Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Г.А.Веревкина. О судьбе мощей праведного Прокопия Устьинского. [история Церкви]


Одной из православных святынь Важского края были мощи святого праведного Прокопия Устьянского чудотворца, которые почти 300 лет открыто почивали в Верюжском Введенском приходе, находившемся в среднем течении реки Устья, правого притока Ваги. Отсутствие жития Прокопия Устьянского привело к появлению в литературе различных, порой противоречивых, сведений о том, когда он жил, кем был при жизни и когда явились народу его мощи. Устное предание, записанное в летописи Верюжской Введенской церкви, относит Прокопия Устьянского "по происхождению.. . к крестьянскому званию, по роду жизни к пастушескому, по возрасту, в котором преставился, к отрокам" (1). Документы, выявленные в Государственных архивах Архангельской и Вологодской областей, а также в фондах Вельского краеведческого музея, дают ответ на немаловажный вопрос о судьбе мощей Прокопия Устьянского в XVII - первой трети XX в.

Согласно рукописному сказанию, относящемуся, очевидно, к XVIII в., и дошедшему до нас в изложении священника И. Верюжского, явление мощей в необычном гробе, сплетенном из ивовых прутьев, произошло близ приходской церкви Введения во храм Божией Матери, стоявшей на правом берегу р. Устья. Со временем прихожане по-своему истолковали явление мощей святого Прокопия Устьянского в необычном гробе. В летописи Ве-рюжской Введенской церкви, которая кратко повторяет историю обретения мощей праведного, записано предание о том, будто бы "угодник Божий при жизни своей любил проводить не только лето, но и зиму в плетеном им самим ивовом жилище" (2). Время обретения мощей Прокопия Устьянского точно не известно, но анализ сведений, содержащихся в рукописном сказании и церковной летописи, позволяет предположить, что произошло это не ранее 1641 г., когда было записано первое чудесное исцеление от святых мощей.

Совершенно иную версию зарождения культа святого Прокопия Устьянского в целом и обретения его мощей в частности выдвинул историк и краевед М. И. Романов в своем исследовании фольклора Устьи. Она заслуживает внимания уже в силу того, что практически не нашла отражения в литературе. По мнению исследователя, культ Прокопия Устьянского возник гораздо позднее - на рубеже XVII-XVIII вв. - в результате деления культа Прокопия Устюжского, который до этого времени господствовал в Устьянских волостях, тяготевших в экономическом отношении больше к Важскому краю, чем к Устюгу. "Для сепаратного культа, - писал М. И. Романов, - не хватало реликвии, которая нашлась в начале XVIII в.". Такой "реликвией" стал "мумифицировавшийся" покойник, принесенный в Бестужеве на льдине во время ледохода в результате размыва речным течением кладбища Дмитриевского прихода, находившегося на 80 км выше по р. Устья, где он когда-то был похоронен. Жители Бестужева вытащили его на берег, сплели ему гробницу из прутьев и срубили часовню. "У нового святого, - отмечал М. И. Романов, - не оказалось ни жития, ни "образа", ни других атрибутов культа. Все это было взято из культа Прокопия Устюжского" (3), в частности, день памяти - 8/21 июля.

Верюжский Введенский приход с центром в Бестужеве получил свое официальное название от церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы и от речки Верюга, впадающей недалеко от нее в Устью, но в народе его чаще называли по имени святого - "У Прокопия Устьянского", или просто -"У Праведного". Место, где покоились мощи угодника, неоднократно менялось на протяжении трех столетий. В середине XVII в. на погосте в Бес-тужево высились три деревянные церкви: холодная Введенская и две теплые - Никольская и Флора и Лавра. Документальных сведений о часовне с мощами Прокопия Устьянского выявить не удалось. В конце XVII в. старые церкви из-за ветхости были разобраны, и на прежних местах началось возведение новых. Не ранее 1692 г. освятили Никольскую церковь, а в 1696 г. приступили к строительству церкви в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы с приделом святых мучеников Флора и Лавра вместо третьей одноименной церкви. По утверждению священника И. Верюжского, после завершения строительства новой Введенской церкви, мощи Прокопия Устьянского были перенесены туда (4).

В 1763 г. на месте Введенской церкви был построен деревянный двух-придельный храм в честь Рождества Богородицы и освящен южный придел во имя святого праведного Прокопия Устьянского. Именно здесь "близ церковной стены пред окном в деревянной раке, обнесенной железною выкрашенной решеткой и украшенной позолоченою резьбою" и покоились с этого времени мощи. Над ракой был "выстроен деревянный балдахин, поддерживаемый четырьмя позолоченными гладкими колоннами"5. Северный придел во имя святых мучеников Флора и Лавра был освящен значительно позднее - в 1804 г., а главный престол храма лишь в 1830 г.

В 1783 г. епископ вологодский Ириней дал грамоту на постройку каменного двухэтажного храма: внизу - во имя святителя Николая, вверху -во имя святого праведного Прокопия Устьянского, но его преемник епископ Арсений "приказал строить храм во имя Введения во храм Богородицы, а не во имя Прокопия Устьянского, так как имени его не было в святцах". Запреты епархиального начальства возводить храмы в честь праведного были обусловлены прежде всего локальным характером культа. В результате, при усердном содействии поклонников мощей Прокопия Устьянского и попечительстве тотемского купца 1-й гильдии Ивана Андреевича Кузнецова в 1803 г. на месте Никольской церкви началось строительство каменного одноэтажного Введенского храма (главный престол освящен в 1809 г.) с двумя приделами в трапезе: во имя святителя Николая Мирликийского и во имя Афанасия и Кирилла, патриархов александрийских.

Мощи Прокопия Устьянского были неоднократно освидетельствованы церковью. Впервые это произошло 11 августа 1696 г. по благословению первого архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия, после чего их переложили из ветхого в новый гроб, на котором была сделана памятная надпись. Вторично мощи святого Прокопия были освидетельствованы 28 октября 1739 г. по грамоте епископа Архангельского и Холмогорского Саввы. Священники, проводившие осмотр святых мощей, пришли к заключению, что за прошедшее время "никаких частей не умалилось, и тления одеждам никакого не учинилось". Третье освидетельствование мощей праведного Прокопия состоялось 1 августа 1818 г. по настоянию крестьянина Федора Кузнецова, получившего исцеление от святыни и дважды после этого посылавшего прошение на имя государя об оглашении мощей, перенесении их во вновь отстроенную каменную церковь и освящении ее во имя праведного Прокопия. Осматривавшие мощи лично епископ Вологодский Онисифор, а также протоиерей Вельского собора Алексей Осокин и священник Иоанн Заостровский сочли огласить их за святые. Однако Святейший Синод решил оставить местное почитание мощей без их оглашения. В результате святой праведный Прокопий Устьянский не был канонизован церковью, как и многие другие местночтимые святые.

До середины XIX в. рака с мощами Прокопия Устьянского стояла в приделе Рождественской церкви на полу. В 1852 г. в каменном храме начался пожар, угрожавший из-за южного ветра деревянной церкви. Клир и прихожане вынесли святые мощи из церкви и обнесли их вокруг обоих храмов, вследствие чего "ветер переменился и опасность миновала". Очевидно, в благодарность за заступничество Прокопия Устьянского после пожара рака с мощами была поставлена на возвышение, к которому вели три ступеньки.

Благодаря своей чудотворной силе местная православная святыня, или, по выражению церковного летописца, "выдающаяся замечательность" Введенского прихода всегда привлекала немало поклонников. Первоначально служба святому Прокопию Устьянскому состояла из разных церковных служб другим святым. В 1868 г. указом епископа Вологодского и Устюжского Павла были установлены служба, акафист, составленный местным священником Вениамином Жаворонковым, и молитва праведному Прокопию Устьянскому. В том же году 16 июня в связи с начавшимся ремонтом Рождественской церкви святые мощи были на время перенесены в каменную церковь. В торжестве приняли участие семь священников и необычайно много для этих мест богомольцев - около шести или семи тысяч человек. Епархиальное начальство в ходе редких посещений удаленного от Вологды Верюжского Введенского прихода, как правило, служило молебен при раке праведного. Сборы за церковные службы святому Прокопию Устьянскому были важным источником доходов церкви, как, впрочем, и пожертвования его поклонников.

По распоряжению Святейшего Синода 6 июня 1901 г. состоялось переложение святых мощей в кипарисном гробе из старой деревянной гробницы в новую серебряную, которую поставили на прежнее место. Она была сооружена серебряных дел мастером А. Я. Соколовым по рисунку архитектора Н. В. Набокова и пожертвована храму статским советником Д. А. Шамаховым.

Весной 1908 г. в связи с началом капитального ремонта в каменном Введенском храме мощи Прокопия Устьянского вернули в Рождественскую церковь. Тогда же с разрешения Святейшего Синода было установлено ежегодное перенесение мощей на зимнее время - в теплый каменный храм, а на летнее - в холодный деревянный. Приходские священники отмечали, что перенесение святыни 20 мая и 15 сентября всегда происходило при большом стечении богомольцев. Местные прихожане в эти дни вели себя "трезво, чинно и спокойно", "имели воздержание от пьянства, плясок и песен". 18 мая 1910 г. их усердием был притащен в церковную ограду громадной величины камень, который положили против алтаря Введенской церкви для остановок при перенесении мощей угодника.

В ходе ремонта каменного храма мастер Д. Я. Костров устроил над мощами "изящную массивную сень, с полиментовой позолотой, с выдающимися колоннами, резьбой и звездными украшениями изнутри". Средства для этого в сумме 500 рублей были изысканы настоятелем церкви священником Николаем Яхлаковым с сослуживцем Евгением Россовым. Чуть позднее, в 1911 г., в деревянном храме над гробницей также был сооружен новый балдахин.

Упрочению культа святого Прокопия Устьянского способствовали чудесные исцеления, происходившие на протяжении столетий от его мощей. В рукописном сказании было зафиксировано 20 датированных чудес за период с 1641 по 1750 г. В последующем, - с какого времени, к сожалению, не известно, - новые случаи исцеления записывались со слов верующих в специальной книге чудес. Всего до 1913 г. включительно в ней было записано 44 случая. Некоторые рассказы чудесным образом исцелившихся людей священники переписывали в церковную летопись. Следует отметить, что наряду с мощами праведного Прокопия Устьянского в деревянной Рождественской церкви хранилась чудотворная икона святителя Николая Мирли-кийского, но, по свидетельству клира, в церковном архиве не было "никаких достопамятностей" о происходивших от нее чудесах (6). Этот факт позволяет говорить о том, что культ устьянского святого, благодаря его чудотворным мощам, заслонял собой культ общехристианского святого Николая угодника, широко почитавшегося на Русском Севере. Именно к Прокопию чудотворцу обращались прихожане во время молебнов по случаю засухи или дождливой погоды.

Наиболее ярким проявлением почитания святого праведного Прокопия Устьянского было празднование дня его памяти 8 июля, проходившее при особенно большом стечении православного народа. Большая часть крестьян устьянских приходов накануне праздника налагала на себя недельный пост. В день памяти служили утреню с чтением акафиста праведному Прокопию и литургию, после чего совершались крестный ход на р. Устья и молебен. 8 июля 1915 г. крестный ход проводился дважды: утром к реке с молебном о даровании победы русскому воинству, а вечером по шести деревням прихода с молебном в каждой. После крестного хода служили обедню перед ракой с мощами, а затем устраивали братскую трапезу в церковной ограде.

В 1917г., после победы Октябрьской революции, отношение к мощам среди части населения, прежде всего среди вернувшихся домой солдат, начало меняться. Священник Евгений Россов с тревогой писал в церковной летописи о том, что "отравленные ядом большевизма", они "отрицательно относятся к мощам святым" и, только "пожив в кругу своей семьи, бросают свои заблуждения" (7). Но это были лишь первые плоды беспрецедентной политики советского государства по отношению к церкви и православному русскому народу, санкционированной декретом СНК "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" 23 января 1918г.

В конце 1918-1919 гг. была разработана целая программа "разоблачительных" мер общегосударственного масштаба и, в частности, кампания вскрытия святых мощей, в ходе которой были освидетельствованы мощи 65 русских святых, в т.ч. праведного Прокопия Устьянского.

Вопрос о вскрытии мощей Прокопия Устьянского обсуждался 3 марта 1919 г. на заседаниях 1-й уездной конференции РКП(б) и уисполкома. В пользу вскрытия мощей приводились различные доводы как идеологического, так и экономического характера . Большинством голосов было решено немедленно вскрыть мощи.

Акт освидетельствования мощей Прокопия, произведенного комиссией 7 марта в присутствии верующих, а также заключение врачей и мнение священнослужителей были опубликованы в 1919 г. в уездной газете "Красный набат" (8), но жители устьянских волостей остались при твердом мнении, что "вскрытые мощи ... есть действительные мощи, которые могут быть и тленные".

С целью окончательно убедить население в "поповском обмане" на объединенном заседании уисполкома и укома РКП(б) 29 марта 1919г. было решено вывезти гробницу с мощами Прокопия Устьянского в Вельск, направив для этого в Бестужеве отряд во главе с Истоминым. Несмотря на секретный характер задания, весть о предстоящем увозе мощей молниеносно облетела Бестужевскую волость и вызвала массовый стихийный протест населения, которому позднее местные власти попытались придать классовую окраску, обвинив в подстрекательстве кулаков. Предпринятые Вельским уисполкомом экстренные меры: отправка в Бестужеве второго отряда из 55 человек во главе с начальником уездной милиции Басовым, введение осадного положения в Бестужевской и смежной с ней Никольской волостях и другие не смогли сломить сопротивление населения, вставшего на защиту своей святыни. Стрелять же в фактически безоружный народ, круглосуточно дежуривший у каменной Введенской церкви с мощами и на ведущих к ней дорогах, власть не решилась. В результате 6 апреля на общем собрании граждан было принято компромиссное решение: отряд согласился уехать, оставив мощи Прокопия Устьянского, а население поручилось исполнять все требования Советской власти (9).

В 1922 г. государство нанесло новый удар по церкви, начав кампанию по изъятию церковных ценностей под предлогом помощи голодающим. При уисполкоме была создана подкомиссия по изъятию церковных ценностей, которая на своем заседании 9 мая в числе прочих ценных предметов Ве-рюжской Введенской церкви приняла решение изъять и серебряную раку Прокопия Устьянского весом 5 пудов 10 фунтов (ок. 84 кг). Помня о событиях 1919 г. в Бестужевской волости, уисполком понимал, что необходимо подготовить население. Между тем прихожане обратились в подкомиссию с просьбой оставить хотя бы нижнюю часть раки весом 3 пуда 10 фунтов (ок. 52 кг), но получили отказ. В результате 13 июня 1922 г. серебряная рака была изъята и вместе с другими церковными ценностями доставлена в Вельский уфинотдел. Каких-либо волнений в связи с увозом раки в документах не зафиксировано. Позднее мощи были переложены в медную раку.

Пережив все кампании благодаря поклонникам праведного Прокопия Устьянского, святые мощи почивали в храме вплоть до января 1939 г., когда они были ликвидированы облисполкомом по инициативе Союза воинствующих безбожников. Но и спустя десятилетия, несмотря на утрату святыни, не угасла в народе вера в праведного Прокопия Устьянского чудотворца, не утих интерес к ее судьбе как среди верующих, так и среди исследователей истории и культуры Русского Севера.

1 Церковная летопись Верюжской Введенской церкви Вельского уезда, 1868-1917 гг. — ВКМ. К11 1450. Л. 3 об.- 4 (далее: Церковная летопись).

2 Церковная летопись... - Л. 4.

3 Романов М. И. Фольклор Устьи: Пережитки древних богов в фольклоре и быте северной деревни: (Очерки). - ВКМ. НВФ № 342. Л. 171-173. Копия.

4 Исторические сказания о жизни святых, подвизавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею церковью и местночтимых /Сост. И. Верюжский. - Вологда, 1880. - С. 549-550.

5 ГАВО. Ф. 883. Оп. I. Д. 162. Л. 290-291. ' ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 162. Л. 291.

7 Церковная летопись... - Л. 66.

8 Акт освидельствования "мощей Прокопия" // Красный набат. 1919. 2, 4, 6 апр.

9 ГААО. Ф. 2620. Оп. 1. Д. 27. Л. 22 об., 44,45; ГАВО. Ф. 585. Оп. 1. Д. 32. Л. 3-3 об., 6-9 об.

Из сб. "Святые и святыни северорусских земель (по материалам VII научной региональной конференции)", - Каргополь, 2002


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования