Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Г.Зайде. Русская Православная Церковь заграницей (особое внимание уделено Германской епархии). К состоянию Российской Православной Церкви со времен Октябрьской революции. Часть 2. [История Церкви]


1 часть здесь

2. Русская Православная Церковь заграницей

Русская Православная Церковь заграницей - Церковь в изгнании, которая более 80 лет окормляет русско-православных христиан во всем мире. Русская Православная Церковь заграницей, часто коротко называемая зарубежной Церковью, ведет свое возникновение с ситуации гражданской войны в России в 1919 году, когда южно-российские епархии на территории Белой армии потеряли контакт с московский церковным управлением и образовали "Временное Высшее Церковное Управление",
чтобы иметь возможность принимать необходимые церковные решения. В ноябре "Временное Высшее Церковное Управление" вместе с остатками Белой армии было эвакуировано в Константинополь. Спустя несколько дней после эвакуации патриархом Тихоном и Священным Синодом был издан декрет № 362 от 20 ноября 1920 года, который РПЦЗ до нынешних дней рассматривает как доказательство правомерности своего существования. В этом декрете патриарх и Св.синод предписывали епархии, если она "вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т.п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе с Святейшим Патриархом почему-либо прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях. Попечение об организации Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в этом положении, составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея."

Этот документ не только подтверждает задним числом действительность решений ВВЦУ, на южно-российских территориях в течение 1919-20 гг., но и представляет собой предписания для будущего управления тех общин и епархий, которые находились за пределами патриархии. Поэтому указ был издан не только для времени эвакуации. И в самой России в последующие годы к нему постоянно применяли.

Этот документ вместе с решениями Поместного Собора 1917-18 гг являлся основой для управления Русской Церковью в изгнании . Председателем ВВЦУ стал митрополит Антоний (Храповицкий), один из виднейших теологов 20-го века. Кстати, он был кандидатом в патриархи на Поместном Соборе, получившем большинство голосов. Окончательный выбор пал на архиепископа Тихона (Беллавина) посредством жребия. По приглашению Сербского патриархата м.Антоний и ВВЦУ переселились в Югославию, где им было предоставлено помещение в летней резиденции сербского патриарха в Карловцах.

Участники I Всезарубежного церковного собора в Сремских Карловцах, 1921

После первого собора в Сремских Карловицах заграничная церковь стала именоваться, в первую очередь, своими противниками, "карловацкой юрисдикцией". До 1943-44 гг. Карловицы оставались центром управления и резиденцией церковного управления. После Второй мировой войны резиденция предстоятеля и синода переместилась в Мюнхен до 1949 года, после - в Америку: с 1950 по 1957 в Махопак под Нью-Йорком и после этого в Н-Й. Для обозначения юрисдикционных границ сегодня также
приписывают к "джорданвилльской юрисдикции", но там никогда не было резиденции предстоятеля. В Джорданвилле при Сиракузах (Н-Й) находится со времен Второй мировой духовно-религиозный центр РПЦЗ: монастырь с около 40 монахами, Свято-Троицкая духовная семинария и типография прп. Иова Почаевского с одноименным издательством.

Точное количество русских эмигрантов после октябрьской революции невозможно с точностью установить. Но оно должно составлять более миллиона, тех, что прежде всего нашли убежище в Европе и на Дальнем Востоке, в Китае и Манчжурии. После Второй мировой войны появилась вторая волна беженцев, которая снова принесла на запад много сотен тысяч. На этот раз беженцы мигрировали в первую очередь в Северную и Южную Америку и Австралию. Бегство такого множества людей вынуждало Верховное Управление Церкви снова и снова к новой организации церковной жизни в диаспоре.

В ноябре 1921 г. имел место в Карловцах первый Собор РПЦЗ, на котором приняли личное участие 13 эмигрировавших епископов, 23 человек из духовенства и 67 мирян, которые представляли 15 церковных округов и 16 областей. Географическое распределение этих областей позволяет догадаться, куда занесло русских эмигрантов: Северная Америка, Япония, Финляндия, Прибалтика, Польша, Германия, Франция, Италия, Сербия, Болгария, Турция, западно-европейские страны, Палестина, Африка и
Египет. Это были новые центры эмиграции, точнее -- страны, в которых в дореволюционное время были уже русские церкви, монастыри и миссии. На этом первом соборе РПЦЗ (следующие были в Карловцах в 1938 году, в связи в 950-летием Крещения Руси, а также в 1974 в Джорданвилле) церковная жизнь эмиграции была поставлена на новую основу. В следующие после собора недели все 34 епископа находящиеся за пределами границ Советов, признали решения этого собора и вместе с ними компетентность Высшей власти церковной эмиграции.

Основным пунктом совещаний первого собора стал вопрос о новой организации церковной жизни эмиграции. Но также собор был озабочен вопросами относительно положения в России и вынес решение о том, что освобожденная в будущем от засилья большевиков Россия должна вернуться к монархии. Это решение нужно рассматривать в совокупности с ситуацией 1921 года: в то, что власть Советов выживет -- Советский Союз тогда еще не был образован -- в то время не верило ни одно западное правительство, не говоря о русской эмиграции. К тому времени новой власти еще было отказано в дипломатическом признании. Поэтому объяснимо, что на соборе были озабочены и политическим будущим России. Монархия представлялась участникам собора лучшей из возможных форм правления, после того как гражданское общество России показало себя слишком слабым, чтобы противостоять большевизму.

Противники РПЦЗ называли формулировки этого решения "монархическими", при этом упуская из внимания, что решение не носило обязательного характера и никогда не рассматривалось в качестве официальной цели Церкви.

Собор 1921 года, как и высшее церковное управление - вели свои переговоры всегда "от имени патриарха", с которым вряд ли существовала упорядоченная связь. Поэтому совершенно абсурдно представлять патриарха разделяющим ответственность за решения этого собора. Но именно это и делали большевики, использовавшие любую возможность для действий против патриарха.

В мае 1922 года патриарх Тихон вследствие политических репрессий должен был упразднить ВЦУ заграницей. Эмиграция выполнила распоряжение патриарха, поскольку не усомнилась в аутентичности послания. В любом случае, стиль и форма письма делают очевидным, что патриарх (и не польностью функционирующий синод) обнародовали это послание под массивным давлением государственной власти. Так вместо ВВЦУ образовалась новая центральная церковная власть - "Архиерейский синод" и "Архиерейский собор", причем в рамках вышеупомянутого указа 362 от ноября 1920 г. Патриарх Тихон и его преемники оставались в контакте с этими новыми учреждениями до 1927 года. Это доказывает, что новое управление церковной эмиграции нашло одобрение церковного управления в Москве.

Архиерейский собор - собрание всех епископов -- является высшим духовным органом Зарубежной церкви. Он уполномочен отвечать на все общецерковные вопросы -- как вопросы веры, так и канонизации новых святых, вопросах организации служб, церковной дисциплины или далеко идущих административных решений, как, например, учреждение новой епархии или изменение епархиальных границ. На архиерейских соборах необходимо по возможности личное участие архиереев. Но они могут в
случае болезни или еще какого препятствия заменить себя другим уполномоченным совершать выбор епископом, или письменным высказыванием участвовать в решениях. Первоначально архиерейские соборы имели место каждые два года, после Второй мировой, не в последнюю очередь в связи с финансовыми затруднениями -- каждые три года, с середины 80-х собирались каждые один-два года, в случае важных церковнополитических событий -- и того чаще.

Центральный орган управления - Архиерейский синод. Его официальное наименование: Архиерейский Синод Русской Православной Церкви за границей. Председатель этого органа всегда одновременно является также главой Зарубежной церкви в ранге митрополита. С 1920 по 1936 гг на этой должности был митрополит Антоний (Храповицкий), с 1936 по 1964 - митрополит Антоний (Грибановский), с 1964 по 1985 -- митрополит Филарет (Вознесенский), после него митрополит Виталий (Устинов). К Архиерейскому Синоду принадлежали, согласно правилам, от 5 до 8 епископов в качестве постоянных членов. Архиерейский синод подчиняется Архиерейскому собору и должен перед ним отчитываться. Важные решения синода нуждались в последующем одобрении Архиерейского собора. Единодушие церковной эмиграции продлилось лишь до 1926 года. Часть европейский общин под управлением митрополита Евлогия (Георгиевского) откололась от Зарубежной церкви. Митрополит Евлогий не пожелал подчиниться решению большинства Архиерейского собора о создании самостоятельной епархии в Германии.

С примерно 75 общинами, преимущественно из Франции, эта группа всегда представляла из себя лишь одну епархию Русской Церкви. Она была известна как "Парижская юрисдикция", особенно благодаря основанному в 1926 году теологическому институту св.Сергия, в котором выучился целый ряд значимых религиозных философов, теологов и историков церкви. После того, как эта группировка начиная с 1927 года поменяла семь юрисдикций, с начала 70-х она в качестве русской архиепископии снова подчиняется Константинопольскому патриархату.

В Северной Америке большинство общин до 1945 года составляли не эмигранты, а переселенцы, переселившиеся до начала Первой мировой. Из 220 этих общин 164 в 1926 году также отделились от Зарубежной церкви с целью создания национальной церкви в Северной Америке. И хотя с этими общинами с 1936 по 1946 снова удалось установить церковное единство, после Второй мировой снова около 189 общин отделились, когда борцы за собственное северо-американское православие одержали победу. В 1970 году МП предоставила этой группе автокефалию в качестве "Православной церкви Америки". Эта автокефалия была признана только церквями под властью Советов. Предоставление автокефалии северо-американским общинам было шахматным ходом со стороны Москвы, направленным против Константинопольского патриархата и одновременно РПЦЗ, поскольку обе юрисдикции большинство своих общин имеют в Северной Америке. Но стремление к реформам (переход на григорианский календарь, сокращение служб, экуменизм и т.д.) привели к тому, что в середине 80-х многие общины Православной Церкви Америки отделились и присоединились к РПЦЗ.

После раскола 1926 года РПЦЗ с полным на то правом и в дальнейшем рассматривала себя в качестве представителя русской церковной эмиграции и начала строительство новых епархий и общин в Западной Европе и Америке. На втором Соборе РПЦЗ -- т.е. после повторного объединения с северо-американскими общинами -- РПЦЗ представляла 90% церковной эмиграции. Эту юрисдикцию представляли во всем мире (с центром тяжести на Дальнем Востоке, где 250000 эмигрантов создали церковную область) 24 епископата и викариата, управляющиеся четырьмя митрополитами, 10 архиепископами и 14 епископами. Церкви подчинялись около 100 общин, 20 монастырей, один теологический факультет и две духовные семинарии, дома престарелых и сиротские дома, школ, больниц, а также многочисленные типографии и издательства.

В монастырях РПЦЗ жили 180 монахов, 40 послушников и 450 монахинь. На Святой Земле было шесть монастырей и Иерусалимская Духовная миссия, в Сербии и Болгарии было по два монастыря, следующий монастырь были в Словакии, в Китае было два монастыря и три подворья, в Манчжурии и США еще по два монастыря. Обучение священников проводилось в двух духовных семинариях, в Харбине (Манчжурия) и Крествуде (США, Н-Й) и теологический факультет в Харбине, учебный план которого равнялся на духовные академии и семинарии России образца 1918 года.

При многочисленных больших общинах существовали приходские школы, библиотеки и благотворительные учреждения: школы-интернаты, детские дома, амбулатории, аптеки, дома для престарелых и инвалидов, мастерские и ремесленные училища для молодежи. Потребность в церковной утвари, иконах, одеянии для духовенства, а
также литургическая и религиозная литература удовлетворялась посредством церковных мастерских и типографий.

Одновременно церковная борьба в Советском Союзе достигла высшей точки: патриархии продолжали подчиняться примерно 100 общин, 4 епископа и около 200 священников!

Неудивительно, что Зарубежная Церковь была вынуждена говорить и действовать за всю Русскую Церковь. Она не только соответствовала этому требованию, но и была признана всеми христианскими церквями в качестве представительницы Русского Православия. Православные церкви под властью Советов под давлением Москвы были
вынуждены заморозить официальные отношения с РПЦЗ начиная с 1945 г., в 60-е годы за ними последовали и другие поместные церкви, сгибаясь под давлением Москвы. Сербская Православная церковь -- признающая Зарубежную церковь до наших дней Церковью-сестрой - смогла выстоять по сей день под давлением Москвы и поддерживает официальные отношения и имеет общую Чашу с обеими частями Русской церкви. Этим самым Сербская церковь подает не только пример мужества и независимости от московских притязаний, но и сам этот факт должен заставить задуматься тех, кто постоянно легкомысленно или сознательно распространяют ложные утверждения, что РПЦЗ не имеет отношений ни с одной православной церковью или что она "неканоничная" церковь.

Зарубежная Церковь, как живущая, по сравнению со всей Русской Церковью, на свободе часть, взяла на себя обязанности и ответственность, вследствие чего открыто свидетельствовала о преследованиях Русской Церкви и верующих Советской властью. Это было необходимо, поскольку церковная иерархия и духовенство МП десятилетиями отрицали какое-либо преследование или ущемление свободы вероисповедания в СССР. На Западе эта пропагандистская ложь весьма редко встречала отпор от представителей церковных организаций, вроде Всемирного совета церквей, с "оглядкой на тяжелое положение епископов". Сохранение и продолжение традиций Русской Церкви образца до 1917 года, которые МП в такой форме не могла больше соблюдать. К этому же относится и канонизация святых, а также соблюдение монашеских традиций, сохранение духовно-культурного наследства (например, посредством многочисленных публикаций и изданий).

Перевод с немецкого Нуне Барсегян

Продолжение следует


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования