность. Поэтому крещение, которое совершается "в подобие" и "по образу" смерти и воскресения, и есть смерть и воскресение. И ранняя Церковь, прежде чем она стала объяснять (если она вообще стала объяснять) все эти "почему", "что" и "как" относительно смерти и воскресения в крещении, знала, что, для того чтобы следовать за Христом, нужно сначала умереть и воскреснуть с Ним и в Нём; что христианская жизнь поистине начинается с события, в котором, как и во всех подлинных событиях, само различение формы и сущности – всего лишь ненужная абстракция. В крещении… форма и сущность, действие и результат, знак и его значение совпадают, ибо цель одного – быть другим, явить и реализовать другое. Крещение есть то, что оно представляет… Оно есть представление не "идеи", а содержания и реальности самой христианской веры: веровать во Христа значит умереть и иметь жизнь, "сокрытую со Христом в Боге" (Кол. 3:3). Таков центральный, всеобъемлющий и всеохватывающий опыт ранней Церкви, опыт столь очевидный, столь непосредственный, что вначале она даже не объясняла его, но рассматривала скорее как источник и условие всех богословских объяснений» [2].

В качестве подтверждения мыслей о. Александра приведу две святоотеческие цитаты. Свт. Василий Великий говорит: «Домостроитель нашей жизни Господь положил с нами Завет Крещения, имеющий в себе образ смерти и жизни; изображением смерти служит вода, а залог жизни подаётся Духом» [3]. Свт. Григорий Нисский объясняет: «Бог и Спаситель наш, совершая о нас домостроительство, сокрылся под землёю.., мы же, приемля крещение, <…> нисходя в сродную с землёй стихию – воду, сокрываемся в ней, как Спаситель в земле, делая же сие трижды, отображаем на себе тридневную благодать Воскресения» [4].

Здесь уместно спросить: если в крещении столь важным, просто необходимым является погружение в воду, то откуда же взялись другие формы крещения, обливание и окропление, и имеют ли они вообще право на существование? Ответ на этот вопрос мы находим в книге «Дидахе, или Учение двенадцати апостолов», написанной во II веке христианской эры. Там сказано: «Что касается крещения, крестите… во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа в живой [т.е. проточной] воде. Если же нет живой воды, окрести в иной воде, а если не можешь в холодной, (окрести) в тёплой. Если же нет ни той, ни другой, то возлей воду на голову трижды во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа» [5]. Итак, крещение через обливание возможно, однако лишь в случае отсутствия достаточного объёма воды для полного погружения. Очевидно, следует разобраться: по какой же причине может не быть воды для нормального, а не экстремального крещения? Потому что крещение совершается в тюрьме, или в концлагере, или в самолёте, или в шахте, или в пустыне.., или же просто так называемые священнослужители не хотят крестить как положено, по апостольским и святоотеческим правилам (из-за страха, из-за обычая, из-за лени, из-за невежества, из-за безразличия, из-за удобства…)?

Недавно весь интернет облетела фотография, на которой был запечатлён глава Московского Патриархата Кирилл Гундяев, совершающий в г. Хабаровске, в великолепном тёплом храме свт. Иннокентия Иркутского, «крещение чубчика»: патриарх, в одной лишь епитрахили, с улыбочкой на устах возливает немного воды на голову младенца, которого некий счастливый мужчина (вероятно, родной или крёстный отец) держит одетого над большой купелью, достаточно вместительной не только для полного погружения младенца, но и для погружения значительной части самого патриарха! На каком же основании это патриаршее глумление, а не крещение, совершённое, замечу ещё раз, не в окопе под обстрелом, а в комфортабельном храме, должно считаться действительным и спасительным церковным таинством? А ведь подобные псевдокрещения массово совершаются не только над младенцами, но и над взрослыми людьми, которые даже не подозревают, что попы их просто «охмуряют», выдавая свои кощунственные выдумки и извращения за настоящие церковные таинства и обряды!

Из истории Древней Церкви известно, что обычно крещение через обливание или окропление допускалось в тех случаях, когда не было никакой возможности погрузить человека в воду, особенно тяжело больного, и называлось такое крещение клиническим (от греческого слова κλίνη – ложе, кровать, постель). Сщмч. Киприан Карфагенский в известном «Письме к Магну о крещении новациан и о получивших крещение в болезни» пишет: «Ты спрашиваешь.., возлюбленный сын, моего мнения относительно тех, которые получают благодать Божью в болезни и немощи: должно ли их почитать законными христианами, когда они не омыты, но только облиты спасительною водою? <…> В спасительных таинствах в случае крайней необходимости, по щедрости Божией, и в сокращении даруется от Господа верующим всё. И потому никого не должно смущать, когда видят, что больные принимают Божественную благодать через окропление или облитие, тем более что Священное Писание говорит через пророка Иезекииля: "И воскроплю на вы воду чисту, и очиститеся отъ всѣхъ нечистотъ вашихъ и отъ всѣхъ кумировъ вашихъ; и очищу васъ, и дамъ вамъ сердце ново, и духъ новъ дамъ вамъ" (Иез. 36:25-26). <…> И ещё: "вода окропленія очищеніе есть" (Числ. 19:9). Отсюда ясно, что и окропление воды действует как спасительная баня, и когда это бывает в Церкви, при чистой вере и принимающего, и дающего, то всё может восполниться и совершиться величием Господним и истиною веры» [6].

Как видим, здесь святой отец Церкви указывает на единственно возможные причины, по которым крещение через обливание или окропление может считаться действительным: это, прежде всего, «болезнь и немощь» крещаемого, а также «чистая вера и принимающего, и дающего», т.е. когда такое крещение «в случае крайней необходимости» совершается в Истинной Церкви, а не в еретическом сообществе. Если же нет никакой «крайней необходимости» и, к тому же, отсутствует «чистая вера и принимающего, и дающего», – то разве это беззаконие не является глумлением над Таинством Крещения? А резоны родителей, которые крестят своих детей, «чтоб они не болели», «чтоб можно было на улицу выносить», «чтоб не сглазили» и т.п. чушь, – это разве не глумление? А обеты, произносимые за ребёнка часто неверующими или верующими неизвестно во что восприемниками, – разве не глумление? А плата за крещение по прейскуранту, – разве не глумление? А небрежное, невнятно-кощунственное совершение чинопоследования попом и рассеянное соучастие в этой трагикомедии ничего не понимающей в происходящем публики, – разве не глумление? А всякие сопровождающие обряд крещения суеверия, – разве не глумление? Если же всё это – сплошное глумление, то какое же оно истинное крещение?..

С тех пор, когда я сам стал священником в Киевском Патриархате, я сознательно совершал крещение и взрослых, и детей только через полное погружение (за исключением нескольких клинических случаев). Однако чем больше я понимал важность (но отнюдь не самодостаточность!) правильно совершённого крещения, тем более задумывался над тем, чем же было моё собственное неправильное крещение в детском возрасте. Я не мог его считать совершенно ничего не значащим в своей жизни, поскольку, осознав себя в отрочестве христианином, я искренне стал дорожить тем, что был крещён, достал из-под подушки свой крестильный крестик и начал вести серьёзную церковную жизнь. Моя мать повезла меня на крещение не из суеверных побуждений, а для того, чтобы я был именно крещёным, был православным христианином, как это она понимала в то время. А ведь мы слышим в ночь Святой Пасхи, что «Щедрый Владыка <…> и дела принимает, и намерение приветствует, и дело ценит, и расположение хвалит…» [7]. Я смиренно уповал на милость Бога, Который может восполнить всё недостающее и исправить всё повреждённое, но не смел навязывать Ему своей воли и уверенно принимать желаемое за действительное, тем более что с течением времени всё больше видел примеров кощунственного глумления над Таинством Крещения в разных церковных юрисдикциях и ужасался, понимая, что как-то так могли крестить в детстве и меня самого.

И вот наступил момент, когда я решился, наконец, после ухода из Киевского Патриархата и семи лет «акефального» положения, присоединиться к Святой Православной Церкви в Северной Америке (Бостонскому Синоду). Зная, что греки-старостильники очень строго относятся к правильности святого крещения и принимают «обливанцев» и «окропленцев» только через погружательное крещение, я пережил тяжёлое борение. С одной стороны, я не хотел отрекаться от всего того святого и памятного, что было связано с моим предыдущим, пусть и далеко не совершенным крещением, и не собирался считать себя более умным, правильным и спасённым, чем многие поколения тех христиан, которые за всю историю Церкви по разным, скорее не зависящим от них причинам были крещены не так, как следует. С другой стороны, я чувствовал отвращение ко всей той балаганной псевдоцерковности, которую имел несчастье видеть и к которой в той или иной мере сам был причастен. Я думал также о том, как подать пример своей пастве и другим верующим людям, чтобы они гнушались ложными и пагубными еретическими таинствами и обрядами. Я вспоминал своего бывшего духовного отца, ныне митрополита Белгородского и Обоянского (Киевского Патриархата) Иоасафа, который со всей серьёзностью говорил мне, что, когда покинул Московский Патриархат и собирался присоединиться к Русской Зарубежной Церкви, то настолько глубоко желал освободиться от всего груза той псевдоцерковности, к которой был ранее причастен, что если бы ему сказали присоединяться через крещение, он совершенно искренне и беспрекословно пошёл бы на это.

Я выразил свои чувства и недоумения архиереям Бостонского Синода, митрополиту Ефрему и митрополиту Макарию, я спрашивал их о том, как они воспринимают меня и мою украинскую паству: как язычников, как еретиков, как раскольников, совершенно чуждых Богу и никогда не имевших никакого отношения к Церкви Христовой? Думаю, если бы владыки сказали что-то подобное, я никогда не согласился бы присоединиться к ним. Но, слава Богу, просвещённые благодатью Святого Духа, они чрезвычайно участливо, тепло, искренне и любовно отнеслись к нам и уверяли меня, что мы ни в коем случае не являемся в их глазах язычниками или еретиками, наоборот, они относятся к нам как к православным христианам, которые пострадали от еретичествующих епископов и желают найти епископов по-настоящему православных.

Владыка Ефрем настолько проникся болью моего сердца, что даже сказал приблизительно следующее: «Если то, пусть и неправильное, крещение, которое вы получили в детстве, настолько вам дорого, если вы чувствуете, что оно не было для вас совершенно пустым, если вы боитесь, что погружение в воду станет для вас как бы отречением от всего предыдущего позитивного опыта христианской жизни, – то мы не будем настаивать на крещении: вас лишь помажут святым миром и совершат над вами хиротесию. Но всё же погружение для вас не было бы новым крещением, а лишь укреплением неправильно положенного фундамента, исправлением искажённого и восполнением недостающего, если таковое имеется. Вспомните, как наш Спаситель, Который вообще не имел никакой нужды в крещении, сказал возбранявшему Ему креститься Иоанну Предтече: "Остави нынѣ, тако бо подобаетъ намъ исполнити всяку правду…" (Мф. 3:15)». Эти простые, искренние и глубокие слова владыки Ефрема, по сути, предрешили мой выбор, и я воскликнул: «Да, если так, я хочу принять истинное крещение через погружение!»

Очень переживал обо мне и авва Свято-Преображенского Бостонского монастыря архимандрит Пантелеймон, которого я попросил быть моим восприемником. Перед самым погружением он настоял, чтобы была произнесена хоть и схоластическая, но всё же психологически верная формула из Требника митрополита Киевского Петра Могилы: «Аще не крещен, крещается…» Хотя, свидетельствую своей совестью, в тот момент у меня было такое спокойствие и такая радость на душе, что было абсолютно всё равно – скажут эту формулу или нет, ведь, в конце концов, всё зависит от Бога, а не от наших слов.

Так я сам присоединился к Истинно-Православной Церкви, а потом уже моему примеру добровольно последовало большинство моего прихода. Совершив исправление и восполнение Таинства Крещения, мы совсем не считаем себя после этого какими-то суперправильными, а остальных людей – второсортными христианами, поскольку понимаем: правильное крещение – это ещё не гарантия спасения (вспомните о Симоне Маге, получившем истинное крещение от рук самих апостолов, но сразу же оказавшегося в «узах неправды»; см. Деян. 8:9-24). По словам свт. Григория Богослова, «купель очищает грехопадения, но не всегда очищает и нравы» [8]. То же самое говорит и прп. Симеон Новый Богослов: «Крещение не отъемлет самовластия и самопроизволения нашего» [9], «принявшие крещение… и недостойно прожившие всю жизнь будут иметь большее осуждение, чем не крещёные» [10]. Крещение – это завет с Богом, который надо исполнить, залог, который надо сохранить до конца, талант, который надо приумножить…

Однако мы искренне рады тому, что по милости Божией «возненавидели церковь лукавнующихъ» (Пс. 25:5) и получили возможность строить дело нашего спасения на надёжном фундаменте истины Христовой в Его Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви. Полагаем, наш опыт присоединения к Истинной Церкви будет полезен для тех, кто так же, как и мы, не хочет быть связанным «узлом единомыслия с еретиками» [11], по словам свт. Василия Великого, которого я цитировал в начале своего доклада.

Благодарю за внимание.

 

Обсуждение доклада

 

Епископ Иов: Может, есть какие-то вопросы, кто-то хочет услышать разъяснения…

Иерей Александр Павпертов: Вопросы, пожалуйста.

Иван Любшин: Владыка, знаете, вот ещё такой есть вариант: меня крестили в два года, но я очень хорошо помню, что меня лицом в большую чашу с водой как бы «утопили»…

Епископ Иов: Но не до конца, видимо. Это прискорбно. (Смеётся).

Иван Любшин.: Да, конечно. Я как бы умер. Тот же смысл сохраняется? Умирает человек для греха, да, когда «топят» его либо полностью, либо вот так его «придушивают»?

Епископ Иов: Но можно «придушить» не только в воде, можно придушить и дверью, подушкой… (Смеётся).

Иван Любшин: Но я крещён водой?

Епископ Иов: Видите, я приводил две цитаты (хотя много таких цитат), где святые отцы прямо говорят, что должно быть погружение… Покойника не хоронят только головой чуть-чуть в землю, а туловище сверху, да? По-нормальному, человека в землю погрузили, положили, а потом (в день воскресения) из земли он должен выйти. Так и в крещении: образ смерти и образ воскресения. Это чётко прописано в канонах, объяснено множество раз святыми отцами, но: понятно, что не только само погружение в воду и выход из воды – это уже человек умер и воскрес. Потому что те же святые отцы, которые так объясняют, они ещё объясняют и с другой стороны: что можно погрузиться в воду, но реально совсем не умереть, жить для греха… То есть может быть ложно это всё. Понятно, что погружение – это символ, но это и таинство! О. Александр Шмеман хорошо говорит (хотя, может быть, и сложновато для восприятия), что в крещении различать форму и сущность – невозможно и нельзя. Тем более, что мы видим своими глазами… Вот Вы привели только один пример, а в интернете я смотрел подборку (хотя это, конечно, неполная подборка) фотографий: как только попы не крестят!

Иерей Александр Павпертов: И в памперсах…

Епископ Иов: И крестят в памперсах, и садят в купели, и как хотят держат голову, и как-то там «душат», и складывают детей «в три погибели», и так, и сяк… Ну, извините, что это всё такое?

Иеромонах Мартиниан: Если можно, хотел бы дополнить, ещё некоторые мысли есть…

Епископ Иов: Да.

Иеромонах Мартиниан: Ещё один очень важный момент есть, важный именно для Истинно-Православной Церкви: исправление крещения – это психологический барьер для людей, которые хотят вступить в общение с Истинно-Православной Церковью. Потому что уже из опыта, и владыки Иова, и моего личного, мы видим полезность этого: люди, которые изъявили первое, горячее желание быть вместе с нами, узнав, что надо как-то исправлять неправильное крещение, начинают «ступорить», это дело оттягивать, что само по себе очень хорошо. Их не надо тогда переубеждать, чтобы потерпели, походили на службы и т.д. Они сами говорят: «Давайте, мы походим на службы, давайте, мы разберёмся, давайте, мы пообщаемся ещё с вами…» И так могут побыть где-то полгода, год, но обычно после полугода или остаются, или уходят. Для Истинно-Православной Церкви, которая не хочет сделать из своих приходов проходной двор, это очень хорошо.

Кроме того, само слово «крещение» (по-гречески βάπτισμα, от глагола βαπτίζω) – означает «окунание, погружение». Поэтому, если человека не погрузили, собственно, ни о каком крещении речь идти не может.

Епископ Иов: В действительности это слово имеет много разных оттенков, но когда говорилось о крещении как таинстве, то всегда имелось в виду именно погружение.

Иерей Александр Павпертов: Притом погружение с головой.

Епископ Иов: Да, с головой.

Иерей Александр Павпертов: Есть соответствующий этому слову еврейский термин. Был такой обряд, вполне конкретный, существовавший во времена земной жизни Спасителя, когда еврей-грешник, желая жить по Закону (поскольку он ощущал, что не исполняет требования Закона), приходил к пророкам, которые его погружали в живую, текущую воду, и это символизировало, что вода его прошлую жизнь просто уносит. Обратите внимание, это очень важно для понимания вещества Таинства Крещения: почему именно проточная вода должна была быть изначально.

Иван Любшин: Потому что Иисус Христос Сам крестился в воде.

Иерей Александр Павпертов: Он исполнил вот этот ветхозаветный, раввинистический обряд.

Епископ Иов: Воспользовался этим обрядом, его освятил.

Иван Любшин: Ну, а можно считать моё вот это неправильное крещение, «гнушение», окунание…

Александр Солдатов: Частичное погружение.

Иван Любшин: Да, как крещение?

Епископ Иов: А как вы сами думаете?

Иван Любшин: Я сам не знаю…

Иеромонах Мартиниан: Тут надо ещё учитывать, что важна не только форма, но и то, кто это совершает.

Епископ Иов: И где это совершается.

Иерей Александр Павпертов: И содержание вашей веры в этот момент, т.е. насколько она сознательная. Форма, действительно, может быть, не так важна, если она наполняется важным содержанием. Когда вы пришли, совершенно не отдавая себе отчёт, что вы приходите умереть со Христом и с Ним совоскреснуть для новой жизни, – это одно. Когда вы приходите именно с этим желанием – быть Христовым, возродиться, принять «баню пакибытия», тут, на мой взгляд (не знаю, согласится ли владыка Иов), уже не столь важна становится форма, даже погрешительная.

Епископ Иов: Киприан Карфагенский об этом, собственно, говорит…

Иван Любшин: Мне два года было.

Иерей Александр Павпертов: А если вам было два года, то тогда имеет значение содержание, понимание совершённого действа со стороны ваших восприемников или родителей. Опять-таки, было ли это просто следованием некоему суеверию, некоему обычаю, или же это было их осознанное желание, чтобы вы были христианином, воспитывались христианином. Вот тут очень много таких нюансов.

Епископ Иов: В крещении много разных составляющих, не только вода, поэтому…

Иеромонах Мартиниан: Владыка Григорий, если бы здесь сейчас был, сказал бы, наверное, что причастие Святых Таин восполняет всё недостающее.

Епископ Иов: Ну, оно много чего восполняет, но я не думаю, что абсолютно всё и всегда. Ведь еретические хиротонии, например, восполняются не просто через причащение Святых Таин, а через совершение хиротесии.

Иерей Александр Павпертов: Чтобы как-то подытожить дискуссию (поскольку надо нам придерживаться некоего регламента, дабы все наши уважаемые докладчики успели прочитать свои доклады и мы бы их успели обсудить), позволю себе задать окончательный вопрос. Владыка, думаю, никто из здесь присутствующих не будет противоречить главному выводу вашего доклада: само собой, что крещение должно быть таинством, где форма должна соответствовать содержанию. Но, тем не менее, мы видим вокруг крайнее состояние разрухи, и разруха эта начинается, прежде всего, как мы помним, в головах и в сердцах людей, а потом она уже обретает какие-то материальные формы, в том числе, и в вопросе Таинства Крещения. На ваш взгляд: если некое сообщество, сообщество христиан, желает присоединиться к Истинно-Православной Церкви, то обязательно ли в данной ситуации совершать над ними крещение, не только потому, что оно ранее было совершено погрешительно, т.е. не тем образом, но и потому, что эти люди принимали крещение от откровенных еретиков? Ведь мы знаем из Священного Предания, что Церковь не принимала не только неправильного, но и правильного по форме крещения, которое совершалось вне её границ.

Епископ Иов: Вы знаете, отче, у меня нет однозначного ответа, потому что надо видеть конкретно это сообщество: с чем оно идёт в Церковь? Крещение нельзя рассматривать отдельно, мы должны понять, зачем они идут, что они ищут, что у них происходит. И, среди прочего, надо их спрашивать: а что вы о крещении вообще думаете, как понимаете и совершаете его? И тогда надо делать конкретные выводы, исходя из конкретной ситуации.

Сергей Архипов: Если им объяснить всё и они согласятся безусловно, да, то…

Епископ Иов: Вот о. Александр видел таких, которые по несколько раз крестились. Это, сами понимаете, патология.

Иерей Александр Павпертов: Я приведу вам иллюстрации того, до какого абсурда может дойти человек в этом вопросе. Два коротких примера. Один пример – это пример греческого старостильного истинно-православного монастыря Эсфигмену на Святой Горе Афон. Все монахи, которые пришли туда, были крещены сознательно, по крайней мере, сознательными родителями, хотя бы традиционно православными. И вот был в Эсфигмену один такой момент, когда вдруг сразу несколько монахов резко озаботились тем, что над ними, оказывается, было совершено неправильное крещение. Но все понимали: дело в том, что у этих лиц были канонические препятствия, которые воспрещали им быть в клире, а по взглядам греков, если где-то было каноническое препятствие к рукоположению, то это препятствие не смывается даже монашеским постригом. Поэтому их заново и крестили, чтобы каким-то образом обойти эти канонические препятствия, а после этого тотчас рукоположили в священные степени. Это один такой трагикомичный случай. И второй такой совершенно абсурдный случай произошёл несколько лет тому, когда один из епископов Русской Истинно-Православной Церкви, возглавляемой архиепископом Тихоном Пасечником, под влиянием общения с греческими истинно-православными архиереями вдруг (не знаю, в полном ли облачении) сам себя окрестил тремя погружениями.

Епископ Иов: Как дочь императора Траяна, по Житиям Святых Димитрия Ростовского, сама себя крестила, так и он. (Смеётся).

Иерей Александр Павпертов: То есть здесь, наверно, надо смотреть, почему человек идёт на это.

Епископ Иов: Да. Извините, так, как поступили в Эсфигмену, ну, что это такое? Это – ложь.

Иерей Александр Павпертов: Лукавство, скажем так.

Епископ Иов: Лукавство. Это совсем другая причина. Очень важна внутренняя подоплёка: чем ты руководствуешься в том или ином случае?

Александр Солдатов: Может, им действительно следовало креститься, но не следовало после этого рукополагаться?

Иерей Александр Павпертов: Возможно. А здесь они крестились, объявив своё первое крещение недействительным, для чего? Как мы вчера с вами говорили, когда обсуждали календарную проблему: для чего вводился новый стиль? Так и здесь: для чего эти люди принимали новое крещение, с какими побуждениями? Спасибо, владыко дорогой.

Епископ Иов: Спасибо за внимание.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Свт. Василий Великий. Письмо к италийским и галльским епископам // Творения иже во святых отца нашего Василия Великого. Письма. – Минск, 2003. – С. 382-383.

[2] Шмеман Александр, протопресвитер. Водою и Духом. – М., 2004. – С. 69-70.

[3] Цит. по: Настольная книга священнослужителя. Т. 6. – М., 1988. – С. 225.

[4] Цит. по: Энциклопедия православной веры от А до Я в изречениях святых отцов. – Клин, 2004. – С. 268.

[5] Учение Господа, переданное народам через двенадцать апостолов, 7:1-3 // Цит. по: Настольная книга священнослужителя. Т. 8. – М., 1988. – С. 734.

[6] Сщмч. Киприан Карфагенский. Письмо к Магну о крещении новациан и о получивших крещение в болезни // Священномученик Киприан Карфагенский. Таинство единства Церкви: Сб. писем. – М., 2008. – С. 321-323.

[7] Свт. Иоанн Златоуст. Огласительное слово на Святую Пасху // Святитель Иоанн Златоуст. Огласительные гомилии. – Тверь, 2006. – С. 243.

[8] Цит. по: Энциклопедия православной веры от А до Я в изречениях святых отцов. – С. 268.

[9] Там же. – С. 270.

[10] Цит. по: Настольная книга священнослужителя. Т. 6. – М., 1988. – С. 229.

[11] Свт. Василий Великий. Письмо к италийским и галльским епископам // Творения иже во святых отца нашего Василия Великого. Письма. – С. 383.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования