Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Вашингтон Ирвинг. Крестовый поход Великого магистра ордена Алькантара. Фрагмент из книги "Альгамбра". [беллетристика]


Как-то утром, перелистывая в университетской библиотеке старинные хроники, я напал на небольшой эпизод истории Гранады, столь характерный для того неуемного рвения, с каким христиане порой ополчались против этого прекрасного, но обреченного города, что меня потянуло извлечь его из пергаментной гробницы на свет Божий и представить на суд читателю.

В лето Господне 1394-е Великим магистром ордена Аль-кантара* был доблестный и набожный рыцарь, по имени Мартин Яньес де Барбудо, снедаемый пламенным желанием послужить Христу и сокрушить мавров. К несчастью для этого отважного и благочестивого воителя, между христианской и мусульманской державами царил прочный мир. На кастильский престол недавно взошел Энрике III**, а гранадский унаследовал Юсуф бен Мухаммед, и оба склонны были жить в том же согласии, что и их отцы. Великий м¬гистр скорбно озирал украшавшие палаты его замка мавританские знамена и оружие, памятники доблести его предшественников, и горько сетовал, что обречен судьбой на бесславное прозябание.

Наконец терпение его истощилось и, понимая, что большой войны не предвидится, он решил на свой страх и риск затеять малую. Так гласят одни старинные хроники; другие же объясняют эту внезапную и пылкую решимость нижеследующим образом.

Однажды, когда Великий магистр сидел у стола с несколькими своими рыцарями, в палату вдруг вошел высокий, тощий и костистый человек, с изможденным лицом и огненным взором. Судя по всему, это был отшельник, в молодости бывший воином, под старость удалившийся в пещеру на покаянье. Он подошел к столу и ударил по нему кулаком, который, казалось, был выкован из стали.

— Рыцари, — сказал он, — почему вы сидите здесь в праздности, а оружие ваше ржавеет по стенам, когда враги истинной веры владычествуют над прекраснейшим Испанским краем?

— Святой отец, что же нам делать, — отозвался Великий магистр, — если войны нет и в помине и мечи наши удерживаются договором о мире? 
 
— Внимай же моей вести, — сказал отшельник. — Сидя поздней ночью у входа в свою пещеру и созерцая небеса, я забылся думой, и чудное видение предстало мне. Я видел ущербную луну, вернее, блистающий серебром полумесяц, в небе над Гранадским царством. И вдруг в небесах возгорелась звезда и, увлекая за собой все звезды небесные, ринулась на луну и низвергла ее с небосвода — и твердь озарилась сиянием этой пламенной звезды. Я смотрел, как бы ослепленный дивным зрелищем, и рядом со мной возник некто с белоснежными крылами и сверкающим ликом.

"О муж молитвы, — сказал он, — иди к Великому магистру Алькантары и поведай ему о своем видении. Ибо пламенная звезда — это он: ему суждено изгнать мусульманский полумесяц из пределов Испанского края. Пусть смело обнажит меч и завершает то, что встарь начал Пелайо, и победа осенит его знамя".

Великий магистр счел отшельника посланцем Небес и далее слушался его во всем. По его совету он отправил двух отважнейших рыцарей в полном вооружении послами к мавританскому эмиру. Они беспрепятственно въехали в ворота Гранады, ибо две державы были в мире, и двинулись в Альгамбру, где их сразу провели к эмиру в Посольский Чертог. Они изложили, что им было поручено, резко и напрямик.

— Мы посланцы, о эмир, дона Мартина Яньеса де Барбудо, Великого магистра ордена Алькантара; он утверждает нашими устами, что вера Иисуса единственная и святая, а
вера Магомета лживая и презренная, и, если ты не согласен с этим, вызывает тебя на рукопашный поединок. Если ты откажешься, он вызывает на бой двести твоих рыцарей против ста его, и так до тысячи, один христианин против двух мусульман. Помни, о эмир, что отвергнуть вызов ты не можешь, ибо твой Пророк, зная слабость своего учения, завещал своим приверженцам насаждать его оружием.

Борода эмира Юсуфа затряслась от гнева.

- Ваш магистр Алькантары, — сказал он, — видно, сошел с ума, раз шлет такие посольства, а вы — предерзкие рыцари.

Сказав так, он приказал бросить послов в темницу, чтобы они набрались там учтивости; по дороге же туда им пришлось худо от простонародья, возмущенного оскорблением своему государю и вере.

Великий магистр Алькантары едва поверил ушам, узнав про обхождение со своими послами, зато отшельник возликовал.

— Господь, — сказал он, — ослепил этого нечестивца, чтобы подготовить его падение. Раз он не ответил на вызов, считай его принятым. Собирай же войско и выступай на Гранаду; иди без задержки, пока не завидишь Эльвирину гору. Свершится чудо. Грянет великая битва, и враг будет разгромлен, но ни один из твоих воинов не погибнет.

Великий магистр призвал к оружию всех, готовых пора¬деть о христианской вере. Вскоре под знамя его собрались три сотни конников и тысяча пеших воинов. Всадники были закалены в боях и хорошо вооружены, пехота — необучен¬ная и нестройная. Однако победить они все равно должны были чудом, а Великий магистр веровал безоглядно и знал, что чудо тем больше, чем невероятнее. И он смело выступил в поход с малым войском; отшельник шагал впереди, с крес¬том и орденским значком на конце длинного шеста.

У стен Кордовы их впопыхах нагнали послы от кастильского государя с запретом двигаться дальше. Великий магистр был человек упорный и неукротимый, — иначе говоря, упрямец тот еще.

— В любом ином походе, — отвечал он, — я повиновался бы грамотам государя моего короля, однако ныне я призван властью высшей, нежели королевская. Я воздвиг крест против нечестивых, и повернуть сейчас назад, ничего не достигнув, — значит предать знамя Христово.

Протрубили трубы, крест вознесся над войском, и рать ревнителей веры двинулась дальше. Народ на улицах Кордовы был изумлен при виде отшельника с воздетым крестом во главе вооруженного отряда; но, узнав о предстоящей чудесной победе и низвержении Гранады, мастеровые и ремесленники побросали лачуги и примкнули к крестоносцам; за ними увязалась толпа всякого сброда в надежде пограбить.

Знатные рыцари Кордовы, которым не верилось в обетованное чудо и которые, напротив, опасались дурных последствий этого беспричинного набега на мавританские земли, съехались у моста через Гвадалквивир и упрашивали Великого магистра воздержаться от похода. Но он был глух к мольбам, увещеваниям и угрозам; приверженцы его, сказав, что не может быть компромиссов в деле веры, криками сво-
ими положили конец переговорам; крест снова поднялся над головами, и мост был перейден.

Толпа крестоносцев возрастала: когда великий магистр достиг твердыни Алькала ла Реаль, которая высится на горе над гранадской Вегой, под знаменем его было уже больше пяти тысяч пеших воинов.

В Алькала навстречу ему выступили Алонсо Фернандес де Кордова, правитель Агилара, брат его Диего Фернандес, маршал Кастилии, и другие доблестные, испытанные рыцари. Они преградили путь Великому магистру.

— Дон Мартин, что это за безумие? — говорили они. — У мавританского эмира под рукой две сотни тысяч пеших воинов и пять тысяч конных; неужели ты думаешь одолеть их со своей горсткой рыцарей и горластым сбродом? Вспомни, что постигло других христианских военачальников, которые спускались с этих гор с войском вдесятеро большим против твоего. Подумай также об уроне королевству от вероломного проступка вельможи твоего сана, Великого магистра ордена Алькантара. Остановись, умоляем тебя, пока мир еще не нарушен! Дождись в наших пределах ответа эмира Гранады на твой вызов. Если он согласится на поединок с тобой, если выйдут по двое или по трое с каждой стороны, — это твое дело и бейся во имя Господне; если же он откажется, ты можешь вернуться со славой, а мавры будут
опозорены.

Нескольким рыцарям, до той поры ревностным приверженцам Великого магистра, доводы показались разумными, и они предложили ему послушаться доброго совета.

— Рыцари, — ответил он Алонсо Фернандесу де Кордова и его спутникам, — благодарю вас за совет, данный, я знаю, от чистого сердца; если бы я искал славы для себя, я, может статься, и последовал бы ему. Но я призван явить торжество нашей веры, и Господь явит чудо моей рукой. Что до вас, рыцари, — обратился он к своим заколебавшимся сторонникам, — то, если в сердца ваши закралась робость или вы сожалеете о том, что пошли на великое дело, возвращайтесь с Богом, и благословение мое пребудет с вами. Я же, если даже останусь вдвоем с этим святым отшельником, все равно пойду вперед, и мне суждено водрузить наше святое знамя на стенах Гранады либо сгинуть в сече.

— Дон Мартин Яньес де Барбудо, — отвечали рыцари, — мы не из тех, кто оставляет своего предводителя, сколь бы ни был он опрометчив в решениях. Мы предостерегли, и только. Веди же нас, и если на смерть, то умрем мы рядом с тобой!

Тем временем пешее воинство заволновалось. "Вперед! Вперед! — кричали они. — Вперед, за веру!" И по знаку Великого магистра отшельник снова вознес крест над головами воинов, и они вступили в горное ущелье с торжественными песнопениями.

На ночь они встали лагерем у реки Асорес, а поутру, в воскресный день, перешли границу. На пути их возникла atalaya, одинокая башня, воздвигнутая на скале: это была пограничная застава, с которой подавали весть о вторжениях. Поэтому она звалась El Torre del Exea (Башня-соглядатай). Великий магистр остановил войско и приказал башенной страже сдаться. В ответ на него обрушили град камней и ливень стрел; один воин был ранен в руку, и три убиты.

— Как же так, святой отец? — сказал он отшельнику. — Ты ведь уверял, что из моего войска не погибнет никто!

— Так и будет, сын мой; я говорил тебе о великой битве с владыкой нечестивых. Есть ли нужда в чуде, чтобы взять эту жалкую башенку?

Эти слова убедили Великого магистра. Он приказал обложить башню бревнами и хворостом и спалить ее. Пока что с мулов сгрузили съестные припасы, и крестоносцы расселись на траве, подальше от вражеских лучников, чтобы подкрепить силы перед предстоящими ратными подвигами. В это время вдали внезапно появилось мавританское войско. Воины с башни огнем и дымом подали сигнал "неприятель нарушил границу", и повелитель Гранады выступил навстречу врагу с сильной ратью.

Крестоносцы, которых едва не застали врасплох, схватились за оружие и приготовились к бою. Великий магистр приказал своим тремстам всадникам сойти с коней и драться в общем пешем строю. Но мавры молниеносным ударом отрезали рыцарей от пехоты и не дали войску соединиться. Великий магистр возгласил старинный боевой клич: "Сантьяго! Сантьяго! Испания, на бой!" Он и его рыцари устояли под яростным натиском, но были окружены бесчисленными врагами; их осыпали камнями, стрелами, дротиками и аркебузными пулями. Они не дрогнули и учинили страшное побоище. Отшельник врубился в самую гущу. Одной рукой он вздымал крест, другой неистово разил мечом, сокрушая ряды врагов, пока, весь иссеченный, не рухнул на-земь. Великий магистр видел это и наконец понял, что про-рочество не сбылось. Отчаявшись, он сражался еще ярост-нее, но и его одолела вражья сила. Тем же святым рвением одушевлены были и его преданные рыцари. Никто не обра-тился вспять, никто не запросил пощады — все стояли на-смерть. Из пеших воинов многие были убиты, многие взяты в плен, кое-кто спасся в Алькала ла Реаль. Когда мавры принялись обирать убитых, оказалось, что раны у всех рыцарей спереди.

Так были разгромлены незадачливые крестоносцы. Мав-ы хвастали победой как доказательством превосходства своей веры, и Гранада встретила своего эмира всенародным ликованием.

Поход этот, вне всяких сомнений, был затеян незаконно, вопреки прямому запрету короля Кастилии, и державы остались в мире. Мавры даже оказали почтение доблести Великого магистра и с готовностью выдали его тело дону Алонсо Фернандесу де Кордова, который явился за этим из Алькала. Приграничные жители христианского королевства воздали павшему скорбные почести. Тело его возложили на носилки, застланные флагом ордена Алькантара, перед носилками несли сломанный крест — знак нерушимого упования и роковой неудачи. Похоронное шествие пронесло его останки тем же горным перевалом, на который он устремился с такой решимостью. И всюду по пути, в городах и селениях, жители провожали носилки слезами и рыданиями, оплакивая доблестного рыцаря и мученика веры. Тело его было погребено в часовне монастыря Санта Мария де Альмоковара, и на гробнице по сей день видны затейливые старинные буквы — надпись, свидетельствующая о его отваге: "Aqui yaz aquel que par neua cosa nunca eve pavor en seu corazon" ("Здесь покоится тот, чье сердце не ведало страха").

-------------

* Алькантара - испанский духовно-рыцарский орден, учрежденный в 1156 г. Прославился в борьбе с маврами. С 1213 г. его центр - отнятый у арабов г. Алькантара. В 1808 г. упразднен

** Энрике III (1379 - 1406) - король Кастилии с 1390 г. Отличался слабым здоровьем, но был умен и обладал также твердой волей. В 13 лет объявил себя совершеннолетним и взял всю полоту власти в свои руки. При нем Кастилия стала богатым, процветающим государством.

Перевод В. Муравьева

Публикуется по изданию: Вашингтон Ирвинг, "Альгамбра", Издательство "Наука", 1979 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования