Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
17 декабря 18:58Распечатать

Рамиль Гарифуллин. НАЧАЛО ПРАВОСЛАВНОЙ ТРАНСРЕЛИГИИ, или Смерть Алексия II в зеркале смерти Иоанна Павла II


Сегодня, когда завершились траурные торжества, мы можем констатировать, что похороны главы Русской Православной Церкви Московского патриархата Алексия II были значительнее скромнее похорон главы Римско-Католической Церкви Папы Иоанна Павла II, которые, как мы помним, были событием, по своей глобальности и массовости (по крайней мере, в телеэфире) не уступающим Олимпийским играм или чемпионату мира по футболу. Но действительно ли отсутствие массового внимания в мире, соизмеримого с олимпийскими соревнованиями, к похоронам Алексия II, о чём-то говорит? И действительно ли массовость – характеристика большой утраты для всего человечества, или это социальное явление, истоки которого далеки от собственно смерти Патриарха?

Необходимо для начала принять тот факт, что благодаря масс-медиа и информационным технологиям, мы живем в эпоху постмодерна и всяческих симулякров, то есть в мире ложных "живых" знаков, оторванных от реальности. Оказался бы мировой рейтинг предыдущего Папы Римского столь высоким, если бы не было масс-медиа? Разумеется, нет. Поэтому можно предположить, что, несмотря на то, что смерть Иоанна Павла II– реальный факт, события, которые сопровождали его кончину, вероятнее всего, были симулякрами – подделкой под социальное явление, выполненной машиной, называемой "масс-медиа". Поэтому, отсутствие олимпийской массовости на похоронах Алексия II связано с тем, что он не принимал эти достижения эпохи постмодерна, не так часто и грамотно "пиарился", не желая быть поп-идолом религиозного формата. Но почему сами мировые масс-медиа даже и не думали так раскручивать Алексия II, как раскрутили они Иоанна Павла II?

Во время похорон Иоанна Павла II для человечества оказался важнее не сам факт смерти Папы, а его освещение в масс-медиа. А потому неудивительно, что та смерть была использована настолько, насколько можно было пополнить соответствующие бюджеты. У нас же, в связи с похоронами Алексия II, Москва понесла… одни финансовые убытки. По сути, никто не заработал на похоронах, кроме, быть может, торговцев живыми цветами в районе храме Христа Спасителя и Елоховского собора. А мы живем в эпоху, когда все труднее отделить политику от экономики, религию от политики и экономики и т.п. Все перемешалось, все стало "адом того же самого". "Практическая", социальная религия все больше и больше превращается в трансрелигию – некий гибрид и суррогат, замешанный на политике, экономике, массовых шоу.

Такова эпоха постмодерна, которую так и не принял, не понял, на наш взгляд, Алексий II. Он сопротивлялся развитию трансрелигии (то есть элементов, делающих религию суррогатной). Поэтому духовно-религиозные бизнес-планы, без которых сегодня выжить Церковь не может, у РПЦ МП значительно скромнее по сравнению с Римско-Католической Церковью.

В эпоху постмодерна такая личность, как глава католической Церкви, не могла быть только ею. Будучи продуктом или жертвой постмодерна, Папа Римский соединял (или смешивал) в себе все ипостаси: священника ("духовного отца всех народов"), политика, артиста и поп-идола (недаром по образованию он – актер). Именно в этом соединении лежат истоки гигантского успеха Иоанна Павла II, но не только в этом.

Алексий II не любил смешивать ипостаси. Он не особо вмешивался в политику, экономику, культуру. Артистизма в нём было так мало, что многие российские дети путали его интонации с добрым Дедом Морозом, удивляясь тому, почему он одет в чёрное.

Деятельность Папы Иоанна Павла II совпала с расцветом электронных масс-медиа. Благодаря этому Папа был "растиражирован" как никто другой из его предшественников. Будучи актером по призванию, Кароль Войтыла не мог не радоваться такого рода популярности. По-видимому, как и любой актер, он любил большие аудитории и аплодисменты. По-видимому, это было одним из главных стимулов в его деятельности.

Хорошие актеры – чистые и безгрешные дети, которые любят, когда им уделяют внимание. Хочется верить, что у покойного Папы-поляка не было слишком много тщеславия, гордыни.

По-видимому, и Алексий II мог бы появляться на телеэкранах чаще, но он осознавал этот грех телегордыни. И этот грех на себя взял митрополит Кирилл, ведущий на Первом канале еженедельную передачу "Слово пастыря". Если руководить РПЦ МП придёт телевизионный поп-идол митрополит Кирилл, то это и будет, по-видимому, началом Православной Трансрелигии.

Религия, конечно, воспроизводит сегодня то же, что воспроизводила всегда, – идеалы, ценности, надежды, – делая вид, что с ней ничего не произошло. Но это не так, точнее – не только так. Когда от нас ушел Папа, само собой возник вопрос: существует ли в настоящее время личность, которая в тех же мировых масштабах, так же, как и Иоанн Павел II, соединяла бы в себе первосвятителя и шоумена,политика и поп-идола, артиста и бизнесмена, духовного лидера и главнокомандующего, реальность и виртуальность? Я полагаю, что положительный ответ на этот вопрос существует. Такая личность – "террорист № 1" Усама бен Ладен. Неслучайно его имя часто звучало на похоронах Иоанна Павла II вместе с именем Папы Римского. Бен Ладена там ждали...

Это, конечно, некая шутка, популярная среди прощавшихся тогда с Папой. Но в этой шутке был глубокий смысл. Иоанна Павла II и Бен Ладена объединяет многое. Оба они – продукты постмодерна, владеющие приемами духовного манипулирования. Оба они – антагонистичные духовные лидеры разных сторон света. Только один из них – продукт процветания Запада, а другой – продукт страданий Востока. Бен Ладен – преступник. Но преступники ли – миллионы "угнетенных людей Востока", которые преклоняются перед ним?

А вот на похоронах Алексия II Бен Ладена не ждали точно. Хотя бы потому, что похороны проходили в дни мусульманского праздника Курбан-Байрам. Алексий II так и не стал жертвой постмодерна.

Очевидно, что личностей, по своей масштабности сравнимых с умершим Папой Иоанном Павлом II, уже больше не будет никогда. Именно Папа олицетворял нечто, что формировало ядро идеологии и нравственности в Европе. Эта идеология держалась на наличии Папы как живого символа, который уже давно стал живым симулякром, хотя и сопротивлялся веяниям постмодерна. Ведь религией постмодерн не принимается. Религия упрямо живет в религиозном модернизме, хотя использует успехи постмодерна для оправдания своих догм. Можно ли говорить о том, что Алексий II также по своей масштабности будет несравним ни с кем? Пожалуй, да. Потому, что он – тот последний первосвященник, который "не пустил" постмодерн (он же - трансрелигия) в официальную Церковь.

Но и Папа Римский, используя достижения постмодерна, сдерживал его. Таким образом, и смерть Папы Римского Иоанна Павла II, и смерть Патриарха Алексия II явились чертой или рубежом, после которого началось полномасштабное вхождение Постмодерна в религию, окончательное превращение ее в трансрелигию, то есть в нечто, что уже собственнорелигией не является.

И все-таки хочется верить, что многотысячные массы россиян, провожавших в последний путь Алексия II, символизировали собой протест против современной бездуховности. И что усопший глава РПЦ МП Алексий II станет для россиян символом преодоления неумолимого постмодерна, символом прорыва к реальной, не фиктивной духовности.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования