Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Игумен Александр (Заркешев). Попытка учреждения русского храма в Персии при царе Петре великом. Фрагмент из книги "Русская Православная Церковь в Персии-Иране (1597-2001 гг.)". [История Церкви]


1. Посольство подполковника Артемия Волынского (1715-1718 гг.)

Идея об учреждении в Персии храма Русской Православной Церкви принадлежит Царю и Императору Всероссийскому Петру Великому (1682-1725).

Впервые она была высказана в Его послании к персидскому шаху Султану Хоссейну (1694-1722). Причем просьба об открытии русской православной церкви стояла первым пунктом в Императорском Послании: "1. Понеже в Государстве державы его царского пресветлого Величества подданным его шахова Величества купецким людям джулфинцам и прочим армяном (как приезжают для торгового промыслу) позволено им публичные церкви для отправления своей веры. Того ради и его царское Пресветлое Величество желает, дабы и во области его шахова Величества против того позволено было российского народа людем построить церковь публичную, как иранские законники езуитов (иезуитов) и протчие имеют здесь свои церкви". (1) 

Обращение Петра Великого доставил персидскому шаху 27-летний подполковник Артемий Волынский, который возглавил Российское посольство в Персии в 1715-1718 годах.

Артемий Петрович Волынский (1689-1740 гг.) - известный государственный деятель, блестящий офицер и тонкий дипломат, человек с печальной судьбой. Его отец Петр Артемьевич был приближенным царя Феодора Алексеевича, судьей Московского судного приказа, а также воеводой в Казани. Получив прекрасное образование, в пятнадцатилетнем возрасте А.П. Волынский поступил солдатом в драгунский полк. В 1711 году его приветил Петр I и направил к барону Шафирову, вместе с которым А.П.Волынский принял участие в Прутском походе, с ним же побывал и в турецком плену.

В 1715 году Петр I направляет Волынского посланником в Персию (2). Официальной задачей посольства должно было стать заключение торгового договора, позволявшего русским купцам иметь привилегии в Персии, главная же цель посольства Волынского заключалась в том, чтобы он всесторонне изучил Персию как в торговом, так и в политическом плане. Эта была первая русская экспедиция, которой поручалось собрать исторические, географические, этнографические и прочие сведения о стране, в отношении которой, как мы увидим в дальнейшем, Российская империя имела определенные цели.

Петр I лично разработал инструкции для Волынского. Царь желал получить от посланника ответы на следующие вопросы: " 1) Есть ли водное сообщение между Каспийским морем и Индией через Персию, и нельзя ли "учинить" купечество в Индию? 2) Какие дороги ведут в Гилян? 3) Каково положение армянского народа и нет ли еще христианских и иноверных с персами народов, живущих в Персии? 4) В каком положении находится вооружение и укрепление страны, есть ли морские суда, крепости и не вводится ли "европейских обычаев в войне"? 5) В каких отношениях находится Персия к Турции?" (3).

Инструкция предписывала Волынскому всячески привлекать для торговли с Петербургом армянских купцов, проживавших в Персии. Петр предписывал посланнику "все сведения собирать осторожно, чтоб того не прознали персияне и делать о том секретно журнал повседневный, списывать все подлинно" (4).

При Российском Посольстве состояла многочисленная свита. Там были ученые-иностранцы: саксонец Венигеркинд, француз де Вилле, англичанин Джон Бель, француз де Артемони, оставивший любопытный дневник путешествия посольства; различные чиновники, офицеры, слуги и даже охотники.

В состав Российской дипломатической миссии был включен и посольский священник - иеромонах Иларион (Рогулевский). Петру I было дело до всего, в том числе его интересовало состояние ислама. Иеромонах Иларион не случайно вошел в состав посольства и, по всей видимости, получил свои особые инструкции. Возможно, им были составлены записки о том, что он увидел в Персии с духовной точки зрения, но подробности деятельности иеромонаха Илариона (Рогулевского) в миссии Волынского нам неизвестны.

Замечательна сама личность Илариона Рогулевского. Он окончил Киевскую Духовную Академию и по тому времени считался человеком высокообразованным. По окончании учебы он был пострижен в монашество. Его ученость была замечена сподвижником Петра фельдмаршалом Борисом Петровичем Шереметевым. По его ходатайству Иларион Рогулевский был определен обер-иеромонахом в армию и вскоре стал духовником фельдмаршала. Видимо, с подачи Шереметева Петр I отправляет отца Илариона с Волынским в Персию. Деятельность посольского священника в Персии была успешной, и по возвращении в Россию его возводят в сан архимандрита и назначают настоятелем Лубенского Мгарского монастыря, а затем Московского Донского монастыря. В 1732 году его посвящают во епископа Казанского, а на следующий день после хиротонии возводят в сан архиепископа. За время своего пребывания на Казанской кафедре Владыка Иларион занимается просвещением инородцев, открывает для них школы. В Зилантовом монастыре он устраивает Казанскую Семинарию, где порядок обучения строится по типу Киевской Академии. Архиепископа знают и любят при императорском дворе, одаривают многочисленными подарками, члены императорской семьи почитают его за своего духовника. В 1735 году архиепископ Иларион был переведен на Черниговскую кафедру. Там Владыка сразу же учредил благотворительное общество "Собрание Девы Богородицы", для попечительства над Черниговской Семинарией. В 1738 году архиепископ по собственному прошению был уволен на покой. Скончался архиепископ Иларион в 1742 году, похоронен в Тверском Отрочем монастыре.

Кроме ученого иеромонаха царь предписал Волынскому взять с собой несколько толковых семинаристов. В сенатском указе об этом говорилось: "На Москве из латинских школ выбрать из учеников робят добрых, молодых, пять человек, таких, которые б по меньшей мере грамматику выучили для посылки в Перейду при посланнике Волынском для учения языкам турецкому, арабскому и персидскому" (5).

Хотя Волынский во время своего путешествия в Персию не добился от шаха разрешения открыть русскую православную церковь, он все же выполнил основной наказ Петра I - открыл Персию для русских. Об этом свидетельствуют статьи договора, заключенного Волынским с шахом 30 июля 1717 года "Отныне: 1) Русские купцы могут свободно приезжать в какое угодно время в Низовую и другие персидские пристани на Каспийском море; 2) Русским купцам предоставляется свободная торговля по всем персидским областям; 3) Для охраны русского купеческого каравана от разбойников между Низовой и Шемахой персияне обязаны давать надежный и добрый конвой; 4) В Шемахе русские купцы свободно продают свои товары; персидские чиновники нужные для них товары должны покупать у русских купцов, а не брать даром, как то делалось прежде; персидские чиновники должны справедливо разбирать все иски и тяжбы между русскими купцами и персиянами, без вымогательства разных поборов; 5) За товары, купленные у русских купцов, персияне должны платить аккуратно; за товары же взятые в долг уплачивать деньги в определенный срок; 6) Во внутренних персидских областях русские купцы платят только определенные пошлины, никаких других поборов они давать не должны; 7) В Ширвани и Гиляни русские купцы не должны быть притесняемы в покупке шелка-сырца; 8) Для взаимных сношений между русскими и персидскими купцами будет определен особый чиновник из русских купцов; 9) Русские купцы платят в одном размере с персидскими за шелк-сырец; 10) При пропаже русских товаров их должно тщательно разыскивать и возвращать хозяевам; то же правило соблюдается в случае крушения русского купеческого судна на море, когда товары выбросит на берег" (6).

Этот важный для России договор был ратифицирован Петром Великим 9 июня 1719 года, а шахом Хоссейном - в 1720 году.

Главной заслугой Волынского является то, что именно он, впервые в истории русско-персидских отношений, создал русскую консульскую службу в Персии и добился принятия при шахском дворе русского резидента (представителя). Первым русским резидентом в 1720 году был назначен бывший толмач в посольстве Волынского Семен Абрамов (7).

В подписанном договоре не было статей о духовном окормлении русских торговых людей, но консульские учреждения и стали теми местами, откуда православное духовенство начало пастырскую деятельность в Персии. Начиная с 1730 года Святейший Правительствующий Синод имел попечение о направлении духовенства в Персию.

Кроме переговоров с персидской стороной, касающихся торговых отношений, А.П.Волынский занимался вопросами, непосредственно связанными с церковной жизнью в Персии. Так, он встречался с армянским вардапетом (архимандритом), вел "духовные разговоры с католическими миссионерами, вы-ясняя сферу и успешность их деятельности в Персии. Не вызывает сомнения тот факт, что в этом ему помогал иеромонах Иларион.

В результате деятельности Волынского появилась возможность основать важное для двух государств учреждение - "Торгующее в Персии купеческое общество", которое и было утверждено в декабре 1723 года указом Петра I. Оно действовало до 1762 года, а в 1775 года была создана "Российская в Персии торгующая Первая компания".

Петр Великий высоко оценил труды Волынского, произведя его в чин полковника и личного генерал-адъютанта. В 1719 году Артемий Петрович был назначен губернатором Астрахани, и на него была возложена подготовка задуманного царем похода в Персию. После смерти Петра I в мае 1725 года Волынский был переведен губернатором в Казань, а затем в 1729 года он оказался в Петербурге, где дослужился до должности кабинет-министра.

Дальнейшая судьба Артемия Петровича сложилась трагически. Как известно, он ненавидел иноземных временщиков императрицы Анны Иоанновны - Миниха и Бирона. Волынский сблизился с их противниками - Еропкиным, Хрущовым и Татищевым. Им был составлен важный документ "Генеральный проект об улучшении в государственном управлении", в котором развиты идеи Петра Великого о взаимоотношениях монарха и главного его помощника - Сената. Бирон обвинил Волынского в казнокрадстве, а главное - в том, что последний, якобы, имел тайный умысел свергнуть Анну Иоанновну. Артемий Петрович был арестован, подвергнут пристрастным допросам и приговорен к "посаждению" на кол, но государыня "всемилостивейше" заменила приговор на отсечение головы. Казнь состоялась 27 апреля 1740 года. Артемий Петрович Волынский был погребен в ограде Сампсониевского собора, что на Выборгской стороне в Санкт-Петербурге.

2. Персидский поход Петра Великого (1722-1723 гг.)

Каспийское море и лежащая за ним Персия давно привлекали к себе внимание Петра Великого. Каспийское море открывало, по мнению царя, путь через Россию для европейской торговли с Индией. Петр I хотел связать Балтийское море с Каспийским рядом каналов между притоками Волги и Ладожским озером и найти дальнейшее водное сообщение между Каспийским морем и Индией; тогда европейские суда, вместо длинного пути вокруг всей Африки, пошли бы в Индию через Россию.

Осуществление этого замысла было заветной мечтой Петра Великого. Для того и дана была секретная инструкция Волынскому, в первом пункте которой содержится вопрос о том,".. .нет ли какой реки из Индии, которая б впала в сие море.. ." (8).

Но Персия, которая была важным путем для европейской торговли с Индией, сама по себе имела важное торговое и политическое значение для Российской империи.
В своем донесении царю Артемий Волынский считал возможным для России вести войну с Персией даже до окончания Северной войны со шведами, потому что войска потребуется немного для того, чтобы "великую часть к России присовокупить без труда" (9). Но царь не спешил, и только успешно завершив Северную войну со Швецией, с которой в 1721 году был заключен Ништадтский мир, Петр I приступил к решению каспийского вопроса.

Политическая обстановка этому благоприятствовала. В Персии на престоле находился слабый и безвольный шах Султан Хоссейн (1694-1722), который, по отзыву Волынского, не имел решительно никакого авторитета, а идти-мат-и-девлет (главный визирь) "всякого скота глупее и такой дурак, что ни дачею, ни дружбою, ни рассуждением подойти невозможно; вообще же правительство персидское отличается крайним упорством, глупостью, ленью и беспутным ведением дел" (10).

К тому времени ситуация в Персии стала критической: в 1722 году в страну вторглись восставшие афганцы-гильзаи, что фактически положило конец государству Сефевидов. В марте 1722 года столица г. Исфаган, где находился со своим двором шах Хоссейн, была осаждена афганцами. Осада длилась семь месяцев. 12 октября 1722 года Хоссейн сдался на милость предводителя афганцев Мир-Махмуда.

Располагая сведениями о том, что Турция намерена воспользоваться создавшимся положением и готовится к захвату персидских территорий, в том числе и прикаспийских провинций, что в корне противоречило интересам России, Петр I в июле 1722 года с большой армией морским путем и по суше спешно выступил из Астрахани в Прикаспье (11). А шаху Хоссейну накануне похода он дал знать о том, что готов оказать ему военную помощь в борьбе с Мир-Махмудом, требуя в качестве компенсации уступки прикаспийских провинций. Так, например, 25 июня 1722 года русскому резиденту в Исфагане Семену Аврамову Петр I писал, чтобы тот дал следующее разъяснение шаху: "Что мы идем к Шемахе не для войны с Персиею, но для искоренения бунтовщиков, которые нам обиду сделали. И ежели им при сем крайнем разорении надобна помощь, то мы готовы им помогать и очистить от всех их неприятелей и паки утвердить постоянное владение персидское, ежели они нам уступят за то некоторые по Каспийскому морю лежащие провинции, понеже ведаем, что ежели в сей слабости останутца и сего предложения не примут, то турки не оставят всею Персиею завладеть, что нам противно, и не желаем не только им, ни себе оную владеть" (12).
 
В результате военной кампании 1722-1723 годов русскими войсками были заняты Дербент, Баку, Решт. 12 сентября 1723 года в Петербурге персидским представителем, посланным еще шахом Хоссейном, был подписан договор, по которому к России отходили западное и южное побережья Каспийского моря, города Дербент, Баку, Решт, прибрежная полоса провинции Ширван (без Шемахи), Гилян, Мазандеран и Астрабад (13).12 июля 1724 года русскому резиденту Ивану Неплюеву в Константинополе удалось подписать договор, по которому Турция признавала присоединение Россией прикаспийских провинций, указанных в русско-персидском договоре 1723 года (14).

Касаясь духовного аспекта этой кампании, отметим сле-дующее: не вызывает сомнения тот факт, что российскую армию и задействованный ей в помощь флот в походе сопровождали положенные по штату полковые и корабельные священники, которые несомненно с честью исполняли свой пастырский долг.

---------------

1 Цит. по: Посольство Артемия Волынского в Иране в 1715-1718 гг. // Арабески Истории. Вып. 5-6. Каспийский транзит. Т. 2. М, 1996. С. 103.

2 О пребывании А.П. Волынского в Персии см. статью: Корсаков Д.А., А.П. Волынский // Древняя и Новая Россия. 1876. № 1.

3 Корсаков Д.А. Цит. соч. С. 53.

4 Полностью инструкция Волынскому напечатана проф. Соловьевым в статье "Петр Великий на Каспийском море" // Вестник Европы. 1868. Т. II.

5 Полное собрание законов Российской Империи., T.V. СПб., 1830, № 2978.

6 ПСЗ, T.V. СПб., 1830, № 3097.

7 О русских учреждениях и консульствах в Персии в XVIII веке см.: Уляницкий В.А. Русские консульства за границей в XVIII в. Ч.1. М.,1899.

8 Корсаков ДА. Цит. соч. С. 53.

9 Корсаков ДА. Цит. соч. С. 59.

10 Депеша канцлеру Головкину из Испагани 8 июля 1718 года см. статью Корсакова Д.
А.; Персидские дела Посольского приказа (РГАДА).

11 См. подробнее: Лысцов В.П. Персидский поход Петра I. M., 1951.

12 РГАДА. ф. Кабинет Петра I, отд. I, кн. 30, л. 151.

13 ПСЗ РИ, T.VII. СПб., 1830, № 4298.

14 ПСЗ РИ, T.VII. СПб., 1830, № 4531.

Источник: Игумен Александр (Заркешев), "Русская Православная Церковь в Персии - Иране (1597-2001 гг.), Санкт-Петербург, 2002


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования