Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
29 июня 12:34Распечатать

Платон Прохоров. ВОЛЯ БОЖИЯ И ВОЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ. Если устами Патриарха Кирилла "вся полнота РПЦ" определяет массовую гибель россиян при Сталине справедливой карой, то и "вождь народов" – лишь орудие в руке Божией


При анализе не столько слов, сколько самого факта того, что глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) заговорил о большевизме в столь неформальном тоне (см. интервью архиепископа Илариона журналу "Эксперт"), как-то не придается значения контексту, в котором прозвучало заявление. А контекст  иной раз может оказаться не менее важен, чем прямое содержание текста. Напомним начало фразы, ужаснувшей нынешних русско-советских патриотов и заставившей добрую половину демократов, мнящих себя знатоками православия, зашуметь о том, что РПЦ МП "нашла в себе силы обернуться к правде".

"Я считаю, что Сталин был чудовищем, духовным уродом, который создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре, – сказал архиепископ Иларион (Алфеев). - Он развязал геноцид против народа своей страны и несет личную ответственность за смерть миллионов безвинных людей. В этом плане Сталин вполне сопоставим с Гитлером. Оба они принесли в этот мир столько горя, что никакими военными или политическими успехами нельзя искупить их вину перед человечеством. Нет никакой существенной разницы между Бутовским полигоном и Бухенвальдом, между ГУЛАГом и гитлеровской системой лагерей смерти. И количество жертв сталинских репрессий вполне сопоставимо с нашими потерями в Великой Отечественной войне".

Но начинается интервью, в котором прозвучали эти слова, с констатации значимости личности нового Патриарха, который своей активной "перестроечной" деятельностью "подает пример всей церкви". Того самого Патриарха Кирилла, который в проповеди, прочитанной им после литургии в Сретенском монастыре 21 мая, "проанализировал" причину небывалых потерь России в Великой Отечественной войне 1941-45 годов, заключив, что эта трагедия "была наказанием за грех, за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью <...> но наказание Божие – это не проявление некоего деспотизма и жестокости, о чем нередко рассуждают неверующие. Наказание Божие – это явление Божьей правды, это явление Божественной справедливости, без которой не может быть бытия мира".

Говоря далее об активности нового Патриарха, архиепископ Иларион справедливо заметил, что "одного человека недостаточно для того, чтобы провести поистине титаническую работу, необходимую для подлинного воцерковления общества. Очень важно, чтобы миссионерский императив был прочувствован и воспринят на других уровнях — на уровне архиереев, духовенства, мирян, монашествующих. Призыв патриарха к активной жизненной позиции, к активной проповеди Христа и христианских нравственных ценностей должен вдохновить всех членов церкви". Нет сомнений, что среди членов Церкви архиепископ, имел в виду, прежде всего, и самого себя, посему его дальнейшие слова обязаны как-то коррелировать с теми, что вылетели из уст Патриарха.

Абстрагируемся от своеобразия нео-теософических оценок Патриархом Кириллом справедливости кармического возмездия, обрушившегося, по его словам, на его же собственных соотечественников. Тем более, что если Кирилл указывает на Всевышнего как на источник такого возмездия, то в глазах обывателей и обрядоверов этого вполне достаточно, чтобы в такой "справедливости" даже не сомневаться. Интересно другое – а именно: если устами Патриарха Кирилла "вся полнота РПЦ" определяет массовую гибель россиян в период правления Сталина справедливой карой для России, с поразительной легкостью уничтожившей православную Церковь в начале советского периода, то и "вождь народов" – всего лишь орудие возмездия в руке Божией. Виновником трагедии Кирилл предусмотрительно определяет не Сталина, а его предшественников и народ, лояльный к разрушению Церкви.

С одной стороны, это и сигнал, поданный Кириллом вполне в духе его импульсивной ментальности властям и массам с напоминанием, что возглавляемая им церковная структура неприкосновенна и за пренебрежение её интересами можно жестоко расплатиться. С другой стороны, это и серьезная, почти катастрофическая ошибка Патриарха, взявшего на себя роль обличителя, потому что с обвинениями, брошенными пострадавшему народу, вышло вовсе не как у Митрополита Филиппа, а совсем наоборот. Ляпы такого масштаба сами не рассасываются, и закамуфлировать их силами пресс-клерков Московской патриархии типа примелькавшихся на ТВ протоиереев невозможно – от них и самих неизвестно чего следует ожидать. Поэтому, чтобы выправить невыгодный, а то и опасный крен "церковного корабля", случившийся по вине новоиспеченного святейшего идеолога, вероятно, и потребовалось резко "вывернуть руль" руками наиболее серьезной (после Патриарха) церковной фигуры, на роль которой, кроме архиепископа Илариона, в РПЦ МП сегодня больше, в общем-то, и некому претендовать.

Конечно, это только один из возможных вариантов рационального объяснения странных идеологических рывков Московской патриархии, вставшей на "новый курс". Потому что другим может стать, например, мысль о провокаторской природе этих заявлений, цель которых - вызвать в обществе оживление тлеющего конфликта между "сталинистами" и "антисталинистами", чтобы затем, как всегда нахрапом, затянуть новые "гайки" на удушаемых демократических свободах. А, может быть, это результат непопулярности излишне откровенного пиар-хода Патриарха у проснувшегося руководства страны, после чего ситуацию потребовалось срочно исправить любой ценой – не каяться же предстоятелю перед народом. Не исключается и вероятность того, что таким образом могли прорваться нарывы внутри самой Церкви, где за завесой торжественно безоглядной бравурности "нового курса" существует немало разного рода неглупых функционеров, не желающих сдавать привычные позиции.

Что бы там ни было, но в результате сопоставления двух разнонаправленных церковных деклараций, из которых кардинальное антисталинское выступление архиепископа Илариона можно считать легитимным лишь условно, облик РПЦ МП в целом ни в коей мере не изменился.

И всё же – по логике вещей, из осуждения Патриархом Кириллом антицерковной политики советской власти то, что озвучил архиепископ Иларион, просто обязано было проистекать. Однако, чтобы оставаться до конца последовательной, РПЦ МП теперь необходимо осудить и сергианство, принеся "в жертву правде" собственную традицию религиозной организации, сформированной большевиками. То есть, пересмотреть свой статус в союзе с РПЦЗ, обратиться к материалам Всероссийского Собора 1917-18 годов и наследию Патриарха Тихона, пересмотреть все отношения с "альтернативными" православными Церквами, провести ревизию решений Архиерейских и Поместных Соборов, согласиться во многом с позицией епископа Диомида (Дзюбана), переоценить Синодальный период и т.д. То есть, не ограничиться одним лишь популистским открещиванием от большевизма и знаковых исторических злодеев, а признать губительность эры большевизма и церковной практики обслуживания как имперского, советского, так и последующих политических режимов. Вероятно, подобное означало бы конец религиозной организации под названием РПЦ МП. Заодно и то самое покаяние, за которым, в соответствии с Новозаветной доктриной, только и могло бы последовать возрождение или – памятуя о прецеденте учреждения Московской патриархии в XVII веке, – реальное зарождение Церкви в России. Но возможно ли такое?

Христиане верят, что для Бога "все возможно" (Мф 19:26). В том числе, сделать Патриарха Кирилла и в самом деле одной из ключевых фигур в истории Российской Церкви. Несмотря даже на его нынешние заявления вроде "Церковь утверждает, что сегодняшний курс страны соответствует национальным интересам нашим" или "Совсем недавно у нас в стране, куда ни глянь, был кризис", которые делал он 23 мая на встрече в спорткомплексе "Измайлово". Но хватит ли пороха у человека для соответствия воле Божией, зависит, как правило, все же от воли самого "венца творения"…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования