Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

А.Е.Храбров. Миф о наследстве боярыни Ф.П.Морозовой. Постановка вопроса. [древлеправославие]


Житие сподвижницы протопопа Аввакума боярыни Федосьи Прокопьевны Морозовой наиболее полно освещено в исследовании А.И. Мазунина "Повесть о боярыне Морозовой". А. Панченко, автор предисловия к книге, поведал о родословной Морозовых, ведущей начало от Миши Прушанина, отличившегося в битве Александра Невского со шведами на Неве в 1240 г. Последние представители рода Морозовых братья Борис и Глеб, помещики средней руки, начав карьеру при царском дворе, умножили свои состояния (особенно преуспел в этом Борис: к концу жизни в его владениях насчитывалось свыше 300 населённых пунктов) (1). Борис женился на сестре царицы (после свадьбы царя) Анне Ильиничне Милославской, Глеб (тоже вторым браком) на родственнице царицы семнадцатилетней Федосье Прокопьевне Соковниной (недавно изданная школьная энциклопедия ошибочно меняет её фамилию на Соковину) (2). Далее А. Панченко сообщает, что Борис Морозов умер в 1662 г. бездетным (распространённая ошибка: боярин умер в ноябре 1661 г. (3)). "Его вотчины наследовал младший брат, который и сам был очень достаточным человеком (бесспорно, но даже только по числу дворов его владения составляли менее четверти владений брата, который, к тому же, имел кирпичные заводы, винокурни, рыбные промыслы, вёл обширную внешнюю и внутреннюю торговлю, занимался ростовщичеством и т.д. — А.Х.). Почти одновременно с Борисом скончался и Глеб Иванович, и единственным наследником этого огромного состояния, уступавшего, быть может, только состоянию именитых людей Строгановых, оказался отрок  Иван Глебович, а на деле его мать Федосья Прокопьевна Морозова" (4). Так одним росчерком пера А. Панченко лишил средств к существованию боярыню Анну Ильиничну, вдову Бориса Морозова.

Между тем сохранилась "171-го году боярина Бор. Ив. Морозова жены ево вдовы боярыни Анны Ильиничны книга приходная и расходная медным деньгам разных доходов" (за период с октября 1662 г. по июнь 1663 г.). Она частично опубликована вместе с вотчинной перепиской Б. Морозова. Интерес представляет перечень расходов на каменную церковь в с. Павловском: отправка в село на переплавку 5000 руб. медных денег, закупка материалов, отливка 2 колоколов, иконописные работы, опаивание глав "белым железом" и пр. (5). К работе, по поручению царя Алексея Михайловича, были привлечены придворные иконописцы, а колокола отливал "государев мастер" Александр Григорьев. Внимание царя не было случайным. Он хорошо знал эту загородную резиденцию боярина Б. Морозова (кстати, вопреки мнению А. Панченко, отнюдь не отличавшуюся пышной роскошью), нередко был гостем по пути в Звенигород, слушал здесь молебен, приезжал на охоту. О его личном отношении к боярину свидетельствует собственноручная приписка в грамоте игумену Кирилло-Белозерского монастыря, где Морозов отбывал кратковременную фиктивную ссылку после "соляного бунта" 1648 г.: "Как сия грамота придет, и вы известите приятелю моему и вместо отца моево родново боярину Борису Ивановичу Морозову, что время ему, воспитателю моему, ехать в деревню в Тверскую ево... и отпустить ево с великою честью и з бережатыми, и чтобы берегли ево здоровья накрепко" (6). Историки и духовенство ошибочно полагают, что Анна Ильинична завершала строительство церкви, начатое боярином (7). Однако церковь с одним приделом впервые упоминается ещё в письме приказчика от января 1652 г. (8). А в 1662-1663 гг. шло поновление церкви, устраивался второй придел пророка Илии, соответственно менялось количество глав и колоколов, писались иконы в память об усопшем боярине, на пышные похороны которого только из казны было выделено 10000 руб. (9). Мог ли царь оставить его вдову без наследства? Вопрос риторический.

Отказная книга на вотчины боярина Б. Морозова сохранилась не полностью (утрачено начало), но на одном из обрывков следующих листов уцелела запись: "Да боярина ж Бориса Ивановича Морозова старинную деда и отца ево вотчину отказал жене ево боярыне вдове Анне Ильиничне в Звенигородском уезде в Город(ском) стану село Павловское..." (10). Дату книги находим далее: "Лета 7173 (1665 г. — А.Х.) марта в 11 день по государеву указу... по челобитью боярина Бориса Ивановича Морозова жены ево боярыни вдовы Анны Ильиничны подьячий Яков Львов приехал в Коломенский уезд" и переписал "крестьянские и бобыльские дворы и во дворех людей" (11). В этой книге переписаны вотчины А.И. Морозовой также в Каширском, Арзамасском, Тверском, Волоколамском, Вяземском, Нижегородском, Курмышском, Алаторском, Темниковском, Галицком и Рязанском уездах.

А.И. Морозова скончалась 26 сентября 1667 г. (12), и в октябре её вотчины отписываются в казну. Монография Д. Петрикеева завершила изучение истории вотчинного хозяйства Б.И. Морозова, начатое ещё в 70-х годах XIX в. И.Е. Забелиным. Приведя сведения о хлебных запасах в вотчинах А. Морозовой, взятые из описных книг 1667 г., автор отмечает, что "не сохранилось описных книг по Звенигородскому, Коломенскому и Вяземскому уездам" (13). В последних 2 уездах владения были невелики, но в Звенигородском была представлявшая особый интерес для историков Павловская вотчина - центральная в огромных владениях боярина, роль и значение которой ему пришлось домысливать. В 1730 г. эта вотчина в полном составе (село и 24 деревни) была пожалована графу П.И. Ягужинскому, едва ли не единственному сподвижнику Петра I, избежавшему опалы. Граф предусмотрительно заручился копией описной книги 1667 г., которая и сохранилась (подлинник, по-видимому, сгорел во время пожара в Дворцовом архиве в 1737 г.). Она цитировалась братьями Холмогоровыми с указанием координат её хранения в одном из архивных дел (14). Более того, в РГАДА хранится так называемый "План неизвестного села", который на самом деле является планом усадьбы Б.И. Морозова в с. Павловском; хранится там и очень точный план вотчины с указанием её границ. К сожалению, оба плана обойдены вниманием историков. Планы были составлены после кончины А.И. Морозовой (доказательства опустим) и полностью согласуются с копией описной книги, начало которой стоит процитировать (с небольшими сокращениями), дабы не было сомнений в её наличии: "Лета семь тысяч сто семьдесят шестого (1667 г. — А.Х.) октября в 19 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича указу боярина Бориса Ивановича Морозова после жены ево боярыни Анны Ильиничны в Звенигородском уезде село Павловское з деревнями и пустошми и что в том селе Павловском всякого строения и заводов и дворов... и во дворех людей Смирной Григорьевич Свиньин досмотра переписал" (15).

Итак, в приведённых документах с 1662 по 1667 гг. (а их перечень можно и продолжить) наследницей всех вотчин Б.И. Морозова упоминается только Анна Ильинична. Оппоненты могут возразить, сославшись на сообщение А. Мазунина о том, что в "выписке из Записных книг приказа Тайных дел упомянуто село Котельниково с деревнями и пустошами, которые были стольника Ивана Глебова сына Морозова" (16). Запись датируется 1673 г. Возможно, именно этот акт А. Панченко и посчитал вполне достаточным для "передачи" Глебу всего состояния Бориса Морозова. Однако село в числе прочих владений А. Морозовой тоже было отписано в казну в 1667 г. Царь оставил за собой только 2 богатейшие нижегородские вотчины и полюбившуюся ему Павловскую, где впоследствии были "хоромы государыни царицы и великой княгини Наталии Кирилловны" (17). Остальные вотчины вскоре обрели новых владельцев. Так что с. Котельниково было пожаловано Ивану Глебовичу (или Федосье Прокопьевне) после смерти А. Морозовой уже из числа казённых владений.

Таким образом, версия А. Панченко (которую разделяет и А. Мазунин) о наследовании Ф.П. Морозовой огромного состояния боярина Б.И. Морозова не соответствует действительности. Но, к сожалению, после выхода в свет книги А. Мазунина (10000 экз.) она тиражируется в популярном журнале "Крестьянка" (18), приводится в книге А.А. Антипова (19), "Калужской энциклопедии" (20), в произведениях писателей. Ошибки в исторической и краеведческой литературе весьма коварны: кочуя из одного издания в другое, множась (стараниями не слишком добросовестных или сведущих авторов) и накапливаясь, они нередко полностью искажают истинную картину происходивших событий.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Петрикеев Д.И. Крупное крепостное хозяйство XVII века. Д., 1967. С.32.

2. Руссика: Школьная энциклопедия. М., 2003. С.396.

3. Путешествие в Московию барона А. Мейерберга... в 1661 г. М., 1874. С.114.

4. Мазунин А.И. Повесть о боярыне Морозовой. Л., 1979. С.8, 9.

5. Хозяйство крупного феодала-крепостника XVII в. Ч.1. Л., 1933. С.237-239, 248.

6. Дополнения к актам историческим. Т.З. СПб., 1848. С. 152.

7. Петрушина Л. Храм над Истрой // Божий мир. 1998. №7-8. С.12.

8. Хозяйство крупного феодала. С.55.

9. РИБ. Т.21. СПб., 1907. С.170.

10. РГАДА. Ф.1209. Оп.2. Кн.7090. Л.12.

11. Там же. Л.65.

12. Дополнения к актам историческим. Т.5. СПб., 1855. С. 115.

13. Петрикеев Д.И. Указ. соч. С.29.

14. Исторические материалы о церквах и сёлах XVI-XVIII ст. Вып.З. М., 1886. С.10.

15. РГАДА. Ф.1209. Вотчинная коллегия, г. Муром, дела молодых лет. Кн. 10. Л.259.

16. Мазунин А.И. Указ. соч. С.97.

17. РГАДА. Ф.396. Оп.32. Д. 1702. Л.38.

18. Крестьянка. 1991. № 12. С.16-19.

19. Антипов А.А. Живые корни России. Боровск, 1994. С. 130.

20. Калужская энциклопедия. Калуга, 2000. С.380; Калужская энциклопедия. Изд. 2-е. Калуга, 2005. С.280.

Храбров Алексей Ефимович — краевед, г. Балабаново Калужской обл.

Материалы VII Международной научной конференции "Старообрядчество: история, культура, современность", 22-24 февраля 2005 г., Москва - Боровск


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования