Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Епископ Григорий (Граббе). Психиатрия и исповедь. [религия и медицина]


С именем Фрейда, основателя популярного психиатрического метода, связана богатая литература в этой специальной области.

Однако, при всем интересе, который может представлять для нас эта литература, она ни в какой мере не может заменить для нас ни нашего собственного духовного опыта, ни творений святых отцов и наиболее искусных учителей православного пастырства, вроде Митрополита Антония.

Творцом современного психоанализа является др. Фрейд. Он теперь считается в некотором отношении устаревшим, но тем не менее, является родоначальником разных теорий психоанализа, и его влияние на часть современной психиатрии и педагогики остается очень значительным.

Фрейд исходит из гипотезы, что в психических функциях, как он говорил, есть нечто (сила эффекта, сумма возбуждения), имеющее все свойства количества, хотя мы и не имеем способов измерить его, — нечто, способное увеличивать, уменьшать, смещать и разряжать, и что распространяется по линии памяти идеи, как электрический разряд на поверхности тела. Он уподоблял эту гипотезу представлению физиков о движении электрического тока. У психических больных эта энергия как-то связана и ищет себе выхода ненормальным путем.

Далее, Фрейд считал, что, например, в истерии, половая энергия преграждена от своего нормального исхода и затем, направившись в другие органы, становится "связанной" или задержанной в известных точках, проявляя себя в различных симптомах ненормальности. Фрейд полагал, что его пациенты подавляют в себе внутренние конфликты или тяжелые переживания, которые они находили несовместимыми со своей личностью, и что это вызывает патологическую реакцию, а именно истерию, навязчивые идеи и галлюцинации.

Он старался найти у своих пациентов, чем и где связана эта энергия, раскрыв в подсознании то, что повлекло за собой ее ненормальное направление, и открыть пути для нормального сознания и чувства.

Фрейд открыл область подсознания, гнездящуюся в человеке, впрочем, и до него известную многим пастырям. Один исследователь говорит, что то, что уже давно многие люди знали путем богословского анализа, Фрейдом изложено в методологических научных выражениях.

Совершенно новым был и метод Фрейда.

Для исследования области подсознания у своих пациентов он первоначально прибегал к гипнозу. От загипнотизированного пациента он узнавал о неосознаваемых последним в обычное время мыслях, желаниях и чувствах.

В сознательном состоянии человек многое в себе подавляет и многое не высказывает или не может высказать. Сознание регулирует наши чувства. У человека, например, является желание греха. Сознание и совесть говорят ему, что это нехорошо, и он подавляет в себе это греховное движение. Напротив, при затуманенном сознании воля слабеет. Вот почему Апостол пишет: "Не упивайтесь вином, в немже есть блуд" (Еф. 5, 18). Сдерживаемое трезвым сознанием блудное движение воли не получает осуществления. Греховное стремление у человека часто остается совершенно неоформленным и не пойдет дальше того, что на языке аскетики называется "прилогом". Тогда человек часто сам не может отдать себе отчета в силе подсознательного чувства и не выскажет этого ни себе, ни другим.

Фрейд старался с помощью гипноза освободить пациента от такого сдерживающего начала, побуждая его высказывать то, что подсказывает ему подавленное и таящееся в подсознательной области страстное чувство.

Позднее гипноз был заменен особым методом психологического анализа. Фрейд побуждает пациента свободно высказать все, что у него бывает на сердце. В течение ряда сеансов доктор допытывается до самых тайников страстей, гнездящихся в сердце пациента. При этом Фрейд широко пользовался снами, подробно расспрашивая о них и придавая им самое большое значение, как отражающим ряд идей из области подсознания.

Фрейд был атеистом, а Юнг приписывал ему и сатанизм. Он имел предвзятую мысль, что всякое психическое расстройство, если оно не происходит от органического повреждения или дефекта мозга, имеет корень в области пола.

Возможно, что к этому привел его несколько искусственный подбор пациентов и самое направление его вопросов. В своих ранних лекциях он видел только в области пола причину всех внутренних конфликтов в человеческом сознании. Расспрашивая пациента о его снах, он давал последним самое грязное истолкование, при чтении которого можно только удивляться искусственности его подхода и предвзятой склонности всюду видеть признаки извращенной чувственности.

Несомненно, что Фрейд в значительной мере внушал такие мысли пациентам самим направлением своих вопросов. Напрасно он сам жаловался на то, что ему часто приходилось в конце лечения бороться с искусственной влюбленностью самого низкого свойства, возбуждавшейся у пациенток в отношении к своему врачу. Он также наконец заметил, что пациенты под влиянием его расспросов часто приписывали себе грязные чувства и деяния, которые на самом деле были им чужды.

Наконец, при лечении солдат, потерявших душевное равновесие во время I Мировой войны, Фрейд сам должен был убедиться в том, что причиной психоза часто бывают явления, не имеющие ничего общего с областью пола.

К концу своей жизни Фрейд несколько изменил свой взгляд. Он ввел в свою теорию понятие об инстинкте смерти, как тенденции органической жизни возвращаться к неорганическому состоянию, из которого она вышла. Если раньше он видел цель жизни в избавлении от напряженности в половой области, то позднее он признал самую жизнь состоянием напряженности и видел в людях стремление к смерти, как к избавлению от этого состояния. Задачу жизни он видел в том, чтобы удержать в известных рамках стремление к уничтожению.

Так, неверие Фрейда привело его к полной безотрадности по взгляде на человеческую природу.

Ученик Фрейда Адлер первый восстал против своего учи-нля в 1911 г.. Он отверг теорию о половом инстинкте, как определяющем ВСЕ действия и развитие человека. Вместо того он ввел тоже искусственную, надуманную теорию о том, что корнем всего является стремлениие к власти. В области же пола он видит только стремление одного человека властвовать над другим.

И в этой теории видно влияние личного характера, суждение о законах психической жизни через призму собственных чувств.

Однако, Адлер, не будучи атеистом, увидел больше правды, чем Фрейд. Он видел причину психического расстройства в неспособности человека жить вместе с другими, иначе говоря, в эгоизме, в самозамыкании и неспособности интересоваться чем-либо вне собственной личности.

Мы могли бы это определить еще как недостаток любви, восстановление которой является главным условием излечения. Сознание общности с другими людьми было для Адлера необходимым условием психического здоровья.

Методы Адлера по внешности мало отличались от тех, которые применял Фрейд. Но иные предпосылки определяли иное направление расспросов. Адлер и его последователи поэтому не столько останавливались на различных детских переживаниях пациента, сколько искали более близкую по времени причину болезни.

Но и в том, и в другом случае, доискавшись до сохранившейся только в подсознательной области причины болезни, врач стремится примирить у больного вызванный ею внутренний конфликт. Непременным условием является то, что пациент сам раскрыл врачу его содержание.

Разница двух школ, однако, в том, что Фрейд, доискавшись до этой причины (а она, имея в виду его взгляды, с точки зрения Церкви, во всех случаях является грехом), старался примирить с ним совесть пациента. Он находил, что выведение на свет старого, неразрешенного внутреннего конфликта уже само по себе приносит облегчение, ибо через много лет причина его может быть принята как имеющая гораздо меньше значения, чем вначале, и уже не столь сильно будет тревожить совесть.

Адлер же, исследуя детские воспоминания, сны и прочие явления, старался более доискаться высоких устремлений пациента, вызвать, с одной стороны, самокритику, а с другой — показать преобладание присущего ему добра, укрывшегося от его собственного сознания. Таким образом, Адлер значительно ближе для нас по своим взглядам, чем лишенный всякой религии, и, следовательно, твердой морали, Фрейд, хотя философия самого Адлера была далека от Православия, ибо у него не было ясного понимания христианского добра.

Теперь иногда приходится считать, что психоанализ для многих заменяет то, чем является исповедь для православных христиан. Скрытая страсть, в которой человек признался другому, уже несколько теряет свою силу.

Однако, с христианской точки зрения, этого недостаточно: человек освобождается от последствий греховной страсти на Страшном Суде только в случае его раскаяния и отпущения ему этого греха священником.

Психиатр добивается исповедания перед ним греховных страстей, привычек, пороков, извращенности, но не может освободить человека от их последствий в вечности. Кроме того, он обычно добивается не сознательного покаянного исповедания, а почти невольного признания путем многообразных методов выпытывания. Поэтому раскрытие сердечных тайников врачу не имеет нравственной ценности покаяния блудного сына.

Кроме того, врач может только советом, шоками, вызывающими забвение, или гипнотическим воздействием на более слабую волю пациента ослабить действие внутреннего конфликта его жизни, но не может устранить вовсе из его сердца вызывающий его грех. Это может быть достигнуто только тем, кто, выслушав добровольную исповедь и расположив грешника к покаянию, имеет благодатную власть "вязать и решить", т. е. так отпускать грехи на земле, чтобы они были отпущены человеку и на небе.

Из книги "ЗАВЕТ СВЯТОГО ПАТРИАРХА", Москва, 1996 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования