Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

И.Курляндский. Под властью химер, или Кровь по совести (критические заметки об имперской теории Н.Н. Лисового). Часть I. "Химера Империи". [Церковь и культура]


Посвящаю памяти жертв политических репрессий

Историк, богослов и публицист, заместитель Императорского православного общества, с.н.с. Института российской РАН к.ф.н. Николай Николаевич Лисовой в своих выступлениях в средствах массовой информации (в печати, в Интернете, по телевидению и радио)много и охотно рассуждает об "Империи", как о "некоей духовной, религиозной и историософской, исторической сущности", "некоей универсалии в мире". Можно назвать такую вечную и вселенскую мистическую "империю", активным пропагандистом и апологетом которой является Н.Н. Лисовой, сверх-империей. Задача нашей работы - проанализировать комплекс взглядов Н.Н. Лисового на "имперскую" проблематику; особенности его имперской теории,ставшей, без преувеличения, значительным событием в интеллектуальной жизни России последних лет.Представляется, что такой анализ необходим – в виду выбора исторической перспективы развития российского государства и общества, где имперские идеи Н.Н. Лисового и его единомышленников могут иметь значительное влияние. В построениях Н.Н. Лисового четко выделяются три основные константы, которые мы, не признавая за ними научного характера, образно называем химерами. Соответственно каждой из этих химер посвящается часть нашего исследования:

1. Химера "Империи".

2. Химера "Императора", или миф о "святом Диоклетиане".

3. Химера"православного" сталинизма.

1. Химера "Империи".

По своему этимологическому значению, понятие "империя" - это, прежде всего, государство, потому что происходит от латинского "im-perio", что означает "повелевать, быть во власти". Под "империей" понимается и просто "власть", "государство"[i].

По Н.Н. Лисовому, многие известные государственные образования, называющие себя "империями" (как, например, Французская, Китайская, Австро-Венгерская, империя Бисмарка и проч.) под его универсалию "Империи" не подпадают."Это всё псевдо-империи, это всё узурпации. Узурпации имени и попытки узурпации самой сущности", - объявляет он[ii]. "Говорят об "империи Карла Великого" или "Наполеона" или "кайзера Вильгельма" с тем же почтительным придыханием, как об Империи Августа и Константина, Юстиниана и Петра Великого". С этой позиции автор критикует известного философа и богослова Георгия Флоровского – "удивительно, с какой легкостью серьезнейший церковный историк представляет на равных "западный" и "восточный" варианты – как будто у Империи могут быть "варианты". Как будто могут быть варианты у Истории!".[iii]

Думающий читатель вправе спросить: "а почему?" другие "империи" - все "узурпации"? Где критерий, который позволяет отличить подлинную "империю" от мнимой?Почему, допустим, Российская империя признается автором подлинной, а Оттоманская или Китайская империи, так сказать, "поддельными"?

Потому что Н.Н. Лисовой открывает НОВУЮ СУЩНОСТЬ – некую поставленную самим Божественным Провидением сверх-империю - избранное Богом мистическо-государственное пространство, именуемое как "пространство спасения"[iv]. В эту сверх-империю (или единственно-подлинную "Империю" по Н.Н. Лисовому) входят последовательно три исторических государства, называвшихся "империями", а именно: Римская империя, Византийская империя, Российская империя (впрочем, в понятие последней автор по известной только ему причине включает и Советский Союз и постсоветскую Россию, к этому мы еще вернемся). Все это ТРИ исторически последовательные ипостаси некоей мистической единой "Империи", пользующейся, по автору, особым божественным покровительством. Поэтому и логично, что все остальные государственные образования, объявляющие себя "империями", этого названия не заслуживают. В рамках сверх-империи происходит и своеобразная "эстафета империй" (термин Н.Н. Лисового), когда империи (Римская, Византийская, Российская) сменяли друг друга. Такая "Империя" - "одна", подобно тому, как А.С. Хомяков говорил, что "Церковь одна". "Империя не умирает, лишь передает эстафету".[v]

"Империю" автор определяет, как "форму государственно-политического служения Богу"[vi].

К такой вот "Империи" автор относится с неизменным и, может быть, преувеличенным почтением. Надо отметить, что и сами слова "империя" и "император" он во всех своих трудах (в том числе и в вполне светских, научных, исторических)почему-то все время употребляет с большой буквы, также как принято в православной традиции употреблять с большой буквы слова Бог, Господь, Церковь, Спаситель. Так, становится ясным, что сами понятия "империи" и "императора" равнозначны для него этим священным и религиозным понятиям. И Господь у него пишется с большой буквы, и "император" - тоже с большой буквы, и Церковь – с большой, и "империя" - тоже с большой.

"Служить Империи" - для Н.Н. Лисового важнейшее назначение человека. Служение империи для него равнозначно служению родине и Богу. На круглом столе "Империя и Церковь в Византии и России" 13 марта 2002 г. он высказался об этом с подкупающей откровенностью:

"Вопрос очень простой. Что делать? Служить Империи, пока она существует, пока она призывает к служению. То, что Вы не поняли, что Империя наполняет всю жизнь человека и всю жизнь общества и всю жизнь народа, это не моя вина. Я не говорил, что всё сводится только к институтам власти. Нисколько я об этом не говорил. Существует воинская служба, существуют правовые органы, существует поэзия, культура, музыка, но всё это существует настолько, насколько и пока всё это держит на своих плечах православная Империя и насколько это благословляет Православная Церковь. Всё есть, и мир есть, и цветы в садах цветут, и плоды поспевают, и рожь поспевает и её жать надо, но и жать рожь, и собирать урожай в садах, и защищать Родину и прочее – всё это надо во имя Бога, во имя Царства, во имя Империи. Она на земле есть единственный наш гарант существования вообще. Чисто биологического существования. Нет империи и всё, нас бьют на Олимпийских играх, о каком Вы мне говорите существовании Православной Церкви, когда на Олимпийских играх нас бьют мордой об стол? Только потому, что у нас нет Империи и нет Императора. Только и всего"[vii].

По Н.Н. Лисовому, "Империя – единственная реальная сила, противостоящая … "энтропийной смерти" Истории". Потому что ведь мировое зло – это не "терроризм", не Бен Ладен, с их трагической (но хоть какой!) энергетикой (!? – И.К.), а та наступающая без жалости глобализация, американизация всего на свете…"[viii]

Библейские корни такой открытой им "всемирно-исторической реальности", как "Империя", Н.Н. Лисовой видит в известном толковании пророком Даниилом сна царя Навуходоносора. Он-де и изложил ему "концепцию единой мировой империи, которая не умирает, а только передаёт эстафету. Ассирийцы передают эстафету Вавилону, Вавилон передаёт эстафету персам, персы передают эстафету Александру Македонскому…Александр Македонский после этого передаст эстафету уже нашим дорогим и любимым римлянам"[ix]. Автор имеет в виду последовательность "четырех Царств" - "четырех Империй", изложенную в пророчестве Даниила. По православному толкованию, это Ассиро-Вавилонское,Персидское, "медное" Македонское (империя Александра Македонского) царства и "железное" царство римлян (Римская). (Дан, 2, 39,40). С Константина Великого якобы и начинается предсказанное Даниилом "пятое" "Царство", воздвигнутое ни кем иным, а самим Богом. В качестве бесспорного авторитета в этом вопросе автор приводит мнение великого русского поэта и своеобразного, весьма спорного религиозного мыслителя Ф.И. Тютчева: "С Константина начинается пятая Империя, окончательная, - Империя, окончательная – Империя христианская". "Та, что призвана стоять вечно" - дополняет мысль Ф.И. Тютчева Н.Н. Лисовой.[x] Но что значит "стоять вечно"? Значит, до конца времен (до Апокалипсиса?), до конца земной человеческой истории будет существовать богопоставленное государствоСверх-империя, просто меняя свои названия и обличия?

Историософская концепция Ф.И. Тютчева – один из главных источников имперской теории Н.И. Лисового. Имеется в виду историко-философский трактат поэта "Россия и Запад" (1848 г.), где сделана попытка обосновать особый от западного российский духовный путь в мировой истории, связанный именно с имперской традицией. Так, в заметках к трактату Ф.И. Тютчев писал: "Россия гораздо более православная, нежели славянская. И, как православная, она является залогохранительницей империи. Что же такое империя? … Империя не умирает. Она передается (вот и идея "эстафеты империй". - И.К.). Реальность этой передачи. 4 прошедших империи. 5-яокончательная (строго по книге Даниила. – И.К.). Законная империя оказалось привязанной к наследию Константина. – Показать и доказать историческую реальность всего этого (подход, между прочим, обнаруживающий всю антинаучность метода Тютчева– сначала автор постулирует утверждение, которое считает истинным, и только после этого ставит задачу доказать и показать его истинность, что для непредвзятого историка-исследователя совершенно немыслимо. – И.К.). Чем была восточная империя…, перенесенная в Россию… Империя Востока – это Россия в окончательном виде… Вселенская монархия – это империя. Империя же существовала всегда. Она только переходила из рук в руки… 4 империи: Ассирия, Персия, Македония, Рим. С Константина начинается 5-я империя, окончательная, империя христианская".[xi]

Но лучше всего Тютчев высказал то же самое в поэтической форме:

Москва и град Петров, и Константинов град –

Вот царства русского заветные столицы …

Но где предел ему? И где его границы?

На север, на восток, на юг и на закат?

Грядущим временам судьбы их обличат…

Вот царство русское и не прейдет вовек,

Как то предвидел Дух и Даниил предрек.[xii]

Известно, что у великих людей (и у таких, как Тютчев) могут быть великие заблуждения. А что, если Тютчев не прав?

Вернемся к первоисточнику. О чем говорится в пророчестве Даниила применительно к последнему царству? "И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно". (Дан, 2, 44). Во-первых, известно о не оправдавшихся, не исполнившихся пророчествах. Во-вторых, остается непонятным, как толковать слово "царство" в этом пророчестве, - как государство ("империю") или как некую нерасторжимую духовную общность людей, так сказать, "царство не от мира сего", явленную в дальнейшем человечеству как христианская Церковь? Именно в этом втором смысле понимали пророчество Даниила и Полихроний Апамейский и епископ Кассиан и в ХХ в. – крупный богослов, протоиерей о. Александр Шмеман. Однако, подобное толкование автор не принимает во внимание. По его мнению, в предсказанном Даниилом пятом "нерушимом" царстве необходимо видеть Римскую империю (не Церковь):"иначе Рим вообще выпадает из историософской перспективы".[xiii] Но зачем вообще нужно Римскую империю в эту искусственно создаваемую "историософскую перспективу" задним числом затаскивать?

Если же признать, что имелось в виду именно государство, то необходимо признать, что пророчество Даниила совершенно не оправдалось в истории, ибо не видим мы нигде такого "царства", которое бы от римлян стояло нерушимо тысячи лет до настоящего времени – все государственные образования, в том числе и называвшие себя "империями", в свой срок разрушались и прекращали свое существование. Может быть, в словах пророка отразилась некая мечта о вечном и неразрушимом "царстве", исторически совершенно невыполнимая?Возникает уместный вопрос, так ли надо абсолютизировать это пророчество? Есть ли вообще исторические основания считать его истинным? Ну, мало ли, что можно, в конце концов, просто нафантазировать! Мало ли обычных человеческих фантазий отразилось и в библейских текстах? Что, древние люди не строили в своем воображении "воздушных замков"? Не выдавали желаемое за действительное? Что, обращение к Библии исключает для историка источниковедческий анализ? И разве это противоречит Вере, Православию? Разве Вера предполагает обожествление Буквы, абсолютизацию любого библейского текста? Мечта и реальность – две совершенно разные плоскости бытия. И где у Даниила идет речь о "всемирной универсалии" - "Империи"? О "неразрушимом Царстве", - которое одни понимают как государство, другие – как Церковь, - да, он говорит, но где хоть слово есть у него - об "Империи"? Такого понятия у пророка вовсе нет.

Нет, автора столь явно сомнительное с точки зрения исторической перспективы "пророчество" подталкивает к глобальным выводам всемирно-исторического значения!Он пишет: "…речь идет о том, что всегда существовала (как понимать слово "всегда"? От Адама и Евы? – И.К.) и должна существовать (а почему это так "должна"? А если вовсе не "должна"? – И.К.) некая универсалия исторической и политической жизни, которая называется Империей".[xiv] Но нет и речи об этом в пророчестве Даниила! Это именно развитие "задним числом" рассказа пророка. Дальше ход мысли автора становится еще интереснее. "Если ее (то есть этой "универсалии". - И.К.) нет, значит, нет в мире некоего определяющего и направляющего стержня. (значит, без "империи" все полетит в хаос, в тартарары? А религия, значит, не является таким "стержнем"? А если да, то зачем еще нужна и "империя"? – И.К.). Это то же самое, что солнечная система без солнца"[xv]. Заметим, что автор увлекся, уподобив государственную систему "солнцу" для мира, без которой все народы погружатся в кромешную тьму. А далее следует сколь безапелляционное, столь обязывающее заявление: "Библейское и опирающиеся на него христианское понимание истории дает единственную и наиболее глубоко обоснованную религиозную санкцию Вечной Империи"[xvi]. Что ж, звучит также "монументально", как положение Программы КПСС. Но спрашивается, вправе ли историк рассуждать подобным образом? Не слишком ли самонадеянно говорить не от своего собственного имени, а от имени всего "библейского и опирающегося на него христианского понимания истории"!

Сделаем отступление. Мы, как привыкшие в своей деятельности пользоваться научным инструментарием, а идти в своих суждениях и выводах от источников и фактов, полагаем, что не библейское и не христианское "понимание" истории дает такую "санкцию" "Вечной Империи". Эту санкцию произвольно дает ей один человек, а именно – историк и богослов Николай Николаевич Лисовой и делает это с помощью весьма вольного обращения с источниками и фактами, используя при этом метод искусственного подгона исторического материала под свои идеи, под заранее сформулированную концепцию. Для обоснования последней он подвергает как всемирную, так и российскую, и советскую историю масштабному и целенаправленному переосмыслению, выдавая свою весьма спорную точку зрения за правильное, церковное и православное понимание событий.

Продолжим дальше рассмотрение хода рассуждений ученого автора. Хорошо, пусть его "Империя" предсказана в библейских текстах, поверим или сделаем такое допущение, но как же соединить ее нерасторжимо с мировой религией – с Христианством? Ведь Основатель христианства говорил "Царство мое не от мира сего", разве не так? Как же связать "империю", - а это именно царство от мира сего, - с Иисусом Христом? Задача трудная, надо признать. И существует одна "загвоздка". Ведь нигде в евангельских текстах Христос об "империи" абсолютного ничего не говорил! Ни единого слова! Но автор находит довольно легкий и, как он считает, удачный "выход из положения". Для этого используется упомянутый выше антиисторический метод подгонки фактов под заранее придуманную теорию. Ведь Христос родился в "Империи"! Факт, с точки зрения Н.Н. Лисового, для его оппонентов – абсолютно убийственный. Сам факт рождения Христа в империи дает, по Н.Н. Лисовому, ей священную санкцию! Очень возможно, что это "открытие" имеет "колоссальное" историко-каноническое значение. Может быть, это целый "переворот" в богословской науке. Как же автор аргументирует свою точку зрения? "Солидно".

Он приводит рассказ евангелиста Луки о Рождестве Христовом, - о том, как Христос родился при первом римском императоре Августе и был "вписан" при нем в римское подданство благодаря происходившей в то же время переписи в Вифлееме. Все это совпало, по мнению Н.Н. Лисового, неслучайно, по Божьему Промыслу. "Грубо говоря, … не было бы повелениякесаря Августа, негде (!? – И.К.) было бы родиться Спасителю (с нашей точки зрения, сказано не только "грубо", но богохульно и бессмысленно. – И.К.). Одно с другим тесно связано. Так осознают сами евангелисты (ГДЕ это они так осознают? Автор этого не указывает. Зачем приписывать евангелистам свои собственные мысли? – И.К.)"[xvii]. И далее об этом же: "В Евангелии нет лишних слов, нет лишних указаний".[xviii] Опять въедливо-буквалистский подход по отношению к св. Писанию демонстрирует автор. Возникает тут же вопрос, к которому мы вернемся - неужели евангелисты не могли отразить в своем повествовании какие-то исторические факты и детали эпохи, не придавая им священного мистического значения и тем более того значения, которое придает им Н.Н. Лисовой? Ведь совершенно естественно, что Христос, как конкретный человек, родился в конкретном государстве – в Римской империи и был вполне логично вписан в его подданство. И что из этого? Чем это доказывает именно богопоставленность Римской империи, ее сакральный, мистический смысл? Ведь одно дело – историческая реальность Римской империи, как места бытия Иисуса Христа, и другое – обожествление этой самой исторической реальности. Государству Римскому надо дать священную санкцию только благодаря лишь факту рождения в нем Христа? Да, пространства Римской империи стали первоначальными пространствами христианской проповеди и что же, "царство римлян" в силу этого стало священным? Разве не весь мир – адресат христианской проповеди, а не только народы Римской империи? Разве сам Христос не заповедовал проповедовать Евангелие "всякой твари", имея в виду всю Землю, а не только просторы Римской империи? Зачем же тогда, вопреки Иисусу Христу, "универсалию империи" нужно так возвеличивать, выделять? И еще не понятен один момент, если исходить из посылки Н.Н. Лисового, - Христос родился на планете Земля и был вписан в Род Человеческий. Так что, следуя той же логике, мы должны признать святой всю Землю, а Род человеческий – тоже священным родом? Непонятно. Бессмысленно.

В рассказе евангелиста Луки просто перечислены факты. И только. Ничего, кроме голых фактов, никаких выводов из них у Луки нет. Н.Н. Лисовой берет этот рассказ и начинает произвольно "накручивать" что-то свое, к повествованию Луки абсолютно не относящееся: "Рассказ Евангелиста может быть в историософском плане осмыслен единственным образом (так ли уж "единственным"? Что за навязчивый самодовольный директивный тон? - И.К.). Господь Иисус не родился бы в Вифлееме, не родился бы (как Христос) вовсе (ибо Христу надлежало (выделено автором. – И.К.) родиться в этом городе), если бы… Если бы император Август не повелел "сделать перепись по всей земле", если бы не было вообще Императора Августа (обратите внимание, уже с большой буквы! – И.К.), если бы он не был провозглашен за 27 лет до этого Императором (и снова по отношению к светскому чиновнику – императору – автором употребляется большая буква, будто речь идет о Спасителе! – И.К.) и посвятительные надписи по всей Империи не приветствовали бы этого события, как "пришествия спасителя мира"… (отточие автора – И.К.). Словом, если бы не было Империи".[xix] Отметим такое обстоятельство, что "посвятительные надписи по всей Империи", посвященные провозглашению Августа императором, отнюдь не связывали этого события с приходом предсказанного Ветхим Заветом мессии. Это были именно надписи, посвященные Августу. Обычная дань официального славословия новому владыке могучей державы мира.В чем же заключается их связь с Рождеством Спасителя? Не видно такой связи. Однако же, автор, не стесняясь, ставит Рождество Христа и появление империи Августа "на одну доску" - "Две сущности, которые с того времени и до наших дней будут наполнять собой всю мировую историю без исключения… Эти две сущности рождаются одновременно".[xx]

А что читаем у евангелиста Луки? "В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле… И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна. Когда же они были там, наступило время родить ей. И родила Сына Своего Первенца". (Лк.2.1-7). Сопоставим текст евангельский с текстом Н.Н. Лисового и сразу увидим, что жесткая причинно-следственная связь между событиями светской и церковной истории ("если бы не одно, то не было бы второго") просто выдумана автором. Нигде в евангельском тексте Луки об обусловленности Рождения Иисуса, Спасителя мира, сына Божия, самим фактом существования Римской империи не говорится. Таков механизм фальсификации евангельского текста, совершенный Н.Н. Лисовым. Изобретается ложная причинно-следственная связь и постфактум "нанизывается" на события. Автор просто экстраполирует на евангельскую историю свои фантазии.

Н.Н. Лисовой, как на еще один безусловный авторитет, ссылается и на мнение, высказанное в Послании инока псковского Спасо-Елеазорова монастыря старца Филофея, писателя первой половины XYI в. – "Ромейское (Римское) Царство не разрушимо, яко Господь в Римскую Власть написася".[xxi] Автор с удовольствием подхватывает это утверждение Филофея и развивает его в весьма красивом, броском, публицистическом духе – "вписался в Империю, в глубинный смысл и содержание Истории. Поэтому и возможна эстафета Империи, живо и бессмертно само существо, можно даже сказать, таинство Империи (выделено автором – И.К.), связывающее неведомым – но благословенным – образом Капитолийскую Волчицу с Двуглавым Орлом Кремля".[xxii]

Но слова Филофея – часть мифа, творимого им в условиях своего времени. Почему же в XXI веке нужно поднимать их на щит и делать частью целой концепции? Ничем не объяснено. Кроме того обстоятельства, что это высказывание лично симпатично автору и вписывается в его имперскую теорию, совершенно не ясна значимость слов Филофея для современности. Но верно ли предрек Филофей (как и его предшественник Даниил)? Разве не рухнуло "Ромейское Царство"? Разве не рухнули также и все его "наследники" в виде Византийской и Российской империй?

И если уж так выделять сам факт Рождения Христа в Римской империи (а это, похоже, краеугольной камень имперской теории Н.Н. Лисового), то уж не следует забывать и другой непреложный факт – именно Римская империя в лице своей Римской Власти (прокуратора Иудеи Понтия Пилата) осудила Спасителя на смерть. Не иудеи, не Синедрион, а именно Рим в лице прокуратораПонтия Пилата, наместника императора Тиберия в Иудее. Что ж получается? Значит, не так органично вписался Спаситель в Римскую империю, раз она ж Его предала на крестные муки и позорную казнь (вместе с разбойниками). Неужели нет мистического смысла в мученической смерти Иисуса в Римской империи?

Итак, факт смерти Христа, как человека, убитого именно Римской империей, не должен отвергаться, не должен не приниматься во внимание, когда мы размышляем об "имперской" теории Н.Н. Лисового. Или автор считает суд Пилата над Христом праведным, правильным?Или он признает правильными законы и администрацию императора Тиберия, благодаря которым и стало возможным осуждение на смерть Праведника? Если он так не считает, то, может, и не надо торопиться объявлять "священной" империю Тиберия? Награждать ее "сакральной" санкцией?

Вдумаемся также, не кощунство ли это - ставить рядом с именем Иисуса Христа имя императора Августа, весьма малосимпатичной исторической личности, достигшей абсолютной власти путем длинной цепи злодеяний, предательств, вероломства, интриг и убийств? Можно вспомнить, например, умерщвление по приказу Августа младенца – сына Цезаря и Клеопатры Цезариона. Чем он лучше Ирода Великого? Да, Христос и Август - современники, но святость Первого никак не переходит автоматически на второго. Сосуществование Христа и Августа, Христа и Тиберия на одном временном отрезке – не более чем историческое совпадение, никакого мистического смысла в себе не имеющее. Нет у светского историка или церковного богослова никаких оснований сказать – "если бы неАвгуст, не было Христа". Правильнее сказать, если бы не Бог-отец, не было бы Бога-сына. Но при чем здесь подлый римский кесарь?

И еще один момент, дающий пищу для размышлений. Ведь не Август, а Юлий Цезарь нанес смертельные удары Римской республике, уничтожил ее и стал по сути первым "императором" – абсолютным диктатором Рима, хоть наименование "императора" и не носил. Но именно он стал первым "цезарем". И все последующие императоры носили имя "цезаря", были его преемниками, признавая этим Цезаря первым монархом. При Цезаре Рим стал монархией, не при Августе. Август, назначенный преемником Цезаря при его жизни, только восстановил монархический режим, поколебленный властью триумвиров. Не логичнее ли Христу было "вживляться" в диктатуру Цезаря, как подлинное начало Римской империи, если последовательно рассуждать в духе имперской теории Н.Н. Лисового?

Итак, в самом основании имперской теории Н.Н. Лисового лежит фикция – абсолютно произвольное утверждение о том, что сам факт Рождества Спасителя дает священную санкцию государственной форме, в которой Он исторически родился – Римской Империи. Вот еще одна цитата из автора в том же духе: "Рождество Христово" как бы "санкционирует", сообщает сакральный смысл сформировавшейся к тому времени Империи"[xxiii]. Подобное недоказуемо ни с богословской, церковной, ни с исторической точек зрения, не находит подтверждения в словах Христа, покоится только на вольных допущениях Н.Н. Лисового, - значит, носит голословный характер.

Но автор также ссылается и на апостолов – как бесспорных авторитетов раннего христианства. Рассмотрим, насколько корректно он это делает. Прежде всего, конечно, "в ход" идут известные цитаты из апостольских Посланий об отношении христианства к государственной власти – апостола Павла к римлянам ("нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены") (Рим.13,1-2), первого соборного Послания апостола Петра о "покорности всякому человеческому начальству для Господа" ("Бога бойтесь, царя чтите") (1Пет.2, 13-14, 17). Слова апостолов, резюмирует Н.Н. Лисовой, относятся к злому императору Нерону – их современнику и гонителю.[xxiv] И что, разве апостолы этими высказываниями "сообщают сакральный смысл" и самому Нерону, и его правлению, и его империи, находят оправдание его преступлениям? Не заземляет ли и не опошляет ли автор таким вот "прикладным" толкованием апостольские слова? Представляется, что апостольские слова относятся к самому принципу государственной власти, как богопоставленной форме, альтернативной пагубному безначалию и анархии, ведущим к кровавым смутам. Именно в таком смысле и понимал апостольские слова, к примеру, такой авторитетный церковный мыслитель, как святитель Иоанн Златоуст: "Неужели всякий начальник поставлен от Бога? Не то говорю я, отвечает (апостол).У меня теперь речь идет не о каждом начальнике в отдельности, а о самой власти. Существование властей, при чем одни начальствуют, а другие подчиняются, и то обстоятельство, что все это происходит неслучайно… - все это я называю делом Божией премудрости. Поэтому (апостол) и не сказал, что нет начальника, который не был бы поставлен от Бога, но рассуждает вообще о существе власти…"[xxv]

Но "установленность" каких-то форм человеческой жизни от Бога отнюдь еще не сообщает им священного или сакрального характера, не дает гарантий от воздействия греховной человеческой природы на эту власть, не предохраняет от злоупотребления властью, ее вырождения в пагубные для целых народов бездуховные тирании (что с таким "успехом" показали в ХХ веке и гитлеровский режим и сталинский СССР, и полпотовская Камбоджа). И уж, конечно, слова апостолов никак не могут употребляться для обожествления и конкретных форм государственной власти (вроде "империй" или "империи") и ее носителей (вроде "императоров" или Сталина). К сожалению, подобное спекулятивное использование апостольских текстов для воспитания слепой и тупой покорности любому облеченному в государственную форму человеческому произволу – давноне редкость в церковном сознании. Так бывает, если вместо Духа вновь демонстрируют приверженность к Букве. И когда в жертву Букве приносят Совесть, нравственное сознание человека. Отметим, что апостолы не имели опыта существования в условиях тоталитарных тираний ХХ в., когда под ширмой "государственных форм" скрывалась господство сатанизма и сатанистов. И неизвестно, какие бы коррективы были тогда внесены в их слова о покорности властям, откройся им вся правда "царств" ХХ в. Между тем, возможность соединения государственной власти с сатанизмом в Св. Писании предсказана. Так, в Откровении св. Иоанна говорится и о "десяти царях, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари на один час. Они имеют одни мысли и предадут силу и власть свою зверю. Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их…" (Откр.17, 12-14.). Итак, Св. Писание ясно указывает, что земная власть возможна не только от Бога, но и от дьявола тоже. Разумеется, толкование слов апостолов не предусматривает для христианина поклонения и этим предсказанным в Апокалипсисе заключившим союз с Зверем "царям", равно как и любым властителям "тьмы века сего". Нельзя здесь не вспомнить и мудрые слова замечательного русского мыслителя славянофила Д.Ф. Самарина: "признавая в государстве отдельную, независимую сферу…, Церковь ограничивает это признание только идеей государства, как народного общежития под одной властью. Только идее государства сообщается религиозная санкция… Что же касается самих "форм" правления, то ни Спаситель, ни апостолы не создавали их, не писали конституций. И было бы богохульством превращать упомянутое религиозное санкционирование идеи государства в, так сказать, одогматизирование современного Христу и апостолам государственного строя instatuquo на вечные веки".[xxvi] Но разве не именно этим богохульством занимается Н.Н. Лисовой, одогматизируя имперскую форму на все времена, как современную Христу и апостолам? "К вопросу о том, как устроить, к кому вверить власть, - продолжает далее Д.Ф. Самарин, - Церковь равнодушна и также мало стесняет свободу политического развития, как и развитие торговли и языка… Итак, власть государственная – от Бога, но только как осуществление общежительного инстинкта, вложенную в самую природу человека Творцом; непосредственным же источником власти является народ." И обратим особое внимание на следующую фразу Д.Ф. Самарина: "…христианство не может проповедовать безусловного повиновения государственной власти как таковой. Культ власти в христианстве – идолопоклонство".[xxvii] Между тем, и А.С. Хомяков полагал, что "христианин, хотя живет в государстве, но сам он не от государства, а от Церкви".[xxviii] Другой столь же крупный православный мыслитель славянофил И.С. Аксаков утверждал: "Общественный и личный идеал человечества стоит выше всякого совершеннейшего государства, точно так, как совесть и внутренняя правда стоят выше закона и правды внешней".[xxix]

Но может быть, эти светские мыслители не так уж авторитетны в глазах почтенного богослова? Однако и у явно церковных авторов можно найти подтверждение тех же мыслей. Так, святитель патриарх Тихон (Беллавин), мученик большевистской власти, тоже высказывался в совершенно не "имперском духе". "Установление той или иной формы правления – не дело Церкви, а самого народа", - прямо указывал он, - "Церковь не связывает себя ни с каким определенным образом правления, ибо таковое имеет лишь относительное историческое значение".[xxx]

Итак, для христианина поклонение нравственному закону в принципе выше поклонения любым государственным формам и их носителям. Еще Иисус Христос четко разграничил обязанности христианина и гражданина, как две принципиально разные, не пересекающиеся сферы или плоскости – "отдавайте Богу Богово, а кесарю - кесарево". Как же можно даже заикаться в таком случае о "государственно-политической форме служения Богу"? Если Христос сказал, что служение Богу – одно, а государство и политика – другое. Зачем же Н.Н. Лисовой, вопреки Иисусу Христу, пытается намертво эти сферы (государственную и церковную) соединить? Зачем ему так нужно обожествление установлений "временных", исторических? Апостол Павел, наряду с проповедью повиновения власти, признает случаи необходимости противления ей. Так, он обращается к членам Синедриона, запрещавшим ему проповедь о Христе – "справедливо ли перед Богом послушать вас паче самого Бога?" (Деян.4, 19; 5, 29). А социальная концепция Русской Православной Церкви, принятая на Архиерейском Соборе 2000 г. прямо указывает, что в случае подстрекательств государством верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к душевредным деяниям Церковь должна отказать государству в повиновении.[xxxi]

Но автору мало интерпретации - в нужном ему духе - текстов апостольских посланий. Он также обращается к событийной стороне жизни апостолов, приводя, как полагает, доказательные примеры из "Деяний св. Апостолов". Снова священная мистика "империи" буквально "выуживается" им между тех строк, где просто излагаются исторические факты. Апостол Павел потребовал суда кесарева? По Н.Н. Лисовому, что это, как не признание сакрального характера установлений империи Нерона.[xxxii] Вопрос – просто, как обычный гражданин Римской империи, ап. Павел не мог такого суда потребовать? И где он этим требованием благословил римский суд?Разное дело – искать справедливого судебного разбирательства и благословлять те или иные имперские учреждения, формы, порядки. Нигде, ни единым словом в "Деяниях св. апостолов" ап. Павел римские учреждения не благословляет, их не хвалит, позитивно о них не отзывается. Далее – Н.Н. Лисовой отмечает, как важное обстоятельство, что последние главы "Деяний" посвящены путешествиям ап. Павла в Рим на суд кесаря и то, что рассказом о приходе ап. Павла в Рим "Деяния" заканчиваются. По Н.Н. Лисовому, это тоже, конечно, "неслучайно". И он высасывает из пальца "скрытый умысел" евангелиста в таком обрыве событий. Спрашивает - "Или, как ап. Павел, он (евангелист Лука. – И.К.) считает, что история евангельской проповеди, история рождения Церкви уже завершилась (выделено автором. – И.К.)самим фактом прибытия в Рим?" и сам же дает на свой вопрос положительный ответ: "Пространство Евангелия совпало с пространством Империи".[xxxiii]

Против такого поворота мысли есть два серьезных возражения. Одно из них – чисто источниковедческое. Нет никаких оснований считать, что корпус евангельских текстов дошел до нас целиком. И "обрыв" повествования в "Деяниях св. Апостолов", весьма вероятно, вызван не "умыслом" Евангелиста, а тем обстоятельством, что их дальнейший текст был утрачен. Однако, Н.Н. Лисовой утверждает, что Лука сознательно завершает книгу, "хотя мог бы затем рассказать и о пребывании Павла в столице Империи, и о последующем благовестническом путешествии в Испанию, и о возвращении в Рим, и о двух судах над ним".[xxxiv] Возразим на это, что с точки зрения источниковедческой, доказать завершенность "Деяний" невозможно. Я напомню последние их стихи – они посвящены пребыванию ап. Павла в Риме. "И жил Павел целых два года на своем иждивении и принимал всех, приходивших к нему, проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением невозбранно." (Деян., 28, 30-31). Возникает ощущение, что точка в рассказе не поставлена, и он вполне мог быть и продолжен.

Второе возражение – историко-церковное. Разве завершилась "самим фактом прибытия в Рим" ап. Павла история рождения христианской Церкви? Далее последовало много событий, именно связанных с дальнейшим рождением христианской Церкви, становлением ее институтов, иерархии, обрядов. Невозможно найти, выделить точку завершения рождения христианской Церкви – в виду элементарной недостаточности источников. И, наконец, по нашему убеждению, "пространство Евангелия" никак не может совпадать с "пространством Империи", так как Евангелие имеет ту духовную глубину и мистическую тайну, которыми "империя", как земное, чисто человеческое установление, не обладала, не обладает и обладать не может. Но даже если признать правоту взгляда на этот предмет Н.Н. Лисового, то сам факт прибытия ап. Павла в Рим на суд кесаря "совпадения евангельского и имперского пространств" не доказывает. Так что, остается признать и этот эпизод в построениях ученого богослова красивым вымыслом автора.

Зачем же нужна Н.Н. Лисовому столь массированная и вводящая многих христиан в соблазны этатистская по своей сути проповедь? Почему он, – вопреки Св. Писанию, - столь откровенно пытается уравнять в православном и церковном сознании "ценности" государства (империи!) со священными установлениями, с самой Церковью? Возникает даже подозрение, не имеем ли мы в этом случае дело с какой-то формойбесноватости, которая заставляет человека настойчиво и даже дерзко "проталкивать" государственные установления на место священных объектов, достойных высшего церковного почитания. Так, он пишет в статье: "…в Империи живет своя тайна – отличная от той, что одушевляет Церковь, но столь же священная (столь же священная, как и в Церкви???!!! Как и чем это можно измерить? – И.К.), ибо созидает… пространство спасения (ни много, ни мало! А мир за пределами "империи" куда отнесем? – И.К.), ведет мир – своими особыми, волчиными и орлиными путями – к тому же Царству Божиему(то есть "империя" и Церковь в этом тождественны? – И.К.).".[xxxv] И в другом фрагменте "имперских" писаний сказано у него не менее четко: "Сакральный статус власти и государственный статус религии в римской парадигме связаны неразрывно (курсив автора. – И.К.). Они сохраняются во втором Риме – Константинополе и Третьем Риме – Москве".[xxxvi]

Итак, круг замкнулся – автор уравнял значимость Церкви и государства ("империи", "царства") в православном сознании, - "государственный статус религии" и "сакральный статус власти".

Апология "империи" плавно переходит у автора и в апологию "императора".Перейдем и мы ко второй части нашего анализа имперской теории Н.Н. Лисового.


 


[i] Словарь иностранных слов. М., 1989. С.194.

[ii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь в Византии и России / http:// covservatism.narod.ru / lisovoy / lisovoy. doc. С.1.

[iii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/ / Религии мира. История и современность. 2004. М., 2004. С.234.

[iv] Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке. М., 2006. С.11.

[v]Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/… С.235.

[vi] Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие… С.11.

[vii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь в Византии и России… Л.21.

[viii] Лисовой Н.Н. "Куда ведут дороги третьего Рима?"/ Московская перспектива. 1999 г. №43.Необходимо заметить, что американское влияние автор откровенно демонизирует. В одном из интервью он даже не останавливается перед клеветой в адрес движения "Солдатские матери" , занимающимся правозащитной деятельностью в российской армии. Деятельность этой организации он рассматривает как часть глобального "американского заговора" против России или политической линии на ее уничтожение, куда якобы входят и "тысячи неправительственных организаций и независимых органов СМИ".Дословно сказано следующее: "Называйте как угодно: мировой заговор или политическая линия Соединенных Штатов на уничтожение России – от Трумэна до Буша-младшего, которой следуют не только сами американские президенты, но их западные союзники, и спецслужбы их стран, и радиостанции с романтическими названиями, и наши диссиденты, выезжающие в "свободный мир" или только посылающие свои воззвания с требованиями атомной бомбардировки СССР (грубая клевета на "диссидентское" движение в СССР – И.К.), и общественные организации – от Гринписа до "Солдатских матерей". … А на чью политическую линию работают тысячи неправительственных организаций и независимых органов СМИ, возникших в России после 1992 года при материальной поддержке конгресса США? Все координируется и явно подпитывается." (Лисовой Н.Н. Душу народа не перестроить./ РФ сегодня. Интернет-журнал. М., 2004. № 22. http: // www. russia-today.ru /2004/no_22/22_topic_3.htm).

Нет слов, чтобы комментировать эту паранойю.

[ix] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь в Византии и России…Л.1,2.

[x] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/… С.237.

[xi] Тютчев Ф.И. Незавершенный трактат "Россия и Запад" / Литературное наследство. М., 1988. Т.97. Кн.1. С.218, 222, 224.

[xii] Тютчев Ф.И.Сочинения в двух томах. М., 1980. Т.1. С.104.

[xiii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/… С.237.

[xiv] Там же. С.238.

[xv] Там же.

[xvi] Там же.

[xvii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь в Византии и России…С.3.

[xviii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/…С.238.

[xix] Там же.

[xx] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь в Византии и России…С.2.

[xxi] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/…С.238.

[xxii] Там же. С.239. См. также: Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие… С.43.

[xxiii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/…С.239.

[xxiv] Там же.

[xxv] Иже во святых нашего Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского, избранные творения. Беседы на послание к Римлянам. М., 1994. Репринт. С.774.

[xxvi] Цит. по: Лебедев М. К вопросу об отношении Церкви к государству (к характеристике славянофильских учений)./ Православный Собеседник. 1906 г., № 7-8. С.552-553.

[xxvii] Там же. С.553-554.

[xxviii] Там же. С.556.

[xxix] Там же. С.557.

[xxx] Акты святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. Позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг. Соб. М.Е. Губонин. М., 1994. С.163-164.

[xxxi] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2001. С.25-26.

[xxxii] Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/…С.240.

[xxxiii] Там же.

[xxxiv] Там же.

[xxxv] Там же.

[xxxvi] Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие…С.46-47; Лисовой Н.Н. Империя и Церковь. /Диптих/…С.246.

Продолжение следует


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования