Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иван Усов. Предисловие к книге "Церковь Христова временно без епископа". [древлеправославие]


Крайне горестное происшествие совершилось в Христовой церкви в период 1653-1667 гг. В это время произошел великий раскол в православной русской церкви. Она разделилась на две противоположные и враждебные друг другу части. До этого времени почти весь русский народ содержал одну и ту же веру православную, одни и те же предания церковные, одни и те же чины, уставы, книги и обычаи христианские, и таким образом пребывал во единой святой соборной и апостольской церкви Христовой.

Но в упомянутое время, ничтожная по количеству, но великая по чину и внешнему авторитету часть русских людей вообразила, что наша русская православная Церковь не вполне православна, что ее во многом требуется исправить, что иначе в ней нельзя получить спасения. Начальником и главою этой партии был Мордовии Никон, тогдашний московский патриарх.

Другая часть, или точнее сказать, почти вся православная русская церковь считала себя вполне православною и веру свою — совершенно правильною, равно как и книги, предания и обычаи христианские, содержимые ею, признавала ненуждающимися в изменениях и мнимых исправлениях, искажающих эти священные предметы веры и нравственности и ведущих в погибель.

Но Никон, несмотря ни на что, подверг изменению многие священные обычаи и книги и ввел свои многоразличные новшества, под именем исправлений. Одна часть христиан приняла эти его мнимые исправления и новые обряды, отчего и получили название новообрядцев, хотя они гордо именуют себя православными. Большинство же не приняло никоновских новшеств, продолжая по-прежнему держать старую веру, обычаи и обряды церковные, почему и называются староверами, или старообрядцами. Так произошло разделение русской православной церкви на старообрядцев и новообрядцев.

Разумеется, здесь не место много распространяться об этом печальном разделении, так как в предисловии обыкновенно имеется в виду лишь кратко ознакомить читателя с предметами или обстоятельствами, о которых говорится в самом сочинении. И так как в предлагаемом сочинении решается вопрос о небытии некоторое время епископов в старообрядческой церкви, то и следует, хотя кратко ознакомить читателя с этим событием, и отчего оно произошло.

Произошло оно оттого, что епископы, бывшие при Никоне, приняли его новшества и заблуждения вместо древних святоцерковных преданий, как то: триперстие и именословное перстосложение вместо бывшего издревле двоеперстного сложения, троение вместо двоения аллилуйя, имя Иисус вместо Исус и, вообще, так называемые новоисправленные книги вместо бывших раньше в употреблении в православной русской церкви и мног. друг. Решительно возведя все это в неизменные, непререкаемые и для всех обязательные догматы веры на соборах 1656-67 годов, Никон, а также его сообщники, единомышленники и последователи закрепили их злыми и безрассудными клятвами "в вечное утвержение и присное воспоминание".

К крайнему прискорбию, на стороне этих проклинателей оказались все тогдашние епископы, которых, кстати сказать, в то время было весьма немного, так что на самом большом соборе 1666-7 г. всех епископов было всего только двадцать девять. Но еще раньше этого один из епископов, именно Павел коломенский, не согласился на принятие никоновских новшеств. За это Никон, избив его до полусмерти, изгнал в ссылку, где он мученически скончался. После упомянутого собора, когда русская церковь окончательно разделилась на старо- и новообрядческую, в старообрядческой церкви не осталось ни одного единоверного ей епископа. Но "в священниках, по свидетельству истории, на первый раз недостатка у них (старообрядцев) не было: белого духовенства, уклонившегося в раскол (то есть в старообрядчество), при самом начале его было довольно... При самом начале церковного раздора, во главе противников Никона стало... самое высшее белое духовенство московского кремля... По городам во главе раскола стало также высшее белое духовенство. В числе первых расколоучителей видим протопопов и попов: Никиту - в Суздале, Аввакума — в Юрьевце, Лазаря - в Романове, Даниила — в Костроме, Логгина — в Муроме, Никифора — в Симбирске, Андрея - в Коломне, Серапиона - в Смоленске, Варлаама - в Пскове и проч." (Историч. очерки поповщ., Мельникова, стр. 5, 13, 29). Многих священников, не хотевших принимать никоновских догматов, изгнали в ссылку, сажали в тюрьмы и держали на цепях, а многих сожгли, как например, протопопов Аввакума, Лазаря, и мног. друг.

Но немалое число священников с мирянами спаслось от гонений бегством за границу, преимущественно в Польшу, Турцию, Австрию и Румынию, где они основали селения и монастыри и совершали для христиан требы, богослужения и проч. Эти священники назывались "старого поставления", потому что получили рукоположение от епископов, бывших в старой вере. Пока эти священники были живы — почти все старообрядцы были в совершенном единении между собою: все принимали от них таинства и богослужения. Таким образом, по уклонении епископов в заблуждение, все старообрядцы на первых порах были поповцами, как теперь принято называть. Затем, когда священники старого поставления начали со временем вымирать и уменьшаться, а новых рукополагать было некому, старообрядческая церковь, руководствуясь правилами и практикой древней церкви, начала принимать священников, присоединяющихся от никоновских заблуждений, как ереси второго чина, под миропомазание, по требованию святоцерковных определений (кормч., гл. 5, л. 35 и об.).

Но, некоторые из старообрядцев, отчасти по излишней строгости к еретикам, отчасти в ожидании близкой кончины мира, обольщаясь ложным мудрованием о пришествии и царствовании последнего антихриста, не стали руководствоваться святоцерковными правилами о принятии приходящих от ереси священных лиц в их сане, утверждая, что священники, якобы, и не нужны в церкви. Отделившись от старообрядческой церкви, такие люди составили особую общину, получившую название беспоповщины. Разделившись затем и между собою, они изобрели и стали содержать самые грубые и нелепые заблуждения, что всех еретиков и раскольников должно перекрещивать, что антихрист уже царствует в лице представителей господствующей церкви, что не нужно церковных таинств, что всяк сам себя может крестить, что законный брак есть грех и проч. И пошли они такими ложными и гибельными путями, не внимая слову Божию.

А старообрядческая церковь шла по-прежнему прямым царским путем, не уклоняясь ни направо, ни налево. Руководствуясь всеми святособорными правилами и практикой древней церкви, она принимала присоединяющихся к ней от ереси второго чина священнослужителей в их санах, и, таким образом, не только содержала православную веру, но и пребывала со священноначалием и таинствами.

По пространству она занимала следующие места: на Керженце, в губерниях Рязанской, Московской, на Иргизе, в Сибири, на Дону, в стародубских слободах, в Польше, на Ветке, в Турции и проч. По многим местам у старообрядцев открыто имелись храмы, священники и монастыри, особенно там, где они пользовались некоторой свободой, как например, в стародубье, на Кавказе, и в особенности в Польше и Турции.

Имея православных священников довольное количество, старообрядцы всегда желали и старались иметь и православных епископов. На первых порах после собора 1667 года многие из них полагали, что где-нибудь есть единоверные им епископы. Но, когда убедились, что нет, тогда стали употреблять все законные меры к приобретению православных епископов, на основании святоотеческого учения.

Уже в 1715 году, старообрядцы на одном из своих собраний решили приобрести епископа на основании 8 правила первого вселенского собора (Историч. очерки поповщ., Мельн., стр. 81), и с тех пор шли беспрерывные хлопоты по этому делу, пока не увенчались совершенным успехом в 1846 году, когда присоединился к ним митрополит Амвросий.

Впрочем, и до этого времени старообрядцам иногда удавалось осуществить свои стремления о приобретении епископов. Так в 1734 г. они приняли на Ветке епископа Епифания; но за это жестоко поплатились. В следующем году русское правительство, по настоянию синода, отправило огромный отряд войска на Ветку. Начальник отряда, полковник Сытин, явившись туда, схватил епископа Епифания, отправил его в киевскую крепость на заточение. Ветку с окрестными селениями Сытин разгромил, самих жителей разогнал и разослал по разным местам. Это известно в истории под именем первой ветковской выгонки.

Но старообрядцы и после сего не переставали стараться иметь епископа. Насколько горячо было это их желание, можно видеть из того, что некоторые из них в 1750-х гг. приняли даже одного самозванца за действительного епископа, конечно, не зная, что он самозванец. Это был некто Анфиноген, иеромонах или иеродиакон новообрядческой церкви. Когда открылось, что он самозванец, тогда старообрядцы прогнали его. Затем в 1753 г. у них явился епископ Анфим, рукоположенный в этот сан митрополитом Даниилом. А после него — епископ Феодосии, хиротонисанный Гедеоном епископом крымским, а по некоторым сведениям, был еще епископ Рафаил, рукоположенный патриархом Даниилом, но скончавшийся в пути, не достигнув российских пределов.

Подробности об этих епископах можно прочитать у г. Мельникова в "Исторических очерках поповщины", у г. Субботина в "Истории белокриницкой иерархии", откуда и мы заимствуем свои сведения об них, хотя эти истории и нельзя назвать беспристрастными.

Как уже замечено выше, в старообрядческой церкви священников всегда было потребное количество, так как по разделении русской церкви все почти священники, принадлежавшие к господствующей церкви, сочувствовали старообрядчеству. Даже через сто лет после разделения, когда духовенство под влиянием разных семинарий и академий начало охладевать в вере, старообрядцы с одного только Иргиза имели до двухсот священников в разных местах. В 1827 году на одном только "Рогожском кладбище было девять дозволенных попов и три диакона" (Раскол, Андреева, стр. 212).

Но с этого года старообрядцам было строго воспрещено принимать присоединяющихся к ним священников, и если правительство находило таковых, то немедленно отправляло в крепость без всякого суда. Словом — решено было уничтожить священство у старообрядцев. В виду этого они, по примеру прежних лет и на основании 69 и 70 правил карфагенского собора, решили обратить к православию заблудившихся епископов. И - о чудный оборот обстоятельств! Когда враги, по-видимому, торжествовали полную победу, когда у старообрядцев оставалось три или четыре престарелых священника, тогда к ним присоединился митрополит, по имени Амвросий. Это было в 1846 году в белокриницком монастыре, в Австрии. По присоединении, митрополит Амвросий рукоположил епископов Кирилла и Аркадия, а также много попов и диаконов. С тех пор церковь Христова снова получила и до сего времени имеет православных епископов, как было и до отпадения их от нее при Никоне. Появление и основание старообрядческой иерархии было таким сильным и ошеломляющим ударом для новообрядческой церкви, что она и до сих пор никак не может опомниться. По ее настоянию, австрийский император закрыл белокриницкий монастырь, обитателей его разогнал, и митрополита Амвросия сослал в заточение, где он после шестнадцатилетних страданий почил о Господе. Как бы в наказание за такое беззаконие, вслед за изгнанием этого святителя в Австрии вспыхнула революция — страшный бунт, какого раньше почти никогда не было, - и австрийского императора лишили прежней власти.

В России новообрядцы продолжали мучить и грабить старообрядцев, но, по основании белокриницкой иерархии, с особенным остервенением: почти все старообрядческие монастыри, церкви, моленные со всем имуществом отнимали в доход своей церкви, которая приобрела этим путем несколько десятков миллионов рублей — обогатилась. Но вскоре эти миллионы она принуждена была отдавать самым низким и развратным людям из старообрядцев, отступившим к ней. Этих людей она называет каким-то странным для русского и православного слуха именем — миссионеры. Обязанность их состоит в том, чтобы хулить старообрядческую церковь и иерархию, и тем удерживать народ от обращения к ней, что им иногда и удается, хотя и редко.

Не находя решительно никаких заблуждений в старообрядческой Христовой Церкви, миссионеры придираются главным образом только к тому, что в ней с 1666 до 1846 года, то есть сто восемьдесят лет не было епископа, хотя это происшествие не составляет никакой погрешности и отнюдь не обвиняет ее, так как она не имела епископов единственно потому лишь, что они уклонились в заблуждение и пребывали в нем. Но миссионеры иногда и этим сбивают с правого пути простой малознающий народ, не могущий различить истину от лжи, православие от еретичества. А ревностных в вере они только более возбуждают на изучение святоцерковного учения, на разъяснение истины и защиту церкви Христовой.

Это побудило и нас написать сие сочинение по вопросу о небытии некоторое время в старообрядческой Христовой церкви епископов, по случаю пребывания их в заблуждении.

Настоящее сочинение, для удобопонятности изложенное в форме беседы, есть не что иное, как свод множества бесед, веденных автором с различными лицами, преимущественно с миссионерами.

Публикуется по изданию: "Церковь Христова временно без епископа". - Новосибирск, 2008


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования