Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Поль Пупар. Церковь и культура. Глава 6 [Церковь и культура]


 VI
ЗАЧЕМ НУЖНО СЕГОДНЯ ХРИСТИАНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
В ШКОЛЕ?

ВОПРОСЫ

Это очень важный вопрос! Кто из нас не задавал его себе и не задает вновь и вновь, когда во внешнем мире поднимается волна протестов, когда поражение болезненно настигает нас изнутри и нас охватывает порой неуверенность. Кого из нас не заставляют сомневаться, не пугают размеры стоящей задачи, ограниченность средств, сложности повседневной жизни и, что быть может еще хуже, полное безразличие: "Ах вот как, вы руководите католическим коллежем. Ну и что тут католического? Что вы делаете, чего не делают другие?.." Это можно продолжать до бесконечности.

Колебания

Но существует нечто более опасное, как еще недавно писал мне один воспитатель: "Я столкнулся со смутными убеждениями, расшатанными ужасными идеями, которые осаждают мою крепость, используя опыт каждого поражения... если это не является (печальная ирония) смыслом Истории. Итак, я в колебаниях, это нехорошо и неприятно, но это так. Я глубоко верю, что создание базовой среды, не закрытой, но крепко сплоченной, необходимо для воспитания. Но возникает проблема: возможно ли сделать это в настоящий момент? Ибо среда — это прежде всего люди, которые ее формируют, отдаваясь на службу некой идее воспитания, веры, человека, Церкви. Сейчас все труднее и труднее становится найти единодушие в преподавательском составе коллежа, и это положение последовательно ухудшается с приходом молодых, менее организованных преподавателей. Поэтому так сложно становится воплотить важный воспитательный план.

К тому же, по моему мнению, школа все больше становится всего лишь местом, куда приходят на занятия. Следовательно, можно надеяться организовать разум, но как быть с нравственной стороной личности, которая, пожалуй, все больше нуждается в том же самом, учитывая поток информации и влияний, воспринимаемых молодым человеком прежде, чем он обретет способность критического анализа?"

Вопросы

"Коллежи, которые мы знали, были хорошо приспособлены для формирования членов общества христианского типа, где религия наслаивается на нравственные ценности общества, даже секуляризованные. В настоящий момент ничего этого нет, но осталась структура католического образования, которая настолько рискует потерять свои настоящие цели, ради того, чтобы распространиться и приспособиться, что в конце концов перестает существовать. Это, может быть, немного расплывчато, но я хочу спросить,— прибавляет мой корреспондент,— соответствует ли устройство школьного образования тому христианскому воспитанию, которое необходимо сейчас? И какому именно христианскому воспитанию? Можно, конечно, анализировать религиозное сознание, но не веру. Некогда нравственное и религиозное сознание шли рука об руку. Но сегодня нравственные убеждения далеко не единодушно разделяются всеми верующими. Верующее сознание обосабливается. Конечно, воспитывать верующее сознание можно в школе (общие молитвы, беседы о жизни, исповедь и причастие, личный контакт и т.д.). Но может ли это делать школа, или это может делаться, напротив, так же хорошо, если не лучше, где-нибудь еще?"

Иллюзия взрослого человека

Мой корреспондент так поясняет свои слова: "Какое-то время я думал, что можно сказать молодым: вы задумывались над тем, что дает вам Христос, или Церковь, или вера; вашу свободу уважают, никто не будет навязывать вам свой выбор. Чтобы выбирать, нужно знать.

Я говорю, что это иллюзия взрослого человека. Молодой человек не разбирается; он просто целиком переживает свое положение. Воспитанный в религиозном духе, он согласится поразмыслить, если найдет это удобным для себя, если же нет, он отвергнет все. Поэтому надо, хотя я не знаю в каком возрасте, предоставлять участие в катехизации свободному выбору каждого. Но поскольку в этом случае приходится исходить из личных мнений каждого, становится трудно жить!"

Лица и структура

"Иначе говоря, хотя идеалом действительно остается объединение культуры и веры, как об этом (приблизительно) говорится в официальных документах, я спрашиваю себя, является ли структура школы тем местом, где это может осуществиться. Я думаю, что преимущества католического образования зависят не от структуры, а от человека (отсюда вытекает важное замечание: можно, пожалуй, встретить людей и в других местах, и это будет проще). В той мере, в какой в католическом образовании присутствуют люди верующие, изобретательные, благородные, можно воспользоваться многими возможностями в сфере воспитания. Прежде, в общем, структура коллежа более или менее однозначно воспитывала людей, независимо от личных качеств преподавателей или воспитателей. Сейчас, я думаю, можно утверждать, что основным (или почти основным) стал личный фактор. Духовник, к которому хорошо относятся ученики, может сделать сам и заставить их сделать все, что угодно. Другой на том же месте столкнется с безразличием или враждебностью. Хорошо принятый преподаватель может даже (о ужас!) вести курс религиозного образования (однако не слишком афишируя название), тогда как другому с маленькой группой из восьми человек не удастся даже обсудить вопросы сознания!"

Драматический вопрос

Я счел уместным процитировать несколько пространное письмо моего корреспондента, ибо он, как мне кажется, выразил многие вопросы, которыми некоторые из нас задаются не из потребности противоречить, но из-за обостренного сознания своей ответственности. И нас порой тревожит, как мы в наших учебных заведениях сможем дать положительный ответ на этот вопрос. Ибо, в действительности, перед нами стоит вопрос: "Зачем нужно сегодня христианское образование в школе?"

НЕАДЕКВАТНЫЕ ОПРАВДАНИЯ

Без дурной апологетики

С самого начала в своем ответе я хотел бы исключить всякое сравнение с так называемым официальным образованием во Франции. Действительно, по-моему, слишком долго некая "апологетика" христианского образования Пыталась таким образом возвеличить образование католическое. Подобный образ действий справедливо представляется сегодня особенно неприятным и весьма неуместным.

Довод, основывающийся на замещении

Я также хотел бы выразить еще одно свое убеждение, касающееся довода, основанного на замещении, который часто приводят вместе с апологетическим аргументом в защит}' католической школы. Эта школа как будто выполняла в прошлом и в некоторых ситуациях еще до сих пор выполняет замещающую функцию. Это в порядке вещей, но я не вижу никакого повода похваляться этим и, тем более, извлекать из этого какие-то далеко идущие выводы. Ибо надо знать, что именно на эту концепцию ссылаются те, кто утверждает, что католическая школа изжила себя, поскольку теперь гражданское общество способно само себя обеспечить образовательными учреждениями.

Замешательство государства

Так же обстоит для меня дело со столь частым аргументом в защиту католической школы, что государство оказалось бы в очень затруднительном положении, если бы внезапно встало перед необходимостью заботиться об образовании молодых, посещающих католическую школу. Простите мне сравнение, но это совершенно то же самое, что утверждать, что достаточно убрать всех западных лоцманов из Суэцкого канала, и тогда будет невозможно удовлетворить навигационные нужды!

Следствие, которое ошибочно

Нет, скажем это с полной определенностью, если католическая школа играла и действительно еще играет некую замещающую роль, эта роль не является единственной и тем более основной. Следствие, которое хотят из этого вывести, совершенно ошибочно как с точки зрения людей, ответственных за образование, так и с точки зрения католической школы.

С точки зрения ответственных лиц, это означает приписывать государству первейший долг и, следовательно, абсолютное право школьного образования, в ущерб неотчуждаемому праву родителей. С точки зрения собственно-католической школы, довод, основанный на ее заместительной роли, вторичен по отношению к причине ее существования.

Недостаточная мотивация

Если действительно на протяжении своей 2000-летней истории Церковь занималась работой в школе, то лишь для того, чтобы обеспечить собственным членам гуманитарное образование, вдохновленное христианскими принципами, или, чтобы привести тех, кто не разделял христианской веры, к поискам и открытию евангельской истины. Пойдем дальше. Если бы католические школы были предназначены лишь для того, чтобы выполнять замещающую функцию и на самом деле ограничивались этой деятельностью, то они были бы католическими лишь по названию, оправданному религией их начальства, и легко могли бы исчезнуть, ничем не затронув существования школ как таковых.

Количественная аргументация

Так же обстоит дело с любой количественной аргументацией, стремящейся оправдать католическую школьную систему, исходя исключительно из числа учащихся, зданий, школьных учреждений и учителей, находящихся в распоряжении нации, дабы помочь ей выполнить образовательную задачу. На самом же деле надо, напротив, выделять качественный аспект услуг, оказываемых католической школой. То есть, иными словами, в силу реальной ценности христианского образования и воспитания, учитывая проблемы, с которыми им приходится сталкиваться, необходимо оправдывать существование христианских школ и, добавлю, оценивать по заслугам их усилия.

ОБЪЕКТИВНАЯ ЦЕННОСТЬ ХРИСТИАНСКОЙ ШКОЛЫ.

ЦЕРКОВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Пий XI

Можно вспомнить бесчисленные высказывания по этому поводу, который так волнует Церковь. Достаточно обратиться к традиционным аргументам, приведенным Пием XI в его энциклике от 31 декабря 1929 г., аргументам, неизменно действующим, как говорил Иоанн XXIII на праздновании 30-ой годовщины Divini Illius Magistri. Католическая школа — это средство, предоставленное Церковью христианским семьям, чтобы обеспечить детям, принятым через крещение в лоно Церкви, воспитание, действительно соответствующее Евангелию. Надо тут же отметить, что Пий XI выдвигает на первый план не право Церкви давать образование, а долг семьи.

Евангельский свет

Все воспитание должно быть пронизано евангельским светом. "Необходимо,— пишет Пий XI,— чтобы все образование, весь распорядок школы, персонал, программы и книги по всякому роду предметов определялись подлинно христианским духом, под руководством и бдительным материнским присмотром Церкви, таким образом, чтобы религия была основанием и венцом всякого образования не только на низшем, но и на высшем и среднем уровнях". Поэтому христианское воспитание ставит себе целью "способствовать действию божественной благодати в образовании подлинного и совершенного христианина, то есть в воссоздании образа самого Христа в людях, возродившихся через крещение"3. И это дело — на всю жизнь!

На всю жизнь

"Христианское воспитание охватывает человеческую жизнь во всех ее формах: чувственной и духовной, интеллектуальной и нравственной, личной и общественной, не для того, конечно, чтобы ограничить ее в чем бы то ни было, но чтобы возвысить, упорядочить, совершенствовать ее, основываясь на примерах и учении Христа. Подлинный христианин, венец христианского образования,— это необыкновенный человек, который думает, судит, действует постоянно и последовательно, следуя по прямому пути, освещенному чудесным светом жизни и учения Христа, или, употребляя расхожее выражение, это подлинно совершенный человек".

II Ватиканский Собор

Со времен Пия XI все документы Церкви ссылаются на этот основополагающий текст, чтобы его разъяснить или применить к новым проблемам. Приведем особенно часто цитируемую Декларацию II Ватиканского Собора Gra-vissimum Educationis, провозглашенную Павлом VI 28 октября 1965 г.: "Католическая школа должна создавать в школьной среде атмосферу, проникнутую евангельским духом свободы и любви, помогать подросткам одновременно с развитием личности расти по образу и подобию, которое они приобрели в крещении, и, в конечном итоге, согласовать всеобщую человеческую культуру с вестью спасения так, чтобы познания о мире, жизни и человеке, которые воспитанием постепенно приобретаются, освещались верою. Таким образом, католическая школа в соответствии с современным прогрессом развивает способности своих питомцев к действенному труду на благо земного града и, вместе с тем, готовит их к служению для распространения Царства Божия, чтобы через осуществление примерной и апостольской жизни они стали как бы закваской человеческого общества".

Мне нет нужды указывать на различие в расстановке акцентов Пием XI и II Ватиканским Собором. То же будет, если перейти теперь от Собора и пленарного совещания французского епископата к его декларации, принятой 14 ноября 1969 г. в Лурде, тройной декларации, как вы знаете, касающейся воспитания и веры, общественного образования и католического образования: "Собственно вклад католической школы состоит в том, чтобы в одно и то же время и в одном и том же процессе связать восприятие знаний, формирование свободы, воспитание веры: она предлагает открытие мира и смысл существования. Ей хотелось бы также свидетельствовать о единении человека, призванного на службу Богу, со своими собратьями,  при всей сложности современной цивилизации. Католическая школа — точка, в которой пересекаются рассудочное знание и знание веры,— может соответствовать ожиданиям родителей, как христиан, так и не христиан, сознающих ценность образования, открытого навстречу жизни и пронизанного евангельским светом. Катехизация, принятая на уровне школы, осуществляемая с учетом особенностей каждой культурной среды и переживаемая в таинстве литургии, ведет к познанию Бога и Его Сына Иисуса Христа, к поклонению и молитве. К тому же подобная атмосфера позволяет выявить непреходящее значение евангельских добродетелей: милосердия, уважения к личности и любви к бедным... Эта сложная ориентация требует, чтобы открытая для всех католическая школа была общиной... Подобное открытое образование даст молодым возможность понять свое призвание в Церкви и в мире". И, воздав должное тем, кто, несмотря на сложности, обеспечивает "жизнеспособность католической школы", епископат завершает декларацию таким призывом: "Их мужество соизмеримо с сегодняшними задачами; оно приведет родителей и преподавателей к периодическому пересмотру направленности и жизни образовательной общины, и каждый раз они будут задаваться вопросом: каким будет лицо Церкви для людей нашего времени?".

Павел VI

С тех пор Павел VI пользовался каждым случаем — а их представлялось много — вновь сказать о значении, которое Церковь придает католической школе. Как писал кардинал Вийо, обращаясь к конгрессу APEL в Страсбурге: "Часто высказываемое Его Святейшеством Павлом VI одобрение католического образования — верный и постоянный отзвук позиции II Ватиканского Собора" (ср. Gravissimum Educationis Momentum, № 8—9)7. Я не могу, конечно, процитировать все его выступления. Достаточно напомнить одно из самых недавних — речь, произнесенную 8 июня 1974 г. перед участниками IX Международного конгресса по католическому образованию: "Католическое образование,  охватывающее миллионы учеников, делает сегодня достаточно для того, чтобы все, и особенно христиане, для которых его исчезновение стало бы огромной потерей, поняли — оно существует. Зачем волноваться из-за изрядно потрепанных лозунгов о неквалифицированности католического образования в социальной области, повинной в изъянах общества? Отказ от всех христианских установлений отражает химерический и опасный взгляд на Церковь Христову... В то время как научный гуманизм рискует породить духовный вакуум, конечная цель католического образования должна оберегаться с безупречной бдительностью. Это образование служит воспитанию молодых во всем его разнообразии, и, разумеется, вера должна освещать все это разнообразие.  Отношение к Иисусу Христу учит отличать подлинные ценности, благодаря которым человек становится человеком, от ложных, которые ведут его к деградации". Этот вопрос особенно важен для Святого Отца, и он возвращается к нему в ионтификальном послании Страсбургскому конгрессу, живо поощряя его участников "продолжать этот взыскательный и плодотворный путь... Вместе,— добавляет он,— вы сможете делать католические учреждения все более приспособленными к формированию человека свободного и ответственного, человека, способного жить внутренней жизнью и вести беседу с Господом, способного существовать во внешнем мире и вступаться за ценности, всегда и везде определяющие личность,— семью, город, международное сообщество, правосудие и мир.  Разве такое понимание человека, внушенное Евангелием, не является основой воспитательного плана, который вы все вместе стремитесь претворить в жизнь?.. В области педагогического обновления христианские учителя не должны забывать о несравненной учащей мудрости Иисуса и о богатой школьной традиции Церкви... Упор, который делается единственно на нынешние реальные трудности воспитания веры, которое остается особой задачей католических учреждений, в конце концов может всех обескуражить... Зачем сомневаться в молодых? Они постоянно ищут что-нибудь отличное от случайного и относительного, не имея силы или желания это выразить. Не значит ли это, что они жаждут и алчут Бога? Для завтрашней Церкви это означает надежду".

Монсиньор Пайе

Возвышается также другой голос, голос председателя епископальной комиссии по вопросам школ и университетов, который дал интервью "Monde de I'Education". Говоря о католической школе, монсиньор Пайе представляет ее как "среду, характеризуемую некоей конечной целью". Он поясняет это в следующих словах: "Ученики могут получать религиозное образование, но дело не только в этом. Существует манера, в которой преподаются философия, история, литература. Существует христианская концепция этих дисциплин, и способность свободно выражать ее является целью католического образования. Но главной чертой католической школы более не является стремление к обособленному образованию, гибельно замкнутому на себя, с негативной конечной задачей, заключающейся в защите веры молодых христиан от пагубных влияний. Католическая школа характеризуется стремлением стать благоприятной средой для утверждения веры, соединенной с человеческой культурой. Это предложение веры учитывает разную силу веры учеников, их родителей, преподавателей. Оно также учитывает, что главной, определяющей чертой подлинной веры является свобода личного ответа на вопрос Евангелия".

Голос из-за океана

Можно процитировать множество других текстов. Но мне представляется, что они не добавили бы ничего нового к основным убеждениям, выраженным последними папами, Собором и епископами Франции, кроме согласия разных поместных церквей в том, что христианские школы весьма важны и необходимы. Если вспомнить о голосах, раздающихся за океаном, то мне кажется, что монсиньор Грегуар очень хорошо обобщил эту точку зрения перед монреальским клубом Ришелье 10 января 1974 г.: "Подлинно христианская школа,— утверждает архиепископ Монреальский,— является для ребенка идеальным местом слияния ценностей, содержащихся в ней и вокруг нее. Ее особенность, ее отличительная черта — забота о всестороннем формировании человека с учетом его духовности и религиозного характера... Именно на этой идее основывается христианская школа... Она стремится открыть перед ребенком духовные горизонты, достаточно широкие для того, чтобы вместить наивысшие человеческие ценности. Она готовит к цельной жизни... благодаря пастырскому руководству, курсу катехизации и религиозного образования, благодаря освещению светских дисциплин, контакту с учителями, разделяющими этот воспитательный идеал, благодаря организации, духу и атмосфере школы, которые она создает, благодаря хорошим человеческим отношениям, которым она способствует. Говорят, что в наше время трудно достичь подобных целей. Иногда ставится под сомнение способность школы стать средой жизни. Я упорно верю, что среду делают люди. Я считаю, что призывы Евангелия... достаточно настойчивы, чтобы вдохновить людей, преданных делу воспитания молодежи, на начинания, способные превратить учреждения, стремившиеся сузить свой горизонт, в места, где горячо принимается Слово Божие.

Идея человека

В сущности, спрашивать о христианской школе — это значит спрашивать о нашем представлении о человеке. Что такое человек? Откуда он пришел? Зачем он живет? Что делает он на Земле? Какова его судьба? Образование, которое дается человеку, пока еще ребенку, не может уклониться от этих основных вопросов. Уходя от них, оно ограничивает свое дело. Что касается нас, то мы верим, что христианская школа больше, чем какая-либо другая, способна разрешить эти вопросы, рассмотреть их с точки зрения христианского откровения... Естественно, не только школа должна соответствовать этим устремлениям. Но все же заслугой и достоинством христианской школы будет стремление зажечь в сердцах и умах молодых пламя, которое позволит им достичь совершенства спасенного человека".

КРИЗИС ШКОЛЫ - ШАНС ДЛЯ ХРИСТИАНСКОЙ ШКОЛЫ

Двигаться дальше

Я мог бы на этом остановиться, сочтя, что эти различные тексты достаточно полно ответили на наш вопрос. Однако мне кажется, что нужно, согласно знаменитой формулировке, "двигаться дальше"! Теперь нужно спросить себя, реализуется ли сегодня эта прекрасная программа и этот идеал христианского гуманизма во всех школах, претендующих на название христианских.

Кризис школы

Какова, hie et nunc, нынешняя ситуация, эта прекрасная современность, передающая всю свою напряженность первоначальному вопросу: зачем нужно христианское образование в школе? Проблематика момента в своем развитии, как мне кажется, характеризуется общим кризисом школы, проявляющимся в неуверенности учителей и почти полном неповиновении учеников. Помимо традиционного конфликта поколений и протеста против порядка, которому, как считается, служит образование, но который на самом деле вдохновляет его и составляет его инфраструктуру, кажется,  наблюдается отказ от мысли разъединить получение знаний и формирование человека. Я сказал бы, что этот кризис является замечательным шансом для христианской школы, если только она постарается жить в соответствии с благородными идеалами, предложенными ей в документах высших духовных властей. Я не буду возвращаться к общественной усталости, которая уже столько раз обсуждалась, и к кризису школы как таковому, породившему обильную и весьма неравноценную литературу, но я настоятельно хотел бы поставить вопрос о способности школы соответствовать тому, чего от нее ожидают. Одна из главных причин (как мне кажется, прошедшая незамеченной) отторжения школы от некоторых молодых людей, заключается в том, что они чувствуют, что в них видят не личность, а лишь мозги, готовые к восприятию преподаваемого предмета.

Требование "глобальности"

Иными словами, настоящий кризис школы, кажется, обнаруживает смутную потребность, не скажу в тоталитаризме, так как это может быть дурно истолковано, но в "глобализме" или, если хотите, "глобальности" (хотя ни того, ни другого слова нет в моем словаре Larousse) воспитательного акта, которую практически игнорирует большинство преподавателей. Требуется единство, которого так не хватает, между тем, что преподается, и тем, что дается как воспитательное побуждение к свободе и ответственности. Именно в плане этого требования необходимо, как мне кажется, рассматривать кризис школы и с помощью школы, считающей себя католической, искать средства положительного его разрешения.

Поиски общности

Вот мое глубокое убеждение. Хоть некоторым это и не нравится, не существует чистого образования, то есть такого, которое бы сопровождалось как бы уважительным неведением относительно выбора, совершаемого молодыми, пусть даже трудно "воссоздать расплывчатый и смутный опыт этой возрастной группы", как сказал Дювиньо в своем удивительном и замечательном недавнем труде "Планета молодых". Совершенно очевидно, что молодые люди упорно ищут некое "иное место", когда не находят в школе и семье того, что так напряженно искали: самое меньшее — защиту их хрупкой свободы, "нишу", как говорит Дювиньо, самое большее — общность, не имеющую никакого отношения к сговору. Не в этом ли секрет успеха более или менее спонтанно возникающих групп, легко управляемых и появляющихся не только во время беспорядков? Без сомнения, это просто компенсация того, что воспринимается как недостаток,— я думаю, надо об этом сказать,— что ощущается как некая утопия, если вы позволите мне это слово, утопия школы, где молодые не чувствуют себя включенными в некую всеобщность, полноту, хотя ощущают подлинную жизненную потребность в этом. "Им недостаточно фабрики обучения!"

Общее видение бытия

Кардинал Вийо верно отметил этот феномен в письме, направленном от имени Павла VI VIII Конгрессу Всемирного союза католических преподавателей: "Можно увидеть,— пишет он,— тенденцию, которая вызывает здоровую реакцию, тенденцию свести образование к процессу приобретения необходимых научных и технических знаний, превратить его в простой инструмент общественно-профессиональной подготовки. Эта ситуация показывает двойственность переживаемых нами культурных изменений. Образование, направленное исключительно на знание, сосредоточенное прежде всего, выражаясь технически, на нуждах экономики, подвергается реальной опасности упустить из виду подлинную природу человека, не заметить его основные нужды, ибо не хлебом единым жив человек (Мф 4, 4). Защита его будет зависеть главным образом от формирования личности,— это общее дело семьи, общества и школы — которая должна чувствовать свою ответственность за будущее цивилизации. Если роль преподавателя,— продолжает кардинал,— должна, судя по некоторым признакам, все больше становиться ролью руководителя и воспитателя, призванного способствовать возникновению суждений и, следовательно, нравственного чувства, составляющего зерно свободы, то как же христианскому преподавателю не почувствовать себя совершенно созвучным этой задаче? Действительно, христианская жизнь отказывается от гибельных разделений и стремится к общему видению бытия, открытому нам Христом".

Развитие ценностей

Говоря так, я вовсе не забыл о "правах свободы и требованиях веры". Напротив! Мы подошли к сути нашей темы. Христианское образование должно проявлять свой особенный характер, утверждая воспитание, решительно ориентированное на личность, оно не должно ослаблять себя бесполезными подражаниями и замыкаться в гибельной изоляции. Христианское образование в сегодняшних школах требует внимания к человеческим ценностям в их конкретном выражении (вплоть до социоэкономических аспектов) и в их самом полном развитии. Как выразился Павел VI в энциклике Populorum Pmgressio: "Развитие не сводится к простому экономическому росту. Чтобы стать подлинным, оно должно быть полным, то есть охватывать всего человека и всех людей".

Гуманистическая атмосфера

Сегодня христианское образование в школе требует отношения человечности, но человечность эта должна основываться на божественном воплощении, откуда и исходит его полнота и его требования. И потому мы можем отклонить выдвинутые против христианского образования обвинения в далеком от реальности идеализме. Нет, как говорит Эммануэль Мунье, "культура — это не отрасль, но основная функция человеческой жизни. Для того, кто формируется, развиваясь, все есть культура... Культура — человек... Она возрастание и преодоление"22. Когда мы стремимся сформировать культурного человека, мы вовсе не собираемся, в соответствии с аристократизмом, или, если вы предпочитаете более подходящее к данной ситуации слово, с элитарностью, унаследованной от греко-латинской традиции, помещать его в мир, характеризуемый любовью к литературе и вкусом к изящным искусствам. Мы хотим дать человеку возможности и средства уверенно включиться в поступательное движение истории от известного и осознанного прошлого к будущему, которое надлежит создать посредством разума и науки с творческой уверенностью, свойственной человеку, достойному называться человеком. Поступая так, мы научаемся учить, а это отныне необходимо для выживания, мы научаемся также жить в соответствии с замечательно изложенной программой Международной комиссии по развитию образования под эгидой ЮНЕСКО.

Церковь и культура

Речь идет не о том, чтобы каким-то особенным образом приукрасить личность, а о том, чтобы дать личности возможность самовыражаться. Как говорил Жан Лакруа: "Цель культуры — полное осуществление всех возможностей человека". Вот почему Церковь, за исключением некоторых маргинальных течений, на протяжении всей своей 2000-летней истории никогда на длительное время не утрачивала интереса к культуре, о чем я достаточно пространно говорил в другом месте. Здесь можно лишь мимоходом отметить, что недавний Собор (хотя должен сказать, что вообще этот момент отмечают реже, чем многие другие) признал плодотворное разнообразие культуры и сосуществование ее различных форм и, не испытывая ностальгической тоски по прошлому, смело повернулся лицом к будущему, так что монсиньор Шарль Мюллер, уполномоченный комментатор пастырского уложения Gaudium et Spes, смог заключить свой труд об образовании на Соборе таким утверждением: "Культура предстает нам в большей степени как задача, которую надо выполнить, чем как наследие, которое надо сохранить".

Ассимиляция веры и культуры

Сегодня христианское образование в школе требует участия в процессе ассимиляции веры и культуры. Эта задача становится более неотложной, чем когда бы то ни было, в наше время, когда с особой остротой проявляется глубокий кризис очевидных и принимаемых на веру понятий, разрыв между различными системами отсчета в культуре, недоверчивое отношение к чужому мнению и несовпадение значений в разных областях познания. Вы можете сказать мне, что это и есть основание для существования католических университетов. Не спорю. Но мое твердое убеждение на этот счет: одна и та же первоочередная забота придает католическим институтам, так же как и начальным и средним учебным заведениям,  особый характер и определяет их задачу — обеспечить институциональное присутствие Церкви в мире воспитания и мысли, образования и исследований, одним словом, в культуре нашего времени на всех уровнях, где она формируется и передается. И нашей первой обязанностью становится (что сделал бы каждый на нашем месте) забота о действенности и плодотворности по сути своей сложного диалога между различными формами культуры и веры в наше время. И я без колебания скажу: благородное апостольское служение, недостаточно подкрепленное интеллектуально, останется в пастырском отношении не подготовленным к огромному труду, необходимому для проникновения в современный мир, чья культурная направленность находится в скрытом и упорном противодействии с заповедями Блаженств. В этой области, поверьте мне, все связано.

ВЫЗОВ, КОТОРЫЙ НАДО ПРИНЯТЬ

Затруднения

Значит ли это, что все так просто? Конечно, нет! Как можно это утверждать среди "анархии, скуки и неразберихи", которыми отмечены сегодня споры о школе и воспитании, ставящие на карту будущее как Церкви, так и всего мира. Приходится признать, что наше серьезно обдуманное мнение далеко не всеми разделяется единодушно. Сегодня христианское воспитание в школе — это явление, постоянно вызывающее споры, причем даже больше изнутри, чем извне, особенно — среди духовных лиц, обвиняющих его в том, что оно служит буржуазному порядку и либеральному обществу, и мирян, упрекающих его в том, что оно стало "слабым местом системы".

Двойственность

Достаточно часто подчеркиваются некоторые недочеты в успешной деятельности католического образования, которые приходится признать. Не принимая всерьез заявлений о классовой связи школьного образования с интересами крупной буржуазии, нельзя отрицать сложности внутренних побуждений некоторых родителей, доверяющих нам своих детей. Почему бы не признать, что споры, сотрясающие общественное образование со времен событий мая 1968 г., не чужды некоторой избирательности? Но где мы видели кристально чистые побуждения и кристально чистых христиан? Совершенно стерилизованных и абсолютно стерильных, как не без оснований мог бы сказать какой-нибудь шутник!

Тройная проблема

Будем серьезны. Настоящие проблемы не в этом. По определению, как часть Церкви, христианская школа иногда оказывается делом второстепенным по отношению к прочим делам прихода или епархии. Мы все прекрасно знаем, что такая ситуация разрушительно влияет на идею христианской школы, которая, как мы говорили, старается всеми способами включить молодых в человеческую и духовную жизнь общины. Призванная постоянно стремиться к лучшему, соответствовать своему идеалу, то есть становиться, как и все мы, все более христианской, католическая школа, как мне кажется, сталкивается сегодня с тройной проблемой: воспитание молодых в вере, обучение настоящей свободе, подлинное включение в Церковь.

1. Воспитание молодых в вере

Это, бесспорно, самая важная и животрепещущая проблема, поскольку это, собственно, есть основание католической школы. И, конечно, по этому пункту христианская школа сталкивается с серьезным противодействием. Мы уже говорили об этом, но кто-то мне возразил: "Разве это лучшее место для воспитания веры, веры, которую нужно предлагать, а не навязывать?" Все цитированные мною тексты без колебаний и принципиально отвечают: да. И многие поколения воспитателей на протяжении веков по-разному говорили это "да" практической деятельностью, делами. Вопрос состоит в том, чтобы обеспечить продолжение долгой и богатой традиции в совершенно изменившихся условиях, которые можно назвать "трещиной" между культурным миром взрослых, основанном на дисциплине, знании, полученном свыше, индивидуализме, и ментальным миром молодых, в котором господствуют три основных течения: самостоятельность, исследовательский дух и жизнь, построенная на отношениях внутри определенных групп. Вот в чем состоит проблема катехизации, создания жизни в вере, которая была бы не набором навязанных упражнений, а подлинным духовным пробуждением.

Евангелизация и христианская школа

Значение проблемы понятно всем, и лица, ответственные за учебные заведения, остро чувствуют это. Чтобы это подтвердить, мне достаточно документа, составленного Комиссией религиозных преподавателей, в которую входят представители большей части духовенства, занятого в католическом образовании. Документ этот озаглавлен "Евангелизация и христианская школа". Мы знаем также, что священники, занятые в свободном образовании, и их коллеги по государственному образованию, трагически увлеченные слишком широким пониманием свободы, не убереглись от соблазна забыть о своих обязанностях под предлогом уважения свободы молодых. Во всяком случае, что касается коллег христиан, значение катехизации и религиозного воспитания молодых для них необычайно велико.

Продолжительное усилие

Не знаю, возможно, просто надо, чтобы более организованное и целенаправленное усилие, развитое совместными поисками, особенно в отношении второго цикла, поддерживало и тех и других — ведь вклад общины незаменим. Ибо нашим молодым нужны иные ответы, не те, которые может предоставить старый или новый катехизис. Надо, чтобы пример нашей жизни восполнил то, чего недостает нашим словам, бессильным передать тайны нашей веры. Для новых христиан, которых мы воспитываем, Благая Весть, живыми свидетелями которой мы стали, всегда будет учением надежды, которую они разделят со всеми, кто будет завтра строить Церковь 2000 года. В противном случае, мы вполне заслужили упрек блаженного Августина: Destruis facto, quod aedificas verbo ("Ты разрушаешь своими делами то, что создаешь словами!").

2. Воспитание настоящей свободы

Как мы сказали, первая проблема — это вера. Вторая проблема неотделима от первой: воспитание настоящей свободы.

Эта проблема огромна и повседневна; измеряя ее с точки зрения воспитательной задачи, можно справедливо сказать, что она необъятна, как океан. О, конечно, школа перестала быть, если даже когда-то и была, "гардеробом, куда складывают детей", как выразился один шутник. Воспитывать — это значит помогать совсем юному созданию овладеть собой и предлагать расколотому обществу с его расплывчатыми ценностями и анархическим плюрализмом, как говорил монсиньор Деруэ, "плюрализм, упорядоченный вокруг Евангелия".

Воспитывающая община

Как говорил один английский юморист, французский — это живой язык, которым пользуются прежде всего при разговоре. Так же обстоит дело и со свободой. Напрасны старания немого человека в совершенстве постичь грамматику, блеск красноречия ему навеки заказан. Хотя программа необходима, а определенные методы обязательны, ничто не заменит примера воспитателей при обучении свободе. Я говорю "воспитатели" во множественном числе, ибо в этой области вклад всей воспитывающей среды, а не одного только человека, ни с чем не сравним. Хотя христианская школа времен наших дедушек отмерла вместе с масляными фонарями и парусными судами, ее идеал по-прежнему, и даже больше чем когда бы то ни было, вдохновляет нас: воспитывать людей в полном смысле этого слова — означает для нас воспитывать христиан, по возможности не пренебрегая теми, кто отстаивает иные ценности, кто доверяет нам и идет вместе с нами и к нам. Да, проверка жизнестойкости христианской школы — ее способность выковывать свободных, ответственных людей, людей, умеющих жить вместе, уважая другую личность, отличную в своей особости, и чувствуя взаимное благородное доверие. Верно сказано: воспитание — это акт общения.

Обязательства воспитателей

Дорога воспитателей тяжела, засыпана песком, палима солнцем, идет в гору, но иного пути нет. "Ибо ребенок нуждается в ориентирах, чтобы обеспечить свою уверенность, он нуждается в образцах, чтобы определить себя, он нуждается в знаниях, чтобы упорядочить свой мир, он нуждается в конфликтах, чтобы преодолеть себя". Короче говоря, свобода для ребенка — это плод внутренней победы, которую облегчают и советы и призывы его воспитателей. И, говоря о воспитателе, мы непременно подразумеваем определенные обязательства. Для христианского воспитателя эти обязательства заключаются в том, чтобы научить жить в свете евангельского учения. Как говорил каноник Гриммонпре в интервью бельгийскому радио: "По моему мнению, неопределенных воспитателей не существует... Разве католическая школа не обязана представлять ученикам свидетельство нашей определенности!"

Воспитательный план

Вот, по моему мнению, возможность положительно ответить на поставленный вопрос: почему нужно сегодня христианское воспитание в школе? Да просто потому, что школа для нас наиболее удобное место, где мы можем с полной свободой предлагать свободным молодым людям план цельной и последовательной жизни. И мы это делаем, потому что мы живем этим, и это для нас крайне важно и ничем не заменимо. Если каждый крещеный имеет право получить христианское воспитание, то воспитывающая община является католической лишь постольку, поскольку она основывается на Христе — не частично и косвенно, а целиком и полностью — и получает объединяющую силу своего воспитательного плана из веры в Христа как источник, образец и слово, указывающее путь. При этом она должна уважать свободу, не навязывая никакой закрытой логической системы, а предлагая общее видение, которое придает смысл существованию, освещенному Словом Божиим.

Христианская школа как воспитывающая община

Да, это свободное предложение, сделанное со всей откровенностью свободным молодым людям. В этом мире, в нашем мире, который не верит, который перестал верить, незаменимая роль христианской школы состоит в том, чтобы быть живой и открытой общиной, где молодые люди обнаруживают, что вера жива в Церкви, собранной по учению апостолов в братском общении, в преломлении хлеба и в усердной молитве. Разве не должно это убеждение вдохновлять так называемую педагогику крещения, постепенно пробуждающую в ребенке духовное величие человека в его подлинной свободе, стоящего лицом к другим людям и преклоняющего колени перед Господом. Вот почему "христианское воспитание неотделимо от гуманитарного воспитания, оно пронизывает его целиком. Оно очищает и оживляет его, одновременно предлагая ему ценную поддержку... Ошибочно думать, что христианское воспитание противостоит гуманитарному воспитанию. На самом деле, гуманитарное воспитание и христианское воспитание суть одно, и ведут они к тому совершенному гуманизму, о котором Павел VI говорит в своей энциклике Populorum Progressio".

Цельное образование

Что касается этой неиcчерпаемой темы, я могу вам только посоветовать перечитать важнейшую для христианского воспитателя нашего времени книгу; я имею в виду сочинение Жака Маритена "О философии воспитания". С необыкновенной проницательностью и не без юмора Маритен напоминает, что роковая ошибка образования — это незнание целей, которое приводит человека к приземленному существованию и позволяет ему упустить основное, то есть тайну бытия, требующую философского и религиозного взгляда. И нам необходимо вспомнить, что нет цельного образования без цельного гуманизма, в котором формирование разума идет рука об руку с воспитанием твердой воли и расцветом сердца. Подлинный подъем к вершинам мудрости неотделим от приобретения знания, от воспитания воли, от пробуждения свободы и созерцания истины, той истины, которая есть свет и жизнь.

Миссия Церкви

В ужасной повседневности, наступающей на нас, когда срочность средств заглушает осознание целей, нам необходимо время от времени обновлять веру в нашу миссию. Ибо, если, в конце концов, мы позволим себе погрузиться только в сиюминутные заботы и увязнуть в них, то как сможем мы осветить тот идеал, ради которого мы взвалили на себя эти заботы? "В воспитании мало что зависит от того, что ты говоришь, больше — от того, что ты делаешь, еще больше — от того, что ты есть, но главное — от того, что ты любишь". Среди всех препятствий для христианского воспитания самое опасное, без сомнения, порождено средой, которую еще можно назвать образовательной, но уже никак нельзя назвать христианской. Наши же учебные заведения не ставят себе основной задачей подготовку к получению образовательного диплома или степени бакалавра, они стремятся создать по возможности наиболее благоприятную обстановку для передачи Благой Вести; в этом сливаются задачи христианской школы и собственно Церкви. Ибо, хотя человеческая душа не принадлежит никому, мы считаем, что нам надлежит помочь ей свободно открыться навстречу свету истины.

3. Подлинное слияние христианской школы с Церковью

Я выдвинул три проблемы. От проблемы веры и свободы я перехожу к Церкви, или, точнее, к проблеме подлинного слияния христианской школы с Церковью.

Католическая школа — церковная организация, нужная Церкви и всячески поддерживаемая ею,— не должна смиряться с тем, что она стала или может стать в какой-то степени маргинальной. Несмотря на все заявления о намерениях той или иной стороны, мы хорошо знаем, какие трудности возникают перед некоторыми учебными заведениями иногда из-за устаревших обычаев, иногда из-за круговой поруки, иногда из-за новых, очень увлекательных социологических веяний, иногда из-за деятельности сомнительных и влиятельных групп внутри христианских общин. Но мы знаем также, что всякая сегрегация была бы гибельной для самого проекта христианской школы, как на уровне прихода или епархии, так и на уровне всей Церкви, идет ли речь о родителях и детях или о педагогическом коллективе учебных заведений.

Я искренне верю, что эта проблема действительно стоит перед нами и заключается как в нерешительном замалчивании, так и в двусмысленных заявлениях о слиянии христианской школы всех уровней с французской Церковью. Это слияние возможно на основе, конечно, двусторонней готовности к диалогу, причем не должно забывать о готовности самой христианской школы. Оказавшись в атмосфере Церкви, она обретет подлинную свободу, ту самую свободу веры, к которой христианская школа стремится вести своих учеников.

К БУДУЩЕМУ

Когда мир меняется, а Церковь переживает кризис роста, христианская школа, богатая своими прошлыми традициями, устремляется в будущее. Ее призвание в том, чтобы быть мостом между поколениями и формировать людей, свободных свободой Христа в Церкви и в мире.

Вослед Христу

Я глубоко убежден, что христианское образование в школе в сегодняшней Франции может обрести свой смысл и определить свои требования, лишь основываясь на твердом богословии, связанном с "воспитательной" интерпретацией Божественного воплощения. Церковь желает, чтобы разум, воля и сердце ее детей были освещены светом Того, Кто в своей полноте заключает все человеческие ценности: мысли и действия, чувства и культуры. Всякое другое основание не могло бы верно показать, почему Церковь не может позволить себе утратить этот неотъемлемый аспект своей пастырской задачи. Надеюсь, что у родителей-христиан будут на этот счет такие же серьезные побуждения, как у воспитателей их детей в школах и коллежах. Это представляется мне необычайно важным для будущего.

Надежда

Но мы все знаем, что "сокровище сие мы носим в глиняных сосудах" и что само основание христианской школы несет в себе идеал, который содержит что-то вроде эсхатологической надежды, вечно недостижимый предел церковного подвига в земном странствии. Христианское образование сегодня, больше чем когда-либо, становится опорой богословской надежды.

Повторим же вслед за апостолом: "Надежда не постыжает"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования