Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Ю.К. Бегунов Из истории новгородских легенд XVII в.: «чудо» Димитрия Солунского в Новгороде в 1627 году


Новгородская литература была весьма богата легендарно-политическими сказаниями, своеобразными историческими источниками и незаурядными памятниками общественной и философской мысли своего времени. Вспомним хотя бы сказания о происхождении и расселении славян и об основании Новгорода в 1509 г. до н.э. из Новгородской 3-й, Иоакимовской летописей, из Новгородского Забелинского хронографа 1679 г., или "Сказание о холопьей войне" иеродьякона Тимофея Каменевича-Рвовского (1699 г.). А сказания об основании храма святой Софии и о Новгороде в Спасовой руке, "о чюдном видении Спасова образа Мануила, царя Греческаго"? Или еще "Сказание о дивном обретении чудотворныя иконы святителя Николы" — круглой иконы святого Николы Липенского — из Летописца Николо-Дворищенского собора? "В нашей истории, — писал В.О. Ключевский, — немного элох, которые были бы окружены таким роем поэтических сказаний, как падение новгородской вольности. Казалось, Господин Великий Новгород, чувствуя, что слабеет его жизненный пульс, перенес свои думы с Ярославова двора, где замолкал его голос, на святую Софию и другие местные святыни, вызывая из них предания старины". Предзнаменования о падении новгородской вольности звучат в пророчествах святого Зосимы Соловецкого, в легендах о недобрых знамениях новгородских летописей, в сказаниях о чудесах. прибавленных к житиям святых Варлаама Хутынского и Моисея, в житиях святых Михаила Клопского и Ионы, в сказании о "чуде" в монастыре Николына-Островке в 1464 г. В местных легендах ярко проявляется "идея святости новгородской старины, которая сама защищает себя от безумных дерзнутий москвичей" молитвами новгородских святых Варлаама Хутынского, архиепископов Иоанна и Моисея. И после падения Новгородской боярской республики легенды продолжают в народе жить и складываться новые. Это, например, сказания о видении пономаря Варлаамо-Хутынского монастыря Тарасия в 1508 г., о купце Федоре Сыркове и игуменье Агнии, о разорении Новгорода Иваном Грозным в 1570 г., об Ивашке Швале и Якове Делагарди, о Валдайском соловье.

В 1980 г. во время занятий в Государственном архиве Костромской области в одной сборной рукописи XVIIв. нам встретилась еще одна поздняя легенда, текст которой до сих пор не был известен в науке. Между тем, он мог бы украсить собой не один только рукописный сборник, доступный двум-трем исследователям. Это "Сказание о чудеси великомученика Христова Димитрия Селунскаго Мироточца, иже есть на Славкове улицы". Оно читается на л. 86-91об. сборной рукописи нескольких полууставных и скорописных почерков XVIIв., хранящейся в ГАКО, ф. 558, оп. 2, № 219/230.

Кроме упомянутых произведений, в рукописном сборнике находится еще полный текст "Повести о Псково-Печерском монастыре" (на л. 157об.-212об.). Филиграни бумаги — кувшинчик с буквами "R" и "0", как в русских рукописях второй четверти XVIIв.

Рукопись эта происходит из Краеведческого музея г. Кологрива, где имела № 97, откуда поступила после 1917 г. в Костромской областной краеведческий музей, а в 1949 г. из музея — в Костромской областной архив. Известно также, что Кологривскую коллекцию собрал в конце XIX— начале XXв. художник Г. А. Ладыженский.

Датированная вкладная скрепа некоего Ермолки читается на листах 1-5 этой сборной рукописи, там, где содержится древнерусский "Азбуковник": "... а подписал сам Ермолка своею рукою лета 7134-го года (1626 г.), марта в 6-й день". Можно предполагать, что новонайденный текст сказания дописан был в этот сборник-конволют вслед за "Азбуковником" вскоре после создания произведения, вероятно, в конце 20-х годов XVIIв.

Новонайденное произведение рассказывает о "чудесах", якобы случившихся 14 января и 29 января 1627 г. в Новгороде на Торговой стороне на Славковой улице: ночью возле купола храма святого Димитрия Солунского стал раздаваться страшный звон и повсюду разносились звуки чудесной песни. Это происходило не только ночью, но и утром тех дней, до полудня, так что многие могли это слышать. Новгородцы, утверждает автор сказания, толпами стекались к храму. Наместник города князь И. И. Одоевский, его помощники и церковнослужители — никто не мог разгадать тайну: пение слышно, а певцов нигде не видать; некоторым даже казалось, что чудный звон доносит­ся не то из-под купола, не то от креста. Лишь к полудню все стихло. "Чудо" повторилось 29 января того же года. На этот раз священники храма вместе с толпой отправились в Дом святой Софии, чтобы сооб­щить митрополиту Киприану о случившемся. Митрополит, конечно, принял меры: прочитал поучение пастве, велел отслужить обедню в Димитриевском храме, а сам организовал крестный ход к иконе Зна­мения Пресвятой Богородицы, находившейся в Знаменской церкви на Ильине-улице. И только после этого звон прекратился, пение стихло. Киприан послал грамоту обо всем случившемся патриарху "всея Русии" Филарету и только после благожелательного ответа последнего велел учредить в Новгороде ежегодное празднование святому Дими­трию Солунскому в четвертую неделю Великого поста.

Перед нами еще одно легендарное произведение новгородской лите­ратуры. Оно, скорее всего, было написано Софийскими книжниками из окружения митрополита Киприана в том же 1627 г. по горячим следам события. В произведении привлекает к себе внимание фигура митрополита Киприана. Киприан Старорусенков — незаурядная лич­ность. Постриженник и игумен Варлаамо-Хутынского монастыря, он был назначен сперва архиепископом сибирским в Тобольск в 1621 г., затем переведен в 1625 г. на Крутицы митрополитом, а в 1627 г. воз­вратился из Москвы в Новгород, заняв в родном городе митрополичью кафедру. Его торжественное прибытие в Новгород 3 ноября 1627 г. опи­сывается в "Росписи, или Кратком летописце новгородских владык". Восьмилетнее правление Киприана (1627 — 17 декабря 1635 г.) было мирным и благотворным для его паствы. Опытный книжник, один из зачинателей сибирской литературы, Киприан понимал необходимость поддержания "идеи святости новгородской старины". Символом этой старины был святой воин, заступник всех славян Димитрий Солунский. В духе этой идеи и было составлено сказание о новом "чуде". Местом свершения "чуда" был храм святого Димитрия Солунского на Торговой стороне, один из богатых и местночтимых, чей авторитет среди новгородских торговых людей оставался непререкаемым. Выбор же святого, одного из наиболее древних и почитаемых святых воинов на Руси, с именем которого на устах русские воины шли в бой и по­беждали, был также неслучаен. Известный святой, по мысли автора сказания о "чуде", не мог не творить чудеса. Ведь именно к святому Димитрию Солунскому простые русские люди возносили свои мольбы "о устроении земском и о тишине, и о мире всего мира, и о благостоянии святым Божиим церквам, и о умножении плодов земных", и об избавлении "от глада и губительства, труса и потопа, огня и меча, мора и нашествия иноплеменник, и межоусобныя брани, и напразныя смерти, и от всякаго зла". Еще не были забыты события "Смутного времени", полного войн, тягот, лишений, страданий и гибели людей и их достояния. Не позабылось еще то время, когда Ивашка Шваль провел шведских воинов Якова Делагарди подземным ходом за стены Новгорода, и богатый многострадальный город был взят "на щит" и разграблен шведами. И первые годы правления нового царя из дина­стии Романовых — Михаила Феодоровича — были также полны испы­таний: всего не хватало, последствия разорительных войн тяжело лег­ли на плечи трудового новгородского люда. Идеологи Русской церкви понимали, что необходимо было как-то подбодрить людей, сплотить их вокруг новгородской митрополичьей кафедры, напомнить людям о веч­ных святынях, которые живы и никогда не дадут новгородцев в обиду. Этим-то целям и послужило сказание о новоявившемся "чуде" святого Димитрия Солунского. Юный греческий воин, олицетворение красоты тела и высоких духовных качеств, погибший от копий мучителей сво­их — язычников в Солуни в 306 г. новой эры при римском императоре Максимиане, под пером новгородского книжника превращается в не­бесного заступника Новгорода Великого, надежного покровителя его граждан, "теплого заступника" всех православных, призывающих его на помощь и надеющихся его молитвами обрести себе спасение.

Так раскрывается сокровенный смысл и непреходящая ценность но­вонайденного текста — еще одного легендарно-политического сказания новгородской литературы XVII в.

Ниже мы публикуем новонайденный текст по Костромской рукописи.

[л. 86] Месяца октября в кѕ-день. Сказание о чудеси, сотворшемся в Великом Новеграде от чюдотворныя иконы святаго и славнаго великому­ченика Христова Димитрия Селунскаго Мироточца, иже есть на Славкове улицы.

Приложили убо и се ко прочим преславным древним чюдодейством святаго великомученика Христова Димитрия Селуньскаго Мироточца.

Царствующу великою Росиею христолюбивому государю царю и вели­кому князю Михаилу Феодоровичю всеа Русии, первопрестольствующу же тогда великия Российския церкве святейшему патриарху Филарету Никитичю Московскому и всея Русии, Великаго же Новаграда престол украшаю-щу преосвященному Киприяну митрополиту в лето ЗРЛЕ-го, генваря в ? день, на память святых преподобных мученик иже в Синаи и в Раифе избиенных.

Бысть посещение Божие в четвертом часу нощи явление страшно и ужаса преисполнено || [л. 86об.] в Великом Новеграде на Славкове улицы, на церкви у креста святаго великомученика Христова Димитрия Селунскаго Мироточца явишася звон страшен и гласи мнози различнии, поюще невидимо сила Божия великая, во всенощь и до заутра, и до полудни бысть звон и гласи мнози. И стекошася православнии християне Великаго Новаграда вси, быстринам речным подобящеся, не точию же гражане стекошася, но и властели прилучившиися в то время Великом Новеграде: князь Иван Ива-новичь Одоевской, муж благонарочит ко святым Божиим церквам, еще же и благонарочитии мужие Великаго Новаграда притекоша на предивное и великое, и страшное, и ужаса преисполнено явление, звону того страшнаго слышати и хотяще известно уведети, откуду звони || [л. 87] и песни, но сия ушеса слышаху, очима же ничтоже можаху уведети, но токмо дивящеся и не просту быти вещ познаваху, и во ужасе будуще отхожаху, не во умеющеся что отвещати друг ко другу, точию зовуще "Господи, помилуй", в страсе велице и недоумении мнозе, глаголюще сами к себе народи, иже Господь возвещает нам путь спасения, яже повелевает всюду покаятися, зане уставил дни, в он же хошет судити вселенней в правду. Мы же речем: "Ты, Господи, сохраниши ны и соблюдеши ны от рода сего и во веки, да не приложит потом величатися человек на земли, яко да положат на Бога упование свое и не забудут дел Божиих и заповеди его взыщут".

И паки того же месяца, генваря в 29-й день, на память святаго священномученика Игнатия Богоносца, по тому же образу, якоже и преди сказахом, такоже в но[| [л. 87об.]щи бысть даже и до заутра, и до третияго часу дни боле бысть посещение Божие: звон и гласи мнози различнии невидимо слышахуся. И пришедше священницы тоя церкве Иван и Антип и всенародное множество возвестиша пастырю своему и учителю преосвященному Киприяну, митрополиту Великаго Новаграда и Великих Лук, второе и страшное наказание Божие. И слышав преосвященный Киприян митрополит таковое страшное второе на[ка]зание Божие и ужасеся, и в недоумении бысть о сем втором наказании Божии и преславном чюдеси, и к народу пришедшему рече: "Разумейте же сия забывающии Бога, да некогда прогневаетца Господь и погибнете от пути праведнаго. Видети достоит нам, якоже древле [а]постол есть Господь своим угодником святым мучеником Димитри|| [л. 88]ем пресловущий град Селунь от царя Калуяна Загорскаго, тако я на нас недостойных удиви милость свою великую, и вы, чада Богом данная мне, работайте Господеви со страхом и радуйтеся ему с трепетом, очи Господни на праведныя и уши его в молитву их взыщите, чада моя, Бога, я жива будет душа ваша, яко услыша нищая Господь, и окованных своих не уничижит, яко благословящеи его наследят землю, кленущии же его потребятся от Господа стопы человеку и справятся, и прикры ны сень смертная, аще забыхом имя Бога нашего. И аще воздехом руки наша к Господу чюждему, той бо весть тайная сердца сия вся приидоша на ны."

И сия рек, и на Славкову улицу к церкви святаго великомученика Христова Димитрея Селунскаго посла игумена Варлаама Вяжитцкого монастыря, и повели ему молебен пети всемилостивому Спасу и человеколюбцу Богу, || [л. 88об.] и святому и славному в чюдесех великомученику Христову Димитрию Селунскому Мироточцу и воду святити, и обедню служити в шестом часу дни. И егда начаша пети херувимскую песнь, и о тое пору престаша звон и гласи бывающии страшнии, а сам преосвященный Киприян митрополит с че[с]тными кресты и со святыми иконами и со всеми пра-вославными християны Великаго Новаграда поиде на Ильину улицу всего света заступницы и молебницы Пресвятей Владычицы Нашея Богородицы Девы Мария честнаго и славнаго ея Знамения и нача молебен пети, а сам преосвященный Киприян митрополит паде на землю предо иконою Матере Божия Пресвятей Богородицы и, воздев руцы, и рече умильным гласом: "О Пресвятая Госпоже Дево || [л. 89] Владычице Богородице, всемилостивая, готовое заступление, к тебе прибегающим и всем християном прибежище! Не помяни наших безаконии первых, скоро да предварят ны щедроты твоя, Владычице, яко обншцахом зело. Помози нам, Госпоже Богородице, милостию своею славы ради имени Сына твоего, Господа нашего Исуса Христа, и оттоле гнев твой слышан, сотворил еси Господи суд, земля убо вся и умолча; внегда востати на суд Богу, ясти вся кроткия земли". Таже молебная совершив и воду освятив, и обедню отслужив собором о земском устроении и о благосостоянии святым Божиим церквам, и о тишине и о мире всего мира, и отойде в Дом Премудрости Божии святей Софеи. И боящеся таковаго наказания Божия молчанию глубин предати, восхот больма прославити неиследемая || [л. 89об.] чюдеса Божия, и посылает послание молебно и всего мира патырю и учителю, и молебнику о роде християнстем к превеликому целомудру и незлобивому столпу благоверия святейшему Филарету, патриярху Московскому и всеа Русии, о чюдеси святаго великомученика Христова Димитрея Селунскаго Мироточца, наказание Божие. Егда же сия приим духовный муж теплый в слезах святейший Филарет патриярх, вселенский учитель и пастырь, и удивися Христовою благодатию, разжигаем духом ревности Божия, наполняшеся слез и трепеташеся теплотою, внимая слово Божие: "Всяко убо древо от плода своего познавается", и рече: "Его же любит Господь, наказует. Всяко бо наказание в насто|| [л. 90]ящее время не мнится радость быти, но печаль, последи же плод мирен научением тем воздает правде", и воздаде славу Богу и Пречистей Его Матери, молебницы о роде християнстем, и рече: "Преславная, возглаголашася о тебе "Дом Божий", Бог спасений наших, Бог наш, Бог спасати, яко во главе архангелове и в трубе Божии снидет с небес, и дам чюдеса на небеси горе и знамения на земли низу, якова взыщут протчии человецы Господа и вси языцы, в них же нарицается имя мое, глаголет Господь". И сия внимаше да немедления долгости наложит но скоро Богом дарова иныя ему: у паствы собра чада божественныя благодати святаго собора великия Росия радостно словописание посылаше к сыну своего смирения митрополиту Киприяну, Великаго Новаграда и Великих Лук || [л. 90об.] престол держащу тогда, якова и се устроит по достоянию веры святыя почести день чюдес являющихся на всяк год почитати и всему собору священному песнословити и церкве святаго великомученика Христова Димитрея Селунскаго совершати божественную литоргию и протчее, яже божественная церкви прият обычая и держания такова празнуют. И якоже доиде писания слово превеликаго пастыря к сыну его смирения, и вскоре повеленная совершишася. Преосвященный же Киприян митрополит сотворя[е]т празник светел святому великомученику Христову Димитрию Селуньскому, и оттоле устави преосвященный Киприян митрополит Великаго Новаграда приходити с честными || [л. 91] кресты самому митрополиту со архимандриты и со игумены, и со всем причетом церковным и з боляры, и з гостми, и со всем народным множеством во веки вечныя в неделю Четвертую святаго и Великаго поста на Славкову улицу к чюдотворному образу святаго и великомученика Христова Димитрея Селунскаго Мироточца, и молебеное пение совершати Спасу человеколюбцу Христу Богу и молебнику его святому и славному в чюдесех великомученику Христову Димитрию Селунскому Мироточцу о устроении земском и о тишине, и о мире всего мира, и о благостоянии святым Божиим церквам, и о умножении плодов земных, и избавил бы Господь Бог всех пра|| [л. 91об.]вославных християн от глада и губительства, труса и потопа, огня и меча, мора и нашествия иноплеменник, и межоусобныя брани, и напразныя смерти, и от всякаго зла, и за молитв великаго в чюдесех и теплаго заступника призывающим его с верою святаго великомученика Христова Димитрия Селунскаго Мироточца.

(Рукопись Государственного архива Костромской области, ф. 558, оп. 2. № 230, лл. 86-91об. XVII в.)

Статья опубликована в: "Русь и южные славяне. Сборник статей к 100-летию В.А. Мошина" (СПб, "Алетейя-Герменевт", 1998), сс. 356-362.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования