Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

М.Э. Еремеев . Место мутазилизма в жизни мусульманского средневекового общества. [ислам]


В настоящем докладе мы хотели бы попытаться, в очередной раз, ответить на вопрос: Какую роль сыграл му‘тазилизм в истории ислама и, прежде всего, его суннитского направления?

Появление му‘тазилизма обычно возводится к VIII веку, когда два ученика крупнейшего богослова раннего ислама ал-Хасана ал-Басри (642-728) Васил б. Ата (ум. 748) и Амр б. Убайд (ум. 761) отделились от кружка своего учителя и создали самостоятельное направление.

Дальнейшая история му‘тазилизма распадается на два периода: "ранний" и "поздний". "Ранний" му‘тазилизм охватывает время с VIII по IХ вв. К этому периоду относится расцвет му‘тазилизма во время правления халифа ал-Ма’муна (813-833). Завершается он гонениями, которым подверглись му‘тазилиты при халифе ал-Мутаваккиле (841-861). Однако му‘тазилиты продолжали пользоваться благосклонностью отдельных полунезависимых правителей в Западном Иране. Второй взлет этого учения произошел при Бундах (945-1055): это и есть так называемый "поздний" му‘тазилизм. После этого му‘тазилизм исчезает из жизни мусульманского общества практически навсегда.

Период "раннего" му‘тазилизма был скорее временем отдельных личностей, вокруг которых группировались кружки учеников, нежели периодом четко сформулированной доктрины. Поскольку эти деятели зачастую придерживались по отдельным вопросам прямо противоположных взглядов, то возникла необходимость сформулировать тезисы, общие для ута3илитской доктрины в целом, что и было сделано в IХ веке Абул-Хузайлем Аллафом (ум. в 841 или 849 г.). Так появились "пять основоположений" (ал-усул ал-хамса):

1. "Божественная справедливость" (ал-‘адл) — Аллах способен творить лишь "наилучшее" (ад-аслах). За человеком признается свобода воли, поскольку дурные поступки не могут быть сотворены Аллахом, а в противном случае несправедливо было бы наказывать человека за его грехи.

2. "Единобожие" (ат-таухид) — отрицался политеизм, антропоморфизм и реальность и извечность божественных атрибутов, в том числе атрибута божественной речи, что послужило основой для признания сотворенности Корана.

3. "Обещание и угроза" (ав-ва‘д ва-л-ва‘ид) — этот тезис, как и два последующих, логически связан с первым и утверждает неотвратимость наказания для грешников и обязательность награды для праведников.

4. "Промежуточное состояние" (ал-манзила бейна-л-манзилатейн — человек, совершивший тяжкий грех (сахиб ал-кабира), не является ни верующим, ни неверующим, находясь в положении, промежуточном между двумя этими категориями.

5. "Повеление одобряемого и запрещение порицаемого" (ал-амр би-л-ма‘руф ва-н-нахй ал-мункар) — мусульманин обязан добиваться всеми средствами, в том числе и насильственными, победы божественных установлений.

Другой характерной особенностью му‘тазилитов была их гносеологическая система. Они признавали первенство разума в обосновании религиозных догматов над так называемым "таклидом", следованием традиции, авторитетам. Эта доктрина позволила исследователям применить по отношению к му‘тазилизму термин "рационализм". Но всякий термин, возникший в рамках европейской истории, имеет свою коннотацию, и следует весьма осторожно использовать эту термквологию для описания явлений, возникших в других обществах. В данном случае противостояние му‘тазилитов и сторонников следования традиции (которые тут же были названы традиционалистами) было истолковано как борьба "ретроградов и консерваторов-традиционалистов" с "прогрессивными рационалистами-му‘тазилитами. Подобное толкование, на наш взгляд, полностью неприменимо для описания реальности мусульманского общества IХ века.

В целом, несмотря на обилие как зарубежной, так и отечественной литературы, посвященной му‘тазилизму, представляется, что пока не найден удовлетворительный ответ на вопрос о месте му‘тазилизма в истории ислама, причинах его появления и исчезновения. Обычно суннитский ислам выводится непосредственно от сторонников следования традиции, враждебных му‘тазилизму. Таким образом, му‘тазилизм оказывается в стороне от "генеральной" линии развития ислама, представляется одной из возможных альтернатив этого развития, которая по ряду причин не была реализована. Причины приводятся самые разные: политическая конъюнктура, упадок городов, господство традиционализма в массовом сознании и элитарный характер Мут3Л3Ма и т.д. и т.п. Настоящий доклад является попыткой несколько по-иному взглянуть на эту проблему. И для этого, на наш взгляд, необходимо прежде всего обратиться к той социальной среде, в которой возник му‘тазилизм, то есть к ближневосточному городу.

Му‘тазилизм появился в Басре, в одном из тех новых городов, которые возникли на месте арабских военных гарнизонов и стали питательной средой для формирующейся арабо-мусульманской культуры. Большую часть населения таких городов составляли сами арабы и так называемые мавали (единственное число — маула) — новообращенные мусульмане, находившиеся на положении клиентов того ади иного арабского племени. Египетский исследователь Мухаммед Амара насчатал 23 му‘тазилита-маула, к числу которых относятся и основатели му‘тазилизма. Мавали представляли собой своеобразный "передний край", "фронтир" исламизирующегося общества. Вырванные из привычной среды, они активно вели поиск новой идентичности, усваивая новые понятия, которые накладывались на прежние представления.

Необходимо отметить, что в мусульманских городах возникла особая категория населения, так называемые "мечетники", блестяще описанные в "Книге о скупых" ал-Джахиза. Мечети стали своеобразными клубами: люди приходили сюда для обсуждения со знакомыми своих проблем, здесь заключались сделка, здесь же обсуждались религиозные вопросы, наставники веры занимались со своими учениками. Именно таким образом возник слой "людей веры", улемов и были заложены основы системы мусульманского образования. И, в свое время, му‘тазилиты были яркими представителями именно этой городской среды, в силу чего представляется надуманным тезис о му‘тазилитском учении как каком-то чуждом для массовой мусульманской\ культуры явлении, что и явилось якобы причиной его упадка.

Однако специфичность ута3аЛиза как направления, опирающегося на систему рациональных доказательств, была предопределена тем, что он появился тогда, когда ислам еще не утвердился окончательно на завоеванных территориях. Многочисленные диспуты с представителями иных конфессий требовали выработки единой платформы, на которой можно было бы вести полемику. Такой платформой не могла стать апелляция к собственным священным текстам и мусульманской традиции, не имевшим никакого значения для иноверцев. Ею могли быть лишь рациональные доказательства, возведенные в рамках му‘тазилитского учения в абсолют приданием "размышлению на пути познания Бога" статуса основной обязанности мусульманина.

Далеко не случайно при ранних Аббасидах му‘тазилиты получили статус едва ли не господствующей доктрины. В обстановке, когда огромная часть человечества была немусульманской, когда сама исламская община дробилась, раздираемая различными течениями, вполне понятна попытка центральной власти опереться на учение, которое, с одной стороны, находилось на передаем крае борьбы с немусульманскими конфессиями, а с другой, став здесь, кстати, прямым предшественником суннизма, старалось выработать приемлемую для всей общины позицию по таким больным вопросам, как проблема "тяжкого грешника".

Упадок же на наш взгляд, был предопределен тем, что он был просто закономерным этапом в жизни мусульманского общества в период восприятия ислама на завоеванных территориях. В то же время, так называемый традиционализм вырабатывал нормы существования уже собственно исламского общества, где не было нужды в изощренных спекуляциях о сущности божества, а требовалось достаточно подробно регламентировать практическое поведение каждого члена социума.

Поэтому следует считать скорее не оппозицией или альтернативой суннитскому исламу, в котором мусульманское общество нашло вплоть до европейской экспансии идеальный способ своего существования, а одним из этапов его формирования, в ходе которого богословие в целом было последовательно использовано и (через калам и труды ал-Газали) изжито.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования