Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Е.В.Арсюхин. Сараклыч: и все-таки он был! Рассказ о том, как сначала "открыли", а потом "закрыли" золотоордынский город. [религия и культура]


 ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Карты по истории средневековья часто умиляют тех, кто их изучает — наивных школьников и студентов, чаще других в них заглядывающих. Вот граница Могучего Государства, рождающегося в центре... (центре Восточно-Европейской равнины, центре Европы, центре мира — выберите нужный вариант в зависимости от ваших идеологических предпочтений). Где-то по краям карты — какие-то чуждые и неведомые страны, так, мелкие сошки... Не важно, что они либо древнее, либо, как минимум, ровесницы Могучего и Великого государства, и сами не менее могучи и велики, чем Оно. Между Государством и окраинными странами — ничейная земля, дикие племена. Бери и властвуй, раз ничье — значит, твое!

Спор о том, кто раньше пришел на эти "ничейные земли" — по сути, философский, поскольку аргументы сторон не убеждают оппонентов. В Могучем государстве они подчинены официальной мифологии (т.е. исторической школе), а у немогучих народов на сей счет существуют свои воззрения. И потому мы вновь и вновь просматриваем карты в надежде отыскать хоть какие-либо зацепки — чьими же были эти земли, изначально?

Вот, к примеру, возьмем карту Центральной и Южной Америки, где проставлены даты основания городов — все сплошь не древнее XVI в. Мехико, Куско, Ла-Пас — разве могут быть они "ничейными", если основаны испанцами после их пришествия в Новый свет? И вдруг та же Америка в более ранний период: Теночтитлан — столица империи ацтеков, на месте которого испанцы основали Мехико, Тьяуанаку — крупный город в империи инков, на развалинах которого выходцы из Европы построили Ла-Пас... А город Куско в Перу со времен инков даже и название сохранил, сменив лишь дату основания.

Саров — из той же серии городов и городков, которые тысячами растворились в ходе строительства могучей Россииской державы, получая новую дату основания и новое на-звание. В целях идеологического оправдания появления здесь монастыря первые насельники — согласно данным из исторической литературы — распространяли в народе легенды "о колокольном звоне из-под земли" и "необыкновенном сиянии от горы". Диву даешься — и как же это до XVII в. включительно (когда был основан монастырь) народы, жившие здесь прежде, ничего такого не слыхали и не видали?
Как ни странно, этот и похожие на него мифы и сегодня, в XXI в., массово пропагандируются и внушаются наивным обывателям. Делается это с одной-единственной целью: доказать легитимность своего нахождения в этом месте, и сокрушить оппонентов, подвергающих сомнениям эти антинаучные представления.
Заслугой Е.В. Арсюхина является то, что он попытался выйти за границы средневековых мифов и современных карт той эпохи и разобраться во всех основных вопросах, касающихся основания Сарова. Автор применяет в поисках истины метод исторической логики. Это дает ему большое преимущество как перед учеными-книжниками, зажатыми в тесные рамки официальной истории, так и перед современными мифотворцами, пытающимися доказать то, чего не было и не могло быть в природе.

Ни государство, ни идеология, ни религия не могут быть основаны на фальшивом фундаменте, ибо в случае непредвиденных обстоятельств обрушению подвергнется все здание. Это особенно важно сегодня, когда оболваненная публика готова верить во все подряд, смешав в своем сознании веру в чудотворные мощи и экстрасенсов, прогнозы астрологов и предсказания старцев. Именно поэтому мы стараемся приоткрыть истину в отношении нашей истории и идеологии, отказавшись от средневековых догм и самовозвеличивания. Мы верим, что и в изучении истории нашей страны однажды "придет истина и исчезнет ложь, ибо ложь подлежит исчезновению".

Д.В. Мухетдинов, ректор НИИ им. X. Фаизханова

ВВЕДЕНИЕ

В этом году Саровской обители исполняется 300 лет. Она была основана не на пустом месте, на месте древнего городища — это факт. В российской дореволюционной, а потом в советской науке установилось устойчивое мнение, что городище осталось от золотоордынского города Сараклыч. Однако в самое последнее время ряд региональных историков (в частности, А. Подурец из Сарова) попытались доказать, что города Сараклыч в принципе никогда не существовало. При этом они или оставляют открытым вопрос о том, чье это было городище, или отводят его основание в глубокую древность, в железный век. Вероятно, эта тенденция будет укрепляться по мере усиления значения современного Саровского монастыря. Кому-то, возможно, кажется "неудобным", что одна из ведущих православных обителей стоит на территории "поганого" города. Тем более стоит разобраться, как на самом деле обстояли дела, и существовал ли город Сараклыч в действительности.

ГОРОДИЩЕ

Монахи выбрали для монастыря хорошо укрепленное место — как они сразу поняли, не только природой, но и людьми. Укрепления пришлись им кстати: край еще не был окончательно христианизирован, а события так называемой крестьянской войны под предводительством Пугачева во второй половине XVIII столетия показали, что ситуация действительно могла вспыхнуть от малейшего повода, причем гнев народа обращался прежде всего против монастырей (вспомним историю Макарьевской обители) —этих эксплуататоров и зачастую оплотов насильственной христианизации. Остатки городища были настолько ярки, что термин "городище" попало даже в официальное название обители (напомним, что оно звучит как Сатисоградова-Саровская пустынь; здесь Сатис и Саровка — названия рек, на слиянии которых стояло городище, а "град" — собственно городище).

Основатель монастыря Иоанн оставил описание развалин. По его словам, речь идет о "земляных градах". Их было четыре, около каждого находились "глубокие рвы". Три "града" Иоанн описывает как небольшие, а четвертый —как "очень большой". Обычно это сообщение понимается так, что "градом" монах называл пространство между валами. Соответственно, первый "град" —это пространство между точкой слияния Сатис и Саровки и первым валом, второй "град" — между первым и вторым валами, и так далее. Всего, стало быть, "градов" было четыре, как и валов.

Однако, настораживает термин "град". В русском языке уже существовало устойчивое понятие "городище", то есть "заброшенное поселение". Вероятно, Иоанн видел не просто валы, но и остатки каких-то сооружений, что позволяло ему называть остатки поселения именно "градами".

Обратим внимание и на то, что Иоанн не упоминает термина "вал", напротив, говорит о рвах, "ископанных" подле "градов". Выходит, что "грады" находились на некой плоской поверхности, расчлененной рвами, что противоречит как планам городища, так и нынешней географии места. В чем тут дело? Очевидно, Иоанн принял за "грады" не пространство между валами, как принято считать, а как раз поверхности валов. Почему? Вероятно, именно на валах и сохранялись остатки сооружений. Это могли быть какие-то фортификационные постройки, не обязательно деревянные, может быть, и кирпичные. Сохранение завалов от деревянных стен и башен, особенно законсервированных землей, вполне возможно на протяжении столетий. Остатки сооружений были, видимо, скоро уничтожены, и монахи действительно стали звать "городами" пространства между валами.

Монастырь был основан между первым и вторым валами, в так называемом Среднем городе (это название пошло от самих монахов). По мере роста монастыря валы уничтожались. Сначала срыли второй вал, потом третий, наконец первый. Монастырь, как видим, по первости рос от точки слияния рек, и лишь затем подошел к реке. Четвертый вал от монастыря не пострадал. Длина этого вала составляла полтора километра. К сожалению, его убрали при строительстве города Сарова уже в советское время, в 1960-х.

Когда же появилось это городище? Ответ на этот вопрос может дать только археология. Раскопки городища производились, правда, спорадически, да и мощные наслоения XVIII–XX веков мешали раскопкам. Археологам прежде всего бросились в глаза остатки так называемой Городецкой культуры. Не вызывает сомнений, что городище было изначально заложено именно в железном веке. Городецкая культура принадлежит, как считается, протомордовским племенам. Как правило, ее датируют концом I тысячелетия до новой эры, и почти всем I тысячелетием новой эры. Обычно исследователи видят разрыв между Городецкой и последовавшей затем славянской средневековой культурой. Однако на самом деле такого разрыва не было, Городецкие и родственные им Дьяковские племена, обитавшие в междуречье Оки и Волги, были на самом деле прямо покорены славянами. Но на юге нынешней Нижегородской области славяне появились очень поздно, едва ли не в XVI столетии, с войсками Ивана Грозного; до этого территория подчинялась последовательно Булгарии, улусам Золотой Орды и Казанскому ханству. Поэтому в этом регионе предметы, относимые к Городецкой культуре, вполне могли, вместе с их носителями, доживать до XII века.

Другие раскопки нижегородского археолога Н. Грибова действительно позволили датировать находки на территории самого внешнего, Большого города XII–XIII веками.

О дате и характере городища крайне красноречиво говорит и сама планировка. Как уже заметил читатель, городище представляло собой сложную "матрешку" из четырех "вставленных" друг в друга валов. Это — крайне редкая в наших краях конструкция, хотя на мусульманском Востоке она обычна. Мы имеем, собственно, единственное хорошо сохранившееся городище такого рода —Золотаревское в Пензенской области. Хорошо раскопанное, оно, как доказано, основано было действительно в железном веке, но расцвета достигло под властью Волжской Булгарии. Разрушенное монголами, оно, как считается, больше не восстанавливалось. Однако автору удалось лично найти на городище золотоордынский кирпич. У автора сложилось не только из этого факта, а из анализа вещевого материала четкое мнение, что на самом деле городище существовало и в эпоху Золотой Орды. Вероятно, на мысль о полном разрушении археологов навели крайне выразительные остатки побоища, предписанные монгольскому погрому, что, во-первых, еще не есть доказательство полной гибели, а во-вторых, может и не относиться именно к событиям собственно монгольского нашествия.

Таким образом, анализ плана городища и археологического материала показывает, что Саровское городище возникло где-то во второй половине I тысячелетия новой эры, а своего расцвета достигло в пору Волжской Булгарии. Причем план городища показывает его сходство с чисто булгарским поселением, и доказывает, что эта территория подчинялась Булгарии административно. Городище могло существовать и в пору Золотой Орды. Вероятно, с крушением Орды, то есть в конце XIV века, оно оказалось заброшено.

ИМЯ ГОРОДА

Впервые городище фигурирует в письменных источниках под именем Борисова городища (писцовая книга за 1614–1615 гг.).Название это никак не объяснялось наукой, но оно очень примечательное. Мы к нему еще вернемся.

В начале XVIII века, как сообщает Иоанн, место называлось у окрестных жителей просто Старое городище. Такое название наверняка бытовало, однако было ли оно единственным и насколько репрезентативны были опросы Иоанна, и насколько, как мы увидим ниже, ему был резон скрывать истину? Эти вопросы мы пока оставим открытыми.

Версия о том, что город именовался Сараклыч (тат. "Желтый клинок", соответственно река Сарова — значит "Желтая) возникла в 1721 году, когда некий помещик стал претендовать на земли монастыря. Правительственной комиссии пришлось заниматься родословием всех участников спора, в том числе тех татарских мурз, которые продавали или дарили монастырю спорную землю. Нет особых сомнений, что в своих разысканиях комиссия опиралась как на устные татарские родословия, историчность которых не раз доказана, так и, может быть, на сохранившиеся у мурз письменные документы. Так и очертилась и история местности, о которой мы поговорим ниже, и одновременно всплыло само имя — Сараклыч. Начиная с книги об истории монастыря, вышедшей в 1804 году, Сараклыч попадает в научную литературу, и держится в ней до наших дней.

ИСТОРИЯ САРАКЛЫЧА

Впрочем, наука не слишком преуспела в критическом осмыслении полученных от татарских мурз фактов. В результате мы не имеем стройной истории Сараклыча. Попробуем очистить факты от вымыслов и выстроить ее.

Как мы уже знаем из данных археологии, Сараклыч был основан примерно в Х веке в ходе расширения Волжской Булгарии на запад. Уже Иоанну бросилось в глаза, что вокруг Сараклыча находится значительное число мелких городищ, по отношению к которым он выглядел как бы столицей. Вероятно, интуиция не подвела Иоанна, и Сараклыч был центром окраинного булгарского "улуса".

Как мы знаем, центр другого аналогичного улуса, Золотаревское городище, скорее всего, было взято монголами и сильно разрушено. Произошло ли такое же с Сараклычем? Иоанн описывает осадные "шанцы" и груды человеческих костей на городище, но это вовсе не значит, что Сараклыч был уничтожен именно монголами. Более того, как мы увидим ниже, это не так. Монголы не уничтожали города, оказавшиеся в стороне от центрового удара, или подчинившиеся добровольно. Представляется, что путь монголов после Золотаревки лежал уже прямо на Рязань, Сараклыч остался в стороне. Так или иначе, он продолжает существовать далее, что станет сейчас совершенно очевидно.

В 1289 году на эти края покусился ширинский князь Бахмет. Он взял Сараклыч у местных (вероятно, им правила пост-булгарская верхушка, подчинившая местное мордовское население), и сделал его своей столицей. Эти данные также всплыли из родословий знатных татар в ходе расследования.

Далее в летописи города зияет провал. Вероятно, Сараклыч управлялся потомками Бахмета, став наследственным улусом его рода. В 1389 году родословные видят на Сараклычском престоле потомка Бахмета, Бехана. Родословные говорят, что русские часто на него нападали, от чего он вынужден был покинуть Сараклыч, и переселиться за реку Мохшу, в село Кангуш (совр. Каньгуш), где и в самом деле есть городище (правда, его раскопки дали лишь мате-риалы железного века, но нужно еще посмотреть, на каком уровне они проводились).

После ухода Бехана город стал русской крепостью, но, видимо, русские не сумели тут хорошо закрепиться, и город постепенно запустел.

Теперь внесем в эту картину важные детали.

Во-первых, стоит "реабилитировать" ширинского князя Бахмета, в историчности которого сомневаются некоторые саровские историки. По счастью, Бахмет фигурирует в сведениях, касающихся Городца Мещерского (Касимова). Мы знаем, что в указанном 1298 году хан Токта победил темника Ногая. Бахмет был сторонником Ногая, и ему пришлось бежать из Степи подальше. Статус Городца Мещерского на момент прихода Бахмета неясен. Если он подчинялся русским, то выходит, что русские, как они обычно и делали, дали землю полезному беглецу. Если нет, значит, он самостоятельно завоевал никому не починявшийся "город-государство". Но Сараклыч явно лежал вне сферы компетенции русских. Его завоевание было уже личной инициативой Бахмета, хотя, может быть, и не без согласия и даже поощрения русских. Можно спорить, что было столицей Бахмета, Сараклыч или Городец Мещерский, но уж никак нельзя спорить об историчности этой фигуры. Так, его сын Беклемиш крестился. Между 1362 и 1373 годами потомок Беклемиша, Александр Укович, продал Городец (кстати, это аргумент за то, что у него еще оставалось, где жить, то есть Сараклыч) Дмитрию Московскому, а сам погиб в 1373 году от большеорданских татар. Коли так, они могли разорить и Сараклыч.

Далее присмотримся подробнее к тем "русским", которые в 1389 году вынудили Бехана покинуть родной город. Мы не знаем московской активности в это время в этом месте. Все встает на свои места, если мы вспомним имя Сараклыча из Писцовых книг — Борисово Городище. Оборачиваясь по сторонам, мы видим поблизости в это время ни кого-то иного, как Бориса Нижегородского. Напомним, что Борис был бра-том последнего великого правителя Нижнего Новгорода, Дмитрия. В 1383 году он получил от Тохтамыша ярлык на Великое княжество Нижегородское. Это вызвало резкую реакцию другого претендента на трон, сына Дмитрия Нижегородского Василия Кирдяпы. Улучив момент, когда Борис слишком сближается с Москвой, он преподносит Тохтамышу это сближение в выгодном для себя свете, и хан на всякий случай усиливает Василия, даруя ему в 1388 году ярлык на Городец. Василий не думает долго, входит в союзничество с тем же Дмитрием Московским, и в 1388 году выбивает Бориса из Нижнего Новгорода.

Так случайно ли, что в следующем 1389 году какие-то "русские" берут Сараклыч? Конечно, нет, потому что это был сам Борис, решивший сделать его своей базой для возврата Нижнего Новгорода! Однако эта база показалась ему неудобной. Мы видим его то в Городце, то в Орде, и, наконец, в 1391 году он прогоняет Василия с нижегородского стола. А Сараклыч, таким образом, оказывается разоренным и покинутым как татарами, так и Борисом. Вероятно, после этих событий он запустевает и прекращает существование.

Кратко вновь изложим историю Сараклыча, снабдив ее изысканными нами подробностями. Возникнув в Х веке как западный форпост Булгарии, Сараклыч, вероятно, без потерь пережил Батыево нашествие, став полунезависимым княжеством в составе Булгарского улуса Золотой Орды. Пришедший после поражения Ногая в 1298 году Бахмет, действуя из Городца Мещерского, взял Сараклыч, сделав его своей второй столицей. После продажи потомком Бахмета, Александром Уковичем, Городца Москве, Сараклыч становится единственной столицей его княжества. В 1373 году большеордынские татары убивают Александра и разоряют его столицу. Однаков ней продолжает править его потомок Бехан. Его выгоняет из города лишившийся трона Борис Нижегородский в 1389 году. Не воспользовавшись новой резиденцией, Борис ее покинул, и Сараклыч окончательно опустел.

Вы вольны сами выбирать, к какой кампании относятся виденные Иоанном костяки и следы штурма — к набегу большеордынцев в 1373 или к акции Бориса в 1389. Археология не в состоянии уловить столь короткий временной промежуток.

ОТВЕТ КРИТИКАМ

Разберем кратко аргументы тех, кто не верит в историчность Сараклыча. Во-первых, эти историки недооценивают роль такого источника, как родословные. Полученные комиссией данные они считают за вымыслы в пользу Иоанна, сражавшегося за землю с местным помещиком. Да, у кого права на землю древнее, тот ею и владеет. Однако вовсе не в интересах Иоанна было разыскивать и тем более придумывать данные о древности татарских владетелей этих мест. Конечно, он получал земли в дар от татарских мурз, а значит, если мурзы древние и исконные владетели, то и дар законен. Но у мурз было много родственников. Зачем самому создавать себе угрозу, что кто-то из них начнет оспаривать дар под предлогом древности? Недаром в своих ранних (до конфликта с помещиком) сочинениях Иоанн всячески замалчивает сведения о Сараклыче — как назывался город, никто не знает, кто его построил — тоже, вероятно, татары и т.д. Наконец, совсем наивно поступает А. Подурец, когда представляет канву спора так: помещик представил документы на право владения до 1389 года; Иоанну надо было найти подходящего мурзу, владевшего ею хоть годом раньше. Сфальсифицировав родословные и выдумав Бехана, который владел землей явно до 1389 года, Иоанн решил проблему. Конечно, комиссия не была столь наивной, и так дела не делались. Тем не менее, исследователь удовлетворенно заявляет, что "с датой 1389 мы разобрались".

Столь же слабы его аргументы против историчности Бахмета. А. Подурец почему-то считает, что все сведения о нем почерпнуты только из Бархатной книги (родословия российских дворян), где есть запись о Бахмете под 1198 годом. Поскольку эта дата явно ошибочна, монахи механически приплюсовали к ней 100 лет, и так получили 1298. Это даже излишне критиковать, поскольку о деятельности Бахмета есть независимые данные.

Ну и последний аргумент звучит так — Сараклыч не упоминается письменными золотоордынскими источниками. Вообще-то ими не упоминается масса городов, вплоть до того, что до сих пор идут споры о числе столиц Золотой Орды. Мы почти не имеем подлинных золотоордынских источников, стало быть, это не аргумент.

В свое время монахам было выгодно делать вид, что они поселились на ничьей земле, в городе, имени и создателей которого никто не помнит. Потом правда открылась, но монахи уже настолько укрепились на этой территории, что скрывать ее стало ненужным, а их любопытство и любовь к истории, явно видные из дореволюционных сочинений об обители, делает им честь. Сегодня мы переживаем странный этап. Этап, когда некоторые сторонники православия вместе с учеными "очищают" историю от всего, что есть в ней "поганого", то есть неправославного. Скоро мы узнаем, что знаменитые святые из татар также не были татарами или вовсе не существовали. До революции правда не мешала православию быть сильной религией. Не помешает она ей и сегодня. Кризис доверия к религии, столь ярко проявившийся после революции, был вызван вовсе не тем, что на месте той или иной обители располагался золотоордынский город. Народ возмущало поведение отдельных представителей церкви. Об этом надо помнить и сегодня и не повторять этих ошибок. 

Нижегородский исламский институт им. Хусаина Фаизханова,

Нижний Новгород, 2006


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования