Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Борис Успенский. К истории троеперстия на Руси


В 1653 г. патриарх Никон начинает свои ре­формы, которые приводят к расколу русской церкви. Эти реформы начинаются с изменения способа сложения перстов при совершении крестного знамения: двуперстие (двуперстное крестное знамение), принятое ранее на Руси, заменяется на троеперстие (троеперстное крестное знаме­ние).

Семиотический характер этой реформы особенно очевиден, поскольку оба способа сложения перстов выра­жают одно и то же содержание: как в том, так и в другом случае выражается как символика троичности (знаменую­щая Троицу), так и символика двоичности (знаменующая две природы Христа — Божественную и человеческую); однако в принятом ранее способе сложения перстов идея Троицы передавалась сочетанием большого пальца с безы­мянным и мизинцем, а идея Богочеловечества — сочета­нием указательного и среднего пальцев, тогда как в но­вом способе перстосложения идея Троицы передается со­четанием большого, указательного и среднего пальцев, а идея Богочеловечества — сочетанием безымянного паль­ца с мизинцем.

Никоновские реформы не касались содержа­ния — они касались формы; тем не менее они вызвали не­обычайно резкую реакцию, поскольку форма и содер­жание принципиально отождествлялись в традиционном культурном сознании.11 февраля 1653 г. вышла никоновская Псалтырь, где были опущены статьи о двуперстии[ii]. Вскоре после того перед началом Великого поста 1653 г. по церквам было разослано послание патриарха, где устанавливалось трое­перстие.

В неделю православия 1656 г. в московском Ус­пенском соборе была торжественно провозглашена ана­фема на тех, кто крестится двумя перстами. Большой московский собор 1666—1667 гг. с участием восточных патриархов подтвердил необходимость троеперстия, как единственно возможной формы крестного знамения, и наложил соборную клятву, вечное отлучение от церкви на тех, кто впредь стал бы держаться старого обряда. Так начался раскол.

Мотивы патриарха Никона хорошо известны: он хо­тел привести русский церковный обряд в полное соот­ветствие с греческим. У греков принято было троеперс­тие, и естественно было думать, что греки сохранили правильный способ сложения перстов, тогда как русские от него отклонились. Напротив, противники Никона — старообрядцы — исходили из того, что правильный об­ряд сохранился на Руси; это отвечало представлению о том, что именно на Руси, а не у греков сохранилась под­линная православная традиция, которая у греков в зна­чительной мере считалась утраченной или испорченной.

Как это неоднократно бывало вообще в русской исто­рии, оппозиция "свое — чужое" отождествилась с оппо­зицией "старое — новое". Однако если для Никона оп­позиция "старое — новое" воспринималась через призму оппозиции "свое — чужое", то для старообрядцев, напро­тив, оппозиция "свое — чужое" осмыслялась в контексте противопоставления "старого — нового".

Позднейшие исследования показали, что старообряд­цы были правы: они сохранили старый греческий способ перстосложения, который был изменен самими греками. Двуперстное крестное знамение было принято в Визан­тии во время крещения Руси и естественным образом оттуда было заимствовано русскими. По всей видимости, двуперстие было заменено троеперстием у треков в XII— XIII вв.Таким образом, исторически речь идет о противопо­ставлении старого и нового греческого обряда; в актуаль­ном сознании эпохи это противопоставление восприни­малось, однако, как противопоставление русской и гре­ческой традиции.

Как видим, вопрос о происхождения двуперстия на Руси может считаться более или менее ясным. Менее понятно другое — когда и как появляется на Руси трое­перстие.Несомненно, троеперстие было известно на Руси и до Никона. Не позднее XV в. появляются сочинения, на­писанные в защиту двуперстия — против троеперстия. Борьба с трое­перстием становится актуальной задачей после приня­тия греками унии с католиками (1439 г.), последующего падения Константинополя (1453 г.) и образования рус­ской автокефальной церкви (1461 г.), когда "русское православие" начинает противопоставляться "греческо­му православию" (см. такое противопоставление уже в "Слове... на латышо" 1461—1462 гг.

Эти события связываются на Руси причинно-следственными связями: автокефалия русской церкви непосредственно связывается с Флорентийской унией, в которой одновременно видят и причину кру­шения Византийской империи; в этих условиях естественно было с сомнением относиться к греческому обряду в том слу­чае, если он отличался от русского. При этом проклятие на тех, кто не крестится двумя перстами, часто встречаю­щееся в русских рукописях, восходит в конечном счете к греческим источникам; ср. чин принятия еретиков, из­вестный как в греческом оригинале, так и в церковносла­вянском переводе: "Ε'ί τις ου σφραγίζει τοΐς δυσι δακτύλοις καθώς και ό Χριστός, ανάθεμα / Иже не крестится двема перстома, яко и Христос, да будет проклят".

Такое проклятие было провозглашено Стоглавым собором русской церкви в 1551 г.; в решениях Собора читаем: "Аще ли кто двемя персты не благословляет якоже и Христос, или не вооб­ражает крестнаго знамения, да будет проклят, святии от­цы рекоша" (гл. 32)2.Нельзя не отметить, вместе с тем, что до Никона мы почти не встречаем осуждения двуперстия или полеми­ческих сочинений в пользу троеперстия[vii]. Это тем более замечательно, что до 1431 г. во главе русской церкви бы­ли — за немногими исключениями — митрополиты-гре­ки; тем не менее они, по-видимому, не настаивали на введении троеперстия.

Позиция митрополитов- греков разительно отличается от позиции гρекофила — пат­риарха Никона.Таким образом, троеперстие появляется на Руси за­долго до Никона, однако непонятно, когда именно и при каких условиях. В нашем распоряжении находится ис­точник, который позволяет сделать некоторые предполо­жения на этот счет, — это записки Ульриха фон Рихен-таля, жителя города Констанца, о Констанцском соборе 1414—1418 гг. Участником этого собора был митрополит Григорий Цамблак, поставленный 15 ноября 1415 г. епи­скопами Литовской Руси по настоянию великого князя Витовта на митрополию Киевскую и всея Руси.

Цамб­лак прибыл в Констанц 19 февраля 1418 г.4 и вскоре по прибытии — по всей видимости, в воскресенье 20 февра­ля — отслужил здесь литургию. Ульриху фон Рихенталю довелось присутствовать на этой службе, и он оставил подробное ее описание; ему, как иностранцу, были интересны все детали увиденного — и он отмечает то, что не отметил бы русский наблюдатель, хорошо знакомый с церковной службой; в частности, он описывает то, как крестились Цамблак и окружающие его священнослужи­тели.Вот что сообщает Рихенталь:"Затем в субботу 19 февраля <в Констанц> въехал высокочтимый господин, господин Георгий, архиепископ Киевский из земли белых русских < Белой Руси>, что около Смоленска. Под ним <в его управлении> находят­ся 11 епископов и он исповедует греческую веру... Как только архиепископ Киевский обосновался на месте, он повелел устроить в своем доме престол, где он и его по­пы могли бы отслужить литургию. Эту литургию, также как и престол, видел я сам, Ульрих Рихенталь, и один доктор теологии, которому архиепископ разрешил при­сутствовать. Я попросил его <доктора>, чтобы он взял меня с собой, что тот и сделал".

Затем следует описание богослужения, ценное для ис­торика русской церкви. Здесь, междупрочим, читаем:"...и каждый трижды осенил себя крестом "делал пе­ред собой три креста>, и это было так. Каждый прикос­нулся ко лбу тремя пальцами правой руки и поднес пальцы вниз на грудь и оттуда на правое и левое плечо. И так они крестились <делали крест> много раз во вре­мя литургии".

Итак, насколько можно понять из данного описания, Григорий Цамблак и его окружение крестились тремя перстами. Это одно из наиболее ранних свидетельств о троеперстии на Руси. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что свидетельство это относится к представителям Литовской (Юго-Западной) Руси. Соблазнительно было бы сделать отсюда вывод о том, что троеперстие приходит в Великую Россию не из Константинополя, а из Киева. Мы знаем, что никоновские реформы, субъективно ориентированные на греческую церковь, объективно испытывали влияние церковной традиции Юго-Западной Руси.

Представите­ли этой традиции выступали вообще как авторитетные посредники в великорусско-греческих культурных кон­тактах (аналогичную роль играли в свое время — в пери­од второго южнославянского влияния — южные славяне.Едва ли, однако, в данном случае такой вывод был бы оправдан. С одной стороны, большое количество источ­ников свидетельствует о том, что в Юго-Западной Руси в XVI—XVII вв. было принято двуперстие, с другой стороны, как мы уже отмечали, троеперстие было известно в Вели­кой России и до Никона.

Таким образом, в данном слу­чае Никон, по-видимому, непосредственно ориентиро­вался на греческую церковную традицию. Следует к тому же иметь в виду, что посредничество церковной традиции Юго-Западной Руси имело место в первую очередь в случае книжной справы: визуально воспринимаемый знак, в отличие от знака словесного, легко мог заимство­ваться непосредственно от греков.Скорее всего, троеперстие Григория Цамблака объ­ясняется не местом его служения, то есть не принад­лежностью к церковной традиции Литовской Руси, а его происхождением. Григорий Цамблак был болгари­ном (он родился и учился в Тырнове); между тем у юж­ных славян, гораздо теснее связанных с греками, чем сла­вяне восточные, к этому времени было принято, видимо, троеперстие.

Мы можем предположить, таким образом, что троеперстие появляется на Руси в связи со вторым южнославянским влиянием. Иначе говоря, рассмотрен­ный нами феномен представляет собой, по-видимому, один из случаев проявления этого влияния в литурги­ческой сфере.

 Опубл.: Борис Успенский, Этюды о русской истории, СПб, "Азбука", 2001, с.361-370.

Ссылка по теме: комментарий Андрея Езерова. 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования