Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Г.Пономарева. Русские староверы Эстонии. [древлеправославие]


Западный берег Чудского озера был заселен в конце 16 века, хотя русские рыбаки приезжали сюда ловить рыбу еще в 13-14 веке. В 16-17 веках население Причудья было, в основном, эстонское, занимавшееся рыбной ловлей. Среди них были и русские рыбаки, составлявшие 20% населения северо-западной части Причудья. По словам исследователя Причудья А.Моора, эстонцы считали рыболовство второстепенным занятием и предпочитали заниматься земледелием. Песчаная почва Причудья для земледелия не подходила, поэтому местные помещики предоставляли земли русским, которые охотнее занимались рыболовством. В конце 16 века по данным проводившейся польскими властями ревизии на Причудском побережье уже существовали деревни Лохусуу, Нос (Нина), Казепя, Омут, Черная (Муствеэ). В начале 17 века западное побережье Чудского озера было опустошено шведско-польскими войнами, и сюда пришло много новых русских жителей. В некоторых местах, по данным А.Моора, число русских достигало 2/5 всего населения.

Первые же русские староверы появились на побережье близ Муствеэ в конце 17 века. Конец 18 века отмечен ростом переселившихся старообрядцев с Витебщины, из Новгородской и даже Тверской губернии. Рост русского населения происходил, в первую очередь, в тех деревнях, где занимались рыболовством. Эстонское население по-прежнему жило там, где можно было заниматься земледелием.

Прежде, чем говорить об истории старообрядчества в Эстонии, необходимо обратиться к истории русской церкви. Приняв в 988 году, при князе Владимире, христианскую православную веру от греков Византии, русские свято хранили ее до середины 16 века и стали смотреть на нее как на свою нерушимую национальную святыню. От греков русские восприняли весь чин церковного богослужения, обычаи и обряды, а также церковное управление.

С приходом к власти патриарха Никона с 1653 года началось (в основном, по политическим мотивам и личным амбициям патриарха) реформирование русской православной церкви. Реформы предписывали текстовые исправления богослужебных книг, изменение ряда обрядов, отмену земных поклонов, крестное знамение не двумя, а тремя перстами. Правительство законами и военной силой всячески помогало преследовать инакомыслящих. Неподчинившееся реформам духовенство было уничтожено. Таким образом, приверженцы старой веры остались без руководства, В 1665 году был убит епископ Павел Коломенский. В 1668 году началась осада Соловецкого монастыря войсками правительства, в 1677 монастырь был взят, оставшиеся в живых были брошены в темницы. 2 ноября 1675 года в земляной яме скончалась от голода боярыня Морозова. 14 апреля после 4-летнего заключения был сожжен заживо в срубе протопоп Аввакум. По всей России старообрядцев жестоко преследовали, ссылали, пытали, казнили, сжигали их храмы, иконы и жилища. Спасаясь от преследований, они бежали за рубеж, так они оказались в Прибалтике и даже в Америке. После раскола церкви, в результате разобщенности старообрядцы разделились на несколько согласий. В Эстонии нашли приют старообрядцы поморского и федосеевского согласия. Приверженцев старой веры их противники стали называть раскольниками. Сами же они называют себя староверами. После царского указа "О веротерпимости" 17 апреля 1905 года было выработано положение и установлено наименование "старообрядцы" впервые появившееся 13 августа 1785 года в рескрипте Екатерины II.

О первых старообрядцах, спасавшихся от гонений в Эстонии в конце 17 века, известно мало. Больше сведений о старообрядческом монастыре в Ряпино, находившемся там в начале 18 века. Там поселились федосеевцы - приверженцы создателя этого согласия Феодосия Васильева. В 1710 году на землях имения Ряпино, старообрядцы создали свою обитель. Построив мельницу, кузницу и ряд построек, занимались земледелием и рыболовством. В 1718 году настоятель Константин Федоров оставляет обитель, став врагом старообрядцев. Его назначают священником в Ямбург (нынешний Кингисепп), и он получает право распоряжаться старообрядческими делами. В Ряпинский монастырь Федоров посылает письма, угрожает направить солдат для расправы. Угроза эта вскоре была приведена в исполнение. Поводом для присылки военной команды послужил ложный донос солдата Петра Тюхова о том, что в Ряпинской мызе скрываются беглые солдаты. Старообрядцы узнали об опасности незадолго до прибытия солдат. Кто-то из жителей ускакал на лошадях, другие же просто разбежались. Солдаты выслеживали и арестовывали старообрядцев. Арестованных отвезли в Юрьев (Тарту). Подвергли допросам, а затем доставили в Петербург, где их снова подвергли пыткам. Довольно быстро выяснилось, что донос ложный. Через год доносчик снял свое обвинение. Преследования старообрядцев, тем не менее, продолжались, и староверческая обитель в Ряпино, была уничтожена в 1719 году.

В начале 18 века начинается строительство старообрядческих молелен в Причудье. Так, в 1740 году, построена моленная в деревне Кикита бежавшими сюда новгородским купцом Никитиным и одним из московских бояр Морозовых. Они же привезли сюда богослужебные книги, четыре колокола, необходимую утварь.

Если середина и вторая половина 18 века - время строительства новых моленных в деревнях Варнья, Красные Горы (Калласте), Казепели, Кольках и Черном Посаде (Муствеэ), то первая половина 19 века - время закрытия моленных. При царствовании Николая I (1825-1855) усиливаются репрессии против старообрядцев. Из Риги (центра Лифляндской губернии, к которой относился Дерптский уезд) пришло постановление закрыть все старообрядческие храмы. В 1837 году была запечатана молельня в Кикита. 5 марта 1846 года старообрядцы этой деревни обратились в Министерство Внутренних Дел с просьбой выдать лично им принадлежащие иконы, которые являлись "родительским благословением". 8 декабря 1846 года из Петербурга пришел ответ: "Моленную разобрать, иконы и все богослужебные книги передать в единоверческую церковь деревни Черная" (Муствеэ), т.е. все было передано в новообрядческую церковь. 28 февраля 1847 года моленная в деревне Кикита была снесена.

В 19 веке власть всячески старается укрепить позиции новообрядчества в Причудье. Так, в деревне Нос (Нина), населенной новообрядцами, строится новая церковь. Ее священник А. Орлов в 1830-е годы неоднократно писал доносы, направленные против староверов. На основании этих донесений часто возбуждались уголовные дела. Старообрядцев обвиняли в том, что они крестили детей в свою веру, что их дети родились от родителей, которые не венчались в новообрядной церкви, что старообрядцы ругают новообрядчество и его служителей. Староверам запрещали не только крестить и венчать по своим обычаям, но даже хоронить. Так, в Дерпте (Тарту) полицмейстер приказал похоронить старообрядческого наставника ночью. В деревнях Причудья священники отнимали детей у родителей, перекрещивали их и отдавали затем на воспитание новообрядцам. Конечно, среди старообрядцев были богатые и влиятельные люди. Например, купцы-старообрядцы из Дерпта (Тарту) неоднократно подкупали полицию. Но силы были слишком уж не равны. В середине 1840-х годов были запечатаны все моленные. В Причудье осталась одна моленная в деревне Казепя.

Русские деревни Причудья в первой половине 19 века неоднократно привлекали внимание русских писателей. Так, Фаддею Булгарину пришлось проезжать через деревню Черная (Муствеэ). Ему понравилась как деревенская архитектура, так и зажиточность деревенских жителей. "Черная деревня выстроена прекрасно: большая часть домов в два этажа с вышками и балконами. Повсюду видны лавки, ремесленные заведения, рыболовные орудия; отовсюду выглядывает довольство и веселость". Сами жители деревни тоже показались симпатичными писателю. "Улицы наполнены были народом. Рослые. Здоровые и сильные мужчины толпились на средине; румяные белолицые красавицы стояли у ворот, ожидая коров. Дети, прекрасные как амуры, порхали из одного места в другое". Булгарин, разговорившись с крестьянами, узнал, что все "они старообрядцы, и переселились сюда во время шведского владычества". Булгарина приятно удивило то, что русские крестьяне, живя не в России, продолжают оставаться русскими "Все они знают эстонский язык, но живут по-русски".

Русские деревни Причудья заинтересовали и писательницу-очеркистку Екатерину Авдееву, жившую в Дерпте (Тарту) в 1830-х годах у своего зятя - профессора М.П.Розберга.

Причудцы поразили ее своей русскостью. В книге "Записки о старом и новом русском быте" она писала: "Давно не видела такого чисто-русского поколения: они сохранили свой язык, свои обычаи, одежду; почти все они великорослы, сильны, с русыми волосами; у детей же волосы точно лен; от деятельной жизни видно проворство во всех их движениях". Авдеева, как и Булгарин, пытались узнать у причудцев о их корнях, но они лишь отвечали, что уже их отцы и деды жили здесь. Авдеева отмечает, что русские Причудья очень честны. У них нет воровства. В лодке вещи двое суток оставались без присмотра, так как их хозяева еше не вернулись с ярмарки, но их никто не тронул. Рыбаки помнят о бедных. Здесь есть прекрасный обычай последнюю тоню (невод) закидывать на сирот. Когда рыбаки возвращаются с рыбной ловли, то бедные собираются на берегу и делят свою часть рыбы между собой. Записки Авдеевой с ее чисто женским интересом к подробностям жизни причудцев, их обычаям, особенностям языка необычайно интересны.

Среди русских новообрядцев были люди, которые сочувствовали староверам. Один из них - известный писатель Николай Лесков, который ездил в Ригу по поручению министра народного просвещения А.В.Головина в связи с вопросом о старообрядческих школах. Лесков видел в церковном расколе глубокую духовную трагедию русских - разрушение единства нации. Доклад Лескова написан, в основном, в защиту староверов. Писатель полагал, что запрещение старообрядческих школ ведет к тому, что тысячи людей будут лишены возможности получать основы образования. Писатель протестовал и против разорения моленных. Лесков приводит примеры притеснения старообрядцев. Так, 8 наставников Дерптского (Тартуского) уезда были отправлены в ссылку, где умерли как пострадавшие за веру. Лесков с возмущением пишет: "Дерптские раскольники не имеют прав пред законом, ни наставников, ни молельни, ни жен, ни детей, ни прав, ни обязанностей! Старообрядцы хотят иметь свои школы. Но они хотят, чтобы в этих школах преподавали свои учителя, чтобы в деятельность школ не вмешивались новообрядческие священники. В результате возникают тайные старообрядческие школы". Лесков полагал, что правительство, насильно перекрещивая старообрядцев в новообрядчество, делает из староверов врагов. Надо сказать, что в своем творчестве Лесков неоднократно обращался к жизни и быту старообрядцев.

Вопрос о школьном образовании детей старообрядцев в 19 веке был одним из самых наболевших. В конце 18 - начале 19 века старообрядцы обучали своих детей церковнославянской грамоте и чтению духовных стихов сами. Например, в Тарту при моленной была школа для детей староверов, в которой дети обучались за плату, а бедные дети - бесплатно.

В 1830-1840-х годах для русских в деревнях Черная (Муствеэ), Лохусуу, Тихеда и Нос (Нина) были открыты первые церковно-приходские школы. В школах преподавали новообрядческие священники и псаломщики. Царское правительство, создавая такие школы, преследовало двойную цель: дети, живущие в Дерптском (Тартуском) уезде, должны были избежать влияния староверов, которых намного больше, а сами раскольники должны были через благотворное влияние новообрядческой церкви избавиться от своей "ереси". В таких школах дети, в основном, заучивали часослов и катехизис, но при этом все же осваивали светскую грамоту и арифметику. Старообрядческие же школы были строжайше запрещены правительством с 1832 года.

Во второй половине 19 века в Причудье стали организовываться тайные "тетенькины" школы, поскольку в них преподавали в основном женщины, хорошо знавшие богослужебные книги. Дополнительно учили еше пению по крюкам, то есть готовили новых певцов для моленной. Из Причудья девочек посылали учиться на крылошанок (певиц на клиросе) в старообрядческие центры: в Петербург и Псков. В Пскове у богача Хмельницкого девочек учили песнопению и чтению. Возвращаясь домой, они могли петь в моленной на клиросе, обучать детей в тайных школах, вышивать иконы, потому что, например, в Пскове у купца Батова учили рукоделию. Старообрядцы платили большие деньги, покупая в Москве и Петербурге рукописные книги "старинного" письма. В Причудье эти книги переписывались. Среди старообрядцев было много людей, сведущих в правописании 17 века. Можно сделать вывод, что староверы не были противниками образования. Но хотели дать своим детям образование, которое не расшатывало бы устои старообрядчества, а, напротив, укрепляло бы их.

Немного поговорим о религиозной жизни староверов. Так как официально здания для общего богослужения были запрещены, то богатые купцы-старообрядцы строили моленные, якобы для своей семьи, откуда и осталось это название. Иерархическая лестница староверов была уничтожена патриархом Никоном, поэтому духовных отцов избирают прихожане общины вплоть до настоящего времени из наиболее грамотных в вопросах богослужения, уважаемых и достойных лиц мужского пола старше 40 лет. У старообрядцев есть особая моленная одежда. У мужчин - это азям, длинная распашная верхняя одежда, с узкими рукавами, сшитая из темной ткани. Азям был не у всех прихожан, но наставник обязательно был в азяме. Женщины клирошанки носили и носят сарафаны-подрясники, сшитые из черной ткани. Женщинам в моленную нельзя ходить с непокрытой головой. Поэтому у клирошанок большой платок, часто с кистями. Платок закалывают под подбородком булавкой. В платке завязанном узлом, в моленную не пускали. При богослужении старообрядцы всегда используют лестовки и подручник. Лестовка использовалась еще в первые века христианства, но сейчас она сохранилась лишь у староверов. Она является разновидностью четок и представляет собой плетеную кожаную ленту, сшитую в виде петли. В месте соединения концов ленты пришиваются четыре окантованных треугольных лапостка, которые часто украшают бисером и вышивкой. Употребляется лестовка для облегчения подсчета молитв и поклонов, позволяя сосредоточить внимание на молитвах. Подручник - небольшой молитвенный коврик - кладут перед собой на пол при свершении земных поклонов, чтобы руки, касаясь пола, оставались чистыми. Девушки из старообрядческих семей соревновались друг с другом, стараясь красивее вышить лестовку или подручник. В моленной мужчины, как правило, стоят на правой стороне, женщины на левой. А впереди всегда ставят детей. Церковные службы строги и торжественны.

Самый Великий праздник у староверов - Пасха, воскресение Исуса Христа, - победа жизни над смертью. Он справляется три дня, и самый праздничный стол готовят на Пасху. В Троицу дома украшали березками, березовыми листьями красили яйца в желтый цвет. Время посещения могил близких людей. В Рождество сразу после ночной службы наставник и крылошане-христославы обходят дома по деревне, в каждом доме славя Христа.

Кроме общих церковных праздников были местные престольные праздники в честь святого или праздника, которому посвящена церковь. Так, на острове Межа (Пийриссаар) отмечался день апостолов Петра и Павла. Туда съезжалось все Причудье на лодках. Гуляли несколько дней. Важным для рыбаков был день Николы-Чудотворца, считавшегося покровителем рыбаков.

В Причудье отмечали и семейные праздники: свадьбы, крестины. Женились или выходили замуж, в основном, за жителей своей или соседней деревни, но обязательно за единоверца, своей веры. К девушке шли свататься обычно поздно вечером, чтобы люди не сглазили. Посылали не сваху, как у новообрядцев, а свататься шли близкие родственники парня: мать, братья. Свадьба была спустя несколько дней после сватовства.

Семьи у старообрядцев были многодетные, потому что насильственное прерывание беременности запрещалось. Рожали дома. Помогали деревенские бабки. Если ребенок был слабым и больным, то его сразу старались окрестить. Здорового ребенка могли окрестить и через два месяца после рождения. Имя давали по святцам. В Причудье много архаических мужских и женских имен: Феофан, Филарет, Еликанида, Хиония и другие. Крестных выбирала мать новорожденного. Сама она считалась нечистой и не присутствовала при крещении. В моленную ребенка несли крестные и родственники матери ребенка. Крестных называли кумом и кумой.

Среди обрядов самым значимым был похоронный обряд. До похорон три-четыре человека читали около покойника псалтырь, поочередно сменяя друг друга. На похороны обычно приходили все жители деревни и знавшие покойного люди из соседних деревень. Перед гробом несли икону, гроб был покрыт покрывалом, за гробом шел наставник с кадилом, от моленной до кладбища присутствующие пели "Святыи Боже". После похорон для наставника, родственников и соседей устраивали поминальный обед. После смерти в 3, 9, 40 день принято молиться, проводить положенные панихиды. Людей другой веры, соприкасавшихся со старообрядцами, больше всего поражало то, что староверы используют разную посуду для своих и чужих. Так, молодой финно-угровед, будущий академик Пауль Аристе, посетивший в 1930 году Причудье, писал: "В каждом порядочном доме имеется особая посуда для иноверцев, так как вежливость требует угощения гостя". Во всех староверческих семьях держали отдельную посуду не только для иноверцев, но была, например, отдельная чашка для роженицы. Отходник, вернувшийся домой, ел в отдельной посуде, пока не отмолил грехи. Грехом же считалось есть из одной посуды с новообрядцами, что во время отхода иногда случалось.

Кроме отдельной посуды, характерная черта старообрядческого дома - самовар. В Причудье пьют много чая. Воду на чай брали только из озера, подальше от берега. Чай пили из блюдца вприкуску. 100 граммов чая расходовали семьей за два дня. Гостей тоже всегда угощали чаем. Любовь к самоварам и чаю из самовара вообще свойственна русским, но дело в том, что чай запрещено пить старообрядцам. В Причудье этот запрет нарушается повсеместно. Потребность в чае местные жители объясняют тем, что едят много рыбы, вызывающей жажду. Старообрядцам запрещено также употребление табака. В основном, этот запрет связан с тем, что курение на Руси распространилось при Петре I, которого староверы считали антихристом.

Рыболовство - основной промысел русского населения западного Причудья повлияло и на речь местных русских. В русских говорах Причудья, по подсчетам Н.Бурдаковой, насчитывается около тысячи слов в названии рыб и рыболовецкой лексике.

XX век принес значительные изменения в жизнь старообрядцев. Первая русская революция принесла не только всплеск общественной активности русских крестьян, но немного улучшилось отношение царского правительства к староверам. В 1917 году в местных русских газетах мелькают сообщения о желании причудцев присоединиться к  демократической России. Во время гражданской войны в Причудье побывали и немцы, и эстонцы, и белые, и красные. Было пролито много крови.

После заключения Тартуского мирного договора в феврале 1920 года одной из самых важных и болезненных проблем для причудцев стала проблема границы. До революции жители западного и восточного берега Причудья постоянно общались между собой. На восточном берегу было много знакомых, у некоторых причудцев там жили родственники. Установленная по озеру граница зимой обозначалась по льду еловыми ветками, а летом буями. Иногда рыбаки из Причудья, заблудившись в тумане, попадали в руки советских пограничников, которые отбирали у них лодку, снасти и улов. Незадачливым рыбакам приходилось кормить вшей в Гдовской тюрьме. Положение обострилось во второй половине 1930-х годов, когда рыбаки из Эстонии воспринимались как шпионы. В 1920-1930-е годы для рыбной ловли осталась лишь узкая полоска, хотя раньше рыбаки ловили рыбу не только на Чудском, но и на Ладожском озере.

Вторая очень болезненная проблема - потеря рынка сбыта. Если раньше большая часть улова отправлялась на рынки Петербурга, Пскова, Москвы, то теперь весь улов нужно было реализовать в Прибалтике. В 1920-1930-е годы часть причудцев наряду со строительными работами стала больше заниматься огородничеством, выращиванием лука, огурцов, цикория. Но именно из-за потери рынков сбыта уровень жизни русских Причудья в межвоенный период был ниже, чем до революции, хотя, конечно, они жили лучше, чем рыбаки в советской России. В эти годы старообрядцы Эстонии поддерживали тесную связь с духовным центром староверов Прибалтики Гребенщико-вской общиной в Риге. В Риге возникает под руководством историка, писателя, ученого и общественного деятеля Ивана Никифоровича Заволоко (1897-1984) "Староверческий кружок ревнителей русской старины", поставившей своей задачей изучение и проповедь русской истории, истории старообрядчества. На личные средства Заволоко или на пожертвования, собранные "Кружком ревнителей русской старины" с 1927 по 1933 годы в Риге издавался журнал "Родная старина", посвященный вопросам религиозно-нравственного и национального воспитания. В "Родной старине" много внимания уделялось жизни старообрядцев Эстонии и сам И.Заволоко регулярно ездил в Причудье. О значении этого журнала говорит тот факт, что в 1997 году журнал был полностью переиздан в Москве в издательстве "Третий Рим".

В конце 1920-х годов в "Родной старине" печатались статьи иконописца из Причудья Гавриила Ефимовича Фролова.

Жизненный путь Г.Фролова заключал работу в иконописных мастерских в Режице (Резекне), на Преображенском кладбище в Москве. Г.Фролов был федосеевцем и вел более суровый монастырский уклад жизни. С юности постоянно носил азям. Никогда не пропускал службу в молельне. Пишу принимал дважды в день, как предписано в уставе. Писать икону начинал отслужив молебен. По окончании сам освящал икону. Деньги, поступившие за выполнение заказов, он расходовал на общину и на покупку религиозных книг. Г.Фролов очень много занимался с детьми. Он обучил несколько поколений детей старинному крюковому пению. Была открыта школа для обучения церковнославянскому чтению и письму.

В каждом доме Причудья были иконы Фролова. Уже будучи тяжело больным, он продолжал дописывать иконы. Г.Е.Фролов нашел средства для постройки старообрядческого храма в Раюшах (Рая) и сам украсил его. Иконы были выполнены в духе древнерусской иконописи. Многоярусный иконостас содержал около двухсот изображений святых, десятки картин, иллюстрирующих Ветхий и Новые Заветы. К сожалению, храм сгорел во время войны. На его фундаменте в 1990 году прихожанами восстановлена 50-метровая колокольня.

Из созданной Г.Фроловым иконописной школы наиболее известны два его ученика: Пимен Софронов (1898 - 1973) и Марк Солнцев (умер 1958 г.).

Пимен Софронов из деревни Тихотка (Тихеда) в конце 1920-х годов работал в иконописной мастерской Риги. Затем он переезжает в Западную Европу и возглавляет иконописные школы и курсы в Париже, Праге, Белграде. В 1939 году его пригласили работать для Ватикана. После войны Софронов переезжает в США, где он расписывает храмы и руководит курсами живописи. Незадолго до своей смерти, в 1968 году, он приезжал на родину, в Причудье. Софронов большую часть жизни прожил за границей, но все время мечтал вернуться на родину. В 1998 году в Эстонии и Латвии отмечалось 100-летие со дня рождения П.М.Софронова. В Причудье в доме, где он жил, установлена мемориальная доска.

В 1930-1940-е годы в Причудье занималась художественной вышивкой Евдокия Ефимовна Долгошева из Калласте. Она искусно вышивала шелком иконы. После вышивки Евдокия Ефимовна все иконы освящала в церкви. Она дарила вышитые ей иконы в старообрядческие моленные: в Таллинн, Тарту, Муствеэ, Калласте. Жительница Калласте А.П.Уланова вспоминала, как к Е.Е.Долгошевой приезжали искусствоведы из Третьяковской галереи в Москве и просили продать ее икону в Москву. Она спросила: "Не курят ли там?". Узнав, что они гарантии дать не могут, отказалась отдать свою работу в Третьяковку.

В 1920-1930-е годы в Эстонии насчитывалось 10 тысяч старообрядцев, объединенных в 12 общин, находившихся в Причудье, Тарту и Таллинне. В Эстонии регулярно проводились старообрядческие съезды: в Таллинне, Тарту, Калласте, Пийриссааре. На съездах утверждался устав старообрядческой церкви, заслушивались доклады на злободневные темы, обсуждались организационные вопросы. Старообрядческий съезд выбирал правление - Центральный Совет сроком на три года, если Совет занимался организационными и хозяйственными делами, то проблемы религиозной жизни старообрядцев обсуждались Духовной Комиссией. На съезд обычно приезжали гости из Латвии, Литвы и Польши. Очень болезненным был для старообрядцев вопрос о праздновании церковных праздников по старому, а не по новому стилю, поскольку родителей школьников штрафовали за отсутствие детей на уроках в дни проведения старообрядческих праздников.

Старообрядцы много внимания уделяли работе с молодежью. Так, в Тарту в 1930-е годы существовал старообрядческий кружок молодежи под председательством Лаврентия Ефремовича Гришакова (1914-1991). Одной из основных целей работы кружка было поднятие религиозных чувств у старообрядческой молодежи. Молодые люди под руководством Ивана Савельевича Кулева - замечательного знатока знаменного пения - занимались изучением знаменитого крюкового напева.

В 1933 году в Посаде Черном были открыты церковно-просветительские курсы под управлением Л.С.Мурникова. Старообрядец Лев Сергеевич Мурников большое значение придавал изучению крюкового пения. В книге "Духовный отдых юношества. Практическое руководство к изучению знаменного (солевого) пения" он писал: "Церковное знаменное пение - наша святая древность, наш драгоценный символ седой старины. Наша живая связь с далеким прошлым. Так пели в дни, когда боярыня Морозова в цепях, сидя на санях, поднимаясь, по зову великих, на освобождение родной земли и святой Христовой веры".

В 1920-1930-е годы строятся и достраиваются новые молельни. Так, в мае 1930 года был освящен старообрядческий храм в Посаде Черном (Муствеэ).

В 1931 году на пожертвования местных прихожан и старообрядческих общин по проекту архитектора А.А.Почекаева была построена каменная колокольня в Тарту. Сам же Юрьевский храм был построен в 1863 году на участке земли, подаренной А.Кораблевой.

Наиболее тяжелое положение было у Таллиннской старообрядческой общины, до 1930 года не имевшей своего дома и вынужденной нанимать помещение. Когда-то богатая и многолюдная Ревельская (Таллиннская) старообрядческая обшина в период гонений на церковь и бесправия потеряла людей, церковное имущество и распалась. Согласно завещанию прихожанки Стефаниды Андреевны Мяэберг был воздвигнут храм. Ее муж - лютеранин по исповеданию - отвел по завещанию участок земли, построил на нем молитвенный дом и передал в дар старообрядческой обшине, закрепив на ее имя все указанное имущество. Освящение нового храма состоялось 26 декабря 1930 года.

В 1920-1930-е годы в Причудье активно действовали в деревнях культурно-просветительские общества. Чаще всего эти общества возглавляли местные учителя. Помогать им приезжал инструктор Союза Русских Просветительных и Благотворительных Обществ. Во многих деревнях были построены народные дома. Были смешанные хоры и оркестры народных инструментов.

С "культурниками" конкурировали пожарники. Дома в Причудье были, в основном, деревянные. Красный петух часто гулял по деревням, близко стоящие друг от друга дома сгорали. Почти все мужчины входили в добровольное пожарное общество. В Калласте у пожарников был свой Народный дом. Там ставились спектакли, устраивались танцы.

Во второй половине 1930-х годов в СССР усиливается власть Сталина, и это сказывается и на русских Причудья. Усиливается агитация, направленная на русских, живущих в пограничных странах, восхваляющая советский строй и райскую жизнь в Советском Союзе. Радио в Эстонии в эти годы было в моде. Семьи, имеющие детекторные приемники, слушали советские передачи. Несколько десятков подростков, соблазненных радиопередачами, бежали из Причудья в СССР. Если вначале их еще возвращали родителям, то позже многие из них попадали в советские тюрьмы, получив десять лет лагерей по подозрению в шпионаже в пользу Эстонии.

В 1940-1941 году произошло много событий в Эстонии, перевернувших тихую жизнь Причудья. Летом 1940 года в Эстонию вошли советские войска. Местные жители никогда не видели такого огромного количества танков. Проходили митинги, демонстрации в поддержку новой власти. В Причудье были организованы первые рыболовецкие колхозы.

Надежды вскоре увидеть родственников и самим побывать в России, которую многие не видели двадцать лет, не сбылись. В Россию пускали лишь по особому разрешению. Русские газеты, выходившие в Эстонии, были закрыты. Вместо них стали издавать газеты "Советская Эстония", "Советская деревня". Старообрядцев неприятно поразила открытая антирелигиозная пропаганда. Почти полностью прервались связи с Гребенщиковской общиной в Риге. Дошли известия об аресте видного старообрядческого деятеля И.Н. Заволоко.

Все местные культурно-просветительские общества были ликвидированы. Большинство местных русских культурных деятелей репрессировано. В это смутное время причудские жители фактически остались без духовных наставников.

Война началась через неделю после массовых высылок 14 июня 1941 года. Часть мужчин мобилизовали в Красную Армию, но Тарту был так быстро занят немцами, что большинство причудцев не успели мобилизовать.

Эстонию заняли немцы. Те причудцы, которых не успели мобилизовать в Красную Армию, были насильно призваны в немецкую армию. Продукты и керосин выдавали по карточкам. Немцы запретили причудским рыбакам продавать рыбу. Ее обменивали на масло. Рыбаки, в свою очередь, вынуждены были обменивать масло на нужные им продукты и вещи.

Старообрядцев немцы не преследовали. Иногда даже любопытные немецкие солдаты и офицеры заходили в молельни. Немецкие солдаты были распределены на постой в причудских домах. Иногда немцы принимали по ошибке бородатых староверов за партизан, но потом, поняв, что ошиблись, отпускали.

Любопытно, что во время немецкой оккупации русские деревни и улицы Причудья получили те русские названия, которые они имели в царское время.

Война уничтожила много жилых домов в Муствеэ и Рая. Сгорели моленные в Рая и Кикита. Была сожжена молельня в Тарту с находившейся в ней, по преданиям, иконой работы Андрея Рублева, принесенной сюда с Пийриссаара.

После окончания войны началось восстановление Причудья. Староверы восстанавливали молельни своими силами. Возили на лошадях кирпич и бревна. Строили сами, поскольку в деревнях было немало умелых каменщиков. Иконы местных мастеров приносили из дома. Так, в 1949 году была восстановлена и освящена молельня в деревне Кикита. В конце 1940-х годов в Эстонии, где организуются, где восстанавливаются колхозы. Период создания колхозов совпал с мартовской высылкой 1949 года. Из русских деревень Причудья было выслано немало русских жителей, "врагов народа". Кто-то из них погиб в Сибири, кто-то вернулся в Эстонию лишь во второй половине 1950-х.

Советский период во многом губительно сказался на старообрядцах, особенно выделилось время правления Н.С. Хрущева. Оголтелая атеистическая пропаганда шла рядом с уничтожением индивидуального сельского хозяйства. Так, в период правления Н.С.Хрущева чуть не была уволена с работы крупный исследователь русских говоров Прибалтики, старообрядка и жена наставника Татьяна Филаретовна Мурникова (1908-1985). Благодаря профессору Ю.М. Лотману дело закончилось переводом на другую кафедру.

В хрущевский период был самый большой отток молодежи в город, опустели школы.

Духовная жизнь старообрядцев Эстонии в советский период заметно отличалась от довоенной. В советское время главный духовный центр старообрядцев Прибалтики находился в Литве, в Вильнюсе. В это время власти требовали от наставников списки прихожан. При советской власти старообрядцы старались особенно не афишировать свою принадлежность к церкви. Карьере мужчин это могло повредить. В молельни ходили, в основном, женщины и пожилые люди, часто бравшие с собой детей

Возрождение старообрядчества в Эстонии началось в начале 1995 года. Был восстановлен Союз старообрядческих общин Эстонии. На сегодняшний день в Эстонии старообрядцев по происхождению около 15 тысяч. Потомки старообрядцев охотно крестят своих детей в молельнях. В Пасху, как было раньше, храмы переполнены.  Всего в Эстонии зарегистрировано 11 старообрядческих обшин:  9 - в Причудье, по одной - в Таллинне и в Тарту.

Старообрядцы Эстонии стараются возродить старые традиции. Например, начали совместно проводить престольные (храмовые) праздники. 28 августа 1998 года в Калласте отмечался праздник Успения Пресвятой Богородицы. Съехались старообрядцы из всех 11 общин. 12 июля 1999 года на острове Пийриссаар отмечался праздник апостолов Петра и Павла.

Возрождается традиция христославов. В Рождество, сразу после ночной службы,  крылошане-христославы обходят дома староверов, в каждом доме прославляя Христа.

В деревни Кольки дети староверов изучают Закон Божий в школе. Планируется расширить работу с детьми староверов.

Одна из больных проблем - ограбление молелен. Так, не раз уже грабили храмы в Воронье, Кикита, Тарту, Муствеэ и Кольки.  В молельне пустое место на иконостасе там, где раньше висели украденные ворами иконы

Основное население в Причудье русское. Примерно половина русского и эстонского населения только в Муствеэ. В остальных деревнях лишь около 6% эстонцев. Браков с эстонцами очень мало. Есть семьи, где муж или жена из России. В Причудье местные русские тесно связаны между собой. Почти все они родственники, соседи, знакомые. В статье Э.Берга и X.Кулу "Причудские русские" показано, как причудские русские разделяют "своих" и "чужих". Чужие для них не только эстонцы, но и приехавшие издалека русские, также русские новообрядцы, атеисты

Возникает вопрос: каким образом триста лет могли сохраниться и не ассимилироваться несколько тысяч русских староверов, проживая постоянно в эстонском окружении? Останутся ли старообрядцы в Причудье?

Думаю, что да Слишком глубокие и прочные корни у староверов в Причудье. Здания молелен не раз горели, их закрывали, отбирали. Но молельни восстанавливали заново. Здания молелен в Калласте и на Пийриссааре стоят уже 200 лет. В советское время многим казалось, что умрут немногочисленные старушки и старички, приходящие в молельни, и староверов в Причудье больше не будет. Но умерших староверов сменяют другие. Да и нынешних молодых людей с годами все больше и больше тянет к корням, к старообрядческим традициям, молельным.

Чудское озеро связано с тремя культурами - русской, эстонской и немецкой. Для эстонцев - это Пейпси, по которому герой эстонского эпоса Калевипоэг плыл в Псков за досками. Для русских Чудское озеро связано с именем Александра Невского, одержавшего победу над немецкими рыцарями 5 апреля 1242 года во время знаменитого Ледового побоища. Причудье связано не только с то исчезающей, то появляющейся государственной границей, но и с соседством двух культур, когда больше трехсот лет рядом живут эстонцы и русские с разным языком, разным вероисповеданием, разными обрядами, мирно уживаясь между собой и не сливаясь друг с другом.

Printed with the support of Netherlands MATRA-KAP Programme for Estonia

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования