Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иеросхимонах Антоний (Булатович). «Имяначертания и имязвучия не подобает почитать Божеством...». Из прошения в Святейший Синод от 5 февраля 1914 г., часть 1. [догматика]


Посланием от 18 мая 1913 года, обращенным к "Всечестным братиям, во иночестве подвизающимся", Святейший Синод осудил мою книгу "Апология веры во Имя Божие и во Имя Иисус", якобы содержащую в себе "новоизмышленное учение" об Имени Божием и Имени Иисусовом, и повелел изъять ее из обращения в монастырях, воспретив чтение ее монашествующим, меня же Святейший Синод в грамоте своей "умоляет… смириться и отстать" от моего якобы новоизмышленного учения под угрозой и церковно-судебной кары, и проклятия Божия.

Вследствие болезни глаз, воспрещавшей мне до последнего времени всякое чтение, я не мог до сих пор основательно рассмотреть это относящееся до меня послание Святейшего Синода. Ныне же, внимательно перечитав его и будучи уже по одному своему званию схимонаха всегда готовым "смириться", да и вообще никогда не стыдясь сознать свою ошибку, в особенности, если эта ошибка может иметь пагубные последствия не только для меня, но и для многих других, я с радостью выражаю готовность и смириться, и отстать от заблуждения; но прежде нежели это сделать, я должен знать, в чем должно заключаться сие "смирение" и от каких заблуждений подобает мне отстать?

Изучив Послание Святейшего Синода, к прискорбию своему убедился, что большая часть обвинительных против меня пунктов не только совершенна несправедлива, но в них мне приписываются такие мнения, каких я не только не высказывал, но наоборот, сам писал в книге моей совершенно противное тому, что мне приписывают. Приведу эти обвинительные пункты Синодального Послания по порядку.

1) Синодальное Послание влагает во уста мои следующее мнение: "само Имя Иисусспасительно — в нем, как и в прочих Именах Божиих, нераздельно присутствует Бог". Под выражением: "само Имя" - очевидно подразумевается имяначертание и имязвучие. Но покорнейше прошу найти в моей "Апологии" хотя бы одно место, где бы я говорил, что "само Имя Иисусспасительно"? Этого я нигде не говорю, ибо слова "самоимя" наводят на мысль считать спасительным само имяначертание или имязвучие, то есть тварную оболочку Имени Божия и Имени Иисусова. Если же сего слова "само" у меня нигде не приставлено, то на каком же основании Синодальное Послание обвиняет мою книгу в том, чего в ней не напечатано? В доказательство того, что я не только не говорю, будто само имяначертание или имязвучие спасительно, но говорю совершенно обратное, приведу следующее место из моей книги "Апология": "Божественных свойств: единосущия, присносущия, Духовного Существа и прочего мы не приписываем тем буквам, которымиусловно выражаетсяБожественная Истина, но лишьсамому слову истины. Поэтому, когда мы говорим о Имени Божием, имея в виду сущность самого Имени, которым именуем Бога, то мы говорим, что Имя Божие есть Сам Бог, когда же мы имеем в виду буквы и слога, коими условно выражается истина о Боге и Имя Божие, то мы говорим, чтоБог присутствует во Имени Своем" (1).

Не сказано мною также нигде в моей "Апологии", будто Бог "нераздельно присутствуетв Самом Имени", то есть в имяначертании Своем. Если даже святые Тайны Тела и Крови Христовой подвергаются порче и сожжению, причем, конечно, не Божество сожигается, то не тем ли более и чернила на бумаге не имеют свойства неотделимости от Бога. Конечно, буквы и звуки суть условные знаки, разные на разных языках, но та истина, которая сим буквами и звуками выражается на всех языках и во всех выражениях, всегда одна и та же, и сия истина есть происхождения Божественного, всегда пребывает в Боге и Бог всегда в ней пребывает. Вот что мы называем—"именем", отличая имя от имяначертания и имязвучия. Имя Божие есть истина единая и, как солнце в бесчисленных зеркалах, отражается в тех глаголах, коими люди именуют Бога, и не только отражается, но и просвещает и согревает сердца исповедующих Имя Господне. В этом смысле Имя Божие и Имя Иисусово есть истинная от Бога происходящая Жизнь и Свет, и Деятельность Божества, или, как мы говорим — Сам Бог.

Мы не просто говорим, что Имя Божие есть Бог, но говорим—Сам Бог. Это мы делаем, во-первых, дабы избежать укора именно в пантеизме. Говоря — Сам Бог, мы не представляем себе Имени Божия вне Самого Бога, но высказываем, что, по неотделимости деятельности Божией от существа Его, в нем Сам Всемогущий и Вездесущий Бог, Сама Всесовершенная Личность со всеми Своими свойствами. Но мы отнюдь не говорим, будто бы Имя Божие и Имя Иисус есть сама сущность Божества, и протестуем против того, что нам приписывают, вопреки ясному нашему утверждению. Имя Божие и Имя Иисусово, в которое заповедывал нам веровать Сам Господь, как о том ясно пишет св. Иоанн Богослов в Евангелии и в послании (2), есть то непрестающее светоизлияние Божества, озаряющее человеков Боговедением, которое неизменно всегда существует само в себе и в Церкви с тех пор, как существует Церковь Ангелов и человеков; но, конечно, не всякая мысль в человеке о Боге есть Бог и не всякое призывание Имени Божия должно быть по необходимости для человека спасительным. Свет Божественной Истины всегда немерцаемо сияет и во Именах Божиих, и в глаголах Божиих, но причащаться сему умному Свету не всякому дано, и для этого необходимы известные субъективные условия: "Имеющий уши слышати, да слышит". Итак, объективно я признаю, что Имя Божие как свет Божества есть всегда Божество, но субъективно для призывающего не всегда Имя Божие бывает действенным и не всякое призывание Имени Божия молящимся низводит в душу его Святое Божество.

Но Синодальное Послание, вопреки тому строгому различию, которое я делаю в сем, приписывает мне, будто я учу, что Имя Иисусово, будучи Богом, всегда должно быть равно действенным для человека. Но где же написано в моей книге что-либо подобное? В доказательство того, что я не смешиваю понятий объективного бытия Имени Божия с субъективным действием в молитве, привожу сами заглавия моей книги. Так, заглавие 2-й главы гласит: "Свидетельство Священного Писания и святых отцов о том, что Имя Божие есть воистину Сам Бог". Заглавие же 5-й главы гласит: "Исповедание Имени Иисусова в Иисусовой молитве есть Сам Господь Иисус Христос". — Обратите внимание на разницу сих заглавий и на слово "исповедание". Исповедание есть действие молящегося, состоящее в Ом, что он сознает в себе, в сердце и в уме своем истину произносимых им слов и истинность призываемого им Имени. Итак, идите ли, что из самого заглавия видно, что 2-я и 5-я главы говорят о двух разных предметах: 2-я—о Божественном достоинстве, независимо от призывания, а 5-я—о действенности призывания и о том, что не всякое призывание Имени Иисусова для молящегося будет действенным и не всякое бессмысленное призывание будет вселять в него Иисуса Христа, с Отцом и Святым Духом, но лишь — "исповедание", то есть сознательное, искреннее, всеми силами души деемое — с верою, надеждою и любовию—призывание. Объективно истина всегда одна и та же, и свет Имени Иисусова всегда один и тот же и никогда не померкнет, и всегда в этом смысле понимаемое Имя Иисусово пребывает во Иисусе и Иисус в нем, но субъективно призывание молящимся Имени Иисусова может быть бесплодным для него и даже во осуждение, в зависимости от его субъективных действий.

О том, что Имя Божие имеет объективное бытие, ясно свидетельствуют святые отцы, как например, св. Иоанн Златоуст говорит: Имя Господне "достохвально по самому существу Своему…Буди имя Господне благословено от ныне и до века (Пс. 112, 2). Что говоришь ты? Разве оно не благословенно, хотя бы ты и не молился?" (3). И в другом месте сей же святой говорит: "Что оно (то есть Имя Иисусово —Прим. иеросхим. А.) чудно по существу своему, это несомненно" (4). Из этих слов Иоанна Златоуста ясно, что он признает за Именем Божиим и за Именем Иисусовым объективное бытие, а не только субъективное в сознании молящегося. То же самое говорит и св. Кирилл Иерусалимский и св. Тихон Задонский и многие другие, как о можно видеть в "Апологии". То же говорится и в православном Катехизисе, что Имя Божие свято Само в Себе — то есть свято не только субъективно в сознании призывающих сие Имя, но и объективно. "Свято по естеству", "свято по существу", "свято Само в Себе", - не суть ли эти слова синонимы Божества? Святой Симеон Новый Богослов еще определеннее выражается в своем Богословском Слове 62, как гласит следующее место греческого подлинника, несколько искаженное в русском переводе, которое мы приводим в исправленном виде: "Слово Божие (подразумевается не ипостась, а глаголы Божии) есть живо и непреодолимо и действенно, Бог Истинный. Равным образом и истина Божия паче ума и слова человеческого, - Бог бессмертный, неизменный, непреодолимый, живый". – Сие именно и говорится во 2-й главе моей "Апологии", что объективно Истина Божия, выражаемая Именем Божиим, есть Сам Бог согласно святым отцам Церкви.

2) Приношу жалобу Святейшему Синоду на совершенно ошибочно приписываемые мне Синодальным Посланием слова, будто бы я утверждаю, что "несознательное повторение Имени Божия действенно". Синодальное Послание указывает на 89 страницу моей "Апологии", в коей я якобы это говорю, но раскроем эту 89 страницу и посмотрим, говорю ли я что-либо подобное? На этой странице говорится о собственных именах человеческих и о всеобъемлемости именем собственным каждого человека всех свойств сего человека, которые негласно воспоминаются при произношении человеческого имени. Затем, сравнивая Имя Иисусово с именами человеческими, говорю, что это свойство всеобъемлемости собственным именем всех свойств именуемого существа присуще и имени Иисус как собственному человеческому имени Иисуса Христа; мы имеем собственное имя человека как бы заглавием книги жизни этого человека: как владелец книги, сказав заглавие, знает и воспоминает все в ней написанное, так и в молитве пред Богом, поминая имена человеческие, мы возносим пред Богом книги жизни этих людей со всеми их грехами и добрыми делами.

Дальше в "Апологии" говорится: "Таково свойство и Имени Иисус. Хотя множество было на свете Иисусов, но Тот Иисус, Которого мы подразумеваем, именуя Имя Его, отнюдь не равен другим Иисусам, и Имя Его объемлет всего Его со всеми Его свойствами Божескими и человеческими. Поэтому, хотя и несознательно призовешь Имя Господа Иисуса, то все-таки будешь иметь Его во Имени Своем и со всеми Его Божественными свойствами, как книгу со всем, что в ней писано, и хотя призовешь Его как человека, но все-таки будешь иметь во Имени Иисус и всего Бога. Итак, видите, какую страшную ошибку делает архиепископ Антоний, приравнивая в № 15 "Русского Инока" Имя Иисус во Христе именам других Иисусов!" (5) - Прошу сопоставить сие место со словами Синодального Послания, приписывающего мне слова, будто бы я говорю, что "несознательное повторение Имени Божия действенно"… Где сказано мною"действенно"? Этих слов не написано у меня! В сей главе говорится о Божественном достоинстве Имени Иисусова, а не о молитве. В этой главе "Апологии" говорится лишь о том, что Имя Иисус обладает теми же свойствами всеобъемлемости, что и всякое собственное имя человеческое, и посему сказано, что в сем имени, хотя его произнесешь и несознательно, - "будешьиметь" все свойства Иисуса Христа—и Божеские, и человеческие. Но разве слово"иметь"есть синоним слова "действовать"?6Итак приношу жалобу Святейшему Синоду на сию клевету, допущенную в официальной грамоте, повторяемую ныне против меня и недоброжелателями моими, будто бы я учу, что даже бессмысленное повторение Имени Иисусова действенно, чего я отнюдь не писал. По-видимому составитель Синодального Послания мало знаком с моей книгой "Апология", ибо если бы он внимательней прочел ее, то наше бы совершенно противное тому, что он мне приписывает. Неверно истолкованное место взято им из 6-й главы, озаглавленной: "О значении и о Божественном достоинстве Имени Иисус". Итак, по самому заглавию видно, что здесь говорится о природе и смысле Имени Иисус, а не о молитвенном призывании оного. Молитвенному же призыванию посвящена глава 5-я, озаглавленная: "Исповедание Имени Иисусова в Иисусовой молитве есть Сам Господь Иисус Христос". Предлагаю прочесть сию главу и убедиться, сколь далек я от того, что мне совершенно ошибочно приписывает Синодальное Послание.

3) Приношу жалобу Святейшему Синоду еще на следующее мнение, совершенно ложно приписываемое мне и якобы высказанное мною в "Апологии": Синодальное Послание приписывает мне, будто я почитаю Имя Божие за Божественную силу, "находящуюся как бы в распоряжении человека. Стоит человеку, хотя и без веры, хотя и бессознательно произнести Имя Божие, и Бог как бы вынужден быть Своею благодатью с этим человеком и творить свойственное Ему. Но это же богохульство. Это есть магическое суеверие, которое уже давно осуждено Церковью". – Поводом к обвинению меня в этом "магическом суеверии" послужили слова: "самим звукам и буквам Имени Божия присуща благодать Божия". Действительно, вырванные из книги, эти слова Сима по себе могут дать повод к соблазну; но ведь слова эти высказаны не как самостоятельный тезис, а в связи с другими словами, которые придают этому соблазнительному месту совсем другой смысл. Они сказаны в примечании к первому тезису, в коем Имя Божие называется Богом, и именно сказаныради ограждения себя от обвинения, будто мы называем Богом буквы и тварные звуки. Первый тезис гласит: "Исповедую, что Имя Божие и Имя Иисус божественно и свято Само по Себе, то есть Сам Бог" (7). В противоположность сему тексту, исповедующему Божество истины, выражаемой Именем Божиим, сказано: "Примечание. Условных букв и звуков, коими выражается Божественная истина и идея о Боге, мы не обоживаем, ибо сии буквы и звуки не суть Божественное действие Божества, а действие человеческого тела, но тем не менее мы веруем, что и этим звукам и буквам присуща благодать Божия ради Божественного Имени, ими произносимого". Таков текст, из которого вырваны эти мои слова, признанные в Синодальном Послании "магическим суеверием, уже давно осужденным Церковью". Прошу Святейший Синод вникнуть в сии слова и вообще во всю осужденную,но по-видимому не прочтенную судиямимою книгу и убедиться, как далек я от того, чтобы приписывать Имени Божию и Имени Иисусову силу, находящуюся в распоряжении человека и действующую безотносительно к субъективным условиям призывающего Имя Божие. Напротив, мною ясно проводится мысль, что для успеха призывания Имени Божия и Имени Иисусова, как для успеха всякой молитвы вообще, необходимо молиться "Духом и истиною", - и это сказано мною даже на той же самой странице в Заключении, из которого вырваны эти слова, признанные "магическим суеверием". Так тезис 5-й гласит: "Исповедую что основание всякого молитвенного делания есть призывание Имени Божия…духом и истиною". Также и на странице 50-й "Апологии" в изъяснении процесса молитвы говорится, что молиться подобает духом и истиною, что, конечно, совершенно противоположно тому, что мне приписывают, будто я учу лишь механически призывать Имя Иисусово, надеясь на магическую силу самих произносимых звуков. Приведу следующее место из "Апологии": "Только приистинном сознании какого-либо свойства Божия во Имени Его и какого-либо своего свойства и может совершиться молитва, и если человек искренне сознает истину как определения Божиего, так и своего определения, тогда молитва бывает всегда услышанною, ибо тогда человек молится "духом и истиною". Если же человек во время молитвы хотя и молится, но искренно не сознает, во-первых, призываемого Имени Божия, а во-вторых, имени своего, то есть того побуждения, которое заставляет человека обратиться к Богу, тогда молитва называетсялицемерною и не бывает угодна Богу, ибо не совершается духом и истиною. – "Аще Отец есмь Аз, то где слава Моя; и аще Господь есмь Аз, то где есть страх Мой" (Мал. 1, 6)…

Итак, духом и истиною должен человек молиться в себе, то есть нелицемерно именуя Бога и нелицемерно смиряя себя пред Богом, и духом ощущая истину своих слов, и тогда Бог, видя такое истинное молитвенное настроение человека, Сам способствует его молитве, и человек начинает молиться тогда "духом и истиною" (8). Итак, возможно ли в этих словах найти признаки суеверного учения каббалы и магии в силу самих звуков и букв призываемых имен или проповедь о механическом призывании имени Иисусова, в чем меня обвиняет Синодальное Послание? Приношу Святейшему Синоду протест на сие безосновательное обвинение моей книги.

4) Развивая дальше эту напрасно приписанную мне мысль о действенности якобы одного лишь механического призывания, Синодальное Послание усмотрело, что моя книга может повлечь монашествующих к опасным выводам — "и для самого подвижничества, для самого "умного делания". Если благодать Божия присуща уже самим звукам и буквам Божия Имени, если само Имя, нами произносимое, или идея, нами держимая в уме, есть Бог, тогда на первое место в умном делании выдвигается уже не призывание Господа, не возношение к Нему нашего сердца и ума (зачем призывать Того, Кого я почти насильно держу уже в своем сердце или уме?), а, скорее, само повторение слов молитвы, механическое вращение ее в уме или на языке. Иной же неопытный подвижник и совсем позабудет, что эта молитва есть обращение к Кому-то, и будет довольствоваться одной механикой повторения, и будет ждать от такого мертвого повторения тех плодов, какие дает только истинная молитва Иисусова". – Такова та опасность, какую Синодальное Послание усмотрело от моей книги для монашествующих. Я уже опроверг возводимую на мою книгу клевету, будто я говорю, что буквы и звуки Имени Божия суть Бог, и будто я учу веровать, что даже бессмысленное механическое призывание Имени Божия одинаково действенно.

Что касается до практики умной молитвы, то рассеяние в молитве, конечно, трудно совершенно избежать, и в особенности для начинающих трудно достичь всегдашнего призывания Имени Иисусова — духом и истиною, и они иногда погрешают в том, от чего предостерегает Синодальное Послание, то есть: призывают Имя Иисусово иногда механически, бесчувственно, рассеянно, не чувствуя сами, к Кому обращаются. Но это дефект общий во всякой молитве вообще. Думаю, что от него не избавлены и архиереи, и священнослужители, которые рассеиваются умом даже при совершении величайших священнодействий. Но где же причина такого рассеяния? — Конечно, с одной стороны, в маловерии, в забвении, в привычке лицемерно призывать Всесвятое Имя Божие и в отсутствии страха Божия. Теперь спрашиваю: у которого из двух молитвенников больше вероятности избежать сего дефекта, которого так опасается Синодальное Послание: у того, кто верует во Имя Божие, как в Самого Бога, или у того, кто призываемое Имя почитает лишь номинальным, не имеющим реальной святости? — Ответ сам собою ясен: очевидно, что тот, кто верует во Имя Божие, как в Самого Бога, тот по необходимости будет в себе иметь и больший страх пред произносимым Именем, и следовательно у него призывание Имени Господня реже может превратиться в одно механическое произношение. Наоборот, у того, кто не имеет в себе вкорененного страха пред Именем Божиим, считая обязательным для себя бояться лишь одного Бога, а не имени Его, взирая на имя, как на одну лишь номинальность, тот, во-первых, можно с уверенностью сказать, не станет даже упражняться в Иисусовой молитве, а если бы даже и стал сие делать, то ему гораздо больше шансов рассеяться и перейти к машинальному произношению Имени Иисусова сравнительно с тем, кто вкоренил в себя Божий страх к Имени Господню. Итак, не моя книга "Апология" представляет опасность извратить умное делание монашествующих, но учение архиепископа Антония и инока Хрисанфа, изложенное в "Русском Иноке" за прошлый год. Это учение воистину носит в себе пагубу для всего умного делания, что и обличено в моей "Апологии".

Некоторая машинальность в произношении Имени Господа Иисуса Христа, при навыке беспрестанно повторять Его, конечно, неизбежна, ибо невозможно пребыть неизменно в крайнем напряжении внимания духовных сил, но святые отцы, не устрашаясь сего дефекта, все-таки заповедывали беспрестанное призывание Имени Господа Иисуса. "Монах должен — ест ли, пьет ли, сидит ли, служит ли, шествует ли путем или другое что делает —непрестанно взывать: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя;да Имя Господа Иисуса, сходя в глубь сердца, смиритдержащего тамошние пажити змия, душу же спасет и оживотворит" (9). Эти слова святого Златоуста повторяют в своем учении о молитве Иисусовой и отцы Игнатий и Каллист Ксанфопулы, внушавшие ученикам своим, что "Имя Господа Иисуса, сходя в глубь сердца, может сильно оживотворить душу и спасти ее и смирить змея диавола, скрывающегося в сердце человека". — Итак, как видим, эти святые отцы признавали реальное бытие Имени Иисуса Христа, признавали за Именем Иисусовым силу объективную, а не только субъективную, и даже Иоанн Златоуст и Православный Катехизис учат смотреть на Имя Иисусово, как на силуЗаклинательную для демонов, не боясь укора ни в магизме, ни в чародействии, как в том ныне нас несправедливо укоряет Синодальное Послание. Вот слова Златоуста, повторяемые в Православном Катехизисе: "Есть у нас духовныезаклинания — Имя Господа нашего Иисуса Христа и сила Креста…Если же многие, хотя и произносили это заклинание, но не исцелились, то это произошлоне от бессилия произнесенного [Имени]; так же точно многие прикасались к Иисусу и теснили Его, но не получили никакой пользы… Имя Иисуса Христа страшно для демонов" (10). –Этот же святой в толковании на пророка Исаию говорит: "Что значит:на Имя Его уповати имут(Ис. 42,4)? В то время только одно Имя будет делать то, что делал Он Сам. Когда ты призовешь Христа и обратятся в бегство демоны,то как же ты не поверишь в Его Имя?" (11) - Итак, видите, что святой Златоуст именно учил тому, от чего так усиленно Синодальное Послание предостерегает монашествующих, а именно живой вере в объективное бытие и силу Имени Божия и в его реальное существо, а не номинальное. Это же самое исповедуем и мы, утверждаясь на таких незыблемых авторитетах, как Иоанн Златоуст и другие святые, и наконец, на таком духовном авторитете, как приснопамятный великий Российский светильник о. Иоанн Кронштадтский.

Но Синодальное Послание, отвергая реальное бытие Имени Божия и Имени Иисусова, толкует те места из дневника о. Иоанна Кронштадтского, в которых он называл Имя Божие "Самим Богом", как сказанные лишь в субъективном смысле, то есть лишь как условный оборот речи, выражающий благодатное духовное состояние молящегося. Приведем свидетельства о. Иоанна Кронштадтского, которые доказывают, что приснопамятный батюшка о. Иоанн веровал и учил веровать во Имя Божие, как в духовно и объективно существующую силу, а не только как в известное состояние молящегося. "Дивна сила Имени Господня и Креста Животворящего, - говорит о. Иоанн Кронштадтский. — Страсть ли какая есть в сердце, тяжелое ли, непонятное томление — сделай из пальцев правой руки спасительное Имя Господа Иисуса, ударяя им по чреву, и страсть или томление сейчас пройдет" (12). — "Когда запрещаешь диаволу Именем Господа нашего Иисуса Христа,то это самое имя, сладчайшее для нас и грозное и горькое для бесов,само творит силы… Где употребляется с верою имя Божие, тамоно созидает силы: ибо само Имя Божие есть сила" (13). — "Когда же при чтении молитв будешь искать умом и сердцем Господа, не ищи Его далеко: Он тут, в самих словах молитвы. Только внимай им сокрушенным и смиренным сердцем: и Господь перейдет из них в твое сердце. В словах молитвы дышит Дух Божий.Надобно только научиться искусству — переводить Его из них в свою душу" (14). — "Имя Божие есть Сам Бог" (15). — "Имя Господа есть Сам Господь — Дух везде сый и все наполняющий" (16). — "Отче, Сыне, Душе Всесвятый, помилуй мя, а сам (о. Иоанн) смотрю на Имя Отца и Сына и Святаго Духа, какна само существо Пресвятой Троицы, везде существенно присутствующей, даже в слове едином, - смотришь: тотчас и легко сделается, и убежит враг от вседержавного, приснопокланяемого Имени, как дым исчезнет" (17). — "В каждом слове — Бог Слово, простое Существо. Как же осторожно надобно выговаривать слова, с каким смирением, осмотрительностью, чтобы не прогневать Бога Слова со Отцем и Духом?" (18). — "Я читаю Евангелие, тут не я говорю, а Сам Господь; Он, Он Сам в этих словах. Ведь Он Дух, Премудрость, или бесконечная Ипостасная Мысль" (19). — "Как Господь есть препростое Существо, препростой Дух, то Он в одном слове, в одной мысли — весь всецело, и в то же время — везде, во всей твари. Потому призови только Имя Господне: ты призовешь Господа, Спасителя верующих, и спасешься" (20). — "Потому и говорится: "Не приемли Имени Господа Бога твоего всуе" (Исх. 20, 7), потому что в одном Имени Сам Сый Господь, простое Существо, Единица приснопоклоняемая" (21). — "Он весь в каждом слове [молитвы], как Святой Огнь, проникает каждое слово… Но особенно Он весь в принадлежащих Ему Именах" (22). — "В Имени Иисус Христос — весь Христос,душа и тело Его, соединенные с Божеством" (23).

Все эти выдержки из дневника приснопамятного опытного тайноведца силы Божией и действия Его несомненно удостоверяют в том, что вопреки уверению Синодальной Грамоты, будто о. Иоанн Кронштадтский лишь в молитве учил не отделять Бога от Имени Его, - отец Иоанн созерцал всегда Бога присущим Имени Своему, независимо от веры в сие Имя человека, но, конечно, не учил верить, что Имя Божие есть орудие, находящееся в нашем распоряжении, чего и мы отнюдь не проповедуем, и протестуем по поводу того, что сие нам приписало Синодальное Послание. Отец Иоанн Кронштадтский не для всех является авторитетом, и в печати даже была высказана мысль о необходимости осудить эти места из книги о. Иоанна, как несогласные с Православием… Поэтому, дабы оправдать нашего незабвенного духовного отца, приедем тех святых, догматический авторитет которых несомненен и которые одинаково с отцом Иоанном учат благоговеть пред Именем Господним, как пред великой Божественной силой, имеющей реальное и объективное бытие.

Так святой Златоуст говорит: "призывая Сына, Этому Имени нет ничего равного;оно всегда дивно: миро излиянное, говорится, имя твое (Песн. 1, 2). И кто произнес его, тот вдруг исполнился благоухания. "Никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым" (1 Кор. 12, 3). Вот так столь многое совершается этим Именем! Если слова: воИмя Отца и Сына и Святаго Духаты произнес с верою,то ты все совершил. Смотри, сколько ты сделал: ты воссоздал человека и произвел все прочее в таинстве Крещения. Таким же образом это страшное Имя владычествует и над болезнями" (24). — "Что же значит: "Мене не воспросите"(Ин. 16, 23)? Вы не будете нуждаться в посреднике, но довольно будет произнесть только Имя, чтобы получить все. "Аминь, аминь глаголю вам, яко елико аще чесо просите от Отца во Имя Мое" (ст. 23). Показывает силу Своего Имени, так как (апостолы), не видя и не прося Его, но только называя Его Имя, будут иметь великую цену у Отца. Когда же так было? Тогда, когда они говорили: "призри на прещения их, и даждь рабом Твоим со всяким дерзновением глаголати Слово Твое" и творить во Имя Твое чудеса… "И… подвижеся место, идеже бяху" (Деян. 4, 29-31). "Доселе не просисте ничесоже" (Ин. 16, 24). Этим опять показывает, что Ему лучше отойти, так как до того времени они ничего не просили, а тогда получат все, о чем ни попросят. Хотя Я уже не буду вместе с вами, - вы не думайте, что вы оставлены:Имя Мое даст вам большее дерзновение" (25). —"О Имени Господни собравшимся вам, сиречь самому Имени, собравшему вы, о нем же соберетеся" (26). — "В самом деле, не столько удивительно то, что Он при жизни Своей чудодействовал, сколько то, что по смерти Его другие могли Его Именем совершать большие чудеса" (27).—"Да и чем Он [Спаситель] будет больше апостолов, если и Сам творит чудеса через молитву? Притом и онине все делали по молитве, а часто и без молитвы, призывая Имя Иисуса. Если же Имя Его имело такую силу, то как Он Сам мог нуждаться в молитве? А если бы Он нуждался в молитве, то и Имя Его не имело бы силы" (28).

"Дивно и велико Имя Его… Этому Именинет ничего равного… Этим Именем обращена вселенная, разрушено тиранство, попран диавол, отверзлись небеса. Но что я говорю—небеса? Эти Именем возрождены мы, и, если не оставляем его, то просияваем. Оно рождает и мучеников, и исповедников. Его должны мы держать как великий дар, чтобы жить в славе, благоугождать Богу и сподобиться благ, обетованных любящим Его" (29). "О Имени Твоем уничижим востающия на ны (Пс. 43, 6)… Довольно только призвать Имя Твое, и все совершится с отличным успехом" (30). "Тиара была образом власти. Была на тиаре золотая дощечка, на которой были начертаны письмена, обозначавшие Имя Божие, что прежде всего показывает, чтовласть Божия — Имя Божие" (31). "Оно (Имя Божие. — Прим иеросхим. А.) распространилось по всей вселенной, покорило всех своей власти, и тогда как бесчисленное множество людей усиливалось истребить Имя Распятого, соделало (то есть само Имя Распятого соделало. — Прим. иеросхим. А.)противное. Это Имя прославлялось и возрастало более и более, а они погибали и исчезали" (32). "Когда Господь возвестит что-нибудь, слушатели не должны перетолковывать Его слова и с любопытством исследовать, но обязаны только принять их. И апостолы посланы были для того, чтобы передать то, что слышали, ничего не прибавляя от себя, чтобы и мы наконец уверовали. Чему же уверовали? О Имени Его. Мы не должны исследовать сущность Его, но веровать во Имя Его, так как Оно творило и чудеса. "Во Имя Иисуса Христа, - говорит Петр, - востани и ходи" (Деян. 3, 6). Оно исамо требует веры, и ничего из этого нельзя постигнуть разумом" (33).

Итак, как непреложно и несомненно следует из всех вышеприведенных текстов Иоанна Златоуста, мы видим, что сей святой именно исповедывал то, за что ныне мы Синодальным Посланием подверглись укору в магизме и чародейном суеверии в Имя Иисусово. Сей святой именно учит веровать во Имя Иисусово, как в величайшую Божественную силу, имеющую реальное бытие и объективную сущность, совершенно противно тому, что ныне делает Синодальное Послание, запрещая инокам веровать во Имя Иисусово, как истинную Божию силу, запрещая именовать Имя Иисусово энергией Божества и только допуская в молитве отождествлять не воистину, но как бы вспомогательно призываемое Имя с Именуемым Богом. Приведем еще слова некоторых святых отцов Церкви, ясно подтверждающих веру во Имя Иисусово, как в Самого Бога.

Святой Исихий Иерусалимский говорит: "Да соединим Имя Иисусово своему дыханию, ово бо есть Свет, те же тьма, и ово (то есть Имя Иисусово. —Прим. иеросхим. А.) есть Бог и Владыка, те же (то есть помыслы. — Прим. иеросхим. А.) раби бесом" (34). "Почему же вы, обещавшие прежде исповедывать единосущие,в страдание вовлекаете нераздельное Имя, само неделимое естество, само неизреченное Божество?" (35). "Имя Его честное, творящее милость, бывшее для святых образом во всем, сильно есть заступиться за немощь нашу и, по нищете нашей, простить нам грехи наши, чтоб и мы обрели милость со всеми достойными ее. Аминь" (36). "И молись Святому Имени Божию, говоря: Господи, Иисусе Христе, помилуй мя!" (37). "Призови святое Имя Божие в помощь, говоря: Владыко Иисусе, покрой меня и помоги моей немощи. И не бойся: Он сокрушит лук врагов, ибо от Имени Его зло становится недействительным" (38). "Свидетельствует о воскресении Иисуса и воскрешенная из мертвых Именем Его Тавифа. Как не уверовать, что Христос воскрес, когда и Имя Его воскрешало мертвых?" (39) "В начале проповеди многие изгоняли бесов, хотя были между ними и недостойные, и демоны обращались в бегствособственно от Имени Иисуса" (40). "Подивись, пожалуй, и силе Имени Христова, как действовала благодать при одном произношении оного, хотя бы произносящие и были недостойны и не были учениками Христовыми" (41). "При начале же (евангельской) проповеди случалось, что некоторые, побуждаемые страстию славолюбия, желали совершать знамения: но видя, как могущественно Имя Иисусово, они призывали его и таким образом совершали знамения, хотя и чужды и недостойны были благодати Божией" (42). "Блаженный Ангел дал Ему Имя по действенности" (43).

Таковы свидетельства святых отцов, совершенно противоположные определению Святейшего Синода от 18 мая 1913 г. По суду Синодального Послания все эти слова святых отцов должны быть осужденными, как заключающие в себе страшную ересь. Не допускает Синодальное Послание Имя Божие называть Самим Богом, но святые отцы говорят, что Сын Божий — Имя Божие. Так, например: "Имя бо Бога и Отца, существенне и ипостасне пребывающее, есть Единородный Сын" (44). "После многого времени приходит не Господь, но Имя Господне, о котором в псалме говорится: "Благословен грядый во Имя Господне… Бог Господь, и явися нам" (Пс. 117, 26-27). И Сам Он говорит в Евангелии: "Приидох во Имя Отца Моего, и не приемлете Мене" (Ин. 5, 43)" (45). "Исповедать пророк повелевает Ему как Богу, а хвалить велит Имя Его, которым является Спаситель" (46). "Все это дано нам именно чрез Христа, Который есть милость и истина Божия, а равно и Имя Отца, и в Нем, как Сыне, все познается" (47).

(Продолжение следует)

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 "Апология". С. 41.

2 Ин. 1, 12; 20, 31; 1 Ин. 3, 23.

3 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на псалмы. 112 // Полное собрание творений. Т. 5. Кн. 1. СПб., 1899. С. 322.

4 Там же. С. 92 (Беседы на псалмы. 8).

5 "Апология". С. 89.

6 Оборот речи "иметь" по отношению к Богу не я один применил. Апостол Иоанн Богослов говорит: "Имеяй Сына Божия, имать Живот" (1 Ин. 5, 12). Также и о. Иоанн Кронштадтский говорит о имени Божием, что в нем мы "имеем" Самого Бога со всеми свойствами Его.—Прим. иеросхим. А.

7 "Апология". С. 187.

8 "Апология". С. 50-51.

9 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Послание к монахам // Полное собрание творений. Т. 9. Кн. 2. СПб., 1903. С. 964-965 (в изложении).

10 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на послание к Римлянам. Беседа 8, § 6 //Полное собрание творений. Т. 9. Кн. 2. СПб., 1903. С. 578.

11 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Толкование на пророка Исаию. 42 // Полное собрание творений. Т. 6. Кн. 1. СПб., 1900. С. 246.

12 Св. Иоанн Кронштадтский. Богопознание и самопознание, приобретаемые из опыта. Изд. журнала "Санкт-Петербургский Духовный Вестник". 1900. С. 59.

13 Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Т. 2. СПб., 1893. С. 247.

14 Св. Иоанн Кронштадтский. Богопознание и самопознание, приобретаемые из опыта. Изд. журнала "Санкт-Петербургский Духовный Вестник". 1900. С. 115.

15 Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Т. 2. СПб., 1893. С. 309.

16 Там же. С.238.

17 Там же. С. 128.

18 Там же. С. 144.

19 Там же. С. 351.

20 Там же. С. 310.

21 Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Т. 1. М., 1899. С. 194-195.

22 Там же. С. 131.

23 Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Т. 2. СПб., 1893. С. 310.

24 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Толкование на послание к Колоссянам. Беседа 9, § 2 // Полное собрание творений. Т. 11. Кн. 1. СПб., 1905. С. 435-436.

25 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на Евангелие святого апостола Иоанна. Беседа 79, § 1 // Полное собрание творений. Т. 8. Кн. 2. СПб., 1902. С. 529.

26 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на первое послание к Коринфянам. Беседа 15, § 2 // Полное собрание творений. Т. 10. Кн. 1. СПб., 1904. С. 143 (русский перевод).

27 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на Евангелие святого апостола Иоанна. Беседа 63, § 3 // Полное собрание творений. Т. 8. Кн. 2. СПб., 1902. С. 425.

28 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на Евангелие святого апостола Иоанна. Беседа 64, § 2 // Полное собрание творений. Т. 8. Кн. 2. СПб., 1902. С. 431.

29 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Толкование на послание к Колоссянам. Беседа 9, § 2 // Полное собрание творений. Т. 11. Кн. 1. СПб., 1905. С. 435-436.

30 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на псалмы. 43 // Полное собрание творений. Т. 5. Кн. 2. СПб., 1899. С. 174.

31 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседа о том, что один Законодатель Ветхого и Нового заветов // Полное собрание творений. Т. 6. Кн. 2. СПб., 1900. С. 707.

32 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на первое послание к Коринфянам. Беседа 4, § 3 //Полное собрание творений. Т. 10. Кн. 1. СПб., 1904. С. 34-35.

33 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Беседы на послание к Римлянам. Беседа 1, § 3 // Полное собрание творений. Т. 9. Кн. 2. СПб., 1903. С. 492-493.

34 Преподобный Исихий, пресвитер Иерусалимский. Слово о трезвении и молитве. Гл. 170 // Добротолюбие. Ч. 2. М., 1882. Л. 16.

35 Св. Афанасий Александрийский. Против Аполлинария. Книга 2, 12 // Творения иже во святых отца нашего Афанасия Великого, Архиепископа Александрийского. Ч. 3. Изд. 2-е. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1903. С. 352.

36 Преподобный авва Исаия. Слово 13. О подвизавшихся и совершивших подвиг свой добре, 9 // Добротолюбие. Т. 1. М., 1895. С. 340.

37 Преподобные Варсонофий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни, в ответах на вопрошения учеников. Ответ на вопрос 443. М., 1894. С. 292.

38 Там же. С. 414 (Ответ на вопрос 666).

39 Св. Кирилл, архиепископ Иерусалимский. 14-е Огласительное Слово. 23 // Творения иже во святых отца нашего Кирилла, Архиепископа Иерусалимского. Сергиев Посад, 1893. С. 195.

40 Феофилакт, архиепископ Болгарский. Благовестник, или толкование на Святое Евангелие. Ч. 1. Евангелие от Матфея. Изд. 2-е. Казань, 1875. С. 122 (толкование на 7, 22).

41 Феофилакт, архиепископ Болгарский. Благовестник, или толкование на Святое Евангелие. Ч. 3. Евангелие от Луки. Изд. 2-е Казань, 1874. С. 133 (толкование на 9, 49).

42 Феофилакт, архиепископ Болгарский. Благовестник, или толкование на Святое Евангелие. Ч. 2. Евангелие от Марка. Изд. 2-е. Казань, 1874. С. 89-90 (толкование на 9, 38).

43 Св. Кирилл, архиепископ Александрийский. Толкование на пророка Исаию. Беседа 4 // Творения. Часть 8. М., 1890. С. 70.

44 Преп. Максим Исповедник. Толкование на молитву "Отче наш". М., 1853. С. 15.

45 Блаж. Иероним Стридонский. Толкование на книгу пророка Исаии, гл. ХХХ, 27 и след. // Творения Блаженного Иеронима Стридонского. Ч. 8. Киев, 1882. С. 62.

46 Св. Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский. Собеседования о псалмах. 99 // Полное собрание творений. Т. 5. Кн. 2. СПб., 1899. С. 942-943.

47 Там же. С. 893 (Собеседования о псалмах. 88).


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования