Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Св. Кирилл Туровский. Слово о снятии тела Христова с креста, и о мироносицах, от сказания евангельского и похвала Иосифу. [патристика]


Праздник, достойней прошедшего праздника, подошел, подавая благодать Божию святой церкви. Ибо если даже цепи златые, унизанные жемчугом и драгоценными камнями, веселят очи взирающих на нее, то еще выше духовная красота — праздники святые, радующие сердца верующих и освящающие души. Сначала воскресением Христовым просветился мир, и настала Пасха, освятившая всех в вере, потом Фоминым осязанием ребр Господних возродилось творение: когда прикоснулся рукою к ранам его, все уверовали в телесное его воскресение.

Ныне же Иосифа благообразного с мироносицами похвалим, послужившего по распятии телу Христову; его евангелист называет богатым, пришедшим из Аримафеи, и был он, говорят, учеником Иисусовым и ожидал царства Божия. И во время страданий добровольных Спасителя видел он страшные в природе чудеса: солнце померкшее и землю трясущуюся. Исполненный страха и удивления, пришел он в Иерусалим и нашел тело Христово на кресте нагим и пригвожденным висяще, и Марию, мать его, с единым учеником его близ него стоящей; с болью в сердце, горько рыдая, так она говорила: "Мир соболезнует мне, сын мой, видя несправедливость твоего умерщвления! Увы мне, чадо мое, свет и создатель всего! Что же я ныне стану оплакивать? Поругание ли над тобою, или по ланитам твоим удары, или по плечам битье, цепи ли твои и темницу, заплевание ли святого твоего лица; все это от беззаконников за добрые дела ты принял. Увы мне, сыне! Неповинный ты поруган и смерть на кресте вкусил! Как тебя тернием венчали, как желчью с уксусом напоили, как пречистые твои ребра копием прокололи. Ужаснулось небо, и затрепетала земля, иудейской не перенеся дерзости, солнце померкло, и камни распались, еврейское окаменение являя. Вижу тебя, милое мое чадо, на кресте нагим висящим, бездыханного, незрячего, не имеющего ни облика, ни доброты,— и горько уязвляюся душою! И хотела бы умереть с тобою, не могу бездыханным видеть тебя! Радость меня с этих пор никогда не коснется, ибо свет мой, и надежда, и жизнь — сын и Бог угас на кресте. Где же, чадо, благовестив, что когда-то принес мне Гавриил: "Радуйся, благодатная, с тобою Господь!", царем и сыном Всевышнего тебя нарицая, спасителем мира и всего животворцем и грехов истребителем! Ныне же вижу тебя, как злодея, повешенным между двух разбойников, вижу мертвым, копьем пробитым в ребра,— и потому я в горести изнемогаю. Не хочу я жить, но хочу опередить тебя во аде. Ныне моей надежды, радости и веселья — сына и Бога я лишилась! Увы мне! При чудесном твоем рождении так не страдала я, как теперь, владыка, разрываюсь чревом, твое видя тело пригвожденным к древу. Преславным было твое рождение, о Иисусе, умерщвление же ныне — страшно! Единственный ты от бессеменного чрева родился, целыми печати моего девства сохранив и показав меня матерью в воплощении своем, сохранив при этом девой. Знаю твое за Адама страдание, но рыдаю, душевною объята горестию, удивляясь твоего таинства глубинам. Услышьте, небеса и море с землею, внемлите моему слезному рыданию: это творец ваш от священников терпит страдания, единственный праведник за грешников и беззаконников убит. Сейчас, Симеон, постигла я твое прорицание: копье ведь и через мою ныне проходит душу при виде твоего поругания от воинов. Увы мне! Кого призову я к рыданию?! С кем разделю моих слез потоки? Ибо все оставили меня — родные и друзья,— твоими, о Христос, насладившись чудесами! Где ныне сонм семидесяти учеников твоих? И где верховные апостолы? Один коварно предал тебя фарисеям, другой же в страхе перед архиереями отрекся, поклявшись, что он не знает тебя. И вот одна я, раба твоя, Боже мой, рыдая стою перед тобою с хранителем твоих словес и возлюбленным тобою наперсником. Увы мне, Иисусе мой, драгоценное имя! Как стоит земля, чувствуя тебя на кресте висящим, тебя, который на водах вначале утвердил ее, который многих слепцов просветил и мертвецов словом воскресил мановением божества своего! Придите и взирайте на таинство Божиего промысла, как все оживляющий,— проклятою сам умерщвлен смертию!"

И это услышав, Иосиф приблизился к горько рыдающей матери. Его же увидев, с мольбой к ному обратилась, говоря: "Поспеши, благообразный, к Пилату, беззаконному судье, и испроси у него позволение с креста снять тело учителя твоего, моего же сына и Бога. Потрудись и сделай, о причастник Христова учения, тайный апостол, причастник Божиего царства, попроси уже бездыханное тело, пригвожденное к древу и прободенное в ребра! Сподвигнись, благоверный, ради сугубого тебе венца, который по воскресении Христа ты восприимешь — от всех концов земли честную славу и поклонение, а на небесах — вечную жизнь".

Умилившись плачевными ее словами, Иосиф не сказал: "Жрецы на меня восстанут и озлобятся, иудеи вознегодуют и побьют меня, фарисеи разграбят мое богатство, и буду я отлучен от общества". Ничего этого он не сказал, но всем пренебрег и о своей не стал заботиться жизни ради того, чтобы отыскать Христа. Дерзнувши, вошел он к Пилату и стал просить, говоря: "Дай мне, игемон, тело странника того, Иисуса, распятого между двух разбойников, оклеветанного из зависти архиереями и поруганного воинами неправедно. Дай мне тело того Иисуса, которого сыном Божиим называют книжники и царем объявили фарисеи, ему же ты над головою его велел прибить доску с надписью: "Это сын Божий и царь Израилев". Дай мне тело того, которого его же собственный ученик коварно жрецам за серебро предал... Дай мне тело того распятого, которого, когда он входил в Иерусалим, младенцы с ветвями встречали, восклицая: "Осанна, сыну Давыдову!", голос которого услышав ад отпустил душу Лазаря, четвертого дня умершего, того, о котором в завете писал Моисей: "Увидите жизнь вашу прямо перед глазами вашими висящую". То хочу мертвое тело, которое мать, не познавши мужского ложа, девою родила [... |. Того прошу назарянина тело, к которому, выходя из бесновавшихся, взывали бесы: "Что ты нам и мы тебе, Иисус, сын Божий! Знаем мы, кто есть ты, святый Боже! Пришел раньше времени мучить нас" и о котором сам Бог с небес, когда в Иордане крестился он, свидетельствовал, говоря: "Это сын мой возлюбленный, в котором мое благоволение"; о котором Дух святой устами Исайи говорит: "Как агнец на заклание приведен, беззаконниками предан он смерти". Дай мне тело снять с креста, ибо хочу его в своем положить гробе [...].

И услышав все это от Иосифа, Пилат удивился и призвал сотника, и спросил его: "Умер ли распятый Иисус?" И, узнав, дал тело Иосифу, чтобы тот схоронил его, как хочет.

И купив плащаницу, снял он тело Иисусово с креста. Пришел и Никодим и принес смесь из мирры и алоэ, ценою в сто динариев. Обвили они тело Христово пеленами, помазали миррой. И воскликнул Иосиф, говоря так: "Солнце незаходящее, Христос, творец всех и повелитель твари! Как прикоснусь я к пречистому твоему телу, неприкосновенному даже для сил небесных, со страхом служащих тебе. Какими плащаницами обовью я тебя, обволакивающего землю мглою и небо облаками покрывающего, или какие ароматы возолью я на твое святое тело, которому дары с благовониями принесли цари персидские, тебе, как Богу, поклонившись, предвидя твое за мир умерщвление. Какие надгробные песни исходу твоему воспою, тебе, кому в вышних немолчными гласами поют уже серафимы? Как понесу на бренных руках моих тебя, невидимого господа, носящего на руках весь мир? Как в моей жалкой гробнице положу я тебя, небесный круг утвердившего словом и почивающего на херувимах с отцом и со святым духом? [...]

И положили его в гроб и привалили камень огромный к дверям гробницы. Мария же Магдалина и Мария Яковлева смотрели, где его положили.

И когда минула суббота и солнце уже воссияло, все вместе жены с благовониями пришли уже в четвертый раз. Ибо сначала, как говорил Матфей: "В субботу вечером пришли две жены посмотреть на гробницу, при них же тогда произошло землетрясение, когда ангел отвалил камень от входа и когда, устрашившись его, омертвели стражники". К ним же тогда и сам Иисус, явившись, сказал: "Радуйтесь! Ступайте к братии моей, пусть идут в Галилею и там увидят меня". И опять в полночь пришли Другие, чтобы увериться в том, что слышали они от Магдалины о воскресении Христовом. Об этих Лука написал так: "Очень рано пришли жены к гробу и нашли камень уже отваленным, и два ангела, став перед ними, сказали: "Зачем ищете живого средь мертвых? Нет его здесь, но воскрес он".

Потом, пред зарею, другие пришли женщины, и они увидели внутри гроба двух ангелов, там, где лежало прежде тело Иисусово; об этом Иоанн Богослов сказал: "От тех услышав, Петр с другим учеником поспешил к гробу, когда было еще темно". Марк же обо всех рассказывает мироносицах, которые с благовониями пришли в субботу: и, войдя в гробницу, увидели юношу, сидящего справа, и ужаснулись. Он же сказал им: "Не ужасайтеся! Ибо не вам теперь страх, но беззаконным жрецам и стерегущим здесь воинам. Вы же посмотрите на пустой гроб и передайте апостолам: "Христос воскрес". Видите: без тела уже плащаница, и вознесите хвалу о воскресении Иисуса во плоти, будьте благовестницами человеческого спасения, скажите апостолам: "Сегодня спасение миру!" Уже не скорбите, не сетуйте, как о мертвом, но радуйтесь и веселитесь о Боге живом. [...]

Он помрачил солнце и землю сотряс, заставил плакать все живое для того, чтобы разрушить хранилища адские и томящиеся там души вывести к свету, и плач Евы обратить в радость. В гроб, как мертвец, положен был — и обреченным на смерть жизнь даровал; камнями с печатями загорожен был — и адовы врата и запоры сокрушил до основания. Стража стерегла его для всех зримо, но незримо сошел он в ад, связав сатану. Ангельское же воинство, за ним поспешая, взывало: "Откройте врата князей ваших, пусть войдет царь славы"! И одни, освобождая связанные души, из темниц их выпускали, другие же, связывая враждебные силы, говорили: "Где твое, смерть, жало? Где твоя, ад, победа?" А ко всем оцепеневшие бесы с воплями взывали: "Кто этот царь славы, с властью такою на пас пришедший? Он погубил князя тьмы и все его сокровища похитил, он разгромил смертоносный город — адово чрево, отвоевал пленников, с Адамом здесь бывших,— грешников души". Воскрес он, не нарушив печатей гробницы, как и родился, не повредив материнского девства печати. И пусть не будет для вас страха — но только для перепуганных стражников. Ибо уже все совершив, Иисус воскрес боголепно и показался прежде вас пришедшим женам, взывая величаво: "Радуйтесь обе!" И апостолам своим в Галилею идти повелел, чтобы там, освятив всех вас, на небеса во плоти взойти, в которой он опять придет судить мир.

Все это, что ангел сказал мироносицам о Христе, я вам пересказал.

Похвалим ныне Иосифа вечночтимого, благообразного же и досточудного. Блажен ты воистину, преславный и досточудный Иосиф, стольких благ и столького богатства на земле и на небе сподобившись. Достойно послужил ты, как и херувимы, Божиему телу, но те — невидимо, на своих держа раменах и от страха свои закрывающие лица, ты же с радостью на своих руках Христа-Бога носил. Блажен ты, Иосиф, более патриархов Авраама, Исаака и Иакова, ибо они, только голос его слышавшие, уже честнее и славнее всех от этого сделались, ты же обвил пеленами его тело. Восславлю руки твои, Иосиф, которыми сына Божия и всей Вселенной творца держал тело[...]. Блажен ты, Иосиф, ты, который оживившего всех словом и водами покрывшего твердь небесную, как мертвеца, камнем прикрыл в гробнице, ожидая трехдневного воскресения. Блажен же и град твой Аримафей, из которого ты пришел послужить сыну Божию. Какую похвалу сотворим, достойную твоего блаженства или кому уподобим праведника сего? Как начну или как расположу? Небом ли тебя назову?! Но его светлее ты благочестием, ибо во время страданий Христовых небо помрачилось и сокрыло свой свет; ты же тогда, радуясь, на своих руках Бога носил! Землею ли тебя благоцветущею нареку?! Но и той достойнее себя показал, ибо тогда и она от страха тряслась; ты же с Никодимом Божие тело, плащаницею благовонною торжественно обвив, положил. Апостолом ли тебя поименую?! Но и тех ты вернее и тверже оказался, ибо, когда они, страшась иудеев, разбежались, тогда ты без боязни и сомнения послужил Христу. Святителем ли тебя и старейшиной назову?! Ибо ты подал им пример своей службы, обходя и кадя и кланяяся с молитвами пречистому телу Христову и говоря: "Воскресни, господи, помоги нам, избави нас имени твоего ради!" Священномучеником ли тебя назову?! Такую показал ты любовь к Христу! Ибо хотя и не погрузилось оружие в грудь твою, не пролилась от меча кровь твоя, но готовностью и верою положил ты душу за Христа. И тебя бы поразили, и на части рассекли бы, но сохранил тебя от этого Иисус, тело которого ты предал погребению, не убоявшись ни гнева иудейского, ни угроз жрецов, ни воинов, безвинно убивающих; не устрашился, не пожалел о многом своем богатстве, не позаботился о своей жизни, ожидая трехдневного воскресения! Более всех святых трудился ты, богоблаженный Иосиф, и больше всех веруешь ты во Христа. Ему же молись и о нас, прославляющих тебя и почитающих твою с мироносицами память и твой празднующих праздник!

Подан, святой, всем нам твою помощь, будь защитой граду нашему от всякого зла, подай князю над противником победу, охраняй его от всех невидимых и видимых врагов, испроси же крепкий мир и здоровье телу, а с тем вместе и душе его спасение. И нас избавь от всякой нужды и печали, и беды, и всех лютых напастей и многих грехов отпущение испроси своими к Богу молитвами; чтобы избавил он нас от бесконечной муки и сопричастниками сделал будущих благ вечной жизни, благодатью и человеколюбием Господа и Бога и спаса нашего Исуса Христа, ему же слава с отцом и с пресвятым и благим и животворящим духом и теперь и всегда и но веки веков.

Перевод Т.В.Черторицкой

Из сб. "Красноречие Древней Руси", Москва, 1987 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования