Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Д.С.Николаев. "Исповедь" св. Патрика и христианская автобиографическая традиция: методика самооправдания. [агиография]


Автобиографический текст, озаглавленный "Исповедь" или "Исповедание" (оригинальное называние — Confessio), дошел до нас в разных списках, первый из которых датируется началом IХ века, а большая часть остальных — X-XI веками(1). Предположительно, он был написан во второй половине V в. н.э. в Ирландии действовавшим там христианским миссионером Патриком, происходившим из романизированной части Британии. До сегодняшнего дня не возникало достаточно обоснованных сомнений в том, что текст подлинный: и язык, и описываемые исторические реалии (когда речь идет о Британии) вполне соответствуют современным представлениям об эпохе(2). Как мы постараемся показать, Confessio Патрика, несмотря на то, что ее автор лишен глубокой образованности и начитанности, в чем он сам неоднократно признается по ходу повествования, тем не менее, содержит некоторые черты, которые объединяют ее с другими раннехристианскими автобиографическими текстами. Как кажется, можно говорить об отчасти сформировавшейся к тому моменту традиции раннехристианского автобиографического повествования, частью которой предстает "Исповедь", хотя она обладает при этом рядом особенностей, которые отличают ее от других похожих текстов.

Об авторе, Патрике, известно немногое, и Confessio наряду с другим приписываемым ему текстом — посланием к ирландскому или британскому разбойнику Коротику — является единственным сравнительно достоверным источником по его биографии. Однако сведения, которые можно оттуда извлечь, достаточно скудны. Описывается похищение Патрика в возрасте шестнадцати лет ирландскими пиратами, обращение к Богу, которое происходит, когда он в качестве раба пасет овец, побег через шесть лет, путь домой. Перед каждым важным событием в жизни Патрика ему бывает видение, когда Бог или его посланец описывает будущему апостолу Ирландии, что должно случиться. Уже после возвращения в Британию ему является некто Викторик и показывает послание "Голос ирландцев", где те умоляют "святого отрока" вернуться к ним. Патрик принимает решение возвратиться в Ирландию и готовится к принятию епископского сана (не ясно, где он при этом находится; известно, что часть времени он был вне Британии: возможно, это была Галлия или же он сразу вернулся в Ирландию) (3).

Как известно, после возвращения Патрика на родину и принятия решения отправиться в Ирландию для проповеди Евангелия, против его рукоположения высказываются некоторые из тех, кого автор называет seniores. Их несогласие видеть Патрика епископом связано с неназванным юношеским грехом Патрика, о котором он рассказал своему близкому другу перед тем, как стать дьяконом. Теперь его друг опорочил Патрика перед всеми. В конечном итоге так и не известно, каким образом Патрику удалось (и удалось ли?) стать епископом перед отъездом в Ирландию. Описывается только очередное видение: Бог говорит, что недоволен поведением тех, кто не дает Патрику сан.

Далее в тексте кратко описывается деятельность Патрика уже в качестве миссионера и организатора церковной жизни в Ирландии, но основной объем текста, как и до этого, занимает бесконечное возвращение к одной теме: Патрик обосновывает свое право проповедовать Евангелие, несмотря на свою неученость и то самое прегрешение, которое было совершено так давно и в котором повинен, по сути, совсем другой человек.

Как кажется, данный мотив обретения нового знания и как следствие нового статуса и новых прав после обращения к вере является центральным для ранней латинской христианской автобиографии, и Патрик в данном случае выступает как представитель не очень богатой, но уже сформировавшейся традиции.

Традиционно первым автобиографическим текстом нового неантичного типа считаются Confessiones Аврелия Августина, завершенные, согласно последним исследованиям, в самом начале V в. (предположительно, в 403 г.) (4) Августином, епископом африканского города Гиппона. Действительно, в западной традиции это первый полноценный автобиографический текст (на Востоке еще раньше было создано очень крупное автобиографическое стихотворение Григория Богослова). Однако автобиографические фрагменты встречаются и в более ранних произведениях.

Один из них — "Диалог с Трифоном-иудеем" Иустина Мученика (II в.) (5). Это написанное на греческом языке апологетическое сочинение, направленное на оправдание христианской веры и адресованное иудеям: обоснование своих позиций идет в первую очередь через толкование пророчеств Ветхого Завета. Перед тем как излагать собственно богословские взгляды, Иустин рассказывает о том, как он пришел к вере. Сначала он искал истину в разных философских учениях греческого мира (интересовался стоицизмом, пифагорейством и в конечном итоге стал платоником), но после разговора с загадочным старцем на берегу моря обратился к истинной философии, изложенной в Священном Писании. Затем он подробно излагает эту философию своему собеседнику, ученому иудею Трифону.

Другим примером служит "Письмо к Донату" Киприана Карфагенского (III в.) (6). Это нравоучительный текст, где описываются пороки окружающего мира, преимущественно связанные с римской культурой (гладиаторские бои, театры, продажность должностных лиц). Киприан пишет, что не верил в возможность освобождения от зла, в котором он пребывал, пока не принял крещение: "Приняв Духа Небесного, соделался я по второму рождению новым человеком" (7). После этого он взглянул на мир по-другому, и теперь излагает этот новый взгляд своему адресату.

Наконец, еще один доавгустиновский автобиографический фрагмент встречается в трактате Илария Пиктавийского "О Троице" (время создания - 356-359 гг.). В предисловии к самому трактату автор описывает свою жизнь, представляя ее как образец для подражания. Как пишет Жан-Клод Фредуй, "в первых главах De Trinitate он [Иларий - Д.Н.] изображает некую идеальную поднимающуюся кривую и представляет свой путь по ней в отдаленном и несколько дидактическом ракурсе" (8).

В общем схематическом виде точно так же устроена и "Исповедь" Августина. Автобиографическая часть в ней существенно расширена и занимает собой большую часть текста. Но после того как хронологическое повествование завершается, и Августин описывает свое состояние на момент написания текста, он также переходит к богословию: последние книги посвящены толкованию Священного Писания. Этот поворот в некоторых работах, посвященных "Исповеди", описывается как загадочный или необъяснимый, хотя он нетипичен лишь для более поздней традиции автобиографии.

Раннехристианскую автобиографию, возможно, стоит рассматривать как частный случай "пророческой" литературы, где особым образом призванный герой-повествователь излагает некую истину. В христианской литературе традиционные формы призвания, характерные для древних литератур (как, например, в "Теогонии" Гесиода и в описании биографии ветхозаветных пророков), преобразуются в путь человека к вере и единению с Богом. Этот путь и становится предметом собственно автобиографического повествования.

Такое строение повествования характерно в первую очередь для латинской традиции, где автобиографическое отступление встречается, например, также в предисловии к трактату Илария Пиктавийского о Троице (IV в.): там жизнь автора предстает как некоторый идеальный путь к вере, и ее описание преследует дидактические цели. Написанное по-гречески автобиографическое стихотворение Григория Богослова создано по другой схеме и является в полном смысле слова автобиографией: целостный богословский блок в нем отсутствует (при этом у Григория не было и пути к вере как такового, он был посвящен родителями Богу еще до своего рождения, в раннем возрасте крещен и никогда затем не отпадал от Церкви).

Следует отметить, что принадлежность произведения Августина к этой схеме достаточно условна. Как убедительно показывает в своей статье (9), посвященной Confessiones, Жан-Клод Фредуй, сам рассказ о жизни Августина по своему строению имеет не дидактический, а именно богословский смысл, и переход к антропологической философии, а затем экзегезе в конце текста является логическим продолжением той же линии рассуждений. Дидактическое автобиографическое повествование более ранних авторов Августином переосмысляется, если не отвергается полностью: он не отвергает свой ранний опыт, в том числе и опыт греха, но уже после обращения исследует его как актуальный для него, как то, о чем необходимо помнить всегда, что не характерно для других авторов. Однако все это не отрицает наличия некой пороговой точки, после достижения которой (то есть после окончательного обращения), рассказ о своей жизни у Августина — в любом виде — заканчивается.

Отдельная богословская часть у Патрика отсутствует. Но в остальном близость его повествования к описанной схеме достаточно четко прослеживается, в первую очередь в области осмысления своей биографии и своего пути к новому статусу. Возникает вопрос: читал ли он тексты Августана и Киприана?

Долгое время в научной литературе господствовала точка зрения, согласно которой Патрик не читал ничего, кроме Писания, и был "человеком одной книги". Против этого выступил в своей статье "Круг чтения святого Патрика" ("Saint Patrick's Reading") Питер Дронке (10). Указывая на фразеологические сходства и на совпадения в способах описания ситуаций (в частности, в описаниях видений), Дронке делает вывод о том, что Патрик ознакомился в той или иной форме с "Исповедью" Августина. Между этим знакомством и написанием собственного текста могло пройти много времени, поэтому в Confessio Патрика нет прямых цитат, но приемы составления текста, "стилистические и синтаксические модели (patterns)" (11), остаются (необходимо отметить, что при этом основным образцом для Патрика остаются книги латинской версии Писания). Более того, основываясь на выявленных синтаксических и смысловых параллелях, Дронке пишет: "Что касается того, знал ли Патрик некоторые из писаний Киприана, в этом, я думаю, мы можем быть уверены" (12). Таким образом, можно предположить, что текст Патрика действительно был создан в рамках некой более или менее единой традиции. Но при этом необходимо принимать во внимание, что у всех этих текстов есть общий источник, где используется, хотя менее четко и последовательно, та же схема. Это послания апостола Павла, в которых он неоднократно обосновывает свой апостольский статус: сначала он был гонителем христиан, однако затем был призван и стал рабом рабов Христовых, чтобы нести благую весть язычникам. При этом, однако, у апостола не встречается последовательного рассказа о своей жизни. Отдельные факты приводятся строго по мере необходимости. Для Патрика Павел выступает в качестве основного образца: количество отсылок к его посланиям в тексте "Исповеди" очень велико. Вопросу самоотождествления Патрика с апостолом Павлом посвящена, например, работа Элизабет Маклуан "Ministerium seruitutis meae": метафора и реальность рабства в Epistola и Confessio св. Патрика" (13).

Таким образом, можно говорить о том, что в основе раннехристианской автобиографии лежит общий сюжет о приобретении нового знания автором-повествователем, причем главной (или, во всяком случае, одной из главных) целей написания текста является передача этого знания как таковая. Фактически все авторы здесь выступают как последователи апостола Павла: обозначая себя как грешников и облагодетельствованных Богом, они все же призывают ориентироваться на свой опыт, который одновременно выражает общий опыт адепта истинной религии. Теперь более подробно рассмотрим то, как эта схема используется у Патрика.

Патрик не был оригинальным богословом. Можно проследить источник практически всех его высказываний о сущности и роли Бога, его взаимоотношениях с человеком: чаще всего это своеобразная "нарезка" из прямых цитат из Павла и текстов современников, не всегда удачно подогнанных друг к другу. Следовательно, обращение к вере не стало для Патрика поводом последовательно изложить новообретенное знание в каком-либо письменном тексте. Но по роду своей деятельности Патрик, будучи миссионером, постоянно обращал людей в эту самую новую веру, о которой, по его собственным словам, он не может говорить красиво или учено. Соответственно весь текст направлен на оправдание того, что он все же делает это.

Насколько можно понять из повествования, с точки зрения seniores, было два основных препятствия, которые не давали Патрику возможности стать проповедником.

Во-первых, это его необразованность. Во фразе, которая открывает текст, Патрик называется себя "peccator rusticissimus", — "необразованнейший грешник". В дальнейшем он противопоставляет себя тем, кто "optime itaque iure et sacras literas utroque pari modo combiberunt"(14) - "впитал наилучшим образом равно законы и священные писания", чья речь "с детства не претерпевала изменений, но лишь улучшалась". Далее следует искаженная цитата из книги премудрости Иисуса, сына Сираха (4:29), где говорится, что мудрость, знание и учение истины опознаются по языку: "Sapiens per Iinguam dinoscetur, et sensus et scientia et doctrina ueritatis" (15). Однако завершается пассаж словами о том, что это не имеет существенного значения, потому что главное - это Божественное призвание, и тогда "и косноязычные будут говорить ясно" (Ис. 32:4).

Напомним, в качестве основного доказательства избранности выступают видения и сам тот факт, что в земле своего пленения Патрик почувствовал в себе Духа Святого и обратился к Богу (можно заметить, что он однозначно рассматривает применительно к себе веру как высший дар, что также может служить косвенным свидетельством его знакомства с августинианской традицией). Постоянно подчеркивается, что он, невежественный и грешный, был избран для высокой миссии: нести Евангелие язычникам, вплоть до края земли (аллюзия на Деян. 1:8), побывать там, где никто из миссионеров не был раньше, и с упованием на Бога подвергнуться при этом многим опасностям (ср. 2 Кор. 11:23-29). Факт остается фактом: Патрик был избран, само по себе это не требует обоснования и необходимо лишь связать это с теми претензиями, которые предъявляются со стороны недоброжелателей.

Вторым поводом для возражений, как уже было сказано, являлся юношеский грех Патрика, который по вине его близкого друга стал всеобщим достоянием. "Propter anxietatem mesto animo insinuaui amicissimo meo, quae in pueritia mea una die gesseram,  imo in una hora, quia necdum preualebam" (16) ("Из-за беспокойства души моей, поведал ближайшему другу моему о том, что совершил в молодости своей в один день, даже в один час, поскольку еще не окреп"). Важно то, как Патрик отвергает это обвинение: в первую очередь он оправдывается давностью проступка, со времени его совершения прошло тридцать лет. Основным водоразделом, естественно, послужило обращение Патрика к вере и обретение им нового призвания; вот что он говорит о своем ирландском пленении, которое должно было произойти приблизительно через год после того, как он согрешил неизвестным образом: "Sed haec potius mihi bene fuit, quia ex hoc emendatus sum a Domino, et aptauit me ut hodie essem quod aliquando longe a me erat, ut ego curas haberem aut satagerem pro salute aliorum,  quando autem tunc etiam de me ipso non cogitabam" (17) ("Но это послужило мне к лучшему, ибо оттуда был восхищен к Господу, и он преобразил меня так, что сегодня я очень далек от того, чем я был, так что сегодня я забочусь и беспокоюсь о спасении других, тогда как раньше не знал, как спастись самому").

Итак, мы видим, что за счет обращения к вере Патрик пережил полное изменение своей личности и обрел Божественную поддержку. Это укрепило его моральные качества (очевидно, что теперь он уже не согрешит так, как раньше) и, кроме того, дало ему внутренние силы для проповеди Евангелия. Фактически миссионерская деятельность как таковая остается за рамками повествования, но в автобиографии есть слова Патрика о том, что он крестил людей тысячами, о приходах, которые он учреждал, о поставленных клириках и даже организованных монашеских общинах (особенно много внимания уделено девам, которые посвящают себя Богу, зачастую против воли родителей). Все это позволяет предположить, что Патрик действительно был талантливым миссионером, что косноязычие и неученость не помешали ему говорить ясно и убедительно. Это Патрик и хочет доказать своей "Исповедью", отметая попутно еще одно обвинение, которое выдвинули против него, видимо, уже после того, как Патрик провел в Ирландии какое-то время: он говорит, что никогда не пытался как-либо заработать на своей деятельности, возвращал полученные дары и даже изрядно поиздержался на охрану и не описанные сколь бы то ни было подробно выплаты местным судьям.

В общем и целом, мы можем сделать следующий вывод.

Confessio Патрика совпадает по ряду важных черт с другими раннехристианскими автобиографическими текстами от посланий апостола Павла до Confessiones Аврелия Августина. Автобиографическое повествование в ней служит для обоснования нового статуса автора-повествователя и его права на высказывание Истины, приобретенной через приобщение к вере и истинному Богу. При этом в чем-то Патрик ближе к апостолу Павлу и Августину, чем к другим авторам: автобиографические и вероучительные фрагменты у него не составляют две четкие раздельные части, но постоянно перемежаются, создавая некий непрерывный аргументативный слой. Однако если другие перечисленные выше авторы делают акцент на той истине, которую они излагают, то у Патрика апелляция к этой истине в тексте служит скорее для идентификации себя как принадлежащего истинной Церкви, а в центре внимания — задача доказать свое право проповедовать эту истину другим людям.

Литература

Dronke P. St. Patrick's reading // CMCS. V. 1. 1981.

Fredouille J.-C. Les Confessions d'Augustin, autobiographic au present // L'invention de l' autobiographic d'Hesiode a Saint Augustin / Ed. par. M.-F. Baslez, Ph. Hoffman, L. Pernot. Paris, 1993. P. 167-178.

Hombert P.-M. Nouvelles recherches de chronologic augustinienne, Paris, 2000.

The Tripartite Life of Patrick, with other documents relating to that Saint with translations and indexes / Ed. by Wh. Stokes. London 1887; в сети Интернет: CELT: Corpus of Electronic Texts: a project of University College, Cork, College Road, Cork, Ireland - http://www.ucc.ie/ celt(2004) (18).

Св. Иустин. Диалог с Трифоном-иудеем // Св. Иустин, философ в мученик. Творения. М., 1995. С. 132—363.

Свщмч. Киприан Карфагенский. Письмо к Донату // Отцы и учители Церкви. Т. 2. М., 1996. С. 347-355.

SUMMARY

Dmitry Nikolaev

Confessio of St.Patrick: the Missionary Self-Justification

The article is based on the assumption that there existed an early Christian tradition of autobiographical narrative, which included St. Patrick's "Confessio". The assumption is based on simillarities in the narrative schemes employed in "Confessio" and other autobiographical texts and text fragments dating to the Second to Fifth centituries. These incorporate "Confessions" by St. Augustine, "Letter to Donaatus" by St.Cyprian of Carthage, "On the Trinity" by Hilary of Poitiers and "Dialogue with Trypho" by St. Justin Martyr. These are the earliest known autobiographical texts in Western European literature. In addition, the main unifying feature of all these texts is the bi-partite structure, where the first part is the autobiographical narrative proper while the secornd is a theological treatise. This scheme evidently can be traced back to some autobiographical notions in the letters of St. Paul — the authors use their own life story as an argument to prove the verity of the sacral truth, which is set out by them. Patrick, who was probably familiar with writings of Cyprian and Augustine, also uses this compositional scheme. But the thrust of his argument is not in proving the truth of his words concerning God and religion but in asserting his right to speak of it, to preach the Gospel to pagans in spite of the sins in his own past.

---------------------------------

(1) Перечень основных рукописей, информация об основных изданиях текста, а также электронная версия издания Confessio У. Стоукса представлены в сети Интернет: СELT: Corpus of ElectronicTexts: a project of University College, Cork, College Road, Cork, Ireland - http://www.ucc.ie/celt. (2004) [http://www.ucc.ic/celt/published/ L201060 /index.html]

(2) См., например, Patricius// Wace H.A Dictionary of Christian Biography and Literature to the End of the Sixth Century A.D., with an Account of the Principal Sects and Heresies. [Эл.издание:] Grand Rapids, MI: Christian Classics Ethereal Library. 2000 (http://www.ccel.org/ccel/wace/biodict.html) P. 1281-1284. (Перв. изд.: London. 1911.)

(3) Попытку реконструкции биографии Патрика с анализом всех основных ранее выдвигавшихся версий см. в книге Эдварда Томпсона: Thompson Е.A. Who was Saint Patrick? Wоodbridge. 1985.

(4) Hombert P.-M. Nouvelles recherches de chronologie augustinienne, Paris, 2000. P. 9-23.

(5) Св. Иустин. Диалог с Трифоном-иудеем // Св. Иустин, философ и мученик. Творения. М., 1995. С. 132-363.

(6) Свщмч. Киприан Карфагенский. Письмо к Донату // Отцы и учители Церкви Т. 2. М., 1996. С. 347-355. 

(7) Там же. С. 348.

(8) Fredouille J.-C. Les Confessions d'Augustin, autobiographie au present // L'invention "s l'autobiographie d'Hesiode a Saint Augustin / Eds. M.-F. Baslez, Ph. Hoffman, L. Pernot. Paris, 1993. P. 171.

(9) FredouilleJ.-C. Op. cit.

(10) Dronke P. St. Patrick's Reading // CMCS. V. 1. 1981.

(11) lbid. P. 26.

(12) Ibid. P. 36.

(13) McLuhan E. 'Ministerium seruitutis meae': The Metaphor and Reality of Slavery in Saint Patrick's Epistola and Confessio // Studies in Irish Hagiography: Saints and Scholars/J. Carey, M. Herbert, P.O. Riain (eds.). Dublin, 2001. P. 63-71

(14)Здесь и в дальнейшем все ссылки даются по изданию У. Стоукса: The Tripartite Life of Patrick, with other documents relating to that Saint with translations and indexes / Ed.by Wh. Stokes. London 1887. P. 359

(15) Ibid.

(16) Stokes, 365.

(17) Ibid.

(18) Рус.пер.: Святитель Патрик Ирландский. Исповедь /Пер. с латыни Н.Холмогоровой под ред. М.Касьян // Альфа и Омега. Ученые записки по распространению Священного писания в России. № 47. М., 1995.

 "КЕЛЬТСКАЯ ЦЕРКОВЬ", Материалы конференции в МГУ 24 апреля 2006 г. Москва, "Деловой ритм", 2006

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования