Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
01 июня 16:08Распечатать

Платон Прохоров. НАД КЕМ ЗАНЕСЕН "ЦЕРКОВНЫЙ СКАЛЬПЕЛЬ"? Организация РПЦ МП антиалкогольной кампании через ВРНС наводит на размышления


Странное впечатление производят некоторые следствия неообновленческой тенденции, выставляемые при новом церковном руководстве Русской Православной Церкви Московского патриархата напоказ. Чиновники и обыватель теряются в догадках, как реагировать на непривычные пассы, производимые резвым Патриархом над расхристанной Россией, привыкшей к былой Церкви, стремившейся хотя бы поддерживать видимость благопристойности. Когда в канун Архиерейского собора 2008 года в Московской патриархии происходили катаклизмы, связанные с непокорным Диомидом или "пензенскими сектантами", оказавшимися православными христианами, что-то ещё напоминало ту, безмятежно царствующую над страной, золотокупольную Церковь. Патриарх Алексий II медленно и тягуче произносил казенные слова о "мире во всем мире", епископы демонстрировали опережение "новых русских" в бизнесе. Но варились, в основном, все в своих епархиях. Священники энергично освящали всё, что шевелится или, наоборот, представляет недвижимость. Но Церковь в ощущениях населения оставалась всё же какой-никакой, а Церковью – то есть "не государством". Об антиконституционных замашках то одного, то другого персонажа из Московской патриархии знали все. При этом сама религиозно-идеологическая корпорация не воспринималась как самостоятельное действующие лицо современного акта общероссийской драмы.

В качестве трибуны наиболее откровенных клерикальных инициатив, впрочем, исправно функционировал Всемирный русский народный Собор (ВРНС), играющий эту же роль и в настоящее время. Но после стремительного назначения Поместным Собором нового Патриарха, которым стал один из учредителей ВРНС – бывший митрополит Кирилл (Гундяев), заявления и прожекты, производимые ранее этой "центристской и отчасти умеренной национал-патриотической организацией" под эгидой РПЦ МП, стали восприниматься как голос Патриарха Кирилла. Или новый Патриарх, с его не всегда уместными с позиции светского и церковного права и морали инициативами, олицетворяет теперь "всю полноту" официального отечественного православия, которому посвящены памятные строки Преамбулы к ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Обоснованность такого впечатления подтверждается, в частности, последним форумом ВРНС, где Патриарх Кирилл выступал уже в качестве главы этого "операционного инструмента Церкви на общественно-политическом поле". "Ну и что же, – скажут иные традиционные правдоискатели, – препарирование закона этим "храмовым скальпелем", конечно же, налицо. Но – такова историческая необходимость! Да и кто ещё, кроме Церкви, способен сегодня возвышать голос в защиту нашего Отечества?" В самом деле – кто?

После того, как стало ясно, что главной целью каждой очередной власти является обогащение своей номенклатурной "семьи", проводимое при помощи нескончаемых переделов собственности, ей как таковой не верит никто. Оппозиционеры, мудро соблазняемые режимом в наиболее острые моменты, мало представляют, что такое ответственность за страну, хотя довольно часто и совершенно искренне стремятся к достижению для нее умозрительного блага. Народных, общественных авторитетов в лице деятелей науки и культуры для населения, озабоченного проблемами выживания,  не существует так же, как высокодуховных и харизматичных личностей, которые как-то подозрительно дружно скончались за последние пять-десять лет. Кризис в стране только разгорается, и люди начинают понимать, что всё бывшее до сих пор – это ещё не он. Вот и остается для многих людей, оказавшихся в кризисной ситуации, в поиске какой-то опоры устремиться в одном единственном направлении. Социологией религии давно установлено, что такой вектор почти всегда направлен в сторону иррационального, таинственного и, разумеется, соответствующих институтов – религиозных, эзотерических. Поэтому в нашей стране, считающейся православной, но нехристианской, малопросвещенной и суеверной, совершенно неудивительно, что люди склонны к подсознательному доверию Церкви во всём, как в Боливии или Мексике. В том числе и потому, что понятие "религия", означающее особый способ мировосприятия, включающего в себя множество разных традиций, смешивается в нашей стране с понятиями "Церковь" и "РПЦ МП".

Понятно, что такое обстоятельство профанирует представление о Церкви в глазах её последователей, но этим, как видим, руководство РПЦ МП оказалось готово пренебречь. Объясняется это просто: церковной корпорации, выходящей в неообновленческом порыве на финишную прямую к своей основной цели – власти, это видится выгодным. Причем, так оно и было бы на самом деле, если бы речь шла о какой-либо иной идеологической, но светской институции, сотрудничающей с властью с целью помочь ей уцелеть в процессе системного кризиса.

Номинальная принадлежность любой публичной фигуры или активной организации к христианской Церкви накладывает на них существенные этические ограничения. Не говоря уже о канонических, где епископу вряд ли пристало торговать скотом или антиквариатом, а священнику - распространять псевдонаучные в своей основе идеи о генетической исключительности отдельного этноса. Поэтому, когда Патриарх Кирилл, отвечая в Ледовом дворце Санкт-Петербурга на вопрос студента о признаках любви "от Бога", заявил, что это "способность жертвовать всем ради любимого человека: временем, деньгами, здоровьем", в его устах это, в отличие от учителя светской школы, прозвучало более чем двусмысленно. Любой желающий, нисколько не утрируя сказанного Кириллом, может сделать вывод о том, что и разгульная жизнь состоятельного развратника, оказывается, исполнена "Божественной любви"!

Демонстрацией подобного же рода неуместности стала и трибуна окончательно ставшего "церковным инструментом" националистического ВРНС. Правда, там акцией клерикального популизма дирижировал не сам руководитель РПЦ МП, а проверенный в делах идеологической пропаганды легендарный "духовник Путина" архимандрит Тихон (Шевкунов). Речь на Соборе шла об одной из действительно самых болезненных общенациональных проблем России – всенародном пьянстве, решением которой подобает заниматься, в первую очередь, государственным мужам, поглощенным вместо того заботой о себе. Проблема с петровских времен настолько застарела, что давно укоренилась в менталитете населения как одна из "богоданных черт великого русского народа", отображенная даже в мифе о начале христианизации Руси. Однако главный парадокс, связанный с российским пьянством, заключается в том, что алкоголь употребляется в не меньшем количестве на душу населения и во многих развитых странах, где такая национальная проблема, как пьянство, никому даже в голову не приходит. Парадокс, надо сказать, обидный – выходит, проблема не в самом алкоголе, а в пьянстве. Пьянство, в свою очередь, возникает от безделья и безответственности, которые проистекают от бытовой неустроенности и при отсутствии каких-либо возможностей и перспектив изменить жизнь к лучшему, в том числе – собственным трудом. То есть, по причине сравнительной дикости, виной которой является отсутствие всесторонней организации жизни населения ради его блага. Проще говоря, источником практически всех национальных нестроений является неисполнение своих прямых функций властью, которая, меняя свою внешность в соответствии со временем, предпочитает этому паразитирование на громадных ресурсах страны.

В итоге, в качестве главной инициативы РПЦ МП, предпринятой с помощью своего "хирургического инструмента" под называнием ВРНС, мы имеем резолюцию "О неотложных мерах по защите от алкогольной угрозы". В этом "эпохальном" документе церковных неообновленцев, стремящихся таким образом обозначить свою заботу о состоянии нации, мы можем обнаружить немало рекомендаций по осложнению реализации спиртных напитков и спиртосодержащих лекарственных препаратов, предложения о запрете производства слабоалкогольных напитков и материал для трактата о вреде пива. Однако в нём нет ни слова об ответственности власти за развал экономики государства и необходимости принципиального изменения её подхода к населению только как к дойной корове. Нет ни слова об участии самой РПЦ МП в контроле над значительной долей импорта в страну алкоголя и табака, о сотрудничестве РПЦ МП с производящим алкоголь холдингом "Союз-Виктан". Не упоминается и об участии Церкви в местном производстве алкогольных напитков в ряде крупных епархий. Архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн (Попов), в частности, пару лет назад оказался автором такого пропагандистского перла, как объявление им производства водки на Валуйском ликероводочном заводе на базе освященной по его благословению воды, совместным усердием Церкви и государства в деле оздоровления народа Святой Руси. Соответственно, лишь дитя не догадается, что в стойкой неприязни, к примеру, Екатеринбургского владыки Викентия (Мораря) к протестантам, проповедующим трезвый образ жизни, в немалой степени "виновен" маленький бизнес архиерея, требующего от своих приходов реализации целых партий спиртного, доставляемых из его родины – Молдавии.

С умолчанием соборян о действительной исторической причине народного бедствия и своих заслугах в его углублении, равно как и с неупоминанием напрямую виновника этого, все вполне понятно. Не станет же, в самом деле, РПЦ МП обвинять во всенародном пьянстве свою родную власть и саму себя. Но почему Церковь использовала свой "хирургический инструмент" столь странным, заранее обреченным, как минимум, на судьбу антиалкогольной кампании горбачевских времен, образом? Зачем в качестве предлога для популистской акции новообновленческое руководство избрало столь скользкое направление, как борьба с одним из главных традиционных источников дохода государства? Быть может, недооцениваем мы виртуозность стратегического мышления обретенного Московской патриархией "кризисного менеджера", предполагающего, что настал момент, когда население способно само, без посторонней помощи вычислить источник своих трудностей?

И тогда – вот она, власть! Бери её голыми руками. А то ещё и просить станут, так как во всех других разуверились. Ну, а собственные старые грехи в соответствии с не менее стойкой, чем пьянство, отечественной традицией, тут же простят. Известно же, что "кто прошлое помянет, тому глаз вон".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования