Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Рав Шломо Ганцфрид. Кицур Шул-хан Арух (избранные главы) [иудаизм]


Глава 1. Законы утреннего пробуждения.

1. "Всегда представляю себе, что Б-г передо мной" — это основа законов Торы и совершенства праведников, выполняющих все желания Вс-вышнего. Ведь когда человек один в доме, он сидит, ходит и работает не так, как перед великим царем, и в окружении семьи он разговаривает и выражает свои желания не так, как в присутствии царя. Тогда он следит за правильностью каждого своего слова, каждого жеста! Тем более, если человек будет знать, что Царь царей всех царей, наполняющий всю землю своей славой, наблюдает за ним и видит его дела, как сказано: "Возможно ли, что спрячется человек в укрытие и Я не увижу его? Ведь и небо, и землю Я наполняю". Тут уж, несомненно, придут к нему трепет и смирение от страха перед Б-гом, и станет он стыдиться Его.

2. Когда человек ложится спать, он также должен знать, в чьем присутствии он спит. И утром, едва проснувшись, он должен сразу же вспомнить милость Вс-вышнего, да будет благословенно Его имя, по милости своей вернувшего ему душу, которую вечером тот вручил Ему уставшей, а утром получил новой и отдохнувшей, готовой для служения Б-гу всеми силами и весь день, ибо в этом — все назначение человека, как говорит Писание: "Новые (они) каждое утро — велика Твоя верность!" Этот стих хочет сказать, что каждое утро Б-г творит человека заново. И пусть человек всем сердцем возблагодарит Б-га за это. И, находясь еще в постели, скажет благодарственную молитву "Модэ Ани": "Благодарю я тебя, Царь живой и вечно существующий, что ты, смилостивившись надо мной, вернул мне душу мою. Велика Твоя верность!" (Хотя его руки еще не омыты, он имеет право произнести эту фразу, поскольку в ней нет упоминания Имени Б-га.) И сделает небольшую паузу перед словом "велика".

3. Рабби Йегуда бен Тейма сказал: "Будь дерзок, как тигр, и легок, как орел, быстр, как олень, и могуч, как лев, исполняя желание Отца твоего, Который на Небесах". "Дерзкий, как тигр" означает, что человек не должен стесняться людей, издевающихся над ним за его служение Б-гу, да будет благословенно Его Имя. "Легкий, как орел" сказано о способности глаза видеть: человек должен с легкостью зажмуривать глаза и не смотреть на запрещенное, поскольку с этого начинается преступление: глаз видит, сердце хочет, а действие завершает. "Быстрый, как олень" сказано про ноги: пусть ноги твои бегут совершать добрые дела. "Могучий, как лев" сказано про сердце, поскольку мощь, необходимая для служения Вс-вышнему, — это мощь сердца. Говорится здесь, что человек должен собрать всю силу своего сердца, служа Вс-вышнему и борясь со своими дурными побуждениями и побеждая их, как воин побеждает своего врага, одолевая его и сваливая на землю.

4. Поэтому человек должен проявить силу льва и, проснувшись (и сказав "Модэ Ани"), немедленно встать, чтобы начать служить Вс-вышнему, возвышенному и вознесенному, пока не победит его йецер тара, злое начало в человеке, его злое побуждение, и обманом и хитростями уговорит его не вставать. Зимой он нашептывает: "Зачем тебе так рано вставать, ведь еще так холодно!", а летом: "Как же ты встанешь, ведь ты еще не насытился своим сном!" Может йецер тара искушать человека и по-другому: он очень хорошо умеет соблазнить человека не вставать. Поэтому всякий боящийся слова Вс-вышнего и трепещущий перед Ним должен пересилить йецер тара и не слушаться его. И даже если это тяжело ему из-за лени и тяжести тела, пусть поставит он на место своего желания волю Б-га, Царя царей всех царей. Нужно, например, представить себе, что, если бы вас позвали для дела, сулящего большие прибыли, или для получения долга, или если бы вы должны были спасать свое имущество, которому угрожает гибель, если, скажем, в вашем городе пожар или другое бедствие, конечно, вы поторопились бы немедленно вскочить из-за любви к своим деньгам и не стали бы лениться. И также если бы человека вызвали на царскую работу, конечно, он встал бы сразу и не стал бы лениться, чтобы царские слуги не очернили его в глазах царя или чтобы понравиться царю. Тем более надлежит поспешить, когда великий и святой Царь всех царей призывает вас для служения Себе! приучать себя к этому, вы быстро — после нескольких раз — убедитесь, что это не так уж трудно, и ощутите, что с Небес помогают вам — как и каждому, кто стремится к добру.

5. Если человек может встать в полночь и прочесть Тикун Хацот1, это очень хорошо. А если он не может встать в полночь, пусть, по крайней мере, встанет до рассвета. Тикун Хацот можно прочесть и после полуночи. После Тикун Хацот пусть позанимается Торой, как и сколько может. А если он не умеет учиться, пусть почитает Тгиллим или назидательную литературу. А если уж он совсем не может встать до рассвета, то, по меньшей мере, пусть встанет в такое время, чтобы успеть подготовиться и прийти в синагогу на утреннюю молитву в миньяне.

6. Тгиллим и другие отрывки из ТаНаХа, которые не часто произносят, даже тому, кто знает их наизусть, рекомендуется не произносить их наизусть2. Но слепому это разрешается.

7. Необходимо запрещать людям, читающим необязательные молитвы, завершать их словами: "Благословен Ты, Б-г, внимающий молитве!" — а нужно сказать: "Благословен внимающий молитве", без упоминания Имени Б-га.

....

Глава 8. Что запрещено делать до молитвы от рассвета

1. С того момента, как появляется свет зари, то есть рассеянный свет солнца на востоке, поскольку с этого момента начинается время утренней молитвы (так как, если он начал молиться в это время, обязанность помолиться считается выполненной, как будет указано ниже, в начале главы 18), запрещается человеку начинать работу или какие-либо свои занятия или выходить в дорогу*, пока он не помолится, как сказано: "Пусть праведность перед ним пойдет, и направит по дороге свои шаги". Под праведностью здесь имеется в виду молитва, в которой человек провозглашает праведность своего Творца, а после этого, говорит стих, пусть направит свои шаги, куда захочет4.

2. И запрещается ему есть и пить, как сказано: "Не ешьте на крови...", то есть не ешьте, пока не искупили молитвой свою кровь. И обо всяком, кто сначала ест и пьет, а потом молится, сказало Писание: "И Меня отбросил ты за свою спину", и можно прочесть не "спину" ("гавеха"), а "гордыню" ("гееха"). Сказал Святой, благословен Он: "После того как этот человек так возгордился, он принимает на себя иго Царства Небес?!"

Даже пить кофе или чай с сахаром и молоком до молитвы запрещено. Но старому и больному человеку, который не может вытерпеть голода и жажды до окончания общественной молитвы, и в особенности в Шаббат и в Йом-Тов, когда молятся гораздо дольше, лучше разрешить спокойно помолиться Шахарит дома, сделать Кидуш, съесть что-нибудь (см. ниже, глава 77, параграф 15), а после этого пусть пойдет в синагогу, внимательно выслушает вместе с миньяном общественную молитву, а потом помолится с ними Мусаф. Лучше уж сделать так, чем пить кофе с молоком и сахаром или что-то в этом роде, прежде чем принять на себя иго царства Небес.

Но в лечебных целях можно есть и пить до молитвы, поскольку это не связано с гордыней. И также если человек не в силах сосредоточиться на молитве, пока не поест и не попьет, то, если он захочет, может поесть и попить перед молитвой.

3. Некоторые говорят, что, даже если он встал в полночь, запрещено ему есть и пить7, пока не помолится, и хорошо бы так и поступать. Но если от голода его внимание рассеивается, ему можно что-нибудь съесть и выпить, чтобы подкрепить свое тело для занятий Торой.

4. Воду, а также чай и кофе без сахара и молока можно пить до молитвы, даже если уже рассвело, поскольку это не значит выказать гордыню. И даже в Шаббат и Йом-Тов, когда он обязан сделать Кидуш, разрешается ему пить эти напитки до молитвы, и то, что Кидуш еще не сделан, ему не мешает: ведь до молитвы время Кидуша еще не пришло, и сделать его пока еще невозможно, поскольку действует правило: "Кидуш может быть только вместе с трапезой", то есть сразу перед едой, а до утренней молитвы есть нельзя.

5. До утренней молитвы запрещено "зайти к товарищу", чтобы поприветствоватьего', и даже просто для того, чтобы сказать ему "Доброе утро!", как сказано: "Оставьте вы человека, чье дыхание в его устах, ибо чего он стоит?" Стих имеет в виду: "Как же высоко ты ценишь этого человека, что оказываешь ему уважение раньше, чем Мне?" Но если он встретил товарища случайно, согласно букве закона, он имеет право его приветствовать. Но лучше изменить обычное приветствие так, чтобы товарищ его понял, что сейчас приветствующий не имеет права отвлекаться на посторонние разговоры, пока не помолится.

6. Запрещено человеку даже начинать занятия Торой, если уже появился свет зари. Но если этот человек постоянно ходит в синагогу и можно не опасаться, что он опоздает, — в этом случае это разрешено. И также если он занимается вместе с другими и если они не поучатся сейчас, потом больше уже не смогут позаниматься — ему можно учиться с ними, поскольку заповедь, выполняемая совместно, — великое дело. Но они должны следить, чтобы не прошло время молитвы.

...

Глава 15. Законы кадиш, барху и как объединяются в миньян десять человек, и что будет, если часть миньяна вышла, и законы о хазане

1. После "Да будет восхваляемо..." хазан произносит Хаци Кадиш.

Разрешается произносить Кадиш, Барху и Кдушу, а также читать Тору только в присутствии десяти взрослых мужчин. И если в момент произнесения отрывка "Да будет восхваляемо..." десяти человек еще не было, а потом они пришли, хазан не произносит Кадиш, поскольку Кадиш произносят только после того, как десять человек произнесли вместе что-либо другое. И поэтому следует подождать и не произносить "Да будет восхваляемо...", пока не соберутся десять человек. И ждать можно примерно полчаса, но больше ждать не следует, а необходимо произнести "Да будет восхваляемо..." и подождать еще. А когда соберутся десять человек, следует произнести вначале какие-либо стихи из Писания, а после них пусть хазан произнесет Хаци Кадиш.

2. Взрослым считается мужчина, проживший полных тринадцать лет и вступивший в свой четырнадцатый год (и мы полагаемся на то, что, вероятнее всего, к этому времени у него выросли по крайней мере два волоса на лобке). Например, если человек родился в Рош Ходеш месяца Нисан (то есть первого Нисана), он не становится взрослым до Рош Ходеш месяца Нисан, то есть вначале ночи Рош Ходеш Нисан, после того как пройдут тринадцать лет его жизни, он становится взрослым.

Тот, кто родился в месяце Адар, когда год был обычным, а тринадцатилетие его выпало на високосный год (то есть год с двумя месяцами Адар), не считается взрослым до наступления второго месяца Адар. Но если он родился в високосном году в первом месяце Адар, он становится взрослым также в первом месяце Адар (если год его тринадцатилетия — високосный). А если он родился в високосный год, а год его тринадцатилетня — обычный, он делается взрослым в месяце Адар текущего года. И оказывается, что иногда юноша, родившийся раньше своего товарища, делается взрослым позже него, как, например, если оба они родились в високосном году, один — двадцатого числа первого Адара, а второй — десятого числа второго Адара, а год их тринадцатилетия — обычный год.

3. Надо следить за тем, чтобы не считать евреев по головам, выясняя, есть миньян или нет, поскольку запрещается считать евреев по головам даже для нужд заповеди, как сказано: "И сообщил Шауль народу, и посчитал их по (принесенным ими) ягнятам". И есть обычай считать евреев для ми-ньяна по словам стиха "Спаси народ Свой и благослови Свое наследие...", в котором ровно десять слов.

4. Необходимо, чтобы все десять человек были в одном месте, и хазан вместе с ними. Но если часть из них находится в одной комнате, а часть — в другой, они не объединяются в миньян, даже если дверь между комнатами открыта. И даже если большая часть этих десяти человек находится в синагоге, а меньшая часть — во дворе перед синагогой, меньшая часть все равно не "притягивается" к большей и не объединяется с ней. И даже если часть миньяна стоит на самом входе, но снаружи от косяка, то есть таким образом, что, когда закрывают дверь, то место, где они стоят, оказывается снаружи, — несмотря на то что сейчас дверь открыта, все равно эти люди считаются находящимися вне синагоги.

Все вышесказанное относится только к объединению группы из десяти человек в миньян. Но если уже есть десять человек, которые произносят Кадиш, Барху или Кдушу, то всякий, кто их слышит, может ответить вместе с ними, даже если их отделяют от него несколько домов, поскольку "даже железный занавес не может отделить евреев от их Отца, Который на Небесах"; необходимо только, чтобы между минья-ном и отвечающим не было экскрементов или идолопоклоннического капища.

5. Необходимо очень стараться слушать Кадиш и отвечать на него с большим чувством и вниманием, и, во всяком случае, говоря: "Амен, да будет Имя Его великое благословенно вечно во веки веков!" — он должен собрать все свое внимание. Потому что, если человек отвечает "Амен, да будет Имя Его великое..." изо всех сил и со всем вниманием к произносимому, то, даже если Вс-вышний приговорил его к семидесяти годам страданий, приговор его отменяется. И необходимо произносить эту фразу громким голосом, поскольку звук этой фразы уничтожает всех обвинителей евреев (на Небесах) и отменяет все тяжкие предопределения. Но тем не менее ему не следует кричать слишком громко, чтобы не засмеялись над ним люди и не оказалось, что он привел их к греху. Произносят фразу "Амен, да будет Имя Его великое..." вместе со словом "да будет благословенно" (на арамейском — "йитба-рах"й), а после этого пусть выслушает это слово от хазана и скажет "амен"7.

6. Некоторые говорят, что, слушая Кадиш, нет необходимости стоять. Но если Кадиш застал его стоящим8, как, например, Кадиш после чтения Галлеля, необходимо стоять и во время Кадиша, до слов "Амен, да будет Имя Его великое..."9. А некоторые говорят, что следует всегда вставать для слушания Кадиша" и всех слов, связанных со святостью, поскольку эту необходимость можно выучить с помощью принципа "от легкого к тяжелому" из действий Эглона, царя Моавитянского, как сказано в Писании: "И Эгуд пришел к нему (...) и сказал Эгуд: "Слово Г-спода у меня к тебе", — и встал (Эглон) с трона". И раз уж Эглон, царь Моавитянский, который поклонялся идолам, встал навстречу слову Б-га, тем более должны так поступать мы, Его народ! И этим мнением и следует руководствоваться на практике.

7. Если нет девяти человек, слушающих хазана, Кадиш произносить вообще не следует, поскольку всякую вещь, связанную со святостью, не произносят в присутствии менее чем десяти человек, то есть должно быть девять слушающих и один произносящий. Но тем не менее если один из девяти слушающих молится "Шмонэ Эсрэ", то есть не может ответить на Кадиш вместе с остальными, он включается в число десяти человек. И тот же закон будет", если их двое, трое или четверо: пока большинство слушающих могут ответить, нет ничего страшного в том, что меньшая часть не отвечает (и см. ниже, глава 20, параграф 62). Однако, если один из девяти слушающих спит, его необходимо разбудить, поскольку спящий не присоединяется к миньяну'.

8. После того как хазан произнес Хаци Кадиш, он говорит громким голосом:

"Благословите Г-спода благословенного!", и община отвечает: "Благословен Г-сподь благословенный во веки веков!" После этого хазан тоже, в свою очередь, произносит: "Благословен Г-сподь благословенный во веки веков!", чтобы не оказалось, что он исключает самого себя из общины; им говорит: "Благословите", а сам не благословляет. У некоторых есть обычай отвечать на эту фразу, сказанную хазаном, "амен", но сам хазан не отвечает "амен", когда эту фразу произносит община. Если хазан долго выпевает "Благословите...", в это время община говорит текст: "Да будет благословенно..." — и этот текст можно произносить только в то время, пока хазан поет. Но, когда он произносит слова, не следует говорить ничего, а только слушать, что он говорит.

Также тот, кто не слышал, как хазан сказал "Благословите...", а слышит только, как община отвечает: "Да будет благословенно...", может ответить вместе с общиной'.

9. Кдушу в благословении "...создающий свет" (то есть отрывки "Свят, свят, свят..." и "Благословенна Слава Г-спода...") нужно стараться произнести всем вместе. А если это невозможно, разрешается произносить ее и в одиночку.

10. Если в синагоге присутствуют ровно десять человек, никому из них не разрешается выходить. А про того, кто выходит, говорит Писание: "И оставляющие Б-га будут истреблены". Но если человек выйдет, и все равно останется десять человек, он может выйти, если уже слышал Барху, Кдушу и все Кадиши вплоть до Кадиша, что после "Алейну". А если уж так случилось, что один из них вышел и не осталось в синагоге десяти человек, можно закончить и без десяти человек (лишь бы осталась большая часть миньяна) ту часть молитвы, которую они начали вдесятером. И если хазан начал повторять "Шмонэ Эсрэ", он продолжает повторять всю "Шмонэ Эсрэ", и произносят Кдушу, и также он говорит: "Б-г наш и Б-г отцов наших! Благослови нас тройным благословением...". Однако ко гены не имеют права в этом случае благословлять народ и также не говорят Кадиш после "Шмонэ Эсрэ"6, поскольку все это — уже другие части молитвы. И если начали читать Тору, когда было десять человек, а во время чтения часть из них вышла, заканчивают7 чтение8, но не добавляют ничего, и также не вызывают никого для чтения Гафтары, но последний из вызванных читает Гафта-ру без благословений.

11. Хазаном можно сделать только достойного человека, как сказано: "Напала она (община Израиля) на Меня своим голосом, из-за этого возненавидел Я ее", — и объясняют мудрецы наши благословенной памяти, что речь в стихе идет про хазана, который, не будучи подходящим для этого, все же стал молиться перед Ковчегом (то есть на месте хазана). И кто же достоин быть хазаном? Тот, кто чист от любых преступлений, и зрелость его ничем не омрачена, то есть о нем никогда, даже в детстве, не говорили ничего плохого; и, кроме этого, он должен быть скромен, должен устраивать общину, чтобы община была согласна на его представительство в молитве; он должен быть красив, и голос его должен быть сладким, притягательным для сердца; он должен иметь привычку читать Тору, Пророков и Писания, чтобы стихи, произносимые во время молитвы, были ему знакомы.

А если невозможно найти такого, кто удовлетворял бы всем перечисленным требованиям, пусть община выберет самого лучшего по мудрости и добрым делам.

12. Человеку не следует молиться в качестве хазана, если нет на то желания общины. А если человек стал хазаном не с разрешения общины, а из-за своей наглости и высокого положения, на его благословения не отвечают "амен", как сказано: "А вор, когда он благословляет — лишь сердит Б-га- (и см. ниже, глава 29, параграф 9).

13. Постоянным хазаном назначают только того, у кого полностью выросла борода. Но на время какой-то конкретной молитвы любой, кому исполнилось тринадцать лет и один день, может молиться перед Ковчегом.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования