Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Житие святителя Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской [агиография]


 Святитель Василий Великий родился около 330 г., в царствование императора Константина Великого, в Кесарии Каппадокийской (Малая Азия). Родители его, Василий и Емилия, были христианами, святитель был воспитан в духе христианском, однако крещение принял, будучи уже взрослым – по обычаю того времени.

Когда Василию было семь лет, родители отдали его в научение книжное. После, оставив свое отечество, он пошел в Афины – средоточие еллинской мудрости – и стал учеником Еввула. И таким учеником был Василий, что не только сравнялся знаниями со своими учетилями, но и превзошел их.

Вместе с ним учились Григорий, который впоследствии был епископом г. Назианза и патриархом Константинопольским, названный Богословом, будущий император Иулиан отступник, Ливаний софист.

Василий и Григорий были друзьями, и дружба их продолжалась всю жизнь. Живя в Афинах, они знали только две дороги – в церковь и к учителям.

Василий заботился о том, чтобы узнать таинства Божественной Премудрости. Пробыв в еллинских училищах 15 лет, изучив всю еллинскую мудрость, он не достиг еще истинной Премудрости, чтобы совершенно познать премудрейшего всех Создателя Истинного Бога. И оставив Афины и друга своего Григория, он пошел в Египет к архимандриту именем Порфирий и испросил у него святые книги, чтобы узнать из них божественные догматы. И пробыл там год, изучая словеса Божественные, питаясь только водой и овощами. И познав веру истинную, испросил благословение и пошел в Иерусалим, чтобы увидеть святые места и чудеса, в них бывающие. Затем вновь возвратился в Афины, рассуждая со многими философами о вере и многих еллинов приводя к Богу. Искал он и учителя своего Еввула, чтобы и его привести к вере и таким образом отблагодарить его. Обойдя все училища, он нашел Еввода беседующим с другими философами. Состязались они о некоем слове, и Василий, придя, разрешил этот софизм. "Кто сей, возразивший философу?" – спросили другие. "Или Бог, или Василий", – ответил Еввул. И узнав Василия, он отпустил друзей и учеников, сам же стал беседовать с ним о философии.

И убедил Василий Еввула о истинности веры христианской и уверовал учитель его:

"О Василие небоявленне! Тобою верую в Единаго Бога Отца Вседержителя, Творца всяческим, и воскресения мертвым чаю, и жизни будущаго века. Аминь".

И раздавши свои имения требующим, купив белые одежды для святого крещения, пошли к Иерусалиму. И многих на пути обратили к истинной вере. Придя в Антиохию, вошли в некую гостиницу. Сын же гостинника Филоксен сидел перед дверями во многой скорби: был он учеником Ливания софиста и получил от него стихи Омировы, чтобы переложить их на риторскую речь, но не мог и скорбел в недоумении. Василий, видя его печальным, спросил, о чем он задумался. Филоксен отвечал: "Если и скажу причину моей скорби, то какая мне будет от этого польза?" Но Василий настаивал и обещал, что будет польза. Тогда отрок сказал о стихах и что скорбит он о том, что не может их ясно перевести. Василий же, взяв стихи, стал толковать их, переводя на речь простую, до трех предложений. Отрок удивился и обрадовался, и просил Василия написать ему толкование. Василий написал сказание стихов в трех предложениях, взяв которое, отрок наутро пошел к Ливанию, учителю своему. Тот прочел и удивился: "Нет нынешних мудрецов, которые могут сказать такое толкование. Кто это написал, Филоксен?" Отрок сказал: "Странник, остановившийся в доме моем, без труда истолковал". Ливаний поспешил в гостиницу, чтобы увидеть странника. Узнав Василия и Еввула, он удивился и обрадовался нечаянной встрече и пригласил их в свой дом, где предложил роскошный обед. Они же, по своему обычаю, вкусив хлеба и воды в меру, возблагодарили всех благ Подателя – Бога.

Ливаний начал задавать им вопросы софические, они же говорили ему о вере. Ливаний, познав силу их словес, просил Василия: "Не откажись сказать что на пользу моим ученикам". Вскоре собрались ученики Ливаниевы, был среди них и святой Иоанн Златоуст, бывший малым отроком. Начал Василий учить их, чтобы имели чистоту душевную, безсстрастие телесное, ступание кроткое, глас умеренный, слово благочинное, пищу и питие немятежное, при старших молчание, при мудрейших внимание, к начальникам повиновение, к равным себе и меньшим любовь нелицемерную, от злых и страстных отрекаться, мало говорить, а больше размышлять, не быть безрассудными на словах, не говорить много, не смеяться, а украшаться стыдливостью, не беседовать с женами нечистыми, иметь глаза вниз, а душу наверху, избегать споров, не искать учительского сана, честь мира сего ни во что вменяти. И если кто сотворит добро, ожидать вознаграждения от Бога и вечного воздаяния от Христа Исуса, Господа нашего. И сказав это ученикам Ливания, с удивлением его слушающим, снова отправился с Еввулом в путь.

Когда же пришли во Иерусалим, с любовию обошли все святые места и поклонились Богу, а после сказали о себе епископу Иеросалимскому Максиму и просили его, чтоб крестил их во Иордане. Епископ, видя их исполненных веры, взяв клириков, пошел с Василием и Еввулом ко Иордану.

Когда вошел Василий в воду и епископ готовился крестить его, сошла с неба молния, и исшедший от нее голубь нырнул в Иордан и, возмутив воду, взлетел на небо. Стоявшие на берегу, увидев это чудо, прославили Бога. Епископ облачил Василия в одежду Христова Воскресения. Крещен был и Еввул. И помазал их епископ миром и причастил Святых Таин.

Возвратившись во святой град и прожив там едино лето, они пошли в Антиохию. Там архиепископ Мелетий поставил Василия в диаконы. Спустя немногое время он вместе с Еввулом отошел во отечество свое, Каппадокию. И когда приблизились они к Кесарии, открыто было в нощном видении их пришествие архиепископу Кесарийскому Леонтию и что Василий в свое время будет архиепископом града того. Утром призвал архиепископ архидиакона своего и неких от клириков, послал их к восточным вратам града, повелев привести к себе двоих странников, которых там встретят. Они пошли, и вошедших в город Василия и Еввула привели к архиепископу. Он спросил, откуда они идут и как их зовут. Узнав их имена, велел принять их и накормить. Созвав же клир свой и особенно известных горожан, рассказал им свое видение. Клир же единым гласом рече: "Ради честнаго жития твоего указал тебе Бог наследника престолу твоему. Сотвори с ним, как тебе угодно: воистину достоин человек тот, его же судьбы Божия открывают".

Архиепископ, призвав Василия и Еввула, начал состязаться с ними от Писания, желая узнать разум их, и удивился пучине их премудрости. И удержал их при себе, достойно почитая. Находясь в Кесарии, Василий проводил жизнь так же, как у многих преподобных видел, когда обходил Египет, Палестину, Сирию и Месопотамию, и подражал их житию, иночествуя добре. И был поставлен в пресвитера бывшим после Леонтия архиепископом Кесарийским Ермогеном, и был наставником кесарийских иноков.

Когда же преставился Ермоген, народ хотел видеть епископом Василия, как достойного и Богом назнаменованого, но он, уклоняясь от этой чести, скрылся, и на архиепископию возведен был Евсевий, муж добронравен, но неискусный в книжной премудрости. Увидев Василия от всех почитаема как премудрого философа и святого житием, начал, как немощный человек, побеждаться завистию. Василий же святыи, не хотя быть виновником зависти, отошел в пустыню, куда и друга своего святаго Григория призвал. Множество иноков собравше, они, наученные Духом Святым, написали уставы иноческого жития.

По прошествии времени, вызваны были из пустыни Василий и Григорий, убеждаемые нуждой Церкви, смущаемой от еретиков. Григория на помощь благочестивым призвал в Назианз град отец его епископ Григорий, потому что сам он был стар и не мог бороться с врагами Церкви. Василия же Евсевий архиепископ, писанием своим с ним примирився, умолил, чтобы он возвратился к нему и помог Церкви, теснимой от ариан. Увидев нужду Церкви, предпочитая общую пользу паче пустыннаго жития, святой оставил уединение и пришел в Кесарию, где много потрудился, словами и писании очищая Православие от ереси. Когда же преставился архиепископ Евсевий, по нем возведен был на престол Василий Великий, хотя и не хотел этого. Посвящен он был многими епископами, среди которых был и Григорий, отец Григория Богослова. Хотя и немощен был и в весьма преклонных годах, но повелел проводить себя в Кесарию, чтобы убедить Василия на архиепископство, чтобы не возвели ариане своего епископа. И добре управляше Василий Христовой Церковью.

Брата своего по плоти Петра он посвятил в пресвитера, чтобы помогал в церковных трудах. Впоследствии же поставил его епископом града Севастии. В то же время и мати их блаженная Емилия отиде ко Господу, прожив более 90 лет. Имела и другого сына Григория, епископа Нисского, и Петра, о котором сказано, и дочь Макрину девицу, и прочая чада в великих добродетелях воспитаные.

По некоем времени блаженный Василий молился Богу, прося благодати, премудрости и разума, чтобы составить чин Литургии. И с верою и молитвою многою начал писать святыя службы таинство. И в ту ночь явился ему в видении Господь с апостолами, творя предложение Хлеба и Чаши на святом жертвеннике. И воставив Василия, рече ему: "По твоему прошению да исполнятся уста твоя похвалы, да принесеши бескровную службу своими точными глаголы". По видении же том святой пошел во святилище и, приступив к святому алтарю, начал говорить и писать молитвы святой Литургии, молясь прилежно. Когда совершал это святитель, Еввул с первейшими клириками видели свет небесный, осиявший алтарь и святителя, и неких пресветлых мужей в белых одеждах, окружающих архиерея. То увидев, они ужаснулись и упали ниц, со слезами славя Бога.

В то время Василий Великий призвав золотых дел мастера, повелел ему сделать из чистого золота голубя, по образу голубя, явившегося над Иорданом, чтобы в нем хранить Святые Дары. И устроил его над святой трапезой.

В одно время совершал святой божественную службу, и еврей некий, желая узнать о святых тайнах, присоединился к верным и вошел в церковь. И увидел святаго Василия держащим в руках отроча и рассекающаго его. Когда же причащались верные, пришел с ними и еврей, и дал ему святитель, как и христианам, часть Святых Даров. И увидел еврей, что это истинная Плоть. Когда же приступил к Чаше, то увидел, что в ней была истинная Кровь. Сохранив часть святого причащения, вернувшись домой, он показал ее жене своей и рассказал обо всем, что видел. И уверовали, что воистину велико и страшно и преславно есть христианское таинство. Наутро пошел еврей к блаженному Василию, прося о святом крещении. Василий же, воздав благодарение Богу, не откладывая крестил еврея со всеми его домашними.

В один день подошла к святому бедная женщина, обиженная князем. Она встретила святого Василия на дороге, умоляя, чтобы святой, заступился за нее перед князем – святитель Василий пользовался у него большим уважением. Святитель написал князю: "Пришла ко мне эта убогая женщина, говоря, что мое письмо много для тебя значит. Если это так, то покажи мне это делом и сотвори милость жене сей". Так написав, святой отдал письмо женщине, она же принесла и дала его князю. Он же, прочитав, так написал к святому: "Отче, хотел бы сотворить милость этой женщине, но не могу, потому что она подлежит народной дани". Святой снова написал ему: "Если хотел помочь, но не смог – хорошо это, а если мог, но не хотел – тебя самого Бог причислит к требующим. И когда захочешь, то не сможешь".

И сбылось слово святителя. Спустя немного времени царь разгневался на князя, услышав, что тот творит многие обиды людям, и предал его узам, чтобы князь возвратил тем, кого обидел, отнятое. Князь же послал моление к святому Василию, прося, да помилует его и походатайствует о нем перед царем.

Василий умолил царя, и через шесть дней пришло повеление, освобождающее князя от наказания. Князь, увидев к себе милость святого, пришел к нему с благодарностью, а той бедной женщине от своего имения отдал вдвойне.

В то время, когда в Кесарии Каппадокийской угодник Божий мужественно защищал честь Царя Небесного, царь Иулиан отступник, гонитель и богохульник, шел войной на персов; хвалился же погубить и христиан. Святой Василий молился в храме перед иконой Пресвятой Богородицы, на которой был изображен и святой великомученик Меркурий с копьем, как воин. Молился он о том, чтобы злочестивый царь, губитель христианский, не возвратился с войны. И увидел, что святой Меркурий на иконе на малое время стал невидим, потом показался с окровавленным копьем. И в то самое время Иулиан был прободен копьем святого великомученика Меркурия, посланного Пресвятой Богородицей на погубление врага Божия.

Когда же совершал святитель Василий Великий святую Литургию, то благодать Святаго Духа приходящую познавал в таком знамении: златой голубь, висящий над трапезой с Божественными Дарами, Божиею силой движимый троекратно сотрясался. Но однажды не было обычного знамения, когда служил блаженный. Размышляющему ему, почему так случилось, он увидел одного из держащих рипиды диаконов, смотрящего на некую женщину, стоящую перед алтарем. Он повелел тому диакону отойти от святой трапезы и дал епитимию – семь дней поститься и молиться, проводить ночи без сна на молитве и от имения подавать нищим.

И от того времени святой Василий повелел, чтобы в церкви перед алтарем были завесы и преграды.

В то время император Уалент, ослепленный арианской ересью, смущал Церковь Христову, изгнал многих православных епископов с престолов и ариан на их место возвел, а малодушных и боязливых принудил присоединиться к ереси. И очень гневался, видя святого Василия, на престоле своем небоязненно пребывающего, укрепляемого верой, как столпа непоколебимого, и других укрепляющего и увещевающего, чтобы гнушались арианством как богоненавистной мерзостью. Обходя свою область и правоверным всюду досаждая, направляясь в Антиохию, царь пришел и в Кесарию Каппадокийскую. Хотелось ему и Василия привести в арианство. Он научил своих бояр и советников, чтобы они уговорами, обещаниями и угрозами принудили Василия согласиться с царем. И докучали царские приближенные святому, советуя и увещевая его, чтобы соединился с царем, но не имели успеха. Потом епарх Модест стал уговаривать его и, не добившись ничего лаской, стал угрожать. Святой же на угрозы его отвечал: "Если возьмешь мои имения, то ни сам не обогатишься, ни меня не сделаешь бедным. Думаю, что мои ветхие одежды и мало книг, в них же все мое богатство, тебе не нужны. Изгнания не боюсь – моя вся земля, лучше же сказать – Божия, на которой обитаю. О муках не забочусь, они приведут меня к желаемому концу, и еще скорее к Богу моему пошлешь меня". Модест сказал: "Никогда так дерзко никто со мной не беседовал". Святой отвечал: "Потому что с епископом не приходилось тебе беседовать. Мы смиренные и кроткие, но когда кто Бога или правду Его отнять хочет, небрежем ни о чем". Наконец Модест сказал: "Подумай до утра, потому что на погибель тебя предам". Святой отвечал: "И наутро то же скажу, будь и ты тверд в своем слове".

Модест передал смелые ответы Василия царю, и тот повелел не досаждать ему больше. Когда настал праздник Богоявления, царь, чтобы угодить Василию, пришел в его церковь, увидел благолепие и чинность, услышав пение и молитву верных, удивился, потому что никогда не видел в арианских церквах такого благолепия и чинности. И беседуя с царем, Василий говорил ему слова Божии, а не человеческие. Их беседу слышал Григорий Назианзин, который и написал об этом. И с того времени царь стал лучше относиться к Василию. Но когда пришел в Антиохию, снова разгневался на него, наученный злобными людьми, и, прислушавшись к их клевете, осудил Василия на изгнание. Когда же хотел подписать указ об изгнании, то престол, на котором сидел царь, поколебался, перо сломалось. Когда взял другое, сломалось и оно, так же – третье. Тогда царь познал силу Божию и, испугавшись, разорвал указ. Но и снова ариане настроили царя против Василия, и тот послал сановника Анастаса, чтобы привел святителя в Антиохию. И привели Василия в Антиохию и поставили перед епарховым судом, спрашивая: почему не придерживается царевой веры? Отвечал: "Да не будет, что уклонившись от христианской веры, последую нечестивому арианскому учению". Судия угрожал ему смертью, он же отвечал: "Буди ми за истину пострадати и разрешитися от телесных уз, давно этого желаю. Только вы не измените своего решения". Епарх возвестил царю, что святой выше угроз, и неизменно мудрование его, и тверды намерения его. Царь разгневался и думал, как бы погубить Василия. И в то время разболелся сын царя Галатий, и врачи не могли вылечить его, и был близок смерти. Мать же его пришла к царю, говоря, неблагочестиво в Бога веруешь и досаждаешь Божию архиерею, и потому умирает отрок. Услышав это, Уалент призвал Василия и сказал: "Если угодны Богу догматы твоей веры, сотвори своими молитвами моего сына здоровым". Святой отвечал: "О царю! Если даруешь мир церквам православным и вере православной, то сын твой будет жив". Царь обещал исполнить это, если святой помолится к Богу о жизни сына царского. И помолясь, сотворил того здрава и с честью был отпущен на свой престол. Ариане, видя и слыша все это, распалились от ярости и злобы и сказали царю: "И мы могли это сделать". И снова прельстили царя, и он позволил им крестить сына своего. И когда взяли ариане крестить царского сына, он умер у них на руках.

Увидев это, вышеупомянутый Анастас сказал о том брату царя Уалента Валентиниану, царствовавшему на западе. Он же удивился такому чуду и прославил Бога. Послал же Валентиниан через Анастаса многие дары святому. И приняв их, святой устроил на них больницы в своей епархии и упокоил многих убогих и немощных. Григорий Назианзин рассказывает, что святой Василий и болящего Модеста епарха, который много досадил святому, исцелил молитвою, когда тот поискал его помощи со смирением. По прошествии времени, на место Модеста пришел новый епарх именем Евсевий, царский родственник. Была в то время в Кесарии вдова Вестиана, дочь сенатора, молодая и богатая, которую епарх хотел силой выдать замуж за сановника. Она же была целомудренна, хранила чистоту вдовства своего непорочно, и не хотела выходить замуж. Когда же поняла, что ее выдадут замуж насильно, прибежала в церковь к архиерею Божию Василию. Он принял ее под свою защиту и не выдал пришедшим за ней людям, а тайно отправил в женский монастырь к сестре своей преподобной Макрине. Епарх разгневался на блаженного Василия, послал воинов силой взять ту вдову из церкви, когда же не нашли ее, велел искать в келии святого. Будучи сам нечистым, епарх думал, что Василий греха ради удержал ее у себя. Но нигде не найдя ее, призвал к себе Василия и с великой яростью стал досаждать ему и грозил муками, если не отдаст вдову ту. Василий же святый готов был на муки идти, говоря: "Если повелишь тело мое строгать железом, то исцелишь утробу мою. Видишь ведь, что я болен". В то время граждане узнали о случившемся и устремились все с оружием и палицами ко двору епарха, чтобы убить его за отца и пастыря своего. И если бы не успокоил Василий народа, то убили бы епарха, который испугавшись народного мятежа, отпустил святителя.

Елладий, бывший слугой Василия Великого и свидетелем его чудес, наследником и престола его, как добродетельный и святой муж, рассказал: некий правоверный сановник Протерий, посещая святые места, хотел отдать дочь свою в один из монастырей на служение Богу. Диавол же, изначала ненавидящий человека, внушил одному из рабов Протерия любовь к дочери своего господина. Раб, видя, что желание его неисполнимо, пошел к некоему волхву, обещая дать ему много золота, если своим вохвованием сотворит, чтобы раб мог жениться на дочери своего господина. Волхв сначала отказывался, а потом сказал: "Если хочешь, я пошлю тебя к моему господину диаволу, и он тебе поможет в этом, если ты сотворишь его волю". Окаянный тот раб сказал: "Обещаю сделать все, что повелит мне". Волхв сказал: "Отречешься от Христа, дашь на это писание?". Он отвечал: "Готов, только бы получить желаемое".

Волхв послал того раба к диаволу, и тот потребовал у него отречения от Христа. Раб не только на словах отрекся, но и дал в этом рукописание. Тогда душепагубный змий послал бесов, и они внушили девице любовь к отроку. Она стала умолять отца своего: "Дай меня в жены отроку сему. Если же не сотворишь этого мне своей единственной дочери, то увидишь меня умершей горькой смертью". Услышав это, отец ужаснулся: "Увы мне, грешному! Что случилось с дочерью моей? Кто украл сокровище? Кто прельстил мое чадо? Я желал обручить тебя Небесному Жениху, чтобы сделать сожительницей Ангелов, чтобы во псалмах и песнех духовных прославляла Бога. И ради тебя надеялся и я быть спасен, ты же о бракосочетании говоришь". Она же не желала слушать, одно говоря: "Если не сделаешь по моему желанию, то сама себя убью". Отец по совету родных и друзей решил сотворить ее волю, чтобы не видеть ее умершей горькой смертью. И призвав раба своего, дал ему дочь свою в жены и имение многое и сказал дочери: "Иди, дщерь страстная и окаянная, за мужа. Но думаю, что будешь много каяться потом и не будет тебе пользы". Спустя немногое время люди увидели, что отрок тот не ходит в церковь и не причащается Святых Таин. И сказали о том жене его: "Знаешь ли о том, что муж, которого себе выбрала, не христианин?" Она же, услышав это, сильно опечалилась: "Никто ослушавшись родителей своих когда-либо не спасался. Кто возвестит позор мой отцу моему? Увы мне, окаянной!". Услышал муж ее рыдание и пришел спросить, почему она опечалена. Когда же узнал, то стал утешать ее, говоря, что неправду сказали о нем, что он христианин. Она немного утешилась его словами и сказала: "Если хочешь открыть мне истину и беспечальну меня сотворити, то наутро иди со мной в церковь и причастись Святых Таин, и тогда поверю тебе". Муж ее, видя, что не может утаиться дело его, рассказал ей все, как отдался диаволу. Она же, отвергши женскую немощь, поспешила к святому Василию: "Помилуй мя, учениче Христов, помилуй ослушавшуюся отца своего и бесовскому повинувшуюся совету!" И рассказала ему подробно о муже своем. Святой же, призвав мужа, спросил: "Так ли на самом деле, как жена рассказывает?" Он же отвечал со слезами: "Да, святый Божии, так есть. Если же умолчу, то дела моя возопиют". И исповедал все подробно, как предался бесам. Святой же сказал: "Хочешь ли снова обратиться ко Господу нашему Исусу Христу?" Отрок отвечал: "Хочу, но не могу". Василий спросил, почему, и отрок сказал: "Рукописанием отвергся от Христа и диаволу отдался". Сказал ему Василий: "Не скорби об этом. Человеколюбив бо есть Бог и кающихся приемлет". Жена же, упав в ноги к святому, умоляла его, говоря: "Учениче Христов, помоги нам". Спросил святой отрока: "Веруешь ли, что спасешься?" Он же отвечал: "Верую, Господи, помоги моему неверию!"

Святой сотворил на нем крестное знамение и ввел его внутрь священных оград и, оставив его одного, повелел непрестанно молиться Богу. Пробыл и сам три дня на молитве, и потом посетил его и спросил: "Како еси, чадо?" Отвечал отрок: "В великой беде нахожусь, владыко, не могу терпеть вопля бесовского, страшилищ и стреляний, и каменного биения. Держа рукописание мое, они поносят меня, говоря: "Ты пришел к нам, а не мы к тебе!". Святой сказал ему: "Не бойся, чадо, только веруй". И дав ему немного пищи, оградил его крестным знамением и вновь затворил. По немногих днех снова посетил его и спросил: "Како еси, чадо?" Глагола отрок: "Издалека угрозы и вопль их слышу, а самих не вижу". Святой, дав ему немного поесть и помолився о нем, снова затворил его. Потом в сороковой день пришел к нему и спросил: "Како еси, чадо?" Он сказал: "Хорошо уже, святый отче, видел бо тебя со сне борющагося за меня и одолевшего диавола". Сотворив молитву, святой вывел его из затвора и привел в келию свою. Когда настало утро, призвал весь причет церковный и иноков и всех христолюбивых людей и сказал: "Прославим, братие, человеколюбца Бога. Погибшее овча добрый пастырь хочет прияти на плечи и принести в церковь. Надо и нам помолиться в нощь сию, да победит и посрамит врага душ наших. Собрались все люди в церковь и всенощные молитвы о кающемся отроке сотворили, вопия: "Господи, помилуй!" Наутро Василий, взяв отрока за руку, привел его вместе с народом в церковь, поя псалмы. И диавол пришел со своей пагубной силой, хотя восхитити отрока от рук святого. Отрок же возопил: "Святыи Божии, помоги мне!" И с таким дерзновением ополчился враг на отрока, что и Василия святого терзал, стараясь выхватить отрока. Молились все со слезами ко Господу и вопияли: "Господи, помилуй!" И вот рукописание отрока по воздуху прилетело в руки к блаженному Василию. Приняв рукописание, святой возрадовался и возблагодарил Бога. И перед всеми спросил отрока: "Знаешь ли, что написано здесь?" Он отвечал: "Да, святыи Божии, я своею рукою написал его". Василий Великий разорвал рукописание на части, потом ввел отрока в церковь и причастил его Святых Таин. И поучив отрока, дав ему подобающее правило, отдал его жене.

Тот же достоверный муж Элладий рассказал о святом Василии Великом следующее: в один из дней преподобный отец наш Василий, осиянный благодатию Святаго Духа, сказал клиру своему: "Идите за мной, да узрим славу Божию и прославим Владыку нашего". И вышел из города, и никто не знал, куда он хочет идти. Неподалеку в селе жил пресвитер Анастасий, имеющий жену Феогнию, с которой 40 лет прожил в девстве. Многие думали, что Феогния неплодна, потому что никто не знал о чистом, в тайне хранимом девстве их. Имел же Анастасий, ради чистоты жития своего, Духа Божия: был прозорлив. И провидя духом, что Василий хочет его посетить, сказал госпоже своей Феогнии: "Я иду в поле делать землю, ты же, госпоже сестро моя, украси дом и в час девятый дня, зажегши свещи, выйди навстречу святому Василию архиепископу, он идет посетить нас, грешных". Она удивилась этим словам и сделала повеленное. Когда святой Василий был недалеко от дома Анастасия, встретила его Феогния и поклонилась ему. Василий же сказал: "Здорова ли ты, госпоже Феогния?" Она ужаснулась, услышав, что он зовет ее по имени, и отвечала: "Здорова, владыко святыи". Блаженный спросил: "Где господин Анастасий, брат твой?" Она отвечала: "Он не брат мне, но муж и отошел на поле". Василий же сказал: "Он дома". Услышав это, она исполнилась ужаса, потому что святой провидел их тайну, и, упав к ногам его, сказала: "Моли за меня, грешную, святыи Божии, потому что великие и чудные вижу в тебе вещи". Святой помолился за нее и пошел далее. Когда он вошел в дом пресвитера, встретил его и сам Анастасий, целуя ноги святого: "Откуда мне это, что святитель Господа моего пришел ко мне?" Святитель же отвечал: "Добре есть, что я нашел тебя, учениче Христов. Пойдем в церковь и сотворим Божию службу". Когда они пришли в церковь, святой Василий повелел Анастасию служить Литургию. Он же отказывался, говоря: "Знаешь, владыко, писание, глаголющее, меньший от большего благословляется". Василий же отвечал ему: "Со всеми своими добрыми делами имей и послушание". Когда же Анастасий совершал Литургию, видел святой Василий и прочие, которые были достойны, Пресвятой Дух, сошедний и окруживший Анастасия. После совершения Божественной службы пресвитер предложил трапезу святому и клиру его. Когда же они ели, святой спросил пресвитера: "Как ты живешь?" Он отвечал: "Я, святитель Божий, грешный человек и подлежу народным даням. У меня две пары волов, на одной паре работаю я, на другой мой наемник. И от них один есть на упокоение странных, другой на отдание даней. Трудится со мною и жена моя, служащи странным и мне". Сказал ему Василий: "Зови ее сестрой своей, как и есть, и поведай мне добродетели твои". Анастасий отвечал: "Я ничего хорошего не сделал на земле". Тогда Василий сказал: "Встанем и пойдем вместе". Встав же, пришли к некоей хижине, и сказал Василий: "Открой эту дверь". Сказал Анастасий: "Нет, святыи Божий, не благоволи войти. Там нет ничего, кроме домашних потреб". Василий же сказал: "Я ради этих потреб и пришел". И войдя, нашел там некоего человека прокаженного, у которого уды телесные, изгнивше, отпали. И не знал о нем никто, кроме пресвитера и сестры его. Сказал Василий к пресвитеру: "Почему сокровище свое хотел от меня утаить?" Отвечал пресвитер: "Человек этот гневлив и досадителен, и потому я боялся явить его, чтобы не погрешил каким-либо словом против твоей святыни". Тогда сказал Василий: "Добрый подвиг творишь, но оставь меня в эту ночь ему послужити, чтобы и я был причастником твоего вознаграждения". Василий остался с прокаженным один и, затворившись, всю ночь пробыл на молитве, а наутро вывел его здоровым. Пресвитер с сестрою своею и все там бывшие, увидев такое чудо, прославляли Бога. Святой же Василий после беседы с пресвитером возвратился в дом свой.

Услышал о святом Василии преподобный Ефрем Сирин, живший в пустыне, и молил Бога, да покажет, каков есть Василий. И было ему видение: огненный столп до неба, и глас свыше услышал: "Ефреме, каким видишь этот огненный столп, таков есть Василий".Преподобный Ефрем, взяв переводчика, потому что сам не знал греческого языка, пришел в Кесарию в праздник святого Богоявления и издали видел святого Василия идущего со многою славою в церковь, одетого в одежду светлую, и клир вокруг него также в светлых одеждах. И обратившись к сопровождавшему его переводчику, Ефрем сказал: "Думаю, что зря трудились, потому что он в таковом чине находящийся не то, что я видел". И войдя в церковь и став в углу, Ефрем размышлял: "Мы, понесшие дневную тяготу и жар, ничего не добились, а он в такой славе и чести человеческой – слолп огненный?" Так его размышляющего узнал о нем Святым Духом Василий Великий и послал к нему архидиакона своего, говоря: "Иди к западным вратам церковным и найдешь стоящего в углу инока малого роста и с небольшой бородой. Скажи ему: "Войди во святилище: зовет тебя архиепископ". Архидиакон, со многим трудом пройдя между людьми, подошел к преподобному Ефрему и сказал: "Господи, благослови. Пойди и войди во святилище: тебя зовет архиепископ". Ефрем, узнав от переводчика, что говорит архидиакон, отвечал: "Ты ошибся, мы странники и архиепископ не знает нас". И отошел архидиакон рассказать это Василию, который в это время читал священные книги людям. И видел преподобный Ефрем огненный язык во устах Васильевых. И потом снова сказал святитель архидиакону: "Иди и скажи тому монаху: "Господине Ефреме, приди и войди во святыи алтарь – зовет тебя архиепископ". Архидиакон сказал, как ему было повелено. И удивился преподобный Ефрем и прославил Бога, говоря: "Воистину велик Василий, воистину столп огненный есть Василий, воистину Дух Святой говорит устами его!" Упросил же архидиакона, чтобы ответил архиепископу, что по окончании святой службы хочет поклонитися ему. Когда совершилась Божественная служба, святой Василий вошел в сосудохранительницу и, призвав преподобного Ефрема, даде ему о Господе целование и сказал: "Добре пришел еси, отче, умноживший ученики Христовы в пустыне и изгнавший бесы из нее силой Христовой. Чего ради такой труд совершил, отче, придя видеть грешного человека? Да даст тебе Господь мзду за труд твой". Ефрем, отвечая Василию через переводчика, рассказал все, что приготовил в сердце своем. Когда они обедали, сказал преподобный Ефрем святому Василию: "Отче, единой благодати прошу у тебя". Великий же Василий отвечал ему: "Скажи, что тебе нужно, потому что много я должен тебе за труд твой". Сказал ему святой Ефрем: "Знаю, отче, что все, что ты просишь у Бога, дает тебе. Хочу, чтобы ты умолил Его, и Он дал мне говорить по-гречески". Он же отвечал: "Выше моих сил твое прошение, но потому, что с добрым намерением просишь, пойдем в храм Господень и помолимся ко Господу". Пошли в церковь и молились долгое время. И уяснился язык Ефрему, и заговорил он греческим языком. Прославили все Бога, сотворившего такое чудо. Пробыл святой Ефрем в духовном веселии три дня со святым Василием. И поставил его Василий в пресвитера, а переводчика в диакона и отпустил их с миром.

Некогда был беззаконный царь Уалент в Никейском граде, и пришли к нему ариане, прося, да из соборной церкви изгонит православных и отдаст арианскому соборищу. И сотворил царь, сам еретик, как просили: отнял церковь у православных и отдал еретикам, после ушел в Царьград. Благочестивые были в великой печали и пришли к святому Великому Василию, говоря о великой обиде от царя. Святой, утешив их, пошел к царю в Константинополь, и представ перед ним, сказал: "Честь царева суд любит. И премудрость глаголет: "Правда царева в суде". Почему, о царь, судил неправедным судом, изгнав правоверных от церкви и отдав ее злославным?". И сказал ему царь, гневаясь: "Пойди ты и рассуди, но так суди, чтобы не помогать людям своей веры". Святой отвечал: "Если неправедно рассужду, то и меня в заточение пошли, и церковь арианам отдай". Взяв же у царя указ, возвратился в Никею и сказал арианам: "Царь дал мне власть творить суд между вами и православными о церкви, которую силой отняли". Они отвечали: "Суди, но по суду цареву". Сказал святой: пойдите и ариане, и правоверные и закройте церковь, и запечатайте печатями – каждый своими – и приставьте стражу от обеих сторон. И сначала ариане помолитесь три дня и ночи, а потом придите к церкви. И если по вашей молитве сами откроются двери церковные, то будет церковь ваша. Если же нет, то помолимся мы одну ночь и пойдем с литией к церкви. И если откроется нам, то мы будем иметь ее, если же и нам не откроется, то будет ваша". И понравилось это решение арианам, православные же скорбели, говоря, что не по правде рассудил святой, но побоялся царя. И закрыли церковь и приставили стражу. Молились ариане три дня и ночи и пришли к церкви, но не было никакого знамения, не открылись двери церковные. Василий же Великий собрал всех правоверных вместе с женами и детьми, вышел из города к церкви святого мученика Диомида и, сотворив там бдение всенощное, пошел вместе со всеми к запечатанной соборной церкви, поя: "Святый Боже, святый Крепкии, святыи Безсмертныи, помилуй нас". И когда люди молились: "Господи, помилуй!", святой подошел к дверям церковным и осенил трижды крестным знамением. И затряслась земля, стали открываться запоры, отпали печати и открылись врата, как бы распахнутые сильным ветром, и ударились о стены. Множество ариан, увидев это чудо, отреклись от злочестия своего и присоединились к правоверным. Узнал царь о таком праведном суде Василия и о преславном чуде и очень удивился. Но, ослепленный злобой, он не обратился к благочестию и погиб страшной смертью. Во время войны с франками он был ранен и скрылся в хижине. Гнавшиеся за ним подожгли хижину, и, сгорев там, царь пошел в огнь вечный. Была же царская смерть после преставления святого Василия, в тот же год, когда и святой преставился.

В дни преподобного отца Василия была в Кесарии некая благородная и богатая вдова. Много лет жила она в грехе, но Бог, который ищет покаяния каждого, коснулся ее сердца, и она осознала нечистоту своей жизни. Вспоминая множество своих грехов, она рыдала, говоря: "Увы мне, грешной и блудной! Как отвечу праведному судии о содеянных мною грехах?" И вспомнив все, что соделала от юности и до старости, написала все свои грехи. И в конце написала один тягчайший грех, потом запечатала список. В то время, когда Василий шел в церковь, она пришла к нему и, упав в ноги, говорила: "Помилуй меня, святыи Божий, согрешившую больше всех!" Святой спросил, что она хочет. Женщина подала ему запечатанный список, говоря: "Владыко, вот все грехи и беззакония мои. Ты же не читай их, не разрушай печатей, но молитвой очисти их. Верую, что подавший мне эту мысль услышит тебя, о мне молящегося". Войдя в церковь, святой взял рукопись и упал перед жертвенником, всю ночь молясь о жене той. Наутро, совершив Божественную службу, он призвал женщину и отдал ей список запечатанным, как и был, со словами: "Слышала ты, что никто не может прощать грехи, только один Бог". Она отвечала: "Слышала, честныи отче, и потому подвигла тебя на молитву к щедротам Его". Сказав это, она раскрыла рукописание и увидела все свои грехи стертыми, только тягчайший грех, написанный после всех, остался нестертым. Увидев это, женщина ужаснулась и, припав к ногам святого, просила: "Помилуй меня, раб Бога Вышняго и, как о всех беззакониях моих умолил Бога, так и об этом умоли, да будет очищено". Архиепископ прослезился, соболезнуя ей, и сказал: "Встань, жено. Я человек грешный и сам нуждаюсь в прощении и помиловании. Очистивший же твои грехи, может и нестертый грех очистить. Если в будущем сохранишь себя от греха и будешь ходить путем Господним, то не только прощена будешь, но и сподобишься славы небесной. Советую тебе пойти в пустыню, там найдешь мужа святого Ефрема. Тому дай рукописание это и проси его, чтобы умилостивил о тебе Человеколюбца Бога". Женщина по совету святого пошла в пустыню и после долгой дороги нашла келию блаженного Ефрема. Постучавши, она сказала: "Помилуй меня, грешную, преподобный отче". Ефрем, провидя причину ее прихода, отвечал: "Отойди от меня, я человек грешный и сам требую помощи иных". Она же дала ему рукописание, говоря: "Архиепископ Василий послал меня к тебе, чтобы ты помолился Богу очистить грех мой, написанный в этом свитке. Прочие грехи он очистил, ты же помолись об одном грехе, потому что к тебе я послана". Преподобный Ефрем отвечал: "Нет, чадо. Возмогший умолить Бога о многих твоих грехах, тем более и об одном умолить сможет. Иди скорее назад, чтобы застать его в живых, пока не отошел к Господу". Она, поклонившись преподобному, вернулась в Кесарию. Входя в город, она попала на погребение святого Василия, который уже преставился, и тело его несено было ко гробу. Увидев это, женщина зарыдала, упала на землю и к святому, как к живому, обратилась: "Увы мне, святыи Божий, увы мне, окаянной! Не потому ли отослал меня в пустыню, чтобы без моего досаждения отойти от тела. И вот возвратилась, напрасно понеся труд пустынный. Да рассудит Бог между мной и тобой, потому что могущий сам подать мне помощь, послал меня к иному". Так говоря, положила свиток на одр с телом святого, рассказывая всем людям о труде своем. Один из клириков, желая прочитать написанное в свитке, раскрыл его и не увидел никакого писания, и сказал женщине: "Здесь ничего не написано. И почему трудишься, не зная о сотворившемся на тебе неизреченном милосердии Божием?" Весь народ, видя это чудо, прославил Бога, давшего такую власть своим угодникам и после преставления.

Еврей некий Иосиф, живший в Кесарии, был такой искусный врач, что по пульсу мог определить, что человек умрет, за три или даже за пять дней до кончины. И говорил даже час смерти. Богоносный же отец Василий, провидя его обращение ко Христу, любил его и часто с ним беседовал, уча оставить еврейский закон и принять святое крещение. Но Иосиф отказывался, говоря: "В какой вере родился, в той хочу и умереть". Святой говорил ему: "Верь мне, что ни я, ни ты не умрем, пока ты не родишься от воды и Духа. Кроме этой благодати невозможно войти в Царство Небесное". Когда же пришло время отшествия святого к Богу, разболевшись, он призвал к себе еврея, как бы требуя его врачебной помощи. Ощупав пульс святого, Иосиф сказал: "Приготовьте все для погребения, потому что скоро умрет". Василий сказал ему: "Не знаешь, что говоришь". Отвечал еврей: "Поверь мне, владыко, что умрешь до захода солнца". Василий сказал ему: "Если проживу до утра, что сделаешь?" Отвечал Иосиф: "Умру". Святой же отвечал: "Да, умрешь греху, но оживешь Богу". Сказал ему еврей: "Клянусь тебе, владыко, что если доживешь до утра, то сотворю твою волю". Святитель Василий Великий помолился к Богу, да продлит его жизнь до утра ради спасения еврея, и получил просимое. Утром послал позвать врача, и не поверил Иосиф зовущему его слуге, что Василий жив. Но увидев его живым, упал к его ногам, говоря: "Велик Бог христианский и нет иного Бога кроме него! Повели, святыи владыко, не откладывая крестить меня со всеми домашними". Сказал ему Василий: "Я сам крещу тебя". Подойдя, еврей ощупал руку святого и сказал: "Владыко, не хватит у тебя сил". Отвечал Василий: "Имею Создателя, укрепляющего меня". И встав, пошел в церковь и окрестил еврея и всех домашних его, назвав его Иоанном. И отслужив Литургию, причастил их Божественных Таин. Поучив новокрещенного о вечной жизни и сказав последнее слово своим словесным овцам, предал душу свою Богу. И приложился к архиереям архиерей и к проповедникам великий гром Слова января в первый день, в последний год царствования Уалента, в четвертый год царствования Гратиана, правящего после отца своего Валентиниана. Управлял церковью святой Василий Великий 8 лет и шесть месяцев. Прожил же 45 лет от рождения своего.

Новокрещеный еврей, увидев святого преставльшагося, сказал со слезами: "Воистину, рабе Божий Василий, и сейчас не умер бы, если бы сам не захотел". Пришел и Григорий Назианзин на погребение святого и с другими архиереями погреб честные мощи великого угодника Божия Василия в церкви святого мученика Евпсихия, хваляще Бога в Троице единого. Ему же слава во веки, аминь.

Источник: Газета Уральской Епархии "Остров Веры",
№1 за январь 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования