Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

«Продолжатель Феофана», Книга VI. ("Лев VI") [история Церкви]


Лев VI

После смерти Василия двадцать пять лет и восемь, месяцев царствовал самодержец Лев. Его брат, клирик и синкел Стефан, взращенный и воспитанный патриархом, находился при Фотии. И отправил царь, в Христополь стратилата Андрея и с ним других синклитиков со священниками, свечами и колесницами. Они извлекли из усыпальницы Михаила, положили в кипарисовый гроб, возложили на одр, обрядили с честью по-царски, доставили в город и с гимнами привезли в храм Святых апостолов — в процессии шествовали и его братья — и положили в гробницу. Затем царь отправил того же стратилата Андрея вместе с логофетом дрома Иоанном Агиополитом, человеком весьма ученым, в святую Софию, и они с амвона во всеуслышание огласили обвинения против патриарха Фотия, низвергли его с трона и отправили в ссылку в монастырь Гармонианов под названием Вордон. А синкела Стефана, своего брата, поставил патриархом, рукоположил же его первый из епископов Феофан. Прожил он в достоинстве патриарха шесть лет и пять месяцев и после смерти был похоронен в монастыре Сикеоне. Царь поставил Стилиана Зауцу магистром и логофетом дрома. Предан был город под названием Ипсила, а все жители попали в плен к агарянам. Случился большой пожар недалеко от Софии и сгорел храм святогоапостола Фомы, который царьЛеввблеске восстановил.

Царь послал в Евхаиту, чтобы привести в город Феодора Сантоварина. Но доместик схол Андрей и магистр Стефан Каломария, на которых постоянно клеветал Василию Сантоварин, доложили царю, что якобыФотий и Сантоварин замыслили поставить царем одного из родственников Фотия. И вот приказал царь, и доставили обоих во дворец в Пигах 7, и заключили каждого по отдельности. И послали расследоватьобвинения против них Магистра Стефана, доместика Андрея, патрикиев Кратера и Гумера, а также Иоанна Агиополита. Привели они патриарха Фотия, усадили с почетом в кресло, сели сами и приступили к расследованию. Доместик Андрей спросил патриарха: "Знаешь ли, господин, аввуФеодора?" А он: "Авву Феодора не знаю". Андрей: "Не знаешь авву Феодора Сантоварина?" Патриарх: "Знаю монаха Феодора, архиепископа Евхаитского". А когда привели Сантоварина, говорит ему Андрей: "Царь спрашивает, где деньги и добро моей царственности?" А он сказал: "Поскольку дал их тот, кто тогда был царем, а ныне спрашивает царь, имеет власть взять их". А Андрей: "Скажи, кого хотел ставить царем, когда советовал отцу царя лишить глаз собственного сына? Своего родственника или родственника патриарха?" А он сказал: "Не ведаю, в чем вините меня". И вот говорит магистр Стефан: "Как же сообщал царю, что уличишь в этом патриарха?" А тот, припав тотчас к ногам патриарха, сказал: "Смести меня, господин, и пусть тогда лишенного священства накажут меня как злодея, но Богом клянусь, не говорил такого царю". Патриарх же сказал: "Клянусь спасением своей души, Кир Феодор, ты — архиепископ и ныне и в грядущем". Разгневанный этим Андрей сказал: "И ты, авва, не сообщал через меня царю, что готов уличить в этом патриарха?" Тот же утверждал, что ни о чем не ведает. Возвратившись, сообщили царю, о чем говорилось. Царь пришел в неудержимый гнев и раздражение, что не нашел веских обвинений против патриарха, велел сильно бить Сантоварина и изгнал его в Афины. Потом его вернули, ослепили и сослали на Восток. Через много лет он вернул его из ссылки, поселил в городе и распорядился выдавать ему продовольствие в Новой церкви. Умер же он при Константине и Зое, его матери.

Во времена Льва герцог Лонгивардии, зять франкского короля, вбунтовался против царя и подчинил себе всю область. Узнав об этом, царь отправил препозита стола Константина со всеми западными фемами воеиать Аиона. В произошедшем сражении воины Константина понесли поржение и были убиты, а сам он едва спасся. Случилось тогда в шестом часу дня и солнечное затмение, так что на небе появились звезды; задул сильный ветер, засверкали молнии, загремел гром и на ступенях форума "вятого Константина поразило семь человек.

Осажден был агарянами Самос, взят тамошний стратиг Паспала. Лев же возводит в василеопаторы Зауцу, название этого сана он сам придумал. Дело в том, что он любил дочь Зауцы Зою, поскольку ее муж Фео-дор, прозвищем Гуниациц, был умерщвлен ядом. Когда ушел из жизни патриарх Стефан, вместо него рукополагается патриархом Антоний, по прозвищу Кавлей.

Пришла весть, что архонт Болгарии Симеон собрался походом на ромеев. Предлогом же для войны послужило следующее. Был у василеопатора Зауцы слуга — евнух, которого звали Мусик. Он подружился с купцами из Эллады, людьми жадными и корыстолюбивыми, Ставрикием и Косьмой. Желая извлечь выгоду при посредничестве Мусика, они перенесли свои дела с болгарами в город Фессалонику и стали брать с болгар огромные подати. Болгары известили об этом Симеона, а тот дал знать царю Льву. Лев же счел все пустяками, ибо чрезвычайно любил Зауцу. И вот Симеон в гневе обнажил меч против ромеев. Царь же отправил против него стратилата Кринита, которому дал большое войско и командиров. В битве, которая случилась в Македонии, ромеи потерпели поражение, убиты были и сам Кринит, и армянин Куртикий, и многие прочие. Симеон захватил хазар из дружины царя Льва, пообрезал им носы и отправил на позор ромеям в город. Увидев их, царь разгневался и послал Никиту Склира с дромонами на реку Данувий принести дары туркам, чтобы воевали они Симеона. Тот явился к ним, убедил обнажить мечи на Симеона, взял заложников и вернулся к царю. Царь же решил воевать болгар на суше и на море и морем отправляет друнгария Евстафия, а сушей Никифора Фоку — доместика схол после смерти Андрея. А как достигли они Болгарии, послал царь к Симеону квестора Константина, ибо еще хотел мира и желал договориться. Симеон же схватил Константина и заключил в тюрьму, ибо подозревал, что тот явился к нему с хитростью. А пока боролся Симеон с войском Никифора, турки напали и опустошили всю болгарскую землю. Узнав об этом, обратился Симеон против турок. А те, переправившись, вступили в битву с болгарами и разбили их наголову, так что Симеон с трудом спасся в Дистру. И предложили турки царю купить болгарских пленников. Это он и сделал, послав граждан для их выкупа. Симеон же через друнгария Евстафия попросил царя о мире. •Согласился царь и послал Льва Хиросфакта заключить его. Доместику же Никифору и друнгарию Евстафию было приказано вернуться с войском. Но Симеон даже словом не удостоил Льва Хиросфакта и заключил его в тюрьму. А пойдя на турок, всех порубил, ибо не могли те получить помощи от ромеев. А вернувшись и чванясь победой, сообщил Льву: "Пока не получу весь болгарский полон — не заключу мира". Царь согласился отдать полон, и вот явился вместе со Львом болгарин Феодор, приближенный Симеона, и взял пленных.

Поскольку доместик Никифор был чрезвычайно любим царем, василеопатор Зауца отметил его как человека могущественного и пожелал •с ним породниться при помощи брачного союза. Тот, однако, стал отказываться, дабы не внушить подозрений царю Льву, и разозленный Зауца выдвинул против него обвинения и сместил с должности. Доместиком схол вместо него был назначен магистр Катакалон. Никифор долго пребывал без дела, а потом был определен стратигом в фему Фракисиев. За свою воинскую жизнь он совершил много доблестных подвигов, водрузил много трофеев над агарянами и прочими народами и умер в доброй старости, оставив сыновей Варду и Льва, из коих Варда был царю ближайшим и любимым и сослужил ему немалую службу. Царь же, как говорилось, назначил Катакалона доместиком, отправил его против Симеона, а вместе с ним отправил и Феодосия, патрикия и протовестиария. Все фемы и тагмы переправились с Востока, завязалась битва у Булгарофига, и ромеи потерпели жестокое поражение, все погибли, а вместе с ними погиб и протовестиарий Феодосии. В это время жители Херсона убили своего стратига Симеона, сына Ионы. Агарянами был взят Корон в Каппадокии.

Царь явился в Дамиан вместе с Зоей, дочерью Зауцы, и самим Зауцей. Феофано же, его супруги, там не было, ибо она молилась у святой гробницы во Влахернах. Когда царь решил остаться в Дамиане, люди Зауцы, сын Тауца и другие составили заговор и решили ночью умертвить царя. Однако Зоя, почивавшая вместе с царем, услышав шум, выглянула в окно и заставила их замолчать. Догадавшись о страшном заговоре, она разбудила царя и сказала ему, что происходит. А тот сразу взошел на корабль и переправился в Пиги, оставив в Дамиане всех, включая Зауцу. Утром он прибыл во дворец и сместил с должности друнгария виглы Иоанна, а на его место поставил Парда, сына этериарха Николая. Выл же этот Николай верным другом царю и сообщал ему все тайны Зауцы. С тех пор не входил царь в покой Зауцы, по'ка магистр Лев, коему прозвище Феодотакис, не примирил их друг с другом.

Скончалась августа Феофано, царствовавшая двенадцать лет, провозглашенная чудотворной, явившая себя выше страсти ревности, кротко несшая возвышение Зои, жизнь совершившая в молитвах и делах милосердия.

Венчает царь Лев дочь Зауцы Зою, и благословляет ее дворцовый священник,коему прозвание Синап.Благословивший же был смещен, а она, процарствовав один год и восемь месяцев, скончалась. И нашли гроб, дабы положить в него ее тело, и вырезана была на нем такая надпись: "Дочь Вавилона несчастная".

Донесли царю на Мусика и Ставракия, что принимают дары от стратигов и архонтов и посредничают за них перед василеопатором. Как-то раз Ставракий с письмом какого-то стратига пришел к василеопатору, а стоящий на террасе царь увидел это, зашел вслед за ним и, обняв за плечи, вывел вон, якобы чтобы Ставракия спросить о стратигах, привел к Монофире, отнял письмо, встряхнул хорошенько и отдал каким-то людям, чтобы увели из дворца и постригли в монахи. Узнавший об этом Мусик пришел в отчаяние. Когда же раз Мусик был у Зауцы, явился царь, вытолкал его взашей и велел китониту Христофору постричь его в Студии. Вскоре скончался во дворце Зауца, его пронесли через Вуколеон и похоронили в монастыре Кавлея.

Эпикт Василий, жаждая царского достоинства, сдружился с кувикуларием Самоной из агарян. Он открылся перед Самоной и сказал, что если умрет наша тетка Зоя, женится царь на другой женщине и прогонит нас. Дай мне слово, что сохранишь тайну и расскажу тебе все, что задумал. Тот это сделал, и раскрыл он ему свой замысел. Самона же пришел к царю и сказал: "Хочу, господин, с глаза на глаз сообщить нечто, о чем если расскажу, будет погибель мне, если умолчу — тебе". И рассказал царю весь заговор Василия. Но царь не поверил его словам и спросил, не по чужому ли внушению такое сказал. Самона же говорит: "Если хочешь убедиться, отправь кого хочешь в мой покой, я спрячу этих людей в укрытии, и пусть запишут все, что сказано будет между мной и Василием, и тогда убедишься, что нет в сказанном и слова лжи". И вот посылает царь протовестиария Христофора вместе с китонитом Калокиром. Они пришли в покой Самоны и спрятались. Самона же, поймав Василия на приманку, и дав ему клятвенные заверения, заставил снова ясно описать весь заговор и перечислить заговорщиков. Калокир и Христофор все это слушали и записывали. Пока те завтракали, они пошли и зачитали царю свою запись. И сразу призвал он Василия, дал ему двадцать четыре тысячи ми-лиарисиев, как милость его тетки Зои, и отправил в Македонию. Сообщника же его — друнгария виглы Парда отправил будто бы привести к нему Стипиота, а тот, предупрежденный царским письмом, заточил его. Это-риарха Николая изгнал из города. Вернув из Македонии Василия, допросил его, тяжко бил, спалил волосы и, проведя в процессии по городу, изгнал в Афины. Собрав всех магистров и вельмож, царь огласил перед ними донесения Самоны. Они превознесли его как спасителя императорской жизни и признали достойным высшей чести. Царь тотчас удостоил его сана протоспафария и сделал своим ближним.

Скончался патриарх Стефан, и вместо него был рукоположен Николай Мистик, в мудрости выдающийся и с благочинным нравом. Был захвачен агарянами город Димитриада, который в феме Эллада.

Царь Лев венчает Анну, дочь Зои, внучку Зауцы, ибо не мог устраивать царские приемы без августы. Взял царь деву из фемы Опсикия, красивую и прекрасную. Имя же ей Евдокия. Женился и венчал ее. Она родила ему мальчика, при этом и она сама и ребенок скончались.

Соорудил царь вблизи храма Святых апостолов церковь в честь прежней жены своей Феофано. Соорудил и церковь святого Лазаря в Топах, а в ней основал монастырь мужей скопцов. Туда перенес и похоронил тела святого Лазаря и сестры его Магдалины. Пока флот занимался сооружением церквей, афры захватили Тавромений в Сицилии и убили множество ромеев. Взяли агаряне Лемнос и пленили огромное войско.

Во время царского выхода в святой Мокий, в день пятидесятницы, когда царь вошел в церковь и приблизился к святым вратам, некто, сойдя с амвона, толстой и тяжелой палкой ударил его по голове. И убил бы царя на месте, если бы вмешательством некоего провидения конец палицы не зацепился за поликандил, ослабив силу удара. Кровь хлынула из головы царя, началось смятение, и вельможи бросились в бегство. Брат жеего Александр под предлогом болезни не участвовал в шествии и потому избежал подозрения в заговоре. Ударившего царя схватили, подвергли множеству пыток, а когда он отказался назвать сообщников, отрубили руки и ноги и сожгли у меты на ипподроме. С тех пор отменен был сей выход. Через некоторое время мудрейший монах Марк, эконом сей церкви, который исполнил в великую субботу тетраодий великого Косьмы, трапезничая вместе с царем, молил Льва не отменять сего выхода. Царь отказывался, в Марк сказал: "Не гневайся и не сердись, царь, ибо предначертано было пророком Давидом претерпеть тебе это, ибо рек он: „Все разрушил враг во святилище, рыкают враги твои среди собраний твоих, суждено тебе, господин, владеть отныне царством десять лет". Так и случилось: как исполнилось десять лет в тот же день, когда был ударен, скончался.

И была Зоя четвертой царской женой и пребывала во дворце с царем невенчанной. Болгарские набеги тревожили ромеев, и агаряне, узнавоб этом,послали флот,поставив стратигом Льва Триполийского, родом из города Атталии, отступившегося от христианского благочестия. Триполис же, который в Финикии, называется так, ибо разделен между тремя родами колонистов: арадийцами, тирийцами и сидонцами. И когда отправился царь в эмпорий Вутия, дабы освятить монастырь своего протовестиария Христофора, пришлавесть,чтонаступает Триполитянин с сарацинским флотом на Константинополь. И послал царь Евстафия, в то время друнгария, с флотом против Триполитянина. Но не смог он против него бороться и вернулся ни с чем. Следуя за ним по иятам, Триполитянин вошел в Авидос и достиг Пария. Весть об этом ввергла царя в малодушие и страх.

И вот, вручив морские силы протасикриту Имерию, он послал его против Триполитянина. Тот миновал Авидос на Геллеспонте, который населяли милетские выходцы (Геллеспонтом же называется от Геллы, сестры Фрикса, упавшей там в море), и Эгейское море (получило наименование от водяного потока, прыгающего вроде козла), причалив к Стровилу, который у Кивиры (Стровил — от местоположения, Кивира — от Кивира, брата Марса и Кидрама), и к Лампсаку (назван так от сияния света, который^ночыо по мольбам фокейцев, закладывавших город, зажжен был Богом — и хорошо было заложено основание), потом прошел Имврос (назван так по Имврос, сыну Анфоса, чей отец Стафил — любимейший сын Диониса), миновал Самофракию и приблизился к Фасосу, который древниеименовалиХрисой(Самофракияже — полуостроввоФракии, прежде именовавшийся из-за изобилия зверей Фириусой, нимф святилище, потом же, разделенный потоком, он превратился в остров, был захвачен переселенцами с Самоса и назван Самофракией), и настиг врага. Впрочем, приблизиться к его флоту он не осмелился. Триполитянин сам по себе и по побуждению божию повернул назад и в Фессалонике, которую взял, схватил Льва, ее стратига, коему прозвище Хаджилак, и учинил великую резню и кровопролитие.36

Некий кувикуларий Родофил был отправлен по каким-тоделам в Сицилию и вез с собой сто литр золота. Заболев по дороге, онпошел в Фессалонику омыться в бане и облегчить страдания.Триполитянин схватил его и, узнав, что при нем золото, долго пытал, тот, однако, утверждал, что ничего у него нет, и был убит. Золото же он оставил на дороге, и его взял проходивший мимо асикрит Симеон, тот, что стал потом патрикием и протасикритом. Поскольку Триполитянин хотел разрушить город, Симеон сообщает ему: пусть возьмет у него деньги и воздержится от разрушения города. Так все и случилось, и сарацинский флот отправился восвояси. Узнав об этом, Имерий бросается его преследовать. Они же приплыли к Криту, отдали его жителям часть добычи и, вернувшись на родину, оставили Имерия ни с чем у Лемноса.

22.Был у царя ипостратиг Анатолика патрикий Евстафий, происходивший из доброго и прекрасного рода Аргиров. Он воевал и одолевал исмаилитов не раз, а многократно, отмечен был и силой, и мощью, и мужеством, и разумом, и целомудрием, и справедливостью. И находился при нем Андроник из Дук. Агаряне боялись Евстафия Аргира, даже имя его наполняло их страхом и ужасом. Самона же под предлогом, будто отправляется в свой монастырь, Спира по названию, расположенный в Даматри, бежал с деньгами и лошадьми, а казенным коням на каждой станции подрезал поджилки. И вот посылает царь в погоню за ним этериарха Василия Каматира и Георгия Кринита. Когда же собрался Самона переправиться через Галис, его настиг и схватил друнгарий Никифор Каллона. Самона взмолился и стал предлагать выкуп. А когда тот не внял, прибег к кресту в Сирихе и говорил, будто пришел туда ради молитвы.

И вот прибыл Константин, сын Андроника Дуки, забрал Самону и вернулся в город. И приказал царь сторожить его в доме кесаря Варды. И спросил Константина, правда ли, что тот бежал в Сирию. И узнав, что правда, велел умолчать об этом и, если спросят в синклите, говорить, что пришел тот в Сириху ради молитвы. Ибо хотел царь помиловать Самону. И призвав синклит и выведя к нему Константина, спросил так: "Ответь во имя Бога и жизни моей, бежал ли Самона в Сирию, да или нет?" А он, уважая клятву (прежде он не клялся, а просто в ответ на просьбу, обещал говорить не так, как было),подтвердил перед всеми, что Самона бежал в Сирию. С гневом отослал царь Константина, а Самону удалил С глаз долой на четыре месяца в дом кесаря, потом же удостоил его и вида царского, и беседы.

23.Четвертая жена Льва Зоя родила сына Константина, а во время родов явилась на небе комета, лучи на восток испускавшая, сиявшая сорок дней и ночей. Крещен же был Константин патриархом Николаем в Великой церкви в святой день крещения, восприняли же его от святого крещения Александр, родной брат царя, патрикий Самона и все вельможи. И стала тогда Кифа приютом для престарелых, а блудниц оттуда изгнали. Обвенчал царя Льва с Зоей священник Фома, которого низложили. И провозгласил Лев ее царицей. По этой причине не позволил патриарх царю вступать в церковь, потому и входил Лев с правой стороны, в митаторий.

Назначен был Самона паракимоменом, ибо содействовал царю во всяком беззаконии и зле. И начали они злоумышлять против церкви. Призвал он патриарха Николая первого числа февраля месяца и долго просил признать четвертый брак, а поскольку убедить не смог, прямо с пира посадили его в Вуколеоне на малое суденышко и переправили в Ие-рию, откуда он с трудом добрался до Галакрин, ибо было там тогда много снега. Рукополагается патриархом синкел Евфимий, муж священно-достойный, скромный и богобоязненный, который, как говорят, получил священство по божественному откровению, ибо задумал царь издать мерзкий закон, что может муж иметь три жены или четыре, и много ученых содействовали ему в этом.

В июне месяце позвал царя Константин Липе в свой монастырь вблизи Святых апостолов, дабы совершил освящение и позавтракал. И начался ветер, который зовется липе, сильно дул до третьего часа, рушил дома и церкви, так что все бежали в открытые места и говорили, что быть бы концу света, если бы божье человеколюбие не уняло дождем эту бурю.

Когда отплыл агарянский флот против ромеев, царь назначил логофета дрома Имерия командующим всем флотом. Приказано было и Андронику Дуке соединиться с Имерием и воевать агарян. Но Самона, оставаясь неизменным врагом Андронику, копал ему яму, одевал путы на-ноги, ненавидел же его из-за помехи в бегстве. Он подговорил одного человека тайно написать Андронику, чтобы не садился на корабли, ибо, по его словам, Имерий получил приказ от царя, коего подговорил Самона, схватить и ослепить тебя. Все время побуждал Имерий Андроника сесть на корабли, ибо теснят агаряне, но тот уклонялся и отказывался это делать. И Имерий в одиночку в день памяти святого Фомы вступил в битву и одержал великую победу. Андроник об этом узнал, пришел в отчаяние, вместе с родственниками своими и слугами занял город Кавалу и учинил мятеж. Самона же, давно поджидавший удобного случая, сказал царю: "Не всегда ли говорил я тебе, господин, что Дука — бунтарь, мятежник и враг твоей царственности?" И тотчас послал он доместика схол Григория Ивирицу, зятя Андроника, воевать его.

Узнал об этом Андроник, услышал также о том, как изгнан был из церкви патриарх Николай, и всем домом бежал к агарянам, выступившим тогда против ромеев. Амермума принял его торжественно и с честью. Опечалился царь из-за Андроника и пожелал послать ему собственноручно подписанное письмо, чтобы вернулся к ромеям. Посоветовал кто-то царю, чтобы приветил он кого-нибудь из сарацин претория и отправил его в Сирию с подписанным письмом. Он так и сделал. Написал киноварью, скрепил золотой печатью и запечатал снаружи кусочком воска. Когда вышел сарацин от царя, подозвал его Симона и сказал: "Знаешь, что несешь?" — и прибавил: "воск, который держишь в руках, — гибель для Сирии". Он дал ему денег и велел вручить письмо в руки визирю. Сарацин пошел и сделал, как велел Самона. Андроник был схвачен и брошен в тюрьму со всеми своими родственниками. Он понял, что случилось это из-за коварства Самоны, и вынужден был вместе со своими отречься от веры. Константин же, его сын, зная, что уйти оттуда невозможно, воспользовался советом отца и бежал из Сирии, вернулся со своими спутниками к царю, а царь щедро его одарил и, встав с восточной стороны от образа Господа и Спасителя нашего, сказал ему: "Да не введет тебя в заблуждение молва, глаголящая, что воцарится над ромеями Константин. Клянусь всевидящей справедливостью и образом Господа нашего, не достанется тебе царства, хотя зовешься ты Константином, но перейдет оно по божьему повелению от предков к любимому моему сыну, в чем я получил подтверждение у многих святых отцов. Если же попытаешься убить его, пронесут твою голову через эти ворота отдельно от тела". Так нее и случилось, ибо поднял он мятеж, и пронесли его голову, замаранную кровью и грязью, через эти самые ворота.

Царь по какому-то подозрению сместил с поста друнгария виглы Евстафия Аргира и отправил в его имение в Харсиан. По дороге к Арапу он был отравлен одним из своих людей, умер и был похоронен в Сипни (это вершина Арана). Потом его сыновья, Пофос и Лев, имевшие достоин ство манглавитов, перенесли и похоронили его в родовом их монастыре святой Елизаветы в феме Харсиана, освященном их предком турмархом Львом. Это тот самый, что получил имя Аргира, то ли из-за чистоты и спн-тости тела, то ли из-за красоты и благородства облика, то ли из-за характера рода и собственного мужества. Ведь не было второго такого поит при царе Михаиле. Не раз вместе со своими людьми сходился он и бою с агарянами из Тефрики, обращал их в бегство и обрекал гибели, так что само имя его ввергало их в дрожь и трепет.

Для обмена пленными явились из Тарса Авелвак и отец Самоны. Царь принял их, большой красой украсив Магнавру. Нарядил он иВеликую церковь и показал агарянам всю ценную утварь.Недостойно:>и> было для христианина выставлять на обозрение неверным и инородцам богослужебную утварь. Отец Самоны пожелал остаться с сыном, тот, од нако, ему отказал и убедил вернуться домой и держаться собственной веры. "А я, — сказал он, — как смогу, скоро вернусь к тебе".

В день пятидесятницы венчает царь Лев своего сына Константина руками патриарха Евфимия. Самона же отдал своего человека Константина,прежде служившего магистру и каниклию Василию, подначало

августе. Сама царица и Лев так его полюбили, что даже Самона начал ему завидовать и клеветал, будто тот сблизился с августой. Царь принял это за правду и послал людей постричь Константина в монастырь святого Тарасия, и дело это поручил самому Самоне. Вскоре, однако, царь пожелал вернуть Константина и приказал Самоне перевести его в монастырь Спиры. А когда совершал царь выход в Даматри и завтракал в монастыре Самоны, увидел он Константина и тотчас о нем распорядился. И вот одели Константина в мирское платье, дали за завтраком в руки царский кубок, и вернулся он с царем во дворец. Самона же, видя, как растет царская любовь к Константину, сочинил вместе с великим китонитом и Михаилом Цирифоном письмо, наполненное клеветой на царя. Составив: его с помощью секретаря Самоны Константина Родосца, они подбрасывают его в митаторий. Царь, явившись в Великую церковь и войдя в митаторий, нашел письмо в том месте, на котором молился. Он прочел его, весьма огорчился и принялся разыскивать того, кто бы мог это сделать.

Случилось лунное затмение. Царь же, призвал синнадского митрополита Панталеона, желая узнать у него, чем грозит затмение. Когда тот явился к царю, Самона спросил его: "Кому беда?" А тот сказал: "Тебе, ноеслн переживешь тринадцатое июля, никакого зла не потерпишь". Царю же сказал, что грозит затмение второму лицу. Царь решил, что это относится к его брату Александру. Цирифон потом тайно сознался царю, что письмо написал Самона. Лев тотчас повелел Самону удалить из дворца, постричь его в монахи и отправить в монастырь Мартинакия. Он сделал Константина паракимоменом, соорудил для негомонастырь в Носиях и явился туда вместе с патриархом Евфимием и освятил его.

В октябре месяце произошло морское сражение между логофетом Имерием и агарянами Дамианом и Львом, стратигом же Самоса был Роман — будущий император. Поражение потерпел Имерий, - который едва спасся и чуть не погубил всех своих воинов.

Постигнутый желудочной болезнью царь Лев настолько обессилел, что, овладев собой, с трудом смог по царскому обычаю произнести: "Видите, как зачах и иссох я от болезни. Вряд ли пребуду с вами до дня христова воскресенья". Случился пожар в кирулариях Великой церкви, при этом сгорели все ящики и ларцы с бумагами и документами патриаршьей сакелы. Одиннадцатого мая, в день третий, пятнадцатого индикта скончался царь Лев, передав царство своему брату Александру. Рассказывают, что, увидев приближающегося к нему Александра, Лев сказал: "Дурное случится через тринадцать месяцев". И горячо просил беречь его сына Константина.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования