Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

А.В.Губар. Духовенство Московской патриархии в Украине на службе у Гитлера. 1941-1944 гг. [история Церкви]


Когда началась немецко-советская война, часть тогдашних польских земель, а именно Западная Украина и Западная Белоруссия, уже пребывали в составе СССР. В сферу российского влияния попали пять иерархов тогдашней Православной Церкви в Польше. Из них только архиепископ Александр (Иноземцев) и епископ Поликарп (Сикорский) не согласились войти в состав епископата РПЦ, в то время как остальные поехали на поклон в Москву. Но после немецкой оккупации Западной Украины соглашатели с Московской патриархией оказались в пикантном положении. Во-первых, без дозволения своего предстоятеля (в данном случае митрополита Дионисия) они подались в иную юрисдикцию. Во вторых, от Белокаменной их отделяла фронтовая смута, а собственного организационного оформления промосковские иерархи не имели. Поэтому в Почаевской лавре был собран Архиерейский собор, который и должен быть обозначить правовой статус ныне фактически существующей московской иерархии на Украине. Ниже приводится главный документ "деяний" Собора.

Деяния 4-го областного собора епископов Православной Церкви на Украине в Почаевской лавре. 18 августа 1941 года

Рассматривали: вопрос о дальнейших отношениях Православной Церкви на Украине к Московской патриархии, от которой она зависела со времен советской власти: На Московском соборе 1917-1918 годов Православная Церковь на Украине была признана автономной, что подтвердил в 1922 году Патриарх Тихон. Но со временем это автономия все более ограничивалась, и в Киеве пребывал экзарх Московской патриархии. Хотя он и именовался митрополитом всея Украины, но объединенное с этим титулом звание экзарха уже само по себе свидетельствовало об ограниченности власти митрополита. После смерти в 1929 году экзарха Михаила Ермакова, Московская патриархия не назначила экзарха в Киев, и последний украинский первосвятитель Украины Константин именовался как обычный епархиальный архиерей - просто митрополитом Киевским без добавления титула "всея Украины"

Когда в 1940 году православные епископы Западной Украины вошли в состав иерархии Московского патриархата, патриархия прислала на эти земли своего экзарха, также не дав ему прав областного митрополита. Ныне Православная Церковь отрезана от Москвы, и, как пишет преосвященный Поликарп в своем письме от 3 августа с.г., те, кто были насильно присоединены, должны быть отделены (имеется в виду так называемое присоединение к Московскому патриархату - авт.). Но поскольку все епископы Западной Украины, в том числе и преосвященный Поликарп, дали в свое время подписку о подчинении Московской патриархии (Поликарп (Сикорский) никогда такой подписки не давал – авт.) и исполняли все ее распоряжения, поэтому нельзя согласиться с мнением епископа. Тем более, что в таком случае наша Церковь осталось бы в состоянии анархии, не имеющей высшего священноначалия (интересно, кто предлагал созвать поместный собор и обрести это высшее "священноначалие"?- авт.)

Ни отдельные епископы, ни даже собор епископов области не могут самостоятельно провозгласить автокефалию, и поэтому до решения этого вопроса на поместном соборе Украинской Православной Церкви в составе иерархии, духовенства и мирян эта Церковь должна оставаться в подчинении у Московской патриархии, но с правами автономии, которой в свое время ее наделила российская Церковь. (Это напоминает современную ситуацию с поместным собором РПЦ, который должен решить проблему автокефалии УПЦ МП - авт.).В такой ситуации высшая церковная власть на Украине должна принадлежать собору епископов области, а права областного митрополита - старейшему епископу области.

Что касается экзарха Западной Украины, то он за неделю до войны выехал в Москву, не дав никому из епископов никаких распоряжений, и поэтому можно считать его покинувшим свой экзархат.

Постановили: 1) До поместного Собора Православной Церкви на Украине в составе иерархии, духовенства и мирян считать нашу Церковь и ее иерархию в канонической зависимости от российской Церкви (и ни слова не говорится о том, когда будет созван поместный собор – авт.);

2) Придать нашей Церкви права автономии и автономного управления (на каком основании? Где же каноническое право – авт.);

3) Придать старейшему из оставшихся иерархов архиепископу Алексию в соответствии с 34-м апостольским правилом права областного митрополита;

4) Считать экзархат в Западной Украине прекратившим свое существование, а экзархат митрополита Николая, покинувшего свой экзархат и Волынскую епархию, а также священно-архимандритство в Почаевской лавре в час великой беды, утратившим свои полномочия как по экзархату, так по епархии и лавре.

Глава собора: архиепископ Алексий, члены: архиепископ Симон, епископ Пантелеимон, секретарь-епископ Вениамин

Митрополит Дионисий осуждает "единонеделимцев"

Подобное открытое пренебрежение святыми канонами, традициями и обычаями восточной кафолической Церкви вызвало общее осуждение духовенства и епископата, оставшимися в правовом, каноничном поле. Первоиерарх митрополит Дионисий (Валединский) 23 октября 1941 года опубликовал очень резкое письмо с осуждением противоправной деятельности архиепископа Алексия и его единомышленников.

Его Высокопреосвященству

Высокопреосвященнейшему Алексию

архиепископу Ровенскому и Кременецкому

Ваше Высокопреосвященство,

Высокопреосвященнейший владыко! В связи с Вашим письмом от 8 октября с.г. сообщаю следующее: не может быть и речи о подчинении св. Православной Церкви в Украине церкви московской. Во-первых, потому, что в целом на сегодняшний день не существует правильной и организованной на канонических принципах российской Церкви. Здесь необходимо иметь в виду проблему церковной власти. Вы сами в 1929 году прекрасно исследовали эту проблему в брошюре "Непрошенные радетели или об автокефалии православной Церкви в Польше". Российская Церковь более двух десятков лет находится в неволе безбожной власти советов. Во-вторых, как свидетельствует история, св. Православная Церковь в Украине всегда была независимой Церковью в канонической связи с великой Церковью Царьградскою и со Святейшим Вселенским Царьградским Патриархом. Это авторитетно подтверждает Святейший Царьградский Патриарх каноническим томосом об автокефалии нашей св. православной Церкви от 13 ноября 1924 года.

Как же Вы, зная историю и состояние вопроса, отваживаетесь утверждать, что находитесь в канонической связи с московской Церковью. Я могу понять, что после оккупации советской властью Западной Украины и Белоруссии архипастыри и паства нашей Святой Церкви оказались в неволе и под давлением приняли к сведению указ Московской патриархии о том, что они переходят под юрисдикцию Московской патриархии и должны за богослужением поминать митрополита Сергия как местоблюстителя Патриаршего престола. Но принуждение и правильные канонические решения по данному вопросу - это не аналогичные вещи. Вы знаете, что каноническое право запрещает расширять пределы церковной области, в этом смысле Московская патриархия во главе с митрополитом Сергием, подчиняя себе области нашей автокефальной Церкви, поступила вопреки каноническим предписаниям. Вы молчали под давлением безбожной советской власти. Это я еще могу понять. Но теперь Вы не можете оправдывать каноническое поведение Московской патриархии.

После освобождения Волыни и иных земель, входивших в состав Варшавской автокефальной Митрополии из-под большевицкой власти, поминание там моего имени за богослужением должно быть автоматически восстановлено. В-третьих, в моем распоряжении имеется Ваше обращение за № 476 от 1 сентября с.г., в котором Вы отваживаетесь сообщить духовенству Волыни, что я будто бы отрекся отдолжности главы Православной Церкви. Тем самым Вы распространяете неправдивые вести, ибо также должны знать, что церковные каноны запрещают епископу добровольно отказываться от управления своей паствой и выполнения по отношению к ней архипастырских обязанностей (III Всел. Пр 9 Цапгор. Двокр10 Петра Ал.10 Кирилла Ал.13). Посему и я не отказывался, и все время как глава Автокефальной Церкви находился в контакте со Святейшим Вселенским Патриархом и главами других автокефальных Церквей. Мой временный местоблюститель по управлению Варшавской епархией всегда поминал мое имя во время богослужений как главы Варшавской автокефальной митрополии.

Воистину Вы согрешили как против украинского народа, его истории, так и против Церкви. Не следует забывать и того обстоятельства, что 1 августа с.г. Вы обратились ко мне с просьбой дать четкие наставления в том, как Вам дальше вести церковный корабль. Именно поэтому я и написал в ответ архипастырям нашей св. Автокефальной Православной Церкви свое послание от 11 августа № 846. Ваши соображения по поводу созыва собора епископов принимаю к сведению. В свое время, когда позволят обстоятельства, созову собор епископов с участием всех епархиальных архиереев. Прошу о Ваших святых молитвах и одновременно молитвенно желаю Вам здоровья и спасения. Вашего Высокопреосвященства любящий во Христе брат Дионисий, митрополит Варшавский".

Фактическое отмежевание митрополита Алексия от канонической иерархии в Украине, подчиненной митрополиту Дионисию, заставило искать новые формы организации церковного управления. 24 декабря 1924 года митрополит Дионисий утвердил епископа Поликарпа в должности администратора Украинской Православной Церкви с возведением его в архиепископское достоинство. С этого времени в Украине начали действовать фактически две церковные юрисдикции: автономисты Московского патриархата с митрополитом Алексием во главе и УАПЦ во главе с архиепископом Поликарпом. Свой канонический статус юрисдикция архиепископа Поликарпа основывала на связи с митрополитом Дионисием как первоиерархом Церкви, признанной всеми поместными Церквями мира, кроме, что характерно, РПЦ. Для становления новой иерархии архиепископ Поликарп обратился к архиепископу Полесскому и Пинскому Александру (Иноземцеву) с просьбой помочь в каноническом оформлении. Во второй половине февраля 1942 года в Пинске произошло организационное становление УАПЦ и новой иерархии. Был посвящен епископ брестский Юрий,Чигиринский Никанор, епископ Уманский Игорь, а также проведен Архиерейский Собор. В своем архипастырском послании от 8 апреля 1942 года архиепископ Поликарп писал про историческое предназначение национальной украинской Церкви: "Сущность событий, происходящих в нашей автокефальной православной Церкви, сводится к вопросу, быть ли нашей Православной Церкви действительно украинской национальной Церковью с использованием в богослужении родного языка, Церковью, овеянной традицией ее соборного прошлого и всей ее национально-культурной красой, - либо, напротив, быть ей орудием в руках кучки москвофилов-епископов для господства над украинским народом Москвы и московского духа.

Автономисты в Киеве

Однако промосковская иерархия во главе с владыкой Алексием во главе, вопреки предостережениям митрополита Дионисия и подлинной иерархии, в декабре 1941 года высадила десант в Киеве с епископом Пантелеимоном (Рудиком) во главе, который был назначен управляющим Киевской епархией с широкими полномочиями. После своего прибытия в Киев епископ Пантелеимон встретился с городской администрацией, назначенной гитлеровцами, и был радушно принят ее высшими чинами. Он быстро получил жилье, все необходимые печати, документы и другие атрибуты для легальной деятельности.

20 декабря епископ Пантелеимон встретился с членами возрожденного церковного совета УАПЦ, которая, хотя и не имела официального статуса, пользовалась наибольшим влиянием и была наиболее активным средоточием украинства.С этим новоприбывший епископ должен был считаться. Руководство УАПЦ рассматривал так называемое каноническое подчинение Московской патриархии как временное и питал определенные надежды на возможность обретения независимости иерархии во главе с владыкой Алексием путем проведения Общецерковного поместного собора, о чем говорилось и в решениях Почаевского собора от 18 августа 1941 года.

Для этого необходимо было оберегать единство украинского православного церковного сообщества и максимально использовать общенациональный подъем в Украине после ухода большевиков. Поэтому на данную встречу украинство возлагало большие надежды. Однако позиция владыки была далека от христианского "смирения". Если на встрече епископ Пантелеимон всячески уклонялся от выражения определенной позиции по отношению к УАПЦ и правдивого выбора верующих, то очень скоро его реальная политика изменилась. После прибытия в Киев в 1942 году епископов УАПЦ Никанора (Абрамовича) и Игоря (Губы) "смиренный " Пантелеимон разразился жесткой филиппикой в адрес прибывших владык и всей УАПЦ. Чтобы представить религиозную ситуацию, которая на тот момент складывалась в Киеве, достаточно прочитать письмо епископа Никанора к архиепископу Поликарпу от 21 апреля 1942 года. В своем письме владыка Никанор пишет, что практически все храмы Киева (кроме Андреевской церкви, Соломенской и Демиевской церкви) захвачены промосковскими автономистами, а за несколько дней до их приезда при содействии оккупационной власти они присоединили принадлежащие автокефальной церкви храмы на Приорке и Байковом кладбище. Он констатирует, что "параськовцы" (белогвардейщина, николаевская профессура и прочая ура-российская чернь) пользуются всеобщей поддержкой власти.

Ник " Параська" епископы УАПЦ использовали для обозначения автономного епископа МП Пантелеимона. Немецкие оккупационные власти не выдавали разрешений на изготовление церковных печатей и штампов для деятельности УАПЦ. В то же время, как пишет владыка Никанор, " Параська" все имеет печати, штампы, типографии, но на такой путь увеличения своего влияния я не встану (то есть за счет прислужничества гитлеровцам – авт.).Дело нашей украинской Церкви требует чистых способов".

После приезда у Никанора была встреча с референтом генерал-комиссара Киева г-ном Рейнгардтом, который требовал  "найти взаимопонимание" (т.е. фактически отказаться от принципов УАПЦ) с московскими автономистами. "Пан референт сказал, чтобы я не трогал Параську и жил с ней в согласии", - сообщает владыка Никанор.

Нужно сказать, что в это время оккупационная власть отобрала помещения Всеукраинского церковного совета УАПЦ и фактически прекратила его существование. Владыка Никанор пишет, что в последнее время из "параськиных" кругов известно, что власть намерена передать наши помещения Параське и ее клевретам. Оккупационная власть, невзирая на протесты украинства, со временем передала не только эти здания своим протеже, но даже вернула автономистам из Московской патриархии митрополичьи палаты и здание консистории из комплекса Софийского собора. В другом письме владыка Никанор пишет: "15 июня к упомянутому зданию (имеется в виду здание Всеукраинского церковного совета – авт.) прибыло несколько представителей епископа Пантелеимона и в присутствии представителей штадт-комиссариата официально получили здание, а на входе поместили вывеску на украинском и немецком языках. Владыка Никанор по этому поводу писал: "Видимо, им выгоднее иметь дело с большевицкими предателями и смутьянами как с Украинской Православной Церковью. Видно, придется Церкви уйти в катакомбы. Одно утешение, что самые прекрасные страницы истории Церкви были написаны тогда, когда она находилась в катакомбах. Про дальнейшие планы автономистов из МП владыка Никанор сообщает: "Есть сведения, что смутьянам отдают Владимирский собор, а они сами бахвалятся, что возьмут и Софию. Вообще-то дело против них можно было бы легко выиграть, но, к сожалению, на их стороне выступает власть". Нужно представлять, что подобная ситуация с автономистами из МП была не случайной. Еще 16 августа 1941 года шеф полиции и службы безопасности рейха Рейнгард Гейдрих утвердил разработанные гестапо специальные инструкции для реализации религиозной политики в Украине. "Не может быть и речи о поддержке и развитии Православной Церкви... Желательным является раздробление Церкви на малые группы. В связи с этим не стоит чинить препятствий росту сект на данной территории", - говорится в этом красноречивом документе. Активное развитие структур УАПЦ, особенно в центральных и восточных областях Украины, вынудила автономистов искать поддержки у гитлеровцев.

В конце февраля 1042 года митрополит Алексий имел продолжительные встречи с немецкой администрацией в Ровно и лично с глазу на глаз с гауляйтером Эрихом Кохом.

Эти визиты не остались без последствий. Уже 4 мая 1942 года немецкие оккупационные власти официально признали автономистов из Московской патриархии. Протекционизм гитлеровцев в отношении автономистов часто доходил до примитивных форм. Видный исследователь церковной жизни на Волыни Владимир Борщевич приводит очень интересный и красноречивый факт.

В то время в Луцке единственным храмом, находящимся в распоряжении Московской патриархии, была Покровская церковь (это и до сего дня форпост украинофобии и московского шовинизма на Волыни). И вот, для того, чтобы расширить круг окормления для Московской патриархии, городской гебиткомиссар распорядился организовать поочередные богослужения в Свято-Троицкомкафедральном соборе УАПЦ, которым управлял митрополит Поликарп, и допустить туда московских священников. Аналогичную заботу об автономистах из Московской патриархии гитлеровцы проявляли и в других регионах Украины, прежде всего, на Полтавщине, Подолье, Запорожской и Житомирской областях. Будущий Патриарх Киевский и всей Украины Мстислав I свидетельствовал о прямо-таки отеческой опеке гитлеровцев над автономистами из Московской патриархии: "Пророссийскую Церковь, признававшую Московскую патриархию, немцы сразу же охватили своей опекой. Им отдали множество церквей, лучшие помещения, отношение к ним в целом было более расположенным".

Бурное развитие УАПЦ в центральных и восточных регионах Украины потребовало новых епископов. Невзирая на немецкие запреты, в мае 1942 года в крипте Свято-Андреевского собора в Киеве, было посвящено 6 новых епископов УАПЦ. Тогда же к УАПЦ присоединился харьковский митрополит Феофил (Булдовский) - известный и очень авторитетный иерарх, который получил архиерейскую хиротонию еще в далеком 1923 году. Этот факт свидетельствовал и символизировал все возрастающий авторитет УАПЦ на родной земле. После вхождения владыки Феофила в иерархию УАПЦ, влияние автономистов на востоке Украины резко ограничилось и, в конце концов, сошло на нет. Своеобразную помощь "единоверцам" с другой стороны фронта пытались оказать деятели Московской патриархии. Например, 28 марта 1942 года они обнародовали послание: "Православным пастырям и пасомым в областях Украины, еще не занятых гитлеровскими войсками", в котором заклеймили владыку Поликарпа как "изменника, самочинца и искусителя", а вскоре архиерейским постановлением и лишили сана. Понятно, что никаких последствий эта пустопорожняя акция Москвы для владыки Поликарпа не имела, а только еще раз продемонстрировала методы, которые использовала и использует ныне РПЦ. Интересно, что немецкие власти не препятствовали и даже способствовали распространению этого послания, пришедшего из вражеского стана, да еще и в печатной форме. Гитлеровские власти не ограничивались только притеснениями УАПЦ. В ночь с 15 на 16 июля 1943 года гестапо произвело на Волыни массовые аресты украинской интеллигенции. Среди более чем 70 арестованных были ведущие деятели УАПЦ и ближайшие сотрудники владыки Поликарпа. Многие из них были расстреляны. А 2 июля того же года в селе Губкив Костопольского округа были зверски замучены священник Карнецкий и псаломщик Петрив. Их тела вместе с еще живыми верующими УАПЦ забросили в церковь и сожгли. Подобная расправа произошла 19 июля в соседнем селе. Также 14 июля 1943 года в селе Малинцы Дубенского округа было замучено и сожжено в местной церкви 856 верующих УАПЦ. Этот скорбный список можно продолжить…

Попытка объединения

Всевозрастающий авторитет УАПЦ автономисты не могли полностью игнорировать. В среде духовенства все чаще стали раздаваться требования к епископату начать диалог для налаживания взаимопонимания с верующими УАПЦ. Отметим также, что немецкие армии в это время продолжали свой победоносный натиск на восточные районы СССР и даже у самых стойких "единонеделимцев" не оставалось надежд на позитивный для них перелом в войне. Со своей стороны иерархия УАПЦ всегда была готова к объединению, поскольку главной целью каждой поместной православной Церкви является создание на собственной канонической территории единой Церкви. На начало октября 1942 года было намечено созвать в Луцке архиерейский собор УАПЦ для решения многих проблемных вопросов церковной жизни. В последний момент, однако, оккупационные власти запретили его проведение. Из-за этого епископы встречались и вели переговоры неофициально. 6 октября было решено послать полномочную делегацию в составе епископов Никанора и Мстислава (будущего Киевского Патриарха) к митрополиту Алексию для переговоров об объединении. 8 октября 1942 года в святой Почаевской лавре митрополит Алексий с епископами Никанором и Мстиславом подписали Акт о единении, согласно которому было решено "прекратить церковные разъединения".

Этим актом фактически подтверждалось существование в Украине Автокефальной Церкви, имеющей евхаристическое единение со всеми поместными православными Церквами через митрополита Дионисия, а также назначался созыв Священного Синода и Собора епископов. Безусловно, этот без преувеличения исторический акт был положительно воспринят верующими и впервые за много столетий создал реальные условия для создания в Украине эволюционным путем единой поместной православной Церкви. Однако черносотенная промосковская оппозиция "автономистов", возглавляемая епископом Пантелеимоном (Параськой в обозначении епископа Никанора), вскоре издала погромное послание против Акта о единении. Кроме епископа Пантелеимона его подписали архиепископ Черниговский Симон и епископ Полтавский Вениамин. Показательно, что гитлеровцы также решительно отвергли этот акт. Кроме того, в инструкции заместителя рейскомиссара Украины Даргеля говорилось: "Отныне следует поддерживать равновесие между обеими Церквами. По этой причине необходимо соответствующим образом противодействовать какому-либо объединению". Епископ Мстислав, основной сторонник единения был арестован и заключен в тюрьму. Епископа Никанора по прибытии в Киев вызвали в местное управление гестапо, где официально заявили о недействительности этого единения. Аналогичную "работу" немцы провели и среди других епископов УАПЦ. И вновь чрезвычайно тесно переплелись интересы немецких оккупантов. Под давлением немцев и коллаборационистов из собственного церковного окружения митрополит Алексий был вынужден аннулировать свою подпись под актом о единении. Оккупанты и "единонеделимцы" могли праздновать победу. Позднее митрополит Алексий трагически погиб, далее переговоры в среде МП просто не с кем было вести, и все усилия по объединению в таких условиях становились нереальными. Понятно, что убийство митрополита Алексия было выгодно как большевикам, так и немцам. Проф. Владимир Пащенко приводит информацию по этому поводу из херсонской газеты "Голос Днепра": "Не так давно автономная Церковь в Украине перенесла болезненный удар: большевицкие бандиты убили главного предстоятеля этой Церкви митрополита Алексия. Это был типично бандитский удар – ножом между плеч. Так воевать умеют только большевики, именно им присущи подобные выходки. О том, что это убийство - дело рук большевиков, свидетельствует хотя бы тот факт, что с трупа митрополита были украдены все церковные знаки, а панагия, посох и клобук обесчещены".

Все тайное когда-то становится явным

Для истории сохранился феноменальный документ, полностью раскрывающий сущность и характер единства интересов гитлеровцев и автономистов из Московской патриархии. Ниже приводим текст этого документа с незначительными сокращениями.

"Высший руководитель СС и полиции, главнокомандующий полицией безопасности и СД

Командам СС и полиции в городах: Киев, Житомир, Николаев, Днепропетровск.

Вопрос: Церковь в Украине.

Необходимо разрешить различным группам (общинам) Православной Церкви религиозную деятельность, но в рамках сугубо церковных дел. Одновременно самим церквам надлежит определять, как они оформляют и финансируют свои местные организации. Запретить вмешиваться в ход церковной деятельности политическим группировкам, общинным и сельским властям, а также политическим деятелям. Не допускать, чтобы в дальнейшем политические группы использовали Церковь как прикрытие для своих враждебных государству намерений. Одновременно созданию еще одной организации - всеукраинской автокефальной Церкви под предстоятельством митрополита надлежит всячески препятствовать. В церковном православном понимании автокефалия всегда по сути своей связана с самостоятельной государственностью. Также надлежит обращать внимание, чтобы духовенство ни при каких условиях не входило в состав какой-либо политической организации. От открытия семинарий, высших духовных школ и т.п.- пока следует воздержаться.

Д-р Томас, бригаденфюрер СС и генерал-майор полиции"

Подальше от большевицкого нашествия

Весной 1944 года иерархия и многочисленное духовенство возрожденной УАПЦ были вынуждены переехать сначала в Варшаву под защиту и опеку митрополита Дионисия, а вскоре и дальше на запад. Перед отъездом собор епископов УАПЦ обратился с соборным посланием к верующим, объяснявшим состояние дел в церковной жизни Украины. В послании, в частности, говорилось: "Крестная доля, что вновь выпала тебе, наш многострадальный народ, наполнила сердца наши грустью, ибо ведаем, что вера в Бога вновь станет причиной насилия и преследований со стороны безбожников-коммунистов, которые на протяжении 23 лет закрывали твои церкви, превращали их в клубы, театры и кинозалы, а то и просто разрушали, мощи святых, иконы и другие христианские сакралии прилюдно оскверняли… Заполнили тебя всякими безверническими книгами и журналами, а все религиозные издания запретили, проводили антирелигиозное воспитание молодежи, жестоко преследуя всех религиозно настроенных людей…

Мы знаем, что храмы Божьи так буйно расцветавшие в последнее время, будут вновь закрыты и пусты. Страх перед НКВД не позволит верующему человеку исповедовать и внешне разрешенную религию. Ибо кто поверит, что московская комедия с избранием безвольного Патриарха Сергия, знаменует собой поворот коммунистов к Богу и религии. Безбожная комедия с избранием Патриарха нужна большевикам для того, чтобы обелить перед миром свою вредно-пагубную антирелигиозную деятельность. Сбылись слова народной песни-молитвы: "Страна в руинах, народ в неволе и даже молиться враг не позволит". Но промосковских автономистов обошла доля собственного народа и Церкви. Для них лишь сменились хозяева, цвета знамен и вывески. Завербованная гестаповцами агентура переходила "из рук в руки" - теперь она готовилась работать на НКВД.

В своих воспоминаниях первый украинский Патриарх Мстислав так комментировал симпатии гитлеровцев к украинскому отделению Московской патриархии. "Им важен был путь с запада на восток, тот самый проторенный путь в Азию. Они (гитлеровцы – авт.) знали, что означает Церковь в жизни нации. У них была специальная группа, исследовавшая церковные вопросы. И не забывайте, что большинство переводчиков у немцев были русские из первой волны эмиграции, среди немцев были традиционные симпатии к россиянам, существовали кровные связи и тому подобное.

Клир Московской патриархии в Украине не только активно сотрудничал с гитлеровцами, уничтожая своих оппонентов с помощью гестаповских палачей, но и не препятствовал антиукраинской человеконенавистнической пропаганде. Про доносительство автономистов свидетельствует хотя бы информация одной из немецких полевых комендатур на Черниговщине от 20 апреля 1942 года, приведенная в труде проф. Владимира Пащенко: "В кругах Греко-ортодоксальной Церкви (имеются в виду автономисты из Московской патриархии – авт.) утверждают, что Украинская Национальная Церковь больше преследует политические, нежели религиозные цели. Имеется в виду бандеровское движение. Является ли это реальным фактом на сегодняшний день - неясно. Просим дать распоряжение, как следует поступать немецкой комендатуре в отношении национальной Церкви". Как видим, в этот период немцы еще хотели разобраться, а не просто ставить к стенке.

Особенно активным гитлеровским сексотом был епископ Владимиро-Волынский (Московский патриархат) Мануил (Тарнавский), писавший в своем донесении в городской отдел полиции 5 августа 1943 года, что в его епархиальном городе существуют две враждебные для немецкого правительства организации - "Просвита" и Церковный совет, которые под прикрытием просветительской и религиозной деятельности ведут агитацию с целью обретения полной независимости Украины. Члены этих организаций, по информации московского владыки, хотят воткнуть нож в спину немецкой армии. Далее в своем донесении епископ называет имена известных ему жителей города, принадлежащих к тайной украинской организации (позднее все они будут расстреляны). "Верность германскому правительству требует от меня донести о вышеуказанных злодействах. Хотя я и являюсь украинцем, но должен быть, прежде всего, преданным и верным германскому правительству, освободившему нас от жидовско-коммунистического ярма.

На основании распоряжения пана рейхскомиссара о том, чтобы уведомлять о возможных антигосударственных выступлениях, считаю необходимым выполнить свой государственный долг", – пишет в заключение епископ Московской патриархии. Характерно, что подобные документы, исходящие от священников Московского патриархата, отнюдь не единичны. Они сами не очень скрывали свое сотрудничество с гитлеровцами, почитая таковое чуть ли не за доблесть.

Почему?

Возникает естественный вопрос: чем руководствовались гитлеровцы и автономисты из Московской патриархии, налаживая тесное сотрудничество между собой?

1) Выше уже говорилось, что немецкие оккупационные власти в Украине были зантересованы в таких формах религиозных проявлений, которые обеспечивали им полное и безопасное властвование. Поэтому украинское автокефальное движение рассматривалось как нежелательное. В то же время оно было чрезвычайно популярным, особенно в Центральной Украине, где еще помнили подвижнические труды духовенства УАПЦ, митрополита Василия Липкивского. В этом контексте автономисты из Московской Патриархии рассматривались как подручное средство для борьбы с возрожденной УАПЦ. Манипулируя врожденным шовинизмом и искаженным пониманием каноничности, характерными для Московского патриархата чертами, гитлеровцы могли не беспокоиться о возможных неконтролируемых шагах с их стороны.

2) Автономисты из Московской патриархии не пользовались особым авторитетом у верующих Украины из-за отсупническо-коллаборационистской деятельности церковного руководства во главе с так называемым местоблюстителем Митрополитом Сергием Старгородским и его декларации 1927 года о примирении с безбожной советской властью.

Своим влиятельным положением автономисты были обязаны гитлеровцам, и - по иронии судьбы – "горести" фашистов стали их "горестями", а их "радости" стали "радостями" автономистов. Посему автономисты были всячески заинтересованы в гитлеровском протекционизме. Это понимали и оккупанты. Показательно, что когда начался организованный вывоз молодежи на работы в Германию, немцы требовали, чтобы влиятельные церкви Украины не мешали этому процессу и даже выступили с призывами в его поддержку. Особенно этого требовали от иерархов УАПЦ, а про автономистов из МП никто даже и не вспоминал, зная их малый авторитет среди верующих.

3) "Разделяй и властвуй" – этот древнеримский девиз как нельзя больше всего подходил для действий немецких оккупантов в сфере религиозной политики. Несмотря на это, автономисты пытались ухватить как можно больше места под солнцем, не брезгуя при этом ничем. В то же время оккупанты всячески подчеркивали особое расположение к автономистам, формируя у последних стойкое чувство прислужничества.

4) Благодаря гитлеровскому протекционизму, автономисты из МП могли по-прежнему проводить политику русификации украинского народа, обеспечивая верховенство "старших братьев" даже в условиях немецкой оккупации.

5) Невмешательство гитлеровской власти в канонические проблемы ( в понимании автономистов из МП) позволяло сохранять их промосковский статус и исключительность в собственной "благодати" и "каноничности", а также монополию на церковное верховенство в Украине

6) Само существование автономистов из МП давало им возможность в будущем (по их собственным представлениям) cберечь "каноническую территорию" на украинских землях в интересах черносотенного московского православия.

Киев. Научное общество Петра Могилы 1999 г., публикуется с сокращениями

Перевод с украинского -  "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования