Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Алексей Евстратов. Следы еврейской общины в городе Борисоглебске. [религия и культура]


Десятый год я хожу в школу мимо еврейского кладбища и никогда не обращал внимания на его состояние и на то варварство и вандализм, какие происходят на нем почти круглосуточно. Более того, я и сам в детстве часто играл на нем в войнушку со сверстниками. Мы ловко приспосабливали густые заросли сирени под засады, а каменные плиты - под дзоты и доты, а зимой - под каркасы для снежных баб...

И только три месяца назад я узнал, что все это время я ходил мимо кладбища, со слов моего руководителя, "в бессознательном состоянии"... Теперь хожу с чувством неловкости и стыда, и каждый раз на этом месте мне вспоминаются строки из романа Тургенева "Отцы и дети", которые нам читала со слезами на глазах на уроке учительница литературы: "Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков России. Как и все наши кладбища, оно являет вид печальный: старые, окружавшие его канавы давно заросли, серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами; казенные плиты все сдвинуты, словно кто их сталкивает снизу; два-три ощипанных деревца едва дают скудную тень; овцы безвозбранно бродят по могилам..."

Наше кладбище выглядит еще ужаснее: сирень и клен густо заселили все могилы; железные ворота с ул.Пешкова так изогнуты и искромсаны, словно над ними неделю потел Шварценеггер; каменные, памятники почти все свалены;, надгробные плиты расколоты, на уцелевших — следы модного сегодня граффити: "КИСС", "РЭП", "ЦОЙ ЖИВ!" и проч.; по всему кладбищу кучами валяется бытовой мусор, шприцы и т.д.

И возникают многочисленные "почему?".

Почему меня тогда во время игры никто не остановил и не выгнал взашей с этого святого для нормальных людей места?

Почему начальство не замечает этого варварства?

Почему наши евреи, а их около сотни, позволили такое отношение к последнему приюту людей их национальности?

К этим "почему" прибавляется еще куча "кто?".

Кто похоронен в этих могилах?

Кто отвечает за это кладбище?

Кто и когда его основал?

Была ли в городе еврейская община и кто ее возглавлял?

Ответить на эти вопросы - цель моей работы.

Следы еврейской общины

Если есть в городе кладбище и когда-то был молельный дом, значит, община была. Не устроилось бы все это по просьбе или за деньги одного еврея. Если Абрагам Сойер с многочисленным семейством в 1912 году смог уехать в Америку, - а это всегда стоило и сейчас стоит немалых денег, - значит, ему кто-то помог. А кто, кроме членов общины? Местные купцы или дворяне? Это было бы фантастикой или анекдотом.

А когда же зародилась община? Очевидно, в конце XIX века, после того как в город пришла железная дорога. Во всех источниках это время упоминается как время становления экономики, культуры, просвещения и медицины в городе. Только жаль, что документов нет никаких. И надежд на их существование тоже нет, особенно после встречи с директором музея Ю.А.Апальковым. Привожу дословно цитаты из интервью с ним:

"Вы очень смелый молодой человек! Я всегда приветствую любую поисковую работу по истории города, но вам помочь ничем не могу. Еврейская тема всю жизнь закрыта. Тут кропотливая работа опытного краеведа вряд ли даст какие-то результаты. Я более тридцати лет работаю с архивными материалами Тамбовской и Воронежской губерний, но официальных документов по этой теме не встречал. Персоналии, судя лишь по фамилиям, изредка встречались в отчетах городской думы и дворянского собрания... А на архивы время не тратьте даром - ищите в учебных заведениях, на предприятиях, в гимназиях, в больницах, старом военном городке... Идите, молодой человек, в народ..."

Одним словом, "утешил" меня Ю.А.Апальков. А еще больше поразил меня директор комбината благоустройства города М.В.Жданкин. Вот что он мне ответил на все вопросы о кладбище:

"В производственных планах нашего предприятия никогда не числилось еврейское кладбище, поэтому документов Вам дать никаких не могу. За его состояние отвечали те, кому оно принадлежало. Когда его закрыли - спросите нашего главного бухгалтера Марию Павловну - она у нас самый старый работник".

Мария Павловна была еще немногословнее:

"В 1975 году на одной из планерок горсовета сказали, что это кладбище нужно считать закрытым, и больше туда никого не пускать - пусть теперь все хоронят на новом городском кладбище".

И еще одна история, связанная с еврейским кладбищем, которую мне рассказал руководитель. Во время перестройки самый молодой кандидат в депутаты А.Водолазский, желая поднять свой рейтинг перед выборами и тем самым набрать себе побольше голосов, решил навести порядок на еврейском кладбище. Но почему-то он не пошел к местным евреям, а обратился за помощью к первому секретарю комсомола - наверное, понадеялся на помощь молодежи, которой у нас очень много. Но его "послали"...

Водолазский так в депутаты и не попал. Подрабатывает на разных фирмах, "употребляет", развелся с женой (она у нас в школе учительница начальных классов)...

Вот такое у нас в городе отношение к другой национальности... А если бы в 30-х годах не отдали молельный дом под квартиру, то и община сохранилась, и кладбище было в надлежащем порядке, и семей порядочных было бы гораздо больше в нашем городе. А то у нас сейчас разводов 50:50...

Интервью с "Евреем" Н.А.Дундуковым

Еще до работы над темой, в июне, я ходил с ребятами из "Истоков" по городу - мы собирали старинные вещи, зарисовывали домовую резьбу и записывали уличные прозвища. На улице Ленинской один из коренных жителей сказал, что в доме напротив живет один мужчина по кличке "Еврей".

Мы тогда посмеялись, и я не обратил внимания, а в октябре пришлось искать встречи с этим мужчиной. Удивительно, но Дундуков оказался русским, и сразу же пошел на контакт, пригласив меня назавтра на дежурство -он работает посменно диспетчером. Николай Александрович оказался самым активным и ценным информатором в моей работе. Привожу сокращенное интервью с ним (дословно).

Автор. Николай Александрович, я ищу следы еврейской общины в Борисоглебске, не поможете ли Вы мне в поиске? Извините, но у меня к Вам очень Щекотливый вопрос по поводу Вашего уличного прозвища. Не обидное ли оно для Вас?

Дундуков. Об обиде и разговору нет. В свое время я, как и мои старшие братья, гордился своей кличкой...

Автор. Николай Александрович, а откуда пошло Ваше прозвище?

Дундуков. Я родился и вырос на еврейском кладбище и прожил на нем до 1979 года. Я туда и жену свою привел из ЗАГСа, и дочка там родилась.

Автор. А где именно Вы жили - на углу Пешкова или в переулке Крестьянском?

Дундуков. Да причем тут переулок?! Я прямо на кладбище жил! Там их молельный дом стоял, в нем мы и жили с тридцатых годов, когда горсовет нас туда вселил как многодетную семью.

Автор. Николай Александрович, а почему Вы гордились своим прозвищем?

Дундуков. Я не один гордился, старшие братья тоже все эту кличку носили. Как сейчас говорят, мы тогда были "крутыми" - мы здорово дрались. Нас в городе побаивались. А дрались мы за кладбище, потому что вся семья с него харчевалась. Я с братьями ловил щеглов, которые обжили кладбищенскую голубую сирень. Мы их учили петь, делали под руководством отца клетки и продавали на базаре. Жили мы очень бедно: мама не работала, а отец был инвалидом. Наши щеглы были в цене: они намного громче и красивше пели, чем с городского кладбища или с Зеленстроя. Да вдобавок они особенные были, наши щеглы - они никогда не пели на жердочке, а всегда слетали на пол, на камушек - обломок могильной плиты - и наслаждались... Они и на ветках никогда не пели - всегда садились на памятник, поэтому их легче было поймать. Многие ребята завидовали и пытались воровать наших щеглов, но мы к кладбищу не подпускали никого и часто дрались, а в город всегда ходили скопом...

Автор. Николай Александрович, что Вы можете сказать про еврейскую общину? Была ли она в городе? Кто ее возглавлял в эти годы?

Дундуков. Про общину ничего твердо сказать не могу. Наверное, была. Я часто видел похороны, собиралось до десяти человек и руководил всеми главврач кожвендиспансера Фердинанд. Потом они читали молитвы в котухе, в коридоре нашего дома, там еще лопаты стояли...

За этот котух Фердинанд каждый месяц маме деньги приносил. Нам часто приносили еду, особенно по праздникам. Опельбаумы приносили и другие. Раза два дядя Володя Ясман приносил, и все время ночью — наверное, побаивался - он же в горкоме работал... Так что мы частенько пировали -жили-то впроголодь...

Еще помню, как я подглядывал и подслушивал, когда они собирались, переодевались во все черное и в шапочки и молились на своем языке. Я, конечно, ни бум-бум в этих молитвах, но было жутко интересно...

Часто жена Опельбаума приходила - сухая такая горбоносая старушка, и все просила маму и нас, чтобы белье не вешали над могилами и не спускали Любку с прикола - коза у нас одно время дойная была.

Автор. А что еще интересного, на Ваш взгляд, было связано с кладбищем?

Дундуков. Да много чего было - жизнь там прошла...

Целый год у меня нянькой была еврейская девочка Розка. Это мне мама рассказывала. В голодном 47-м (мне уже второй год шел) на кладбище пришла старая оборванная еврейка с семилетней рахитной девочкой. Беженка с Украины, еще с войны... А пришла она на кладбище умирать - к своим. Девочка ей чужая была совсем. Еврейка на третий день умерла. Ее тоже Фердинанд хоронил. Ее могила в четвертом ряду, где плиты на еврейском языке надписаны... А Розка у нас почти год жила, а потом жила у многих наших евреев - они ее в детдом так и не отдали. А ты Гришку Камельхара знаешь? Он всегда на площади праздники ведет - так это его мать!

Она, кажется, и замуж не выходила. После ПТУ ее какой-то офицер пригрел... Последнее время она техничкой работала в Доме офицеров...

Автор. Николай Александрович, а Вы потом с Розой общались?

Дундуков. Нет. Она какая-то нелюдимая была, как кошка дикая. Так, здоровались иногда при встрече...

Мы больше всего с Фердинандом общались. Он нас никогда не забывал. Отца лечил, уколы делал, когда он совсем слег, записки и рецепты писал На-рольскому в аптеку, а я за лекарствами бегал. А самого Фердинанда похоронили на городском кладбище. Хоронил его Резак - начальник авиаремзавода. Я с женой, детьми и двумя братанами тоже на похоронах был - грех было не пойти... Я как-то заходил на родное место - тихий ужас... От дома один фундамент остался, а на могилах...

Автор. Спасибо за помощь. Вы очень помогли поиску. Возьмите фотографии на память о кладбище...

Талант, рожденный в Борисоглебске

В начале XX века в городе жила еврейская семья Сойеров, в которой было два брата: Рафаэль и Мозес. Близнецы родились 25 декабря 1909 года. Во время очередного еврейского погрома в 1912 году семья Сойеров бежит за границу из "гостеприимной царской России".

В 1915 году Сойеры попадают в США. Жизнь там медом не казалась, новее же Рафаэль с 1914 по 1917 год обучается с братом в частной художественной школе в Нью-Йорке. Какой ценой обходилось родителям это обучение, остается только догадываться. Далее история брата Мозеса в художественном изобразительном искусстве на этом обрывается, а вот Рафаэль с 1918 по 1922 год обучается искусству художника в американской академии искусств у педагога-художника Ги Пэна дю Буа.

Далее биография Рафаэля Сойера как две капли воды похожа на биографию любого эмигранта всех времен и народов: разносчик газет, почты, уборщик и мойщик посуды в ресторане, рабочий на фабриках и заводах.

Но в 1929 году двадцатилетний художник становится одним из учредителей "Клуба Джона Рида". В этом же году Сойер проводит свою первую персональную выставку сначала в клубе, а потом в картинной галерее в Нью-Йорке. .

С 1932 года выставки становятся ежегодными. Рафаэль Сойер - художник-реалист. Его картины отображали сцены из жизни американских городских окраин и рабочих кварталов, позднее, с сороковых годов, он пишет портреты своих близких, членов еврейской общины.

Умер Рафаэль Сойер в 1987 году в Нью-Йорке. Его картины представлены в музее Метрополитен в США. А могли быть представлены и в Москве, и в Санкт-Петербурге рядом с картинами Рябушкина и Куприна, но борисоглебцы ограбили сами себя в начале века.

"Последние из могикан"

Самой крупной фигурой среди борисоглебских евреев был Р.М.Фердинанд. Судя по рассказам многих информаторов, он возглавлял еврейскую общину, хотя документов никаких нет.

Рафаил Маркович родился в 1896 году, место рождения неизвестно. На фото 1920 года он запечатлен с коллективом городской больницы - будущая больница им.Семашко. На этой же фотографии был опознан М.Ц.Брумберг. Р.М.Фердинанд был направлен к нам на работу после окончания московского мединститута, приехал он вместе с женой Региной Борисовной. Судя по фотографиям и документам борисоглебского кожвендиспансера, Фердинанд работал в первой городской лечебнице, а затем с 1929 года создал на ее базе кожно-венерологический диспансер и возглавил его. Работал бессменно главврачом до самой смерти.

Как и у многих, в годы войны (1942-1944) у него был перерыв в гражданской службе. Р.М.Фердинанд с начала войны курировал в городе шесть госпиталей, а в 1942 году был призван на фронт и служил на должности начальника госпиталя на разных фронтах.

В 1965 году Фердинанд похоронил свою жену на еврейском кладбище.

В 1967 году Рафаил Маркович умер на рабочем месте, сидя над отчетом в облздравотдел. Похоронили его на городском кладбище со всеми почестями.

Вот что писал о работе главврача кожвендиспансера (газета "Строитель коммунизма", 20 июня 1959 г.) ответсекретарь Ю.Л.Иориш:

"Много труда вложил Р.М.Фердинанд в создание межрайонного кожвендиспансера. Из городской лечебницы постройки 1876 года он создал образцовое лечебное учреждение этого типа во всей Воронежской области. Оборудовал уникальную лабораторию, с помощью коллектива благоустроил прилежащий пустырь под зону отдыха больных и посетителей, разбил цветочные клумбы. Особой гордостью работников диспансера является теплица, дающая столу больных обилие витаминов круглый год".

И как она перекликается с одной статьей "Борисоглебского листка" 1914 года еще об одном враче-еврее:

"Цифра 40-50 тысяч амбулаторных больных, принимаемых ежегодно Н.Н.Масловским и М.Ц.Брумбергом, свидетельствует о той громадной работе, которая падает на земских врачей, в то же время эта цифра может дать и косвенное представление о тесноте, которая царит в маленьких, убогих по обстановке ожидальне, кабинетах врачей и амбулатории".

Отсюда вывод: именно евреи стояли у истоков становления борисоглебской медицины в конце XIX и начале XX века.

Другой яркой личностью в городе был И.А.Резак, советский офицер. Исаак Абрамович родился на Украине, там окончил среднюю школу. В 1941 году без экзаменов поступил в Ленинградскую военно-воздушную академию на инженерный факультет. По окончании академии служил на авиаремзаводах Йошкар-Олы, Дальнего Востока.

В 1945 году в г.Комсомольске женился на чертежнице Лие Наумовне Букингольц, а через год родился сын Юрий, а в 1947 году - дочь Софья.

В 1965 году полковник Резак прибыл в Борисоглебск и служил начальником авиаремзавода до выхода на пенсию.

Исаак Абрамович стал искать контакты среди евреев города и подружился с Р.М.Фердинандом. Очевидно, оба они пытались возродить еврейскую общину, но их попытки не увенчались успехом.

В 1973 году И.А.Резак ушел в отставку, но продолжал работать на разных должностях на предприятиях города. Умер он в 1989 году. Сейчас в городе живут его жена Лия Наумовна, сын Юрий и дочь Софья. К сожалению, И.А.Резак не передал своим детям свои знания родного языка, молитв и обрядов. У Ю.Резака есть сын Ростислав, а у его сестры - сын Марк, который в настоящее время живет и учится в Израиле.

Это первый факт в борисоглебской еврейской семье, когда россиянин по собственному желанию и без всяких препятствий выехал на жительство за границу и свободно приезжает на каникулы, как мы к бабушке в деревню.

Лия Наумовна при всех встречах с ней постоянно подчеркивала с гордостью: "Наша семья - приличная семья. И у многих евреев в нашем старом авиагородке тоже приличные семьи: у Шоммеров, у Гасулей, у Заславских".

Почти все евреи живут этой заботой, поэтому у них нет разводов! В этом, видимо, сказывается менталитет, традиции нации и, возможно, родовые заветы.

Этот многострадальный Корман

Борис Осипович Корман родился 15 апреля 1922 года в г.Речица Гомельской области Белоруссии в семье служащего. В 1939 году поступил на факультет русского языка и литературы Гомельского педагогического института, но в 1941 году начавшаяся война прервала учебу. Позади были два курса. Семья оказалась в г.Коканде (Средняя Азия). В армию Бориса Осиповича не взяли из-за очень плохого зрения, и он стал работать табельщиком на строительстве сахарного завода, где трудился по 12-14 часов.

В 1942 году Корман отправил письмо и зачетную книжку в Ленинградский педагогический институт, и скоро ему сообщили, что он будет зачислен на третий курс.

В это время умерла мать Бориса Осиповича, и ему приходится нелегко. Он подрабатывает то в школе учителем немецкого языка, то в сельскохозяйственном институте преподавателем русского языка и литературы.

Очень рано, уже в 29 лет, Борис Осипович стал заведовать кафедрой, но ректор института не захотел оставить его на кафедре при распределении. Корман с женой вынужден был уехать в Коканд, где устроился учителем в школу.

Борис Осипович сдал два кандидатских экзамена в Сталинабадском педагогическом институте и был принят на должность старшего преподавателя кафедры литературы и при этом - в аспирантуру.

В 1947 году на заседании кафедры обсуждался доклад одного из преподавателей, который был построен исключительно на цитатах из работ Маркса и Энгельса. Одна из преподавательниц выступила с критикой доклада. Борис Осипович был с ней согласен. Его обвинили в космополитизме. В 1949 году Кормана сняли с работы, и в 1950 году он с женой переезжает в Борисоглебск. Годы работы в г.Борисоглебске можно назвать самыми лучшими и спокойными в жизни Бориса Осиповича. До конца 1971 года Корман работал в Борисоглебском педагогическом институте. Первые пять лет он боялся: вдруг кто-то из Сталинабада узнает, где он, и пришлет донос (о том, что Борис Осипович -космополит). Впоследствии выяснилось, что донос тогда все-таки пришел, но, к чести ректора Константинова Евгения Викторовича, он не дал ему хода.

В 1952 году, когда политическая реакция и, соответственно, антисемитизм были очень сильны, из Воронежа (областной центр) в Борисоглебск была приглашена авторитетная комиссия для проверки работы института. Сноровистые в таких делах члены комиссии мгновенно выудили из списка сотрудников института фамилию "Корман" и пригласили его на заседание в кабинет ректора. Когда Борис Осипович вошел и поздоровался, "главный", не приглашая его сесть, задал вопрос: "Расскажите, Корман, о Вашей теории притеснения студентов". В руках он держал протокол заседания Совета, где было выступление Бориса Осиповича, в котором он говорил о необходимости усилить требования к студентам.

И тут произошло совершенно непредвиденное событие: ректор, а вслед за ним и остальное институтское начальство, поддержали Бориса Осиповича и буквально вырвали его из зубов комиссии.

В 1965 году Борис Осипович получил докторскую степень, а в 1967 году - профессорское звание.

В Борисоглебске Корман написал значительную часть своих научных трудов, здесь он фактически создал кафедру и научную школу, организовал систематический выпуск ученых заметок.

Круг научных интересов Б.О.Кормана весьма обширен, но можно выделить две темы: теория "автора" в художественном произведении и история русской лирики XX века, которые органично слились в его докторской диссертации: в книге "Лирика Н.А.Некрасова" (Воронеж, 1964).

И жизненные обстоятельства, и служебное положение - все складывалось вполне благополучно. Но Б.О.Корман принял решение переехать из Борисоглебска в университетский город.

Из воспоминаний Н.В.Фоминых, проректора ВГПИ, бывшей ученицы Б.О.Кормана: "После отъезда Бориса Осиповича изменилась даже атмосфера и на факультете, и на кафедре, резко снизилась дисциплина студентов как в обучении, так и в поведении. Для института это была огромная потеря..-После Кормана мы довольствуемся лишь тем, что к нам изредка с лекциями наезжает из ВГУ И.А.Стернин, профессор Ласунский - такие же умницы, как и Борис Осипович. И после их отъезда на факультете и на кафедре преподаватели долго предаются ностальгическим воспоминаниям о 60-х, о Корма-не, о его жене Эмилии Наумовне".

Выбор Бориса Осиповича пал на Ижевск, где на базе педагогического института создавался новый университет. Осенью 1971 года Корман был избран на должность заведующего кафедрой русской и советской литературы Удмуртского государственного университета.

Здесь Корман в 1978 году написал книгу "Практикум по изучению художественного произведения. Лирическая система", которой до сих пор пользуются преподаватели и студенты России и многих зарубежных стран.

2 марта 1983 года инфаркт оборвал жизнь Бориса Осиповича Кормана, известного литературоведа и педагога. Но и за отпущенный судьбой срок ученый сделал немало, так что его имя останется не только в памяти имевших счастье знать его лично, но и в науке, в литературе.

Жена Б.О.Кормана - Эмилия Наумовна - после смерти мужа уехала в США. Сын - Илья Борисович - остался в России. После окончания Борисоглебской средней школы № 3 учился в Воронежском университете, затем работал во многих высших учебных заведениях. Сейчас Илья Борисович -профессор одного из университетов г.Ростов-на-Дону.

Из воспоминаний одноклассника профессионального поэта Игоря Лукьянова: "С Илюшкой я учился с первого по седьмой класс. Один год мы даже сидели за одной партой. Он был в классе заметной фигурой, но не только как отличник. Высокий, массивный, как медведь, добродушный, мягкий, отзывчивый, внимательный, как его отец".

Из воспоминаний однокурсника по Воронежскому университету Ю.И.Резака: "Илья Борисович поражал меня и однокурсников своей работоспособностью, феноменальной памятью. Избегал студенческих пирушек. После окончания университета его оставили на кафедре, а я вернулся в Борисоглебск достраивать развитой социализм".

Семья Фонштейнов в Борисоглебске

Фонштейн Сергей Александрович (1935-1993) приехал с матерью (после смерти отца) в Борисоглебск в 1954 году. Служил в армии, работал на разных предприятиях города. В 1962 году окончил дорожный техникум, работал дорожным мастером, заочно учился в Воронежском инженерно-строительном институте. С 1965 года работал преподавателем дорожного техникума и завучем. На его долю пришлось много работ, трудов и ночей бессонных (вместе с директором) по строительству нового типового комплекса современного техникума. Из воспоминаний дочери: "Папе можно было бы этими делами и не заниматься, но такой уж у него характер был неспокойный - до всего ему было дело... Он года полтора из Москвы не вылезал только с одним проектом. А сколько было забот с лабораториями, техникой - не описать!"

С.А.Фонштейн награжден медалями "Ветеран труда", "Почетный дорожник" и многочисленными дипломами и грамотами. Фонштейн Земфира Михайловна (Козловская) - экономист, после окончания Московского финансового института была направлена в Борисоглебск в городской финотдел. С 1956 года работала в горфо экономистом, начальником налоговой инспекции, главным налоговым ревизором. В 1962 году вступила в брак с С.А.Фон-штейном. В 1972 году родилась дочь Катя.

З.М.Фонштейн зорко стояла на страже городских финансов. Как ее только ни называли в заинтересованных кругах! "Неподкупная Земфира", "Штирлиц", "Железная леди". Все информаторы рассказывали о том, какой крутой характер имела Земфира Михайловна, но все также восхищались ее компетентностью в вопросах финансов и экономики города, ее честностью, порядочностью.

В 1997 году З.М.Фонштейн оформила пенсию, но продолжала работать.

Через год умерла прямо на рабочем месте - инфаркт.

Рассказывает Л.А.Горячева: "У всей администрации шок был. Она же здоровая была, как лошадь, и тут - на тебе! Это ее новая двойная бухгалтерия доконала, особенно представители мелкого и крупного бизнеса... А на ее похороны почти все бухгалтера и экономисты города пришли - около тысячи человек у "Белого дома" собралось...".

Информатор моя немного слукавила: не только бизнесмены стали косвенными виновниками ее смерти, но и администрация тоже. О разных делишках чиновников ходят у нас целые легенды.

Театр одного актера

Михаил Ефимович Штраймель родился 5 мая 1922 года на Украине. В 1940 году закончил среднюю школу и поступил в Одесское пехотное училище, но закончил только первый курс: с 1941 по 1944 год воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Был командиром взвода курсантов, командиром пулеметной роты и командиром взвода разведки. М.Е.Штраймель освобождал Ленинград. У него много боевых наград.

Во время войны из всей семьи Штраймелей он уцелел один: отец умер от ран в 1944 году, мать погибла при бомбежке, два брата сложили свои головы в партизанах.

На войне М.Е.Штраймель влюбился в борисоглебскую радистку Машу Пентюхину, а свадьбу сыграли в окопах на передовой. После ранения в 1944 году Михаил Ефимович повез свою жену в родное село на Украину, но села не оказалось: немцы сожгли его дотла, и они приехали в Борисоглебск.

В нашем городе М.Е. Штраймель работал военруком в школе (его звание -старший лейтенант), мастером литейного цеха, но после курсов с 1952 года он работает продавцом в магазине "Семена".

У М.Е.Штраймеля была большая семья, но с 1978 года она пошла на убыль: погиб на флоте сын "при исполнении", в 1999 году в Москве в аварии погибла дочь Татьяна, а через месяц умерла жена...

Осталось у него две дочери: Наталья - учительница и Ася - предприниматель. Еще четыре внука и два правнука. Жизненный путь Михаила Ефимовича сложный и трудный, но он не сломался. Веселее, интереснее и известнее человека, чем он, в городе нет. Все его зовут дядей Мишей или Мишей.

Для меня дядя Миша - самый интересный человек из всех, кого я встречал и жизни, и во время поиска. Еще до знакомства с ним я приходил в магазин и смотрел, как он работает. Он никогда не замолкает, даже во время подсчета сдачи покупателю, у него в минуту вылетает комплимент за комплиментом старушкам и девушкам, шутки, прибаутки, способы посадки, хранения, проращивания семян сыплются из него, как из рога изобилия. И все это он делает с таким выражением на лице - просто артист!

А при встрече у него дома Михаил Ефимович меня поразил: он убежденный коммунист - до сих пор является членом КПРФ! Я не могу даже описать, с какой гордостью он мне показывал диплом об окончании Высшей партийной школы, который он мне не дал даже подержать, не говоря уж о ксерокопии! Когда я его спросил об отношении к современной жизни города и России, он так возмущался "всем этим бардаком в стране", что дело дошло до таблеток...

Вот такой веселый, интересный и по-прежнему весь советский дядя Миша живет в нашем городе. По фамилии Штраймель, а в паспорте "украинец".

"Новичок" в классе

Илья Моисеевич Брик приехал в Борисоглебск в конце семидесятых после окончания Московского института и до сих пор работает на физмате БГПИ. Человек одаренный: геометр, физик, математик, программист. Увлекается литературой, зарубежным и отечественным кино - ведет двенадцатый год кинолекторий в кинотеатре "Победа".

У И.М.Брика много научных работ в разных областях, но звания ученого он не имеет - жизнь так сложилась... Брик родом из Коломны, отец еврей, а мать русская, которую он недавно похоронил, после тяжелой пятилетней болезни. А еще на его плечах семья, где он отменный повар и кулинар, дача и многолетние скитания по квартирам - только восемь лет назад он получил благоустроенную квартиру в микрорайоне.

Судьба Брика очень похожа на судьбы многих советских евреев. Правда, на него не было таких гонений, как на Кормана, но в институте на кафедре его почему-то не оставили, а когда он участвовал в областном конкурсе методических разработок как педагог дополнительного образования (он ведет кружок программирования с 1985 года), его блестящая работа по программированию не удостоилась даже упоминания...

И.М.Брик долго жил холостяком, но в 1980 году влюбился в студентку-отличницу с начфака Татьяну Викторовну Кузнецову из Саратовской области. В 1985 году у них была свадьба, в 1986 году родился сын Евгений - мой одноклассник. Женька учится со мной с первого класса и фамилия была у него Кузнецов.

1 сентября 1996 года наша классная на первом уроке с улыбкой представила новичка: "Знакомьтесь, ребята, у нас новичок - Брик Евгений!"

Смеху было! И я смеялся, но теперь точно знаю, что Илье Моисеевичу всю Жизнь было не до смеха из-за его фамилии, как и Корману...

А И.М.Брик, как и Корман, очень требователен к студентам. Мне мой сосед-первокурсник с физмата рассказывал, что у них в лаборатории на столе была надпись ручкой: "Лучше задом сесть на пику, чем сдавать экзамен Брику!" Очень красноречивый стишок, но, на мой взгляд, больше говорящий о самом авторе, а не об учителе...

"Свой среди чужих, чужой среди своих"

Представители рода Ясманов появились в нашем городе в начале XX века. По информации Ю.А.Апалькова, в 1914 году петроградский купец Бакинов купил в городе у фабриканта Линке его колбасную фабрику. Вместе с купцом приехало и семейство Ясманов, и его члены работали на этой фабрике. Вероятно, после революции, когда мясоконсервная фабрика стала государственной, глава семьи Борис Ясман оказался не у дел и занялся скорняжным промыслом на дому - стал шить меховые шапки и продавать их на базаре. Отсюда вывод, что на самой фабрике он не работал, а, скорее всего, в одном из цехов на бойне, где снимались шкуры с убитых животных и потом обрабатывались и шли в скорняжный цех. (Этот вонючий на весь город цех работает до сих пор и расположен на старом месте через улицу напротив бойни.)

Сын Владимир родился в 1932 году и был третьим и последним ребенком в семье. В 1949 году Володя закончил школу и потом служил в армии. После службы Владимир Борисович работал инструктором горкома комсомола, потом внеклассным организатором в СПТУ № 7 и перед пенсией десять лет работал директором кинопроката.

Владимир Ясман, по словам многих информаторов, личность в городе была знаменитая. Это был совсем обрусевший рубаха-парень, до сорока с лишним лет он не сходил с самодеятельной сцены. И не только с баяном, как написала его сноха, а больше с гармошкой местного производства. Эти гармошки он же и настраивал и нерабочее время по приглашению мастера цеха, потому что имел абсолютный музыкальный слух. А на гармошке он творил чудеса и за них на конкурсах имел множество грамот. Владимир Борисович совсем не заботился, как другие евреи, о порядочности семьи, а больше о карьере. Он мог выпить с любым человеком и в разных местах. Например, во дворе, и потом от души петь под гармошку песни и даже матерные частушки.

Но какие бы легенды про него ни ходили в городе, все же от своих корней он не отрывался так окончательно, как сейчас это делают другие. Судя по фактам, можно предположить, что Владимир Борисович находился некоторое время меж двух огней: с одной стороны - карьера советского чиновника, с другой стороны - хоть редкое и тайное, выполнение поручений Р.М.Фердинанда, например, оплата за "котух" семье Дундуковых...

В.Б.Ясман умер, но остался в городе его сын Александр Владимирович Ясман. Имеет двух детей и фирму "СВЛ. ИНВЕСТПРОМ". Торгует нефтепродуктами, а был директором вечерней школы. К сожалению, он пополнил список отказников (тех, кто отказался со мной беседовать), сославшись на занятость.

Мой краеведческий поиск был осложнен отказом предоставить информацию, документы и т.д. Многие интересные личности совсем не пошли на контакт, другие с удовольствием говорили, но только не о себе. Я долго не мог понять - в чем дело? В моей несолидности? В неумении общаться? Но ведь получалось же у меня с другими!

Только к концу работы я понял причины отказов. Это - закрытость темы (даже у чиновников администрации!); извечный страх евреев (и не только в эпоху социализма), который, по словам моего руководителя, уже переходит из поколения в поколение на генном уровне. Именно отсюда и появляется запись в паспорте у еврея "русский", "украинец". Приведу несколько "причин" отказов, они о многом говорят. "Я не еврей, я - украинец"; "Семейный архив -дело сугубо личное"; "Я очень занят, извините, молодой человек"; "Я не хочу говорить на эту тему"; "Я старый и больной человек и прошу вас меня не беспокоить" (это очень часто и, в основном, через дверь).

К сожалению, я так и не смог ответить на все вопросы, поставленные в начале работы, но я все же доволен даже тем, что хоть немного приоткрыл наглухо запечатанную еврейскую тему в нашем городе.. Я знаю, что это только начало большой работы. Очень много нужно сделать по этой теме. Я даже план наметил:

1. Найти следы Брумберга и других евреев-врачей, стоявших у истоков борисоглебской медицины.

2. Найти следы учителей четырех городских гимназий.

3. Связаться с сыном Кормана для будущей работы на тему "Человек и малая родина".

4. Попытаться перевести с идиша надписи на могильных плитах.

5. Ближе к Пасхе подготовить с руководителем статью в местную газету с фотографиями с кладбища и с моими безответными вопросами.

Одноклассники мне говорят, что это мне теперь не нужно, потому что я в этом году заканчиваю школу, родители того же мнения, но я с ними не согласен. Мне теперь это очень нужно. Чтобы не было так стыдно и обидно и за себя, и за горожан, и за тех евреев, что живут в моем городе, а некоторые родились в нем.

В заключение я хочу рассказать о своей работе с руководителем.

Иван Иванович посоветовал взять мне эту тему с самого начала. Потом мы вместе ходили на кладбище, фотографировали могилы, он учил меня составлять план и искать следы и признаки утраченных захоронений. Мы вместе составляли план работы, придумывали названия главам, разрабатывали вопросы для интервью. Он давал мне советы, к кому следует обращаться, какие книги читать, как читать трудовые книжки и другие документы и по ним составлять биографию человека. Иван Иванович много рассказывал о евреях всего мира, об образовании их государства, о русских художниках, поэтах и музыкантах. А еще он много интересного рассказывал о своих однополчанах-евреях с Байконура: как он ездил к ним после армии в Киев, Львов, Харьков, Владимиро-Волынск и в Одессу, и как его там встречали они сами и их родители. По совету руководителя я ходил, как в театр, в магазин "Семена" послушать и посмотреть во время работы на М.Е.Штраймеля перед тем, как взять у него интервью.

Я очень многое узнал, благодаря руководителю, а главное, я теперь хожу по городу почти в "сознательном состоянии".

Алексей Евстратов,

г.Борисоглебск Воронежской области, средняя школа № 5, 11-й класс. Научный руководитель И.И.Иванников

Опубликовано в сборнике работ победителей IV Всероссийского конкурса исторических и исследовательских работ старшеклассников "Человек в истории. Россия - XX век" (2002/2003)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования