Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Д-р Владимир Мосс. Как не посадить корабль на мель или к вопросу о нераскачивании лодки. [экклесиология]


"Скройте правду, - гласит популярная греческая поговорка, -- и вы скроете Христа". "Опубликуйте -- и вас проклянут!" -- таков возможно наиболее точный современный ее эквивалент, в котором "проклятие" приходит от суда общественного мнения, а не от Божьего. Разница важна. За публикацию правды надо платить. И мы должны выбирать цену: кем быть проклятыми -- людьми или Богом.

Но всегда ли необходимо публиковать правду? Да. Это правда, что Апостол Павел говорит: "И не участвуйте в безплодных делах тьмы, но и обличайте их"(Еф. 5, 11). Но не следует ли нам также закрывать глаза на грехи нашего ближнего и оставлять их на суд Божий? В конце концов и сам Бог говорит: "Не судите, да не судимы будете"(Мф 7, 1). С такой интрепретацией слов Апостола Павла не согласен Святой Иоанн Златоуст."Павел не сказал - "судите", но сказал - "обличайте". И это правильно. И слова "Не судите, да не судимы будете" он говорил, имея ввиду очень незначительные грехи..."(1).

Итак, нам следует не обращать внимание на грехи ближнего, если они незначительные, но осуждать и выявлять их, если они значительны и подают плохой пример другим - "для теста надо совсем немного закваски". Действительно, сокрытие значительных грехов и не изобличение их -- есть серьезный грех согласно тому же Апостолу. "Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и притом такое блудодеяние, какого не слышно даже у язычников, что некто вместо жены имеет жену отца своего. И вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать, дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело? А я, отсутствуя телом, но присутствуя у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа... Ибо, что мне судить и внешних?... Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас." (1-е Кор. 5:1 - 5,12-13).

Если тяжкие грехи даже мирян должны быть осуждены публично в Церкви, то как быть с каноническими грехами иерархов? Кажется очевидным, что они также должны быть осуждены публично в Церкви. В конце концов, это то, чего требует каноническое право Святой Церкви. И если тяжкие грехи мирян, которые, как правило, касаются небольшой группы людей, должны быть осуждены публично, то и канонические грехи иерархов, которые обычно совершаются принародно и влияют, прямо или косвенно, на много большее количество людей, тем более должны быть осуждены публично. Из этого, конечно, следует то, что публичные протесты против явно совершаемых канонических нарушений не только допустимы, но даже обязательны, тем более, как мы видим, в настоящее время частные увещевания цели не достигают, а иерархи сами себя не исправляют.

Однако, это заключение оспаривается многими, особенно среди духовенства. Сегодня почти во всех православных юрисдикциях среди духовенства существует практика сокрытия грехов друг друга, как если бы духовенство было (как во времена средневекового католицизма) чем-то вроде закрытой корпорации, которая существует только для того, чтобы защищать интересы собственных членов, а не для спасения всех разумных овец Христовых. Когда протесты против грехов духовенства исходят от рядовых членов Церкви, то они обычно безоговорочно отклоняются с такими формулировками, как "надуманные" (даже когда правду о грехе невозможно оспорить), "несвоевременные" (кажется, никогда не наступит правильное время для протеста) или вообще "не дело мирян". Если протесты раздаются все громче, и нарушение не может быть более сокрыто от общественности, то тут же протестующих начинают обвинять в "раскачивании лодки", в посрамлении Церкви перед всем миром, даже в отпугивании людей от присоединения к Церкви.

Давайте рассмотрим эти аргументы более тщательно.

***

Позвольте нам предоставить первое слово тем, кто желает заглушить голоса протестующих. С их точки зрения было бы лучше для всех, если бы скандалы Церкви могли разрешаться епископами без вмешательства или протестов мирян. В конце концов, это функция, вернее, одна из функций иерархии. Ведь мы выбираем в иерархи именно такого человека, который, как мы полагаем, обладает и достаточными знаниями и мужеством, чтобы лечить раны Церкви посредством благодати, обретенной при таинстве рукоположения. Проблема состоит в том, что по Божьему Провидению, после Апостольских времен не было такого периода, когда иерархии удавалось бы руководить Церковью в соответствии со святыми догматами и канонами без помощи низшего духовенства и мирян....

Если мы посмотрим на историю Православной Церкви, мы будем поражены постоянной борьбой за веру и канонический порядок и вовлечением всех слоев Церкви в эту борьбу. Слова "Мир на земли", подразумевающие свободу от внутренних раздоров и ссор, никогда не были характеристикой судьбы Церкви на Земле. Во времена Вселенских соборов не только епископство и патриархаты постоянно враждовали друг с другом, но и миряне также часто выступали публично против своих иерархов, когда те предавали веру.

Иногда порядок восстанавливался только благодаря вмешательству монархов, тому пример вмешательство священной императорской четы Маркиана и Пульхерии во время Четвертого Вселенского Собора. Святой Исидор Пелусинский одобрил это вмешательство, написав следующее: "Прежде те, кто жил евангельской и апостольской жизнью, и удостаивался чести духовного сана, являли угрозу власти монархов, но теперь монаршья власть является угрозой священству. Вернее, здесь говорится не о "священстве", а о тех, кто делает вид, что выполняют работу священства, а на самом деле их действия оскорбляют истинное священство. Вот почему мне кажется,что монаршья власть действует справедливо".

То было справедливо по мнению Исидора, так как "хотя существует огромная разница между священством и монархией (первое руководит душой, второе -- телом), тем не менее, они стремятся к одной и той же цели -- спасению граждан". (2)

Там была борьба не только против выступлений отъявленных еретиков, таких как Арий и Несторий. Так Святой Феодор Студит известен не только своей непримиримой борьбой со святыми патриархами Тарасием и Никифором, но также и против иконоборческой ереси. А главная борьба в середине 9 века происходила как между двумя святыми патриархами Фотием и Игнатием, так и между ними и еретиком папой Николаем...

Видимо в тот период христиане всех уровней намного меньше воздерживались от критики своих иерархов, чем сейчас. Аргумент, наиболее часто используемый для подавления инакомыслия -- "это дело иерархов, а не ваше" -- был отклонен еще в Древней Церкви. Так, в Апостольских постановлениях мы читаем: "эти овцы не неразумные, то есть разумные существа, и мы говорим это, чтобы в любое время мирянин мог бы сказать: "Я овца, не пастух, я не забочусь о себе, а позволю пастуху отвечать за меня, он один будет отчитываться за меня". Ибо как овца, которая не следует за своим хорошим пастухом, будет растерзана волками, так и овца, которая следует за плохим пастухом, подвергнется неминуемой смерти, так как такой пастух уничтожит ее. Итак, береги себя от хищного пастуха".

Лучшие иерархи того времени жаловались на анархию с противоречивыми мнениями, среди которых наиболее тщестлавные и не основанные на правдивой информации мнения были часто наиболее слышимыми. Но иерархи не использовали это как предлог для подавления инакомыслия, а просто скорбели об общем недостатке рвения для излечения болезни Церкви безкомпромиссным путем. На то Св. Василий Великий писал: "(В Церкви) надо добраться до сути проблем, чтобы с корнем вырвать ее болезнь."(3) А Св.Иоанн Златоуст говорил: "Недостаток рвения в малых делах является причиной всех наших бедствий, ибо раз малые ошибки не исправляются, то появляются большие."(4)

Эти святые иерархи также скорбели и о том, что внутренние распри в Церкви производят плохое впечатление на окружающих. Однако это не препятствовало тому, что они созывали Соборы для свержения еретиков и злоумышленников под пристальным надзором общественности. Очевидно, они полагали, что гласность является необходимой ценой, которая должна быть заплачена для осуществления настоящей перестройки...

Начиная примерно с десятого века внутренние распри Церквей как будто затихли, во всяком случае на Востоке. Но это обманчивое впечатление: в эти периоды сравнительной умиротворенности ведущие христиане принялись еще настойчивее бить в набат, как если бы этот мир был миром надвигающейся духовной смерти. Почитайте, например, "Письмо об исповеди" святого Симеона Нового Богослова (+1022):

"Что позволено нам исповедоваться монаху, не имеющему священства, найдешь это происходящим со всеми с тех пор, как одежда и обличье [монашеские] были дарованы от Бога наследию Его и монахи получили свое имя, как это написано в боговдохновенных писаниях отцов, вникнув в которые ты найдешь, что сказанное — правда. Прежде же [монахов] одни лишь архиереи по преемству от божественных апостолов получали власть вязать и решить, но по прошествии времени и когда архиереи стали негодными, это страшное поручение перешло к священникам, имеющим непорочную жизнь и удостоенным божественной благодати. Когда же и они, священники вместе с архиереями, смешались с прочим народом и уподобились ему, и когда многие, как и ныне, подпали [под действие] духов заблуждения и суетного пустословия и погибли, оно было передано, как сказано, избранному народу Божию — я говорю о монахах; оно не было отнято от священников и архиереев, но они сами сделали себя чуждыми ему..."

"Таким образом ученики Господа строго сохраняли [за собой] право этой власти. Но, как мы сказали, по прошествии времени достойные растворились среди недостойных, смешались с ними- и скрылись под большинством, один у другого оспаривая первенство и притворяясь добродетельными ради председательского [места]. Ибо с тех пор, как воспринявшие престолы апостолов оказались плотскими, сластолюбивыми, славолюбивыми и склонными к ересям, оставила их божественная благодать, и власть эта отнята от таковых. Поэтому так как они оставили все другое, что должны иметь священнодействующие, одно только требуется от них — хранить православие. Но думаю, что и это они не [соблюдают]; ибо не тот православный, кто не вносит новый догмат в Церковь Божию, но тот, кто имеет жизнь, согласную с правым учением. Но такого и такового современные патриархи и митрополиты или, поискав, не находят, или, найдя, предпочитают ему недостойного, требуя с него только одного — письменно изложить Символ веры, и тем одним довольствуются, что он — ни добра не ревнитель, ни со злом не борец. Тем самым они будто бы сохраняют мир Церкви, но этот [мир] хуже всякой вражды и является причиной великого беспорядка..."(5)

Осуждение Св.Симеоном византийской Церкви во время высшей ее славы было на удивление суровым. Православие иерархов его времени, по его словам, чисто формальное: они не являются "зелотами того, что правильно, ни ведут борьбу с кем-либо из-за зла." Делая вид, что "хранят мир здесь в Церкви", они в действительности ведут войну против Бога.

Иерархи, о которых пишет Св. Симеон, Господь в Евангелии называет "наемниками". Наемник -- это не волк в овечьей шкуре, каким является еретик, но он и не истинный пастырь, а "наемник, не пастырь, которому овцы не свои" (Иоан. 10, 12). Тем не менее, он может принадлежать ко внешней организации Истинной Церкви и пользоваться почестями истинного пастыря. Однако наемник бежит при появлении волка и позволяет овцам рассеяться, потому что он "нерадит об овцах" (Иоан. 10, 13).

Комментируя этот отрывок, Св.Григорий Великий пишет в своих Проповедях на Евангелие: "Он "бежит", не потому, что не обьясняет причин, а потому, что не дает никому свою помощь. Он "бежит", потому что видя несправедливость, он ничего не говорит. Он "бежит", ибо ищет убежище в молчании ..."

А "молчанием", по словам другого великого Григория – Богослова, "предается Бог..."

***

Переходя к сегоднешнему дню, было бы весьма самоуверенно (и глупо) утверждать, что Истинно-Православная Церковь сегодня не находится в еще более тяжелом состоянии, чем была Византийская Церковь в десятом веке. Если подойти формально, епископы наши – православные: никто из них не исповедует ни ереси экуменизма , ни новостильного календаря, ни сергианства. Они осуждают (хотя иногда не достаточно громко) очевидных еретиков и патриархов - отступников "Мирового православия". Но, как говорит Св. Симеон, "некто не является уже православным, только потому что он не вводит какие-то новые догмы в Церковь Божию." Даже если он и не исповедует какую-либо ересь, но позволяет заражать ею стадо, то он уже наемник, а не верный пастырь. И это ныне совершается в нашей церкви -- особенно в связи с сотериологической и другими ересями о. Джона Романидеса (Fr. John Romanides) и его многочисленных последователей и почитателей среди Мирового Православия. Более того, многие другие несправедливости и скандалы не исправляются, а то абсолютно необходимое духовное единство, которое должно существовать между Истинно-Православными церквами различных национальностей, - саботируется...

В результате этого многие миряне, особенно (но не только) в диаспорах, получают трагически мало пастырского попечения и обучения. Между тем, неисправленные скандальные нарушения в Церкви отталкивают ищущих истину людей из других юрисдикций. Они ищут добрые дела, которые бы подтвердили нашу веру и не находят их.

Апостол Павел призывает Тимофея "обличать, запрещать [и] увещевать ", как "во время [так] и не во время" 2 Тим. 4, 2.

Но для сегодняшних иерархов любое время - не вовремя, когда возникает необходимость обличать и дисциплинировать тех, кто разрушает Церковь. В такой ситуации, потребывались бы многочисленные протесты со стороны низших слоев для того, чтобы призвать иерархов выполнять свои обязанности. Но странно и тревожно то, что по мере того, как Церковь становится слабее и слабее, то и протестов становится все меньше и меньше, и они все слабее и слабее. И -- за исключением очень редких случаев -- недавний ужасный пример падения Русской Зарубежной Церкви не вселил в наше церковное руководство чувство страха, что тоже самое может произойти и с ними.

Давайте остановимся несколько подробнее на примере Русской Зарубежной Церкви. Пишущий эти строки помнит, как еще в середине 1970-х годов иерархи, такие, как архиепископы Аверкий и Никодим, и миряне, такие, как профессор Иван Андреевский, были глубоко обеспокоены отсутствием по истине исповеднического выступления в Церкви против еретиков Мирового Православия. Но все трое умерли в 1976, и факел протеста был передан менее известным и менее уважаемым людям, которым, так или иначе, было сказано умолкнуть. Только святой митрополит Филарет прислушивался к их протестам и разделял их опасения, и в некоторой степени приостановил разложение провозглашением анафемы экуменизму в 1983 году. Но после его кончины в 1985, а затем кончины епископов Григория Граббе и Антония Лос-Анжелоского в середине 1990-х годов, открылся путь для оставшихся иерархов "перетолковать" анафему 1983 года, присоединиться к киприанитским раскольникам, и затем в 2000 году проголосовать за присоединение к Мировому Православию. Начиная с 2001 года, протесты наказывались отлучением. И таким образом, "очищенная" Церковь в конце концов присоединилась в 2007 году к апостатам...

В Истинно-Православной Церкви Греции сегодня -- болезнь иная, но ситуация не менее серьезная. Лишь совсем немногие признают этот факт. Все покрыто некой жуткой тишиной, как под снегом зимой...

Но это не тишина благоразумного человека, который понимает, что есть время говорить, и есть время хранить молчание. Это тишина наемника, который бежит от зова своей совести и своего пастырского долга... И измученные миряне, полагающие, что ничего не может быть изменено в Церкви, что это не их дело, и что они должны просто принять статус -кво без протеста, говоря"аксиос!" (достоин) тому, кто на самом деле есть "анаксиос!" (недостоин), как в зимней спячке, тихо теряют всякую надежду...

Но надежда есть всегда, потому что, как Святой Амвросий Оптинский как-то сказал во время своего конфликта с Русским Священным Синодом: "Есть Владыко выше всех владык", и это Господь Иисус Христос. Он является "Пастырем и Блюстителем душ ваших" (1 Петр 2, 25). И Он -- наш Рулевой, Который будет всегда направлять корабль Церкви в безопасную гавань Царства Небесного.

***

Наконец, давайте посмотрим более внимательно на метафору "не раскачивать лодку" и разберем ее немного.

Церковь, как мы знаем, сравнивается с кораблем (лодкой), чей Рулевой -- Христос, а командующие гребцы -- иерархи. Когда начинается буря в море, иерархи будят якобы спящего Христа, (Он производит впечатление спящего только для того, чтобы дать им возможность действовать), и Он успокаивает ветер и волны. Такова правильная последовательность, это - канонический порядок.

А что, если сами гребцы спят? Тогда пассажиры должны действовать для того, чтобы разбудить гребцов. А как могут они делать это без раскачивания лодки?

"Но раскачивание лодки запустит воду вовнутрь", -- слышится возражение. Так ли уж? Ведь, в конце концов, лодка уже находится посреди бури, и вода хлещет в нее со всех сторон. И небольшое раскачивание изнутри вряд ли сделает ситуацию значительно хуже. В любом случае, если гребцов не разбудить, лодка рано или поздно неизбежно перевернется.

"Но как может такое быть, ведь лодка не потопляема?"— следует возражение. Однако никакая лодка , в смысле - Поместная Церковь, не является непотопляемой. В 1905 году Святой Иоанн Кронштадский дал русским список выдающихся Поместных Церквей, (среди них и Карфагенская), которые исчезли с лица Земли, и предупредил их, что тоже самое может случиться и с Русской Церковью. Если Святой Иоанн мог сказать такое о Церкви, которая была самой большой в истории, и даже в то время окормлявшей в своем лоне сотни тысяч будущих новомучеников, то уж никакая Поместная Церковь, какой бы она ни была древней и почитаемой, не является непотопляемой.

Только истинно исповедующая Церковь не потопляема. В то время, когда Церковь не может быть разрушена повсеместно, она может быть разрушена где-нибудь -- то есть не существует Поместной Церкви в любой части мира, которая может быть уверена, что она не отойдет от истины. Господь обещал, что Церковь, основанную на Камне истинной веры, врата ада не одолеют, и мы должны всегда хранить живую веру в эту Истину. Веря в это, мы знаем, что даже если наша Поместная Церковь погибнет, то найдется где-то еще другая, которая остается в Истине, и по словам Марходея Эсфири "свобода и избавление придут из другого места" (Есфирь 4, 14).

Это признак падшей человеческой природы искать иллюзию безопасности, непогрешимости или несокрушимости в чем-то конкретном, материальном и передвижном. Таким образом, Иудеи искали пристанище их чувства вечного превосходства в том, что они были "сынами Авраама", то есть в генетическом , а не в духовном смысле. И Римо-Католики искали гарантию непогрешимости их Церкви в ее географическом местоположении -- Roma Eterna et Invicta. Но как учил Св. Максим Исповедник, Церковь не основывается на генетике, на пространственном местоположении или на чем-то еще материальном, но только на истинном исповедании веры. И эта вера может исчезнуть подобно ветру, если Бог заберет ее из души -- "Дух дышит, где хочет" (Иоан 3, 8)...

Из вышесказанного можно сделать важный вывод: поскольку вера может быть потеряна любой Церковью в любом месте, независемо от ее национальной принадлежности и репутации, то за Веру необходимо бороться до последней крохи нашего разума, силы и страсти. Наше уважение к духовенству и благодати священства должно давать им время самим исправлять свои ошибки. Но когда мы видим, что духовенство не заслуживает уважения, и что благодать, которую они получили, попирается, и все идет к потенциальному проклятию всей Поместной Церкви, то наступает время действовать для низших слоев. Ибо нет спасения в следовании за таким "каноническим" иерархом, который не следует канонам. Такая "каноничность" является ложью и лицемерием....

Ну и давайте закончим некоторыми цитатами из Святых отцов:

"Безначалие - всеобщее зло, причина многих бедствий, начало беспорядка и смешения... но не меньшее зло - и неповиновение подчиненных... Но, скажет кто-нибудь, есть ещё третье зло, - когда начальник нехорош. Знаю; это немалое зло, и даже гораздо большее, нежели безначалие, - потому что лучше не управляться никем, нежели быть под управлением зла дурного начальника. В первом случае народ иногда подвергается опасности, а иногда и спасается; в последнем же всегда находится в опасности и увлекается в про­пасть.

"Почему же Павел говорит: "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны…"? Он выше сказал: "…и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их" (Евр. 13:7); а потом и говорит: "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны…". А что, скажешь, когда (начальник) нехорош, - тогда ненужно по­виноваться ему? Нехорош, - в каком смысле говоришь ты? Если по отношению к вере, то беги от него и не сообщайся с ним, хотя бы он был не только человек, но даже ангел, сшедший с неба; если же по отношению к жизни, то не безпокойся об этом... " (6)

"Но такой-то, скажешь, человек хороший, имеющий сан священства, живет весьма целомудренно и благочестиво, однако клянется? Не говори мне об этом хорошем, воздержном, благочестивом и имеющем сан священства; но, если хочешь, пусть это будет Петр, или Павел, или ангел, нисшедший с неба, я и тогда не посмотрю на достоинство лица, потому что я читаю закон о клятве не рабский, но царский; а когда читается царский указ, тогда должно умолкнуть всякое достоинство рабов… а где нерадение и преступление закона, оттуда нужно убегать с великим тщанием". (7)

"Но когда нет никого чтоб поддержать дело истинной религии, мы должны в одиночку, лишенные любой помощи, исполнять свой долг..."(8)

6/19 декабря 2010
Св. Николая Чудотворца.

________________________________________
[1] Св. Иоанн Златоуст, Беседа 18 на Послание к Ефесянам.
[2] Св. Исидора, Творения (трудов), Москва, 1860, том. 3, стр. 400, 410 (на русском языке).
[3] Св. Василий Великий, письмо 156.
[4] Св. Иоанн Златоуст, Беседа 1 к Галатам.
[5] Св. Симеон Новый Богослов, Письмо об исповеди, 11, 13; переведены Александром Голицыным (ed.), Св. Симеон Новый Богослов. О мистической жизни. Этические беседы, Крествуд, Нью-Йорк: Пресс семинарии Св. Владимира, 1997, стр. 196, 198-199.
[6] Св. Иоанн Златоуст, Беседа 34 к евреям, 1.
[7] Творения Св. Иоанна Златоуста, Слова огласительные, Слово первое. том 2, кн. 1, СП 1896, стр. 257, № 5.
[8] Св. Василий Великий, О Святом Духе, 30.


Перевод с английского Валентина Щегловского

Источник: "Верность" № 156 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования