Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Справка архиепископа Ермогена (Голубева) и подборка писем, направленных на имя Предсоборного Совещания в период 1970-1971 годов. [история Церкви]


В этой публикации представлены не только Справка архиепископа Ермогена (Голубева), но и ряд писем, направленных на имя Предсоборного Совещания в период 1970-1971 годов. Спектр мнений отражает тогдашнее давление советских органов власти на епископат и духовенство. И, тем не менее, все же прозвучали свободные голоса в защиту православных канонов. При подготовке Поместного Собора, который должен избрать 16-го патриарха, давление будет и уже сегодня ощущается не со стороны светской власти, а со стороны так называемого "Митрополитбюро". Оно сделает все, чтобы переступить через каноны и собстенный Устав, чтобы как можно быстрее провести выборы и не дать епископату, духовенству и мирянам должным образом подготовиться к Поместному Собору. Именно поэтому так важно сейчас ознакомиться с этими документами, которые не утратили своей актуальности, чтобы не повторить тех ошибок, которые были допущены в прошлом.

Сергей БЫЧКОВ

К ПЯТИДЕСЯТИЛЕТИЮ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПАТРИАРШЕСТВА
(Историко-каноническая и юридическая справка)

В ноябре 1967 года исполнилось 50 лет со времени восстановления патриаршества на Чрезвычайном Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. Историческим определением Собора от 4 (17) ноября 1917 года был положен конец длившемуся 200 лет т. н. "синодальному" периоду и восстановлено патриаршество.

Соборное определение гласило:

"1. В ПРАВОСЛАВНОЙ РОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ -  ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ, АДМИНИСТРАТИВНАЯ, СУДЕБНАЯ И КОНТРОЛИРУЮЩАЯ -  ПРИНАДЛЕЖИТ ПОМЕСТНОМУ СОБОРУ, ПЕРИОДИЧЕСКИ, В ОПРЕДЕЛЕННЫЕ СРОКИ СОЗЫВАЕМОМУ, В СОСТАВЕ ЕПИСКОПОВ, КЛИРИКОВ И МИРЯН.

2. ВОССТАНАВЛИВАЕТСЯ ПАТРИАРШЕСТВО И УПРАВЛЕНИЕ ЦЕРКОВНОЕ ВОЗГЛАВЛЯЕТСЯ ПАТРИАРХОМ.

3. ПАТРИАРХ ЯВЛЯЕТСЯ ПЕРВЫМ МЕЖДУ РАВНЫМИ ЕМУ ЕПИСКОПАМИ.

4. ПАТРИАРХ ВМЕСТЕ С ОРГАНАМИ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПОДОТЧЕТЕН СОВЕТУ".

1

Собор 1917 года был созван с целью восстановления в Русской Церкви канонического правопорядка, нарушенного Петровской церковной реформой 1721 года. С этой целью Собор восстановил в нашей Церкви каноническое патриаршество, т. е. не только усвоил первоиерарху Русской Церкви титул Патриарха, но в своих канонических определениях определил его права и обязанности и порядок его избрания; порядок формирования состава Священного Синода и его права и обязанности; восстановил избрание епархиями епископов и установил самый порядок избрания их; установил, чтобы Поместные Соборы в нашей Церкви созывались периодически, в определенные сроки (один раз в три года)  в составе епископов, клириков и мирян.

Свои канонические определения по вопросам церковного правопорядка Собор изрек в духе и силе древних канонов Вселенских и всецерковного значения Поместных Соборов в неразрывном единении и единомыслии с ними. В этом их каноническая ценность и обязательность. Самый смысл восстановления патриаршества и его значение не могут быть рассматриваемы в отрыве от канонического правопорядка, установленного Собором.

Как известно, патриаршество в Русской Церкви было учреждено в 1589 году и просуществовало немногим более 100 лет.

До учреждения патриаршества Русская Церковь управлялась Митрополитами, сперва зависимыми от Константинопольского Патриарха, а с 1448 года независимыми от него, в качестве Первосвятителей Русской Церкви.

С учреждением в 1589 году патриаршества в области церковного управления по сравнению с предшествовавшим периодом митрополичьего управления никаких принципиальных изменений не произошло. Сделавшись патриархами, русские митрополиты не приобрели новых прав по управлению Церковью, потому что и прежде, не называясь патриархами, имели патриаршие права.

Церковная жизнь по-прежнему продолжала течь в русле канонических правил Вселенских и всецерковного значения Поместных Соборов. Основным принципом ее оставалась СОБОРНОСТЬ. Все важнейшие дела решались на Соборах. Патриарх возглавлял церковное управление, но источником его прав и власти оставался Собор.

Совсем принципиально иное мы видим в церковной жизни с учреждением Петром Первым в 1721 году Духовной Коллегии, вскоре переименованной в Святейший Правительствующий Синод. В результате этой реформы в Русской Церкви было уничтожено не только патриаршество, но церковное управление оказалось обезглавленным и Русская Церковь лишилась Первосвятителя. В организованном на неканонических началах Синоде не был предусмотрен его председатель, а только первенствующий член, который мог присутствовать на синодальных сессиях только по вызову, а вызовы архиереев на сессии всецело зависели от обер-прокурора Синода. За весь "синодальный период", длившийся 200 лет, не было созвано ни одного Собора, чем была подорвана основная каноническая структура православного строя -  СОБОРНОСТЬ.

Более ста лет назад стали раздаваться сперва робкие, потом становившиеся все громче и громче голоса лучших представителей русского епископата и духовенства, лучших представителей богословской и канонической мысли о необходимости скорейшего созыва Поместного Собора для установления в нашей Церкви церковного правопорядка "на новых и в то же время старых, как само христианство, соборных, демократических началах во славу Божию и в утверждение истины".

Под воздействием этих голосов сам Святейший Синод признал необходимым пересмотреть положение Православной Церкви в России и в своем докладе на имя императора Николая Второго осенью 1905 года прямо поставил вопрос о необходимости для этой цели созыва Поместного Собора Русской Церкви. В связи с предполагавшимся созывом Собора, в 1906 году было образовано Предсоборное Присутствие, деятельность которого явилась самым крупным событием из всех преобразовательных начинаний и нашей Церкви за "синодальный период" и по сей день. В трудах Предсоборного Присутствия и в отзывах наших Архиереев того времени по вопросам церковного правопорядка сконцентрирована, в самых различных аспектах, глубина русской богословской и канонической мысли периода ее расцвета. Эти
документы, в основном, не потеряли своей ценности и на сегодняшний день и ознакомление с ними совершенно необходимо для серьезного обсуждения вопросов церковного правопорядка.

На Предсоборном Присутствии, в работах которого принимали участие виднейшие представители нашего епископата и духовенства, профессора наших прежних славных духовных академий, профессора университетов и видные церковно-общественные деятели были два течения - одно за восстановление патриаршества, другое - за преобразование Святейшего Синода, в том направлении, чтобы председатель его -  Митрополит - был бы и Первосвятителем Русской Православной Церкви.

Но оба течения сходились на том, что ОСНОВНОЮ ФОРМОЮ ВЫСШЕГО ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО КАНОНИЧЕСКИМ ПРАВИЛАМ ЯВЛЯЕТСЯ ПОМЕСТНЫЙ СОБОР ЦЕРКВИ.

В вопросе же о составе Собора мнения членов Присутствия опять расходились. Одни считали, что Собор должен состоять из одних епископов; другие полагали, что Собор должен состоять из епископов, клириков и мирян. При этом сторонники того и другого течения в подтверждение своих мнений ссылались на соответствующие исторические факты. И, действительно, история знает Соборы и из одних епископов и Соборы, в
составе которых входили наряду с епископами, как полноправные члены и клирики, и миряне.

С принципиальной, церковно-канонической, точки зрения вопрос о составе Собора прежде всего должен решаться в зависимости от того, каким образом сформирован епископат.

Если епископы избирались епархиями в установленном церковными канонами порядке и вследствие этого являются действительными представителями своих епархий, то, разумеется, Собор, как представительный орган Церкви, может состоять и из одних епископов. Если же епископы не избирались, как того требуют церковные каноны, а в нарушение их назначались, то ясно, что сформированный таким порядком епископат, не может иметь ни канонического, ни морального права представлять те епархии, которые его не избирали. В этом случае Поместный Собор обязательно должен иметь в своем составе в качестве полноправных членов не только епископов, но и клириков и мирян, надлежащим образом избранных.

Из Священной книги Деяний св. Апостолов (1, 15-26) мы знаем, что вместо отпадшего от апостольского лика Иуды предателя к лику апостольскому был сопричислен Матфий чрез избрание его на молитвенном собрании св. Апостолов и верующих. С тех пор на всем протяжении истории Вселенской Церкви соборное избрание епископов я апольстольских преемников становится основной канонической нормой формирования Епископата. Сколь большое значение Вселенская Церковь придавала соборному избранию епископов видно из того, что на всем протяжении периода Вселенских Соборов вопросы формирования епископата постоянно занимали мысли св. отцов Церкви. Так, порядок избрания епископов ясно определен Первым Вселенским собором в 4-м правиле и подтвержден Седьмым Вселенским Собором в 3-м правиле. В полнейшем согласии с этими канонами говорят об избрании епископов и св. отцы Антиохийского Собора в 19-м соборном правиле.

Все упомянутые канонические правила требуют, чтобы избрание епископа совершалось на Соборе, чтобы в избрании принимали участие все епископы области и чтобы отсутствующие на Соборе епископы изъявляли свое согласие или несогласие с избранием посредством грамот; чтобы в случае разногласий превозмогало мнение большего числа избирающих. А согласно 19 правила Антиохийского Собора поставление епископа, совершенное вопреки указанному каноническому порядку, даже не имеет силы. Ввиду исключительной важности вопроса мы приводим полностью тексты упомянутых канонов.

Правило 4-е Первого Вселенского Собора гласит:

"Епископа поставляти наиболее прилично всем тоя области епископам. Аще же сие неудобно, или по надлежащей нужде или по дальности пути, по крайней мере три во едино место да соберутся, а отсутствующие да изъявят согласие посредством грамат, и тогда совершати рукоположение. Утверждати же таковые действия в каждой области подобает ее митрополиту".

Правило 3-е Седьмого Вселенского Собора гласит:

"Всякое избрание во епископа или пресвитера или диакона, делаемое мирскими начальниками, да будет недействительно по правилу (Ап., 30), которое глаголет: аще который епископ, мирских начальников употребив, чрез них получит епископскую в Церкви власть, да будет извержен и отлучен, и все сообщающиеся с ним. Ибо имеющий произвестися во епископа, должен избираем быти от епископов, якоже святых отец в Никеи определено в правиле (1,4), которое глаголет: епископа поставляти наиболее прилично всем тоя области епископам. Аще же сие неудобно или по надлежащей нужде или по дальности пути, то, по крайней мере, три вкупе да соберутся, а отсутствующие да приимут участие в избрании, и изъявят согласие
посредством грамат, и тогда творити поставление. Утверждати же таковыя действия в каждой области подобает ее митрополиту".

Правило 19-е Антиохийского Собора гласит:

"Епископ да не поставляется без Собора и присутствия митрополита области. И когда сей присутствует, то лучше есть быти купно с ним и всем тоя области сослужителям, и прилично митрополиту созвати их чрез послание. И аще соберутся все, лучше есть. Аще же сие неудобно, то большая их часть неотменно да присутствуют или граматами да изъявят свое согласие, и тако, или в присутствии или с согласием большего числа епископов, да совершится поставление. Аще же инако, вопреки сему определению поступлено будет, да не имеет никакой силы поставление. Но еще поставление совершится по определенному правилу, а некоторые по своей любопрительности воспрекословят, да и превозмогает решение множайших".

Итак, неканоничность порядка назначений епископов предельно ясна. Верность канонам Церкви одна из первейших обязанностей епископата, и Церковь берет в этом клятву от епископов при самом их посвящении. Каждый епископ в день своей архиерейской хиротонии присягал на верность св. канонам Церкви в таких выражениях: "Обещаюся каноны святых Апостол, седьми Вселенских и благочестивых Поместных Соборов и правила святых отец хранити и соблюдати: вся, яже тии прияша, и аз приемлю; и ихже тии отвратишася, и аз отвращаюся".
(Чин исповедания и обещания Архиерейского. СПБ, 1910, стр.6).

Чуждый православному церковному сознанию порядок назначений укоренился в Русской Церкви после Петровской церковной реформы 1721 года и является характерным для эпох союза Церкви с Государством. И нужно констатировать, что порядок назначений епископов, помимо своей неканоничности, неизбежно приводил на практике к назначениям на высокие церковные посты лиц заискивающих, угодничающих, мало пекущихся о церковном благе.

К сожалению, несмотря на то, что порядок избрания епископов является единственным каноническим порядком формирования епископата, несмотря на то, что его восстановил тот самый Собор, который  50 лет назад восстановил и патриаршество, - епископат и сейчас формируется у нас неканоническим порядком назначений, чем наносится определенный ущерб каноническому достоинству Церкви.

Между тем, законы нашей страны не лишают религиозные объединения права избирать себе религиозных руководителей и этим правом пользуются евангельские христиане-баптисты: все старшие пресвитеры у них занимают свои посты чрез избрание. Поскольку согласно нашего законодательства религиозные объединения всех культов в отношении своих прав и обязанностей равны пред законом, то не должно быть препятствий со стороны гражданских властей к избранию и наших епископов. В тесной взаимосвязи с формированием Епископата стоит вопрос и о формировании Синода. Этот вопрос нужно отнести к важнейшим вопросам внутренней жизни Церкви. Между тем с этим вопросом в нашей Церкви дело обстоит крайне неблагополучно.

Как известно, основною формою высшего церковного управления по каноническим правилам является Поместный Собор Епископов области с Митрополитом или Патриархом во главе. Собор должен был составляться сначала два раза, а потом один раз в году. Но уже в период Вселенских Соборов стали образовываться при областных
митрополичьих кафедрах синоды. Устройство подобных синодов древними церковными канонами не предусмотрено. Поэтому вопросы, касающиеся их, можно разрешать только в связи с вопросами о периодически созывавшихся Поместных Соборах.

Поместные Соборы были созываемы через послание областного митрополита. На этих Соборах обязательно должны были присутствовать все епископы области. На этих Соборах решались важнейшие вопросы церковной жизни - рассуждения о догматах веры, разрешались церковные прекословия и разные сомнительные случаи, разбирались административные и судные дела; иногда совершалось избрание и поставление новых епископов.

Но, как правило, избрание епископов совершалось на специально с этой целью созываемых Соборах. В отличие от Поместных, периодически созываемых Соборов, на этих Соборах не было обязательным личное присутствие всех епископов области, и, в крайности, могли собраться в одном месте только три епископа. Но, когда на таких Соборах присутствовали не все епископы, то отсутствующие епископы обязаны были
посредством грамот изъявить свое согласие или несогласие на хиротонию намеченного кандидата. Такой порядок был установлен, главным образом, по причине возникавших в то время затруднений из-за отсутствия соответствующих транспортных средств для скорого передвижения при плохих дорогах и дальности пути.

Весьма вероятно, что эти обстоятельств послужили причиной и к образованию при митрополичьих кафедрах "синодов", как вспомогательных органов церковного управления при них. Но компетенция их ограничивалась только текущими делами и, вероятно, они представляли собою нечто вроде канцелярий при областном митрополите и вследствие этого не были предусмотрены древними канонами.

Совсем другой характер носят теперешние Синоды в автокефальных Православных Церквах. Они не являются Синодами при Патриархе, а представляют собою как бы "Малый собор" своей Церкви - полномочный орган Высшего Церковного управления Поместной Церкви на междусоборный период, возглавляемый Патриархом в качестве его председателя. Ввиду исключительного значения в церковной жизни таких Синодов
становится понятным насколько важным является вопрос формирования их состава.

На Чрезвычайном Поместном Соборе Русской Церкви 1917-18 гг. был детально разработан и каноническим определением от 7/20 декабря 1917 года оформлен порядок образования состава Синода, равно как регламентированы его права и обязанности и круг его деятельности.

Согласно каноническому определению Собора, Священный Синод Русской Православной Церкви должен состоять из Председателя-Патриарха и 12 архиереев, из которых половина избирается на очередном Поместном Соборе на 3 года, 5 архиереев в порядке регламентированной очередности вызываются для присутствия в Синоде в качестве его членов на 1 год и один архиерей - Киевский Митрополит является постоянным членом Синода, как избираемый на Украинском Церковном Соборе и представитель древнейшей митрополии Русской Церкви.

Ясно, что Синод, сформированный таким образом, являлся бы авторитетным и представительным органом Высшего Церковного Управления нашей Церкви, имеющим каноническое и моральное право говорить от лица всей Русской Православной Церкви.

Этого нельзя сказать о нашем теперешнем Синоде, формируемом на основании "Положения об управлении Русской Православной Церкви", принятом на Соборе 1945 года. В "Положении", собственно, ничего не говорится о порядке формирования Синода, а только указывается, что он состоит из шести членов, из которых три -  митрополиты Киевский, Ленинградский и Крутицкий - являются постоянными членами Синода, а три временными, вызываемыми по очереди на полгода.

Такой порядок имел бы еще какой-то смысл, если бы постоянные члены-митрополиты занимали свои кафедры в силу канонического избрания их на эти кафедры, но поскольку эти митрополиты назначаются и перемещаются в обычном для всех прочих архиереев порядке, то соединение постоянного членства в Синоде с занятием указанных кафедр теряет всякий канонический смысл.

Здесь нельзя не упомянуть о том, что если формирование состава Синода в царской России, равно как и назначения на архиерейские кафедры, в значительной степени зависели от обер-прокурора Синода, то в силу сложившихся ненормальных отношений между Патриархией и Советом по делам религий, противоречащих и принципу отделения Церкви от Государства, и законодательству о культах, и опубликованному в прошлом году в правительственной газете "Известия" (30.8.66) заявлению председателя
Совета по делам религий В. А. Куроедова, состав постоянных членов Синода, равно как архиерейские назначения, перемещения и увольнения, зависят в настоящее время от председателя Совета по делам религий в гораздо большей степени, чем они зависели в царской России от обер-прокурора Синода.

Известно, что во всех областях государственной и общественной жизни награждают или повышают по должности за определенные заслуги, проявленные в той или иной области: военных награждают за храбрость, профессоров за ученые труды и т. д. Можно было бы предположить, что этот принцип, единственно правильный, положен в основу продвижения и по церковно-иерархической лестнице и что на такой ответственный пост как член Синода должны назначаться лица, имеющие пред Церковью определенные заслуги. К сожалению, это предположение не всегда оказывается верным. Так, 30 марта 1964 года Киевским митрополитом и постоянным членом Синода был назначен епископ Винницкий Иоасаф (Лелюхин), несмотря на то, что вся церковная деятельность этого иерарха была противопоказанием к назначению
его на эти высокие посты.

До архиерейской хиротонии он 3 раза был рукополагаем во священника: первый раз в обновленческом расколе, второй раз во время гитлеровской оккупации Украины епископом Геннадием, юрисдикции еп(ископа) Поликарпа Сикорского и третий раз архиепископом Днепропетровским Андреем (Комаровым). Будучи хиротонисан во епископа Сумского, способствовал закрытию епархии. Будучи, по закрытии епархии, перемещен на кафедру епископа Днепропетровского и Запорожского принял епархию с 286 действующими приходами и, будучи чрез непродолжительное время перемещен на Винницкую кафедру, оставил в Днепропетровской епархии менее сорока приходов, а в Виннице через очень короткое время закрыт был кафедральный собор.

Одна уже возможность назначений на ответственнейшие церковные посты лиц, абсолютно неподходящих к занятию их, свидетельствует о серьезных ненормальностях в формировании нашего Синода. Нужно признать, что Собор 1945 года, несмотря на свою парадность, был неглубок по своей канонической мысли. С точки зрения канонического права непонятно отношение Собора 1945 г. к Собору 1917-18 гг. Ведь для того, чтобы открылась каноническая возможность к новому церковному законотворчеству, Собору 1945 года необходимо было бы сперва отменить соответствующие определения Собора 1917-18 гг.

Отменило ли "Положение" 1945 года канонические определения Собора 1917-18 гг.? Нам неизвестен такой акт. Но одно несомненно, что определения Собора 1917-18 гг. находятся на более высоком каноническом уровне, чем принятое на Соборе 1945 года "Положение".

Определения Собора 1917-18 гг. ясно регламентируют канонический правопорядок в нашей Церкви в полном согласии с канонами Вселенских и всецерковного значения Поместных Соборов. "Положение" вносит неясность в такие основные вопросы церковной жизни, как сроки созывов очередных Соборов, как вопросы формирования Синода и Епископата; ничего не говорит о порядке выборов Патриарха.

При изучении "Положения" ясно чувствуется, что его не вырабатывал Собор, а что оно было предложено уже в готовом виде Собору на утверждение. Между тем канонический порядок ведения дел на Соборе требует обязательного обсуждения подлежащих решению вопросов. Без надлежащего обсуждения вопросов Собор теряет свой смысл.

Возвращаясь к вопросу формирования Синода, следует указать, что для избрания Синода на Соборе у нас имеется полная юридическая возможность, используемая, между прочим, христианами-баптистами для избрания себе руководства на своих всесоюзных съездах, собирающихся периодически один раз в три года.

Здесь небезынтересно отметить, что имеется специальное разъяснение, данное в свое время 5-м отделом Народного Комиссариата Юстиции о том, что "религиозные организации вроде синода могут быть зарегистрированы только в результате всероссийских съездов зарегистрированных религиозных обществ". Нелишним будет напомнить и заявление председателя по делам религий В. А. Куроедова, помещенное в правительственной газете "Известия" (30.8.66) о том, что "вопрос, кому возглавлять религиозную организацию должны решать сами верующие и вмешиваться в это дело
государственные органы не могут".

Одним из ответственнейших моментов в жизни Церкви является избрание Патриарха.

Порядок избрания Патриарха точно регламентирован Собором 1917-18 гг. в соборном определении от 31 июля (13 августа) 1918 года. Основные положения определения следующие:

1. Патриарх избирается на Соборе, состоящем из епископов, клириков и
мирян.

2. Избрание происходит закрытым голосованием.

3. В избрании участвуют все члены Собора - епископы, клирики и миряне. Собор, созванный для избрания Патриарха, имеет три заседания. На первом заседании происходит выдвижение кандидатов в Патриархи. Правом выдвижения кандидатов пользуется каждый член Собора. При указании кандидатов на патриарший престол каждый член Собора пишет на особом листе одно имя и в закрытом конверте представляет председателю Собора. Председатель Собора оглашает написанные на листах имена и составляет список указанных голосованием кандидатов с подсчетом поданных за каждого голосов.

На втором заседании из объявленного списка Собор закрытым голосованием избирает трех кандидатов в Патриархи путем подачи листов с обозначением на каждом трех имен. Избранными признаются три, получившие каждый не менее половины всех голосов и наибольшее количество оных, сравнительно с другими, подвергавшимися голосованию.

Если при первом голосовании никто не будет избран или избранных окажется менее трех, то происходит новое голосование, причем избирательные листы подаются с обозначением трех, двух или одного имени, соответственно числу подлежащих избранию кандидатов.

Имена избранных трех кандидатов заносятся, в порядке числа полученных голосов, в особое соборное деяние.

В случае единогласного избрания кандидата на Патриаршество избрание двух других кандидатов не производится.

На третьем заседании, происходящем в патриаршем соборном храме, Патриарх избирается по жребию из трех указанных в соборном деянии кандидатов, а в случае единогласного избрания Патриарха оглашается имя избранного. Приходится поражаться, с какой глубокой серьезностью был разработан на Соборе 1917-18 гг. порядок избрания Патриарха с целью обеспечить продуманность избрания и наилучшим образом гарантировать свободу волеизъявления Собора в этом первостепенной важности вопросе. Этот порядок избрания Патриарха бесспорно должен быть сохранен при выборе нового Патриарха и потому, что он гарантирует свободное и
продуманное волеизъявление Собора и потому, что ни Синод, ни Архиерейский Собор не имеют канонического права на изменение постановлений Поместного Собора.

Если состоявшееся осенью 1944 года совещание епископов по вопросу подготовки к выборам Патриарха на Соборе 1945 года изменило определенный Поместным Собором 1917-18 гг. порядок избрания Патриарха, то оно этим нарушило основное церковное законоположение, согласно которому больший Собор исправляет определения меньшего, а не наоборот и поэтому его решение не имеет силы для будущих выборов Патриарха.

Каноническое бытие Церкви предполагает наличие периодически, в определенные сроки, созываемых Соборов. Отсутствие у нас за "синодальный период" Соборов объяснялось отсутствием в нашей Церкви Первосвятителя, имеющего каноническое право на созыв их. Теперь Первосвятитель-Патриарх у нас есть и имеется определение
Поместного Собора 1917-18 гг., чтобы Соборы в нашей Церкви созывались периодически в определенные сроки - через каждые три года. В первую половину 50-летия по восстановлении патриаршества (1918-1943 гг.) к созыву Соборов не предоставлялась возможность. Она впервые открылась после исторического приема 4 сентября 1943 года в Кремле главою Советского правительства И. В. Сталиным трех митрополитов Сергия, Алексия и Николая.

Через несколько дней после приема, 8 сентября 1943 года, состоялся малочисленный собор из 19 епископов, на котором был избран Патриархом митрополит Сергий. После кончины Патриарха Сергия (15.5.44) для выборов нового Патриарха был созван 31 января 1945 года Поместный Собор, избравший Патриархом ныне здравствующего Патриарха Алексия и принявший "Положение об управлении Русской Православной Церкви".

В январе наступающего 1968 года исполнится 23 года со времени последнего Поместного Собора 1945 года. За это время не было созвано ни одного Собора, если не считать однодневного т. н. Архиерейского собора, состоявшегося 18 июля 1961 года в Троице-Сергиевой Лавре в день памяти преп. Сергия Радонежского. Этот собор не был созван, как полагалось бы, через послание Патриарха, а телеграммами из Патриархии на имя правящих архиереев с приглашением принять участие в богослужениях в Лавре в день памяти преп. Сергия. О соборе в телеграммах не было даже намека.

Прибывшие архиереи были поставлены в известность об имеющем быть соборе только поздно вечером после всенощной под день памяти преподобного, менее чем за сутки до собора. Подобный способ созыва собора необычен и, разумеется, не может быть оправдан с канонической точки зрения. На этом соборе было вынесено решение о коренном изменении структуры церковно-приходской жизни и "впредь до созыва очередного Поместного Собора "установлена" схема управления приходом". Со времени этого собора прошло уже более 6 лет, а очередного Поместного Собора все нет. Между тем отрицательное значение для Церкви приходской реформы ощущается все более и более.

В чем отрицательная суть этой церковно-приходской реформы? Эта реформа исказила существо пастырского служения священника в приходе и лишила духовенство права не только состоять по избранию прихожан в церковных советах, но и права быть членами церковно-приходских общин. Эта реформа лишила верующие массы права участвовать в управлении приходскими делами, усвоив это право только двадцати членам-учредителям, которые одни только признаются полноправными членами приходского собрания.

Не трудно видеть, что такая схема не имеет ничего общего с православным понятием о приходе. Находится она в полном противоречии и с гражданским законодательством о культах.

По церковному понятию приход образуют верующие миряне-прихожане и священник. Все взрослые прихожане и священник являются полноправными членами приходской общины.

Каноническое право говорит, что церковный приход никогда не возникал и не получал канонического оформления без священника и священник всегда был полноправным членом приходской общины. История Церкви знает существование приходов, которые по условиям времени, например, в эпоху гонений не имели храма, но она не знает ни одного случая, чтобы во главе прихода не стоял священник. Не имущество церковное и даже не молитвенное здание дает жизнь приходу, а верующие - прихожане и священник. Только в их союзе и взаимодействии возможно существование христианской общины, а разрыв этой связи уничтожает понятие прихода.

Согласно гражданского законодательства не двадцать человек, подписавших договор на пользование храмом, а все местные жители православного вероисповедания являются полноправными членами общего приходского собрания (Пост. от 8.4.29).

Поскольку принятие советским гражданином священного сана не лишает его политических и гражданских прав и не ограничивает его правоспособности и дееспособности, то лишение его права состоять членом религиозной организации, само существование которой без него теряет всякий практический смысл, не может быть рассматриваемо иначе как акт, противоречащий действующему законодательству.

Решения собора 1961 года относятся к числу тех документов, в которых все сознательно недоговаривается или переговаривается, потому что нельзя же прямо и открыто узаконить то, что не может быть узаконено Православным Собором.

Ведь нельзя же узаконить такое положение, когда за совершением какой-либо требы прихожанин не может обратиться непосредственно к священнику и священник не имеет права по просьбе своего прихожанина безвозмездно совершить над ним церковное таинство. Безусловно ненормально, когда священник обязан по предъявлении ему квитанции т. н. "исполнительного органа" храма безотказно совершать любое таинство и требу, "непродаваемая благодать обращается в куплю"...

Решения собора 1961 года требуют исправления, и Церковь терпеливо, уже 7-ой год, ждет обещанного созыва "очередного" Поместного Собора, которому, как большему, надлежит исправить определения меньшего. В заключение нам хочется отметить, что состояние Русской Православной Церкви к началу второго пятидесятилетия по восстановлении в ней патриаршества нельзя считать удовлетворительным. Указать на эту неудовлетворительность и на причины, породившие ее, было основной задачей настоящей справки. Сделать это автор счел своим церковным долгом, как Архиерей Русской Православной Церкви, учитывая, что в связи с празднованием 50-летия восстановления патриаршества не будет недостатка в льстивых панегириках, всегда вредящих правде. Печальное состояние Русской Церкви на сегодняшний день - прямое следствие нарушения канонов и забвения коренного начала, на котором зиждется строй Православной Церкви и которое составляет его драгоценную особенность - СОБОРНОСТИ.

Для жизни Церкви существенно необходимы свобода и независимость ее внутренней организации. Это достигается неуклонным следованием ее основным канонам и наличием в ее жизни Соборов, канонических и по способу их созыва и по порядку обсуждения на них подлежащих решению вопросов.

Седьмой Вселенский Собор в своем 6 правиле, напомнив об обязательности ежегодных Соборов и указав на их основное назначение - "погрешительное исправляти", -  определил налагать епитимью на неисполняющих это правило митрополитов, за исключением случаев, когда они лишены возможности созвать Собор "по нужде и насилию" или по какой-либо уважительной причине.

Такое огромное значение придавала Вселенская Церковь СОБОРНОМУ НАЧАЛУ в своей жизни.

Закончим историко-каноническую справку словами 8-го правила Третьего Вселенского Собора: "Да не преступаются правила отец; да не вкрадывается, под видом священнодействия, надменность власти мирския, и да не утратим по малу, неприметно, тоя свободы, которую даровал нам кровию Своею Господь наш Иисус Христос, Освободитель всех человеков".

Архиепископ Ермоген, б. Калужский.

Жировицкий монастырь, 25 декабря 1967 г.


ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО,
ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИЙ ВЛАДЫКО!

Для нас верующих в настоящее время особенно интересно знать можно ли получить исчерпывающий ответ на весьма волнующий всех нас вопрос, а именно: избрание главы нашей Православной Церкви? Мы прекрасно понимаем, как обстоит дело нашей церкви в столь тяжелое для нас время. Но тем не менее, такое важное событие, как избрание главы Православной Церкви, нам кажется заслуживает особого тщательного подхода и мы более чем уверены, что Священный Синод разработал как и чиноположение, так и кандидатуры, на столь высокий пост. История нам оставила яркий пример такого избрания. Мы довольно ясно помним избрание на пост Патриарха -
Святейшего Патриарха Тихона. Да, хотелось бы, чтобы Священный Синод опубликовал в журнале Московская Патриархия самый процесс избрания. Будет ли он проходить путем жеребьевки, или по заранее подготовленному голосованию, и просим простить нас за столь смелое выражение мысли: с согласия сильных мира сего, ибо без них ничего не производится у нас. Конечно кандидатуры избираются достойные, такой великой чести и труда, но тем не менее нам бы хотелось знать, можно ли в нашем в столь высокочтимом соборе, снова воспроизвести то, что было воспроизведено при избрании Святейшего Патриарха Тихона? Так как известны были три кандидатуры, и когда был избран митрополит Арсений, он сказал: Дорогие братия, мое избрание вашего соизволения, но я хочу знать кого изберет Бог. И вот во время совершения Божественной Литургии, в присутствии святых отцов, слепой иеромонах Алексий вытянул жребий, в коем было имя Святейшего патриарха Тихона и так Господь Милосердный явил его же избра. Мы к тому привели этот пример, который и Вам не безызвестен, что хотели бы узнать яркое положение в настоящем избрании.

Второй вопрос не менее важен. Просим Вашу Святыню не прогневаться на наше смирение, ибо не все могут молчать. Кроме того, ведь мы спрашиваем нашего Архипастыря. Само собой разумеется, что на столь высокий пост избирается кандидатура, имеющая все данные как и в духовном, так и в жизненном явлении. Но
хочется спросить, - возможно ли спросить Вашу Святыню о том, как Вы считаете, пришло ли время встать на защиту устоев Церкви, нашего духовенства и св. храмов? Мы прекрасно знаем, что выражаясь по св.Евангелию Святаго Апокалипсиса словами Господа нашего: "Знаю Тебя, ты живешь там, где престол сатаны". Поэтому нам кажется, что Архиепископ Ермоген, который поднял голос вместе с исповедниками священниками, о.Львом и о.Николаем (Эшлемоном) в защиту Церкви достоин быть включен в число кандидатур, но вместе с тем если надо пройти все процедуры
духовного чиноположения возвышения по званию, то к июню мес. можно было бы это сделать. Он не побоялся сказать то, что в настоящее время всего нужнее. Не прогневайтесь Ваше Высокопреосвященство. В III номере журнала за 1970 год есть такое выражение покойного Патриарха Тихона. Нет на земле власти, которая могла бы связать слово Божие. По силе возможности покойный Святейший Патриарх Алексий своим положением и благодатией Божией сдерживал наступление на права и жизнь Церкви нашей Православной, охраняя ее и ведя как кормчий свой корабль и свое управление провел среди бурь и невзгод, и кому, кому, а Вам известно более всех на каком положении наша церковь сейчас. Простите, более чем уверены, что ответы
на наши вопросы получим ли? Хотелось бы, чтобы Вы ответили. Но если невозможно посредством журнала, так чрез Архиереев, а те священству и мы тоже присоединим общее моление к Вашему труду к столь высокому назначению. Да поможет Господь нам в столь тяжелое время и устами Церкви в лице Священного Синода и верующих избрать Главу Русской Православной Церкви, чтобы он охранял вверенный ему корабль от врагов внешних и внутренних, ибо взявшись за рало и озирающийся назад не благонадежен для Церкви Божией.

Простите и благословите.
Голос народа, - голос Божий.
Верующие.


ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ, ПАТРИАРШЕМУ МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЮ, МИТРОПОЛИТУ ПИМЕНУ, ПРЕДСЕДАТЕЛЮ КОМИССИИ СВЯЩЕННОГО СИНОДА ПО ПОДГОТОВКЕ СОБОРА

Ваше Высокопреосвященство!

Приближается время Поместного Собора Русской Православной Церкви. От решений, которые будут приняты на Соборе, в значительной степени будем зависеть дальнейшая судьба нашей Церкви, а также моральный и канонический авторитет ее во всем христианском мире и прежде всего среди наших братских православных автокефальных церквей. Все это побудило меня, как одного из старейших архиереев нашей Церкви, обратиться к Вашему Высокопреосвященству с этим письмом.
Поводом к его написанию послужило разосланное всем правящим архиереям нашей Церкви за подписью заместителя председателя Комиссии Высокопреосвященного митрополита Алексия информационное письмо, в 3-м пункте которого сообщается, что в адрес Комиссии поступил ряд писем с предложением утвердить на Поместном Соборе постановление о приходе Архиерейского собора 1961 года и что подобного рода письма продолжают поступать.

К сожалению, в письме конкретно не указаны лица, обратившиеся в Комиссию с этим предложением. Между тем, можно указать на имена некоторых видных иерархов нашей Церкви, как, например, архиепископа Иркутского Вениамина и архиепископа Новосибирского Павла, которые обратились в Комиссию с мотивированными предложениями о необходимости пересмотра означенного постановления. Известно также, что еще при жизни Патриарха Алексия несколько архиереев обращались к нему с заявлением о необходимости пересмотра постановления в части восстановления прав священнослужителей на членство в тех общинах, в которых они совершают служение Церкви Божией.

За истекшее десятилетие со времени Архиерейского собора 1961 г. ясно выявилась антицерковная сущность его постановления о приходе. И эта сущность не в том, что этим постановлением духовенство отстранено от участия в финансово-хозяйственной жизни прихода, а в расцерковлении приходской жизни, в искажении пастырско-молитвенных отношений между священником и прихожанами, в обращении священника-пастыря в наемника, лишенного своих канонических прав в той общине, в которой он служит, лишенного права даже быть членом ее.

К каноническим порокам постановления Архиерейского собора 1961 года далее следует отнести то, что оно искусственно разделило приход на две части: 1) на двадцатку, составленную исключительно из мирян далеко не всегда доброй христианской нравственности, и стоящую в лице ее исполнительного органа во главе приходской жизни и 2) на священнослужителей, обратив их в наемную силу для совершения богослужений и треб и противопоставив их друг другу, нарушив тем единство и цельность церковно-приходской жизни.

Далее, согласно православного понятия о приходе полноправным членом прихода является всякое лицо православного вероисповедания, посещающее данный храм и соучаствующее в таинствах и богослужениях, совершаемых в нем. Согласно же постановлению собора 1961 года полноправными членами прихода являются только члены-учредители двадцатки, что опять искажает православное понятие о приходе и противоречит также и нашему гражданскому законодательству, согласно которому "общим собранием группы верующих являются все местные жители, пользующиеся данным храмом, а не одна двадцатка" (см. проф. П.В.Гидулянов. Отделение Церкви от
Государства. Под редакцией прокурора Верховного суда СССР П.А.Красикова, Москва, 1924 г., изд. 2-ое, с.49). Да вообще ни в одном обществе нет такого положения, чтобы полноправными членами были только его учредители.

В постановлении Архиерейского собора 1961 года (п. "в". ММП, 1961 г., - 8, с.15) справедливо говорится, что управление делами прихода организуется "в соответствии с общецерковным началом соборного управления". Но принцип соборного управления требует обязательного участия священника в управлении приходскими делами, поэтому на деле "церковное начало" заменено "нецерковным порядком" организации управления приходом - без благословения правящего архиерея, при принципиальном недопущении на избирательное собрание священника, а также и основной массы прихожан. Между тем, во всех православных автокефальных церквах в жизни общины могут активно участвовать все прихожане, и духовенство пользуется избирательными правами во всех областях церковной жизни. Из всех православных автокефальных церквей только в одной Русской Церкви постановлением Архиерейского собора 1961 года создано такое противоречащее церковным канонам бесправное положение священника, когда
он не только лишен права избирать и быть избранным в церковно-приходские советы, но ему по местам запрещается даже присутствовать на приходских собраниях. Получается такое ненормальное положение русского священника, когда он имеет право избирать и быть избранным в члены самого высшего органа церковной власти -  Поместного Собора и в то же время лишен права избирать и быть избранным в церковно-приходской совет того прихода, в котором он совершает свое скромное служение Церкви Божией. Так обстоит дело с постановлением Архиерейского собора 1961 г. о приходе со стороны церковно-канонической. Как же обстоит дело это с точки зрения государственно-правовой? Имеет ли лишение духовенства права состоять
членами церковных общин основание в нашем государственном законодательстве?

Со времени издания в нашей стране декрета об отделении церкви от государства не было издано ни одного законодательного акта, которым запрещалось бы духовенству состоять полноправными членами религиозных обществ. В упомянутой выше книге профессора Гидулянова об отделении церкви от государства на странице 126 приводится одно из разъяснений Наркомюста РСФСР по интересующему нас вопросу. Оно гласит: "Священник может быть председателем собрания верующих или церковного совета постольку, поскольку он сам состоит членом группы верующих и последними будет избран в председатели". Это разъяснение было дано в 1924 году,
когда духовенство находилось в числе "лишенцев" и не имело избирательных прав в государственной жизни. Как известно, на 8-м Чрезвычайном съезде Советов СССР в 1936 году была принята ныне действующая Конституция СССР, согласно которой духовенство было уравнено в правах со всеми гражданами Советского Союза. И если духовенство теперь участвует в выборах в государственные органы власти наравне со всеми гражданами, то не может быть, чтобы оно было лишено избирательных прав в церковно-приходской жизни.

Подытоживаю сказанное:

1. С церковно-канонической точки зрения лишение священника права состоять полноправным членом церковной общины в корне противоречит церковному понятию о приходе. Противоречит оно и практике всех православных автокефальных церквей. Поскольку приход - первое и самое широкое основание всей церковной жизни, то постановление о приходе собора 1961 года в его настоящем виде подрывает самые основы канонической организации церковной жизни.

2. С государственно-правовой точки зрения лишение духовенства Русской Православной Церкви права быть полноправными членами церковных общин противоречит государственному законодательству и не может рассматриваться иначе как дискриминация и ущемление его прав как граждан СССР.

Из всего сказанного вытекает необходимость в изменениях и уточнениях постановления о приходе Архиерейского собора 1961 г. В настоящем виде, по моему мнению, постановление вносить на утверждение Собора не следует, так как утверждение его без необходимых в нем изменений не укрепит его авторитета, но может поколебать авторитет Поместного Собора и бросить тень на епископат Русской Церкви, дважды утверждающего то, что явно не служит ко благу Святой Церкви.

Вашего Высокопреосвященства преданный во
Христе собрат и сослужитель Архиепископ Ермоген

Жировицкий монастырь,
26 апреля 1971 года.

Копия.
В КОМИССИЮ ПО ПОДГОТОВКЕ ПОМЕСТНОГО СОБОРА
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 1971 ГОДА

Священника Московской епархии
Г.Якунина, состоящего под запрещением;
проживающего: Москва, ул. Дыбенко,
д.30. корп.1, кв. 45.

П р о ш е н и е

Высокопреосвященнейший Председатель и все досточтимые члены Предсоборной
Комиссии!

Пять лет назад, 28 мая 1965 г. два священника Московской епархии: Н.Эшлиман и я обратились с церковно-канонической апелляцией по поводу незаконно наложенного на нас запрещения в священнослужении к правящим епископам Русской Православной Церкви. В нашей апелляции мы обратились также к Святейшему Патриарху и Священному Синоду "с настоятельной и законной просьбой о созыве Архиерейского Собора для рассмотрения нашего дела".

Но, вместо того, чтобы удовлетворить нашу законную просьбу, находящуюся в полном соответствии с церковным правом и православной экклезиологией, Священный Синод Русской Православной Церкви на заседании 8.10.1966 г. вынес по поводу нашей "Апелляции" следующее постановление: "Постановили: имея в виду Апостольское правило 39-е и 55-е и IV Вселенского Собора пр. 18 запрещение Святейшим Патриархом священников Московской епархии Н.Эшлимана и Г.Якунина до их раскаяния, наложено справедливо; апелляцию их, грубую и вызывающую в отношении Святейшего Патриарха, о снятии с них запрещения, -  оставить без удовлетворения". Вышеприведенное постановление Священного Синода вызывает следующие возражения:

1. Первоиерарх Поместной Церкви ни в каком смысле не подотчетен состоящему при нем Синоду и поэтому Священный Синод не имел права по существу рассматривать апелляцию, касающуюся действий Святейшего Патриарха, но должен был передать ее на рассмотрение Церковного Собора, специального Архиерейского или очередного Поместного.

2. Церковные каноны, на которые ссылается синодальное постановление, не имеют к нашему делу никакого отношения, ибо 39-е Апостольское правило говорит о посягательстве клириков на епископскую власть, 55-е Апостольское правило имеет в виду личное оскорбление, нанесенное епископу, а в пр. 18 IV Вселенского Собора идет речь о заговоре против епископа с целью убийства или физического насилия.

3. Не имею возможности согласиться с определением нашей апелляции как "грубой и вызывающей в отношении Святейшего Патриарха". Учитывая, что наше дело связано с престижем церковной власти и всячески желая высшему Церковному Управлению Русской Православной Церкви облегчить возможность исправить допущенную несправедливость, а также испытывая глубокую духовную потребность в продолжении пастырского служения, 16 февраля 1971 г. я подал Местоблюстителю Патриаршего Престола Высокопреосвященнейшему Пимену, Митрополиту Коломенскому и Крутицкому прошение нижеследующего содержания:

"13 мая сего года исполнится 5 лет с того времени, как я был запрещен в священнослужении почившим Патриархом. Запрещению я подчинился. В настоящее время тружусь в храме "Нечаянной Радости", что в Марьиной Роще, в качестве церковнослужителя.

Испытывая глубокую потребность в продолжении пастырского служения и в то же время не желая выносить вопрос о моем прещении на суд грядущего Всероссийского Поместного Собора, прошу Вас, как Патриаршего Местоблюстителя и правящего архиерея Московской епархии, снять с меня запрещение Вашей властью и назначить на один из приходов вверенной Вам епархии".

На прошении последовала резолюция Его Высокопреосвященства:

"1. Прещение, наложенное на Вас Святейшим Патриархом Алексием, наложено "до раскаяния"; в сем рапорте нет Вашего раскаяния в содеянном.

2. Запрещение, наложенное Патриархом, может быть снято только новым Патриархом, -  снять прещение не имею права. Не будет этого делать и Поместный Собор, т.к. прещение на Вас собор не налагал". 17/II-71 г. М.Пимен.

По поводу вышеприведенной резолюции считаю необходимым сделать нижеследующие почтительные возражения:

1. Я продолжаю считать наложенное на меня прещение незаконным и полагаю, что требуемое от меня покаяние было бы с моей стороны не проявлением смирения, а изменой Церковной Правде.

2. Поскольку запрещение в священнослужении было наложено на меня Святейшим Патриархом Алексием в порядке чисто административном, а не канонически-процессуальном, Патриарший Местоблюститель вкупе со Священным Синодом, временно управляющий Русской Церковью, несомненно имеет право наложенное на меня прещение снять.

Также как и Священный Синод, не имея достаточной судебной власти, чтобы рассматривать нашу апелляцию по существу, ибо действия почившего Патриарха Патриаршему Местоблюстителю неподсудны, Патриарший Местоблюститель в то же время несомненно обладает достаточной административной властью, чтобы совместно со Священным Синодом те или иные административные распоряжения почившего Патриарха отменять. В противном случае временное управление Поместной Церковью было бы просто невозможно.

3. В силу того, что согласно действующему в Русской Православной Церкви праву, подтвержденному решение Церковно-Поместного Собора 1945 г. высшая власть в Русской Православной Церкви "в области вероучения, церковного управления и церковного суда - законодательная, административная, судебная - принадлежит Поместному собору, периодически созываемому в составе епископов, клириков и мирян" (см. Приложение об управлении Русской Православной Церкви, преамбула), грядущий Поместный Собор Русской Православной Церкви несомненно компетентен рассматривать нашу апелляцию по существу. На основании всего вышеизложенного, не имея нравственной возможности каяться в том, что я по своей христианской и пастырской совести считаю делом добрым, учитывая, что Его Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Пимен, Патриарший Местоблюститель, не счел возможным своей властью снять с меня запрещение в священнослужении, не имея религиозного и церковно-канонического права ради каких бы то ни было соображений церковной икономии совершенно прекратить добиваться моего восстановления в священническом служении, я, священник Русской Православной Церкви, вот уже пять лет находящийся
под незаконно и необоснованно наложенным прещением, прошу Предсоборную Комиссию передать мою и священника Н.Эшлимана церковно-каноническую апелляцию и все необходимые материалы, касающиеся нашего дела, на рассмотрение поместного собора Русской Православной Церкви, имеющего
открыться 30 мая 1971 г.

С глубоким почтением

П/п  священник  подпись  Г.Якунин

13 мая 1971 г.

Копия
В ПРЕДСОБОРНУЮ КОМИССИЮ ПО ПОДГОТОВКЕ ПОМЕСТНОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Мы, постоянные члены Священного Синода, считаем своим долгом, в прядке постановки вопроса, предложить Предсоборной Комиссии наше мнение о кандидате для избрания на вдовствующий Престол Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.

Ввиду постановления Предсоборной Комиссии об открытом способе голосования на Поместном Соборе по этому вопросу, мы считаем, что кандидат при этом голосовании должен быть один, а таковым кандидатом для избрания на кафедру Предстоятеля Русской Православной Церкви мы хотим назвать имя Высокопреосвященнейшего ПИМЕНА, Митрополита Крутицкого и Коломенского, который, как мы уверены, будет продолжателем не только служения, но и направления деятельности покойного Святейшего Патриарха Алексия, ибо в течение ряда лет Высокопреосвященнейший Митрополит Пимен был его близким сотрудником и старшим по хиротонии среди постоянных членов Священного Синода.

С уважением и почтением к Предсоборной Комиссии
НИКОДИМ, Митрополит Ленинградский и Новгородский
ФИЛАРЕТ, Митрополит Киевский и Галицкий, Экзарх Украины
АЛЕКСИЙ, Митрополит Таллинский и Эстонский

24 февраля 1971 г.

Копия
В КОМИССИЮ ПРИ СВЯЩЕННОМ СИНОДЕ ПО ПОДГОТОВКЕ ПОМЕСТНОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

В настоящее время внимание епископата, клира и мирян Русской Православной Церкви, сосредоточено на предстоящем Поместном Соборе Русской Православной Церкви и выборе, за смертью Патриарха АЛЕКСИЯ, достойного ему преемника.

Деяния Предсоборной Комиссии мало популяризируются. Из скупых протоколов заседаний Комиссии трудно уследить за ходом деяний ея по существу данного вопроса. А между тем мысль наша забегает вперед и вопрос, кто же намечается на высокий пост преемника покойного Патриарха АЛЕКСИЯ, остается до сих пор не решенным.

Из практики и опыта последних Соборов, по избранию Патриарха, видно, что кандидат был ОДИН: в 1943 году - Митрополит СЕРГИЙ - Местоблюститель Патриаршего Престола, в 1945 году - Митрополит АЛЕКСИЙ, также Местоблюститель Патриаршего Престола, лица как бы предопределенные и предуготованные самим Промыслом Божиим.

После смерти Патриарха АЛЕКСИЯ, жизнь выдвинула Местоблюстителем Патриаршего Престола Митрополита Крутицкого и Коломенского ПИМЕНА, и по аналогии с предыдущими соборами, мы видим в его лице будущего Первостоятеля Русской Православной Церкви.

Из жизни и деятельности Патриарха АЛЕКСИЯ видно, что Митрополит ПИМЕН занимал видное место среди церковных деятелей Русской Православной Церкви последнего десятилетия.

За короткий период своего епископства, Митрополит ПИМЕН неизменно выдвигается, "восходя от силы в силу", на ответственные посты, и т. обр. становится непосредственным участником жизни Русской Православной Церкви, во всех ее аспектах.

Все это, вместе взятое, дает нам основание видеть в лице Митрополита ПИМЕНА опытного и достойного кандидата на Престол Патриарха Московского и всея Руси. Настоящим письмом я выражаю не только свое личное мнение, но и мнение
паствы Житомирской.

Прошу Предсоборную Комиссию, при обсуждении кандидата на Патриарший Престол, учесть наше желание, которое мы и засвидетельствуем всем своим представительством, на предстоящем Поместном Соборе.

подпись - ПАЛЛАДИЙ - АРХИЕПИСКОП ЖИТОМИРСКИЙ И ОВРУЧСКИЙ.
25.11.1971 г.
г.Житомир.

Копия
В ПРЕДСОБОРНУЮ КОМИССИЮ СВЯЩЕННОГО СИНОДА

Решение Предсоборной Комиссии о том, чтобы на Поместном Соборе, который будет созван 30 мая 1971 г. для избрания преемника почившему Святейшему Патриарху Алексию - Предстоятеля Русской Православной Церкви, - было бы открытым избранием его -  побуждает меня, предложить единого Кандидата, которым может быть Патриарший Местоблюститель Высокопреосвященнейший Митрополит Крутицкий и Коломенский ПИМЕН.

Настоящее предложение вношу на рассмотрение Комиссии.

п/п ИОСИФ, митрополит Алма-Атинский и Казахстанский.

10 февраля 1971 года
Алма-Ата.

Копия
В ПРОЦЕДУРНО-ОРГАНИЗАЦИОННУЮ ГРУППУ ПРЕДСОБОРНОЙ КОМИССИИ

Читая материалы Поместного Собора 1945 года и принимая во внимание предстоящий Поместный Собор Русской Православной Церкви, я бы хотел сказать нижеследующее.
Предстоящий Поместный Собор должен проходить в атмосфере мира, любви и братства.

Когда, союзом любве связуеми, соберутся делегаты для избрания Предстоятеля Русской Православной Церкви, сокровенным стремлением каждого из его участников, девизом да будем проведение Его в духе, упомянутых выше, высоких христианских идеалов.

Состав Собора будет, несомненно, весьма представителен. Кроме епископата, клира и мирян, на Поместном Соборе будут в качестве почетных гостей Православной Церкви, главы и представители инославных церквей и руководители международных христианских организаций.

Засвидетельствовать наше полное единство, наше единение духа в союзе мира пред лицом представителей право- и инославного мира, - это наша общая задача, задача всех.

Выдвижение только одной кандидатуры на пост Патриарха Московского и всея Руси может всех нас сплотить в одну дружную великую семью. Наш долг хранить свято целым нешвенный хитон Христов, не раздирая его на части, не терзая мистическое тело Христа - Его Церковь.

Полагаю, что мое скромное личное мнение в части выдвижения одной кандидатуры на пост Всероссийского Патриарха является мнением всех нас вообще и каждого в частности. Когда благодать Святого Духа соберет нас на Поместный Собор и нас
спросят: кому быть Патриархом Московским и всея Руси, скажем единогласно, едиными усты и единым сердцем, нынешнему нашему Патриаршему Местоблюстителю Митрополиту Крутицкому и Коломенскому ПИМЕНУ. Что буди, буди.

п/п ЛЕОНТИЙ, ЕПИСКОП ОРЕНБУРГСКИЙ И БУЗУЛУКСКИЙ.
г. Оренбург
13 февраля 1971 г.

Копия
ПАТРИАРШЕМУ МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЮ
ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ ПИМЕНУ,
МИТРОПОЛИТУ КРУТИЦКОМУ И КОЛОМЕНСКОМУ
Настоятеля Александринской
церкви гор.Ростова-на-Дону,
прот.Иоанна ТАРАСЕНКО
3 линия - 10

ЗАЯВЛЕНИЕ

В последнее время в моем приходе, среди поклонников "святой Марфы", усиленно распространяется обращение группы, которые именуют себя "восстановление прав церкви".

21 февраля с.г. мне лично читала это обращение Павленко Татьяна. Я до глубины души был возмущен этой провокационной смутой и раздором, которым руководит Архиепископ ЕРМОГЕН и его группа в такой важный момент, когда идет подготовка к Собору, на котором будет избран Патриарх Всея Руси. Эта группа высказывает недоверие законным, постоянным членам Священного Синода, которые вели мать Святую Церковь на протяжении многих лет по Каноническим правилам св. Апостолов, с благоговения покойного Святейшего Патриарха АЛЕКСИЯ. При этом они строго выполняли Советское законодательство.

Авторы этого "воззвания" осуждают даже деяния покойного Патриарха АЛЕКСИЯ, которого уважает весь христианский мир. Со своей стороны, они открыто выдвигают своих кандидатов на Патриарший Престол. Всех Епископов они "объявляют кандидатами. Это ни что иное, как коварный замысел против мирной жизни нашей Церкви. Они хотят самочинно разрушить авторитет высших руководителей Православной Церкви и тем самым внести возмущение среди верующих нашей страны.

Эта группа "самозванцев" и отщепенцев называет себя "Комитет восстановления прав Русской Церкви". Они требуют отмены Постановления Священного Синода 1961 года.
Я считаю, что это постановление правильное и пересмотру не подлежит. Любой пересмотр его, вызовет враждебное отношение между духовенством и мирянами, которые будут видеть в лице своих пастырей, тех, кто заботится не о спасении душ, а о собственной наживе и власти.

Я вижу, что все дела этого "комитета" являются противозаконными, ибо все они идут в разрез наших церковных интересов. И мы обязаны ревностно оберегать авторитет наших Архипастырей и прежде всего постоянных Членов Священного Синода. Я прослужил в данном приходе гор.Ростова-на-Дону 10 лет и знаю, что все верующие Ростовской Епархии относятся к Вам с глубочайшим почтением и уважением и все они осуждают дела этой группы и чистосердечно одобряют все Постановления Священного Синода во главе с Патриаршим Местоблюстителем ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИМ МИТРОПОЛИТОМ ПИМЕНОМ.

Верующие гор. Ростова-на-Дону знают, что постоянные Члены Священного Синода испытанные и проверенные руководители нашей любимой Православной Церкви. Мы все усердно молим Всевышнего Бога, да укажет Он достойного кандидата на Московский Патриарший Престол.

ВАШИХ СВЯТЫНЬ
нижайший послушник
Настоятель Александринской церкви
гор.Ростов-на-Дону  прот. подпись - И.ТАРАСЕНКО

25 февраля 1971 г.

В ПРЕДСОБОРНУЮ КОМИССИЮ ПО ПОДГОТОВКЕ К ПОМЕСТНОМУ СОБОРУ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 1971 ГОДА

По иерейской совести своей считаю необходимым обратиться в ПРЕДСОБОРНУЮ КОМИССИЮ с нижайшей просьбой - поставить на повестку дня ПОМЕСТНОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 1971 ГОДА вопрос - об утверждении ДЕЯНИЙ СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ОТ 18 ИЮЛЯ 1961 ГОДА.

Прошло уже 10 лет с момента созыва Архиерейского Собора - и все духовенство и миряне действенно ощутили на себе Благотворное, благодатное, умиротворяющее действие всех тех решений и постановлений, которые были приняты на Архиерейском Соборе. Духовенство вверенного мне благочиния особенно удовлетворено Постановлением Собора по разделу "О ПРИХОДАХ".

Священник этим ПОСТАНОВЛЕНИЕМ освобожден от отягощавших его хозяйственно-финансовых вопросов и других дел, не имеющих никакого отношения к чисто пастырской его деятельности. Теперь священник всецело принадлежит верующим людям, ожидающим от него молитвенного утешения, духовного окормления и благодатной радости.

Это мероприятие, это святое дело послужило поворотным моментом в изменении всей структуры в организации духовной приходской жизни и является основой радости в приходе.

Да вознаградит Господь всех участников Архиерейского Собора 1961 г. за их мудрое, святое мышление послужившее на благо нашей Святой Церкви. Находясь в преддверии исторически важного Поместного Собора Русской Православной Церкви, имеющего быть в городе Москве с 30 мая по 2 июня 1971 года. Духовенство и верующие люди ожидают от ПОМЕСТНОГО СОБОРА особо важных решений и Постановлений.

Самым же главным и основным вопросом - это будет избрание нового СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ, место отшедшего ко Господу 18 апреля 1970 г. СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ. Умудренные, разумные, глубоковерующие люди уже называют единственного, достойнейшего кандидата на Патриарший престол - ближайшего и преданнейшего помощника почившего Патриарха - ПАТРИАРШЕГО МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЯ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННОГО ПИМЕНА, МИТРОПОЛИТА КРУТИЦКОГО И КОЛОМЕНСКОГО.

Верующие люди с огромной любовию, с душевной теплотой и сердечностью встретят Нового Патриарха и пойдут вместе с ним к СВЕТУ ХРИСТОВУ, БОЖИЕЙ ПРАВДЕ, СЛУЖЕНИЮ СЛОВУ И ВЕЧНОЙ РАДОСТИ О ГОСПОДЕ ИИСУСЕ ХРИСТЕ, КОТОРОМУ ДА БУДЕТ СЛАВА ВО ВЕКИ ВЕКОВ - АМИНЬ.

ПРОТОИЕРЕЙ ФЕДОР СЕМЕНЕНКО.
Секретарь Ташкентского Епарх. Управления, Благочинный
приходов Узб.ССР, Наст. Ал-Невского храма гор.Ташкента

г.Ташкент

Копия
В КОМИССИЮ ПО ПОДГОТОВКЕ ПОМЕСТНОГО СОБОРА

В настоящее время, когда идет всесторонняя подготовка к предстоящему Поместному собору Русской Православной Церкви, на котором будет избран Патриарх Московский и всея Руси, раздаются голоса, предлагающие включить в круг рассматриваемых на Соборе вопросов, в опрос об изменениях в "Положении об управлении РПЦ", касающихся раздела IV - о приходах, принятого Архиерейским Собором РПЦ 18 июля 1961 г., требуя его отмены. Я, являясь одним из участников упомянутого архиерейского Собора, на котором имел честь выступить с предложением принять и утвердить проект реконструкции церковно-приходской жизни, вношу в предсоборную комиссию предложение не включать вопрос "о приходах" в круг рассматриваемых на Поместном Соборе вопросов, ибо он не стоит в ряду основных церковных канонов, а исходит из практических изменений общественной жизни нашей страны.

Я считаю, что принятое Архиерейским Собором ПОЛОЖЕНИЕ "о приходах" вошло в церковную жизнь существенным образом и на протяжении более десятилетнего его действия практически каждая из сторон - настоятель и исполнительный орган церкви настолько уже привыкли к нему, что при его отмене явится новая проблема взаимоотношений между исполнительным органом и настоятелем церкви.

Если перед принятием ПОЛОЖЕНИЯ "о приходах", по словам покойного Святейшего Патриарха Алексия, не имелось опасений, то сейчас, когда оно прошло испытание времен, тем более нет оснований опасаться идти его курсом, ибо как сказал Патриарх Алексий, "умный настоятель, благоговейный совершитель богослужений ии человек безукоризненной жизни всегда сумеет сохранить свой авторитет в приходе" (ЖМП 1961 год - 8, стр.6).

Вот эти мотивы и понуждают меня внести предложение в предсоборную комиссию, не включать в круг рассматриваемых вопросов на предстоящем Поместном Соборе РПЦ вопрос "о приходах".

п/п ПАЛЛАДИЙ, Митрополит Орловский и Брянский.

19 марта 1971 г. г.Орел.



[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования