Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Е.В.Потапова. Власть и старообрядцы. Из истории старообрядческой общины города Ржева в первой половине XIX в. [древлеправославие]


Старообрядчество, как феномен русской религиозной жизни, возникло фактически в 1653 г., после открытого выступления протопопа Аввакума против циркуляра патриарха Никона об отмене земных поклонов в великопостной молитве Ефрема Сирина и перемене двуперстного крестного знамения на трехперстное. Его официальное признание прозвучало на церковном Соборе 1666-1667 гг., который проклял всех противников Никоновской реформы и предал их суду светских властей. Однако решения Собора о признании новых исправленных богослужебных книг и церковных обрядов истинными (т. е. православными) не смогли погасить в сознании русских людей идеи о гибели России, как сосредоточия благочестия, России, как "Третьего Рима".

Церковная реформа, по мнению старообрядцев, меняла не только обряды, она изменяла тем важнейшим религиозно-философским установкам, которым служила Россия последние полтора века. Никоновские реформы, их поддержка и западные симпатии царя Алексея Михайловича показались защитникам "древлего благочестия" крахом, катастрофой, гибелью "Третьего Рима", уже воссиявшего на просторах Московского государства. В результате массы старообрядцев расценили церковную реформу, как покушение на саму веру, веру их отцов и предков. Они сочли, что государственной властью и церковным руководством овладел антихрист и истинное православие повредилось.

Широту движению старообрядцев придавал социальный мотив, лежавший в его основе, — возвращение к старине, протест против существовавших порядков: крепостничества, централизации, подчинения государству духовного мира человека, воплощавшегося для людей в истинной вере. Все это обусловило очень пестрый состав старообрядцев, куда входили и "низы", и боярские верхи, и священники — представители практически всех слоев населения.

Таким образом, церковная реформа и раскол являлись крупным социальным и духовным переворотом, который не только отразил тенденции к централизации и определенной унификации церковной жизни, но и повлек за собой существенные социокультурные последствия. Он всколыхнул сознание миллионов людей, заставил их усомниться в легитимности существующего миропорядка, породил раскол между официальной светской и духовной властью и значительной частью общества.

Однако объективные условия, не позволили старообрядчеству оформиться как единому вероучению и уже в самом начале его зарождения сформировались различные направления — согласия или толки. Так, спор о времени пришествия антихриста стал межой, разделившей старообрядцев на две основные группы: поповцев и беспоповцев, а к XVIII в. эти течения раскололись на множество направлений. Так среди беспоповцев наиболее известными были федосеевцы, филипповцы, странники и т.д.

Политика государства и официальной церкви по отношению к старообрядцам была сложной и противоречивой. Так, из истории хорошо известны факты жестоких преследований старообрядцев во время царствования Петра I, который, по их мнению, являлся антихристом.

В царствование Екатерины II, Павла I и Александра I власти проявляли равнодушие к религиозной жизни старообрядчества. По разрешению императрицы в конце XVIII в. на Рогожском кладбище в Москве были выстроены два старообрядческих храма, богадельный дом, возник целый поселок, населенный старообрядцами. В 1800 г. в период недолгого правления Павла I, была устроена Единоверческая церковь, призванная совместить древние церковные обычаи и священство господствующей церкви.

Однако со времени восшествия на престол императора Николая I ситуация резко изменилась. Старообрядчество не вписывалось в общеимперскую доктрину, выраженную "формулой": "Православие, самодержавие, народность" и не могло считаться оплотом трона.

Поэтому по Высочайшему указу в ноябре 1838 г. в ряде губерний, где проживало значительное количество старообрядцев, были созданы "Секретные совещательные комитеты по делам о раскольниках", призванные "преподать более твердости и согласности, принимаемым мерам против их ("раскольников") заблуждений" (1). Подобные комитеты были созданы в Петрозаводске, Перми и Тамбове, но уже в марте 1839 г. Управляющий Министерством иностранных дел тайный советник Блудов, указав на значительное число "раскольников" в г. Ржеве Тверской губернии, предложил создать тайный орган и в Твери. Действительно, по числу старообрядцев город Ржев заметно опережал соседние территории. Так по данным на 1830 г. в городе Ржеве проживал 2101 старообрядец, что составляло 40,5% всех старообрядцев Тверской губернии (всего по губернии числилось 5190 старообрядцев). Интересно, что подавляющее большинство ржевских старообрядцев относились к попов-цам, за исключением 2 человек, принадлежавших к федосеевскому согласию (2).

Созданный в июне 1839 г. (по Высочайшему указу от 5 мая 1839 г.) (3) Тверской секретный комитет, в состав которого входили представители высшего губернского эшелона власти (губернатор, епархиальный архиерей, управляющий Палатой государственных имуществ и жандармский штабс-офицер), был призван зорко следить за старообрядцами.

Из документов, связанных с деятельностью комитета, мы можем узнать некоторые эпизоды жизни старообрядческой общины г. Ржева в первой половине XIX в.

Одним из первых действий комитета явилось уточнение действительного количества старообрядцев в г. Ржеве, что привело к многочисленным разбирательствам и санкциям властей в отношении верхушки старообрядческой общины. Уже 7 июня 1839 г. (на второй день после создания комитета) Тверской губернатор приказал ржевскому городничему составить списки всех старообрядцев г. Ржева и в дальнейшем составлять подобные списки ежегодно.

В ноябре того же года на стол губернатора лег список старообрядцев города Ржева, в котором значилось 860 семейств (2627 душ мужского пола и 4789 душ женского пола). Однако вскоре выяснилось, что часть жителей города Ржева (67 семейств) при составлении списка "самовольно вписала" себя в него, т.к. в списке 20-летней давности (1819 г.) они не значились старообрядцами. Власти, обеспокоенные внезапным увеличением количества "раскольников", незамедлительно приступили к расследованию и попытались вернуть "новых" старообрядцев в лоно православия.

Попытки воздействия на старообрядческие семьи, опросы, увещевания и угрозы не привели к желаемому результату. Новые члены общины объясняли свое отсутствие в списке 1819 г. различными причинами, но переходить в православие категорически отказывались.

Давление на попечителей ржевского старообрядческого общества и старосту молитвенного дома так же ни к чему не привели. Тогда по приказу ржевского городничего подполковника Небалсина были проверены записи в метрических книгах 9 православных церквей города Ржева, что позволило выявить 19 человек (из вновь вписанных в раскольнический список), совершавших до недавнего времени религиозные обряды по православным чинам и исследованиям.

Итогом этого разбирательства стал более жесткий контроль со стороны властей за деятельностью старообрядческой общины, ежегодное представление списков рожденных в старообрядчестве детей (с указанием времени рождения и крещения), всех случаев браков и смертей. Старообрядческому священнику Василию Семенову было запрещено совершать таинства над теми старообрядцами, которые вписали себя в список 1839 г. (и фактически числились в православии).

Попечители общества и староста молитвенного дома (купцы Чупятов, Брагин и Морозов) получили предупреждение о возможных санкциях со стороны властей в случае продолжения вписывания православных людей в списки "раскольников". Вскоре в Тверской духовной консистории на них было заведено дело "о противозаконных действиях" по вписыванию людей в "раскольничьи" списки, которое в мае 1844 г. было отослано в Тверскую уголовную палату (4).

Однако "наступление" властей на ржевских старообрядцев на этом не закончилось. В мае 1840 г. архиепископ Тверской и Кашинский Григорий направил очередное секретное послание Тверскому губернатору Я.Д. Бологовскому с просьбой запретить ржевским старообрядцам в день Пасхи освящать свою часовню и обходить ее ночью с пением молитв (это, якобы, мешало спать православным жителям).

Тверской губернатор незамедлительно направил распоряжение ржевскому городничему разобраться с этим вопросом и прислать подробный отчет. В секретном послании из Ржева, составленном в июне 1840 г., говорилось, что "богослужение производится по уставу старопечатных книг, изданных до Никона патриарха в назначенное тем уставом время, стих "Воскресение твое Христе Спасе" во время хождения вокруг молитвенного дома на утренней поется по наслышке старинного нотного напева".

Реакция властей на подобный рапорт была вполне предсказуема: хождения и пение вокруг старообрядческой часовни были запрещены.

В сентябре 1840 г. ржевский городничий вновь докладывал губернатору, что "раскольничий поп" Василий Семенов и попечители предупреждены о запрете на какие-либо массовые мероприятия с иллюминацией (жжением свечей) и пением, т.е. не должно было быть "никакого внешнего оказательства ... богослужения", и дали расписку об этом. При этом контроль за соблюдением тишины и спокойствия вокруг старообрядческой часовни был возложен на полицию (5).

Несмотря на все эти события, отдельные моменты в истории взаимоотношения властей и старообрядцев не были столь пессимистичными. Так известен достаточно уникальный факт, когда император Николай I пошел навстречу пожеланиям старообрядцев. Под влиянием умного и либерально настроенного министра государственных имуществ, графа П.Д. Киселева, в декабре 1843 г. император разрешил 49 старообрядцам Адреевской волости Сычевского округа Смоленской губернии (государственным крестьянам) исполнять требы в г. Ржеве, правда, не афишируя это разрешение среди местных старообрядцев (6).

Таковы лишь несколько эпизодов из жизни старообрядческой общины города Ржева, характеризующие сложные и драматические события русской истории.

1 Государственный архив Тверской области (далее — ГАТО). Ф.56. Оп.1. Д.25671. Л.1-2.

2 Там же. Д. 28803. Л.63-70.

3 Там же. Д. 25671. Л.10.

4 Там же. Д. 25672. Л. 6, 23-140об.

5 Там же. Д. 25682. Л. 1-6.

6 Там же. Д. 25717. Л.1-1об

Опубликовано в сборнике "Старообрядчество в Тверском крае. Прошлое и настоящее. Материалы круглого стола", Тверь – Ржев 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования